Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

Продолжение. "Медведки".

Продолжение. "Медведки".

Все думали, что он Сеня, а он Беня.

Просмотр отзывов на "Медведок" Марии Галиной дает аналогичные результаты. Открытый финал, Геката, Ахилл, вмешательство богов в мир людей... Геката Борисовна Остапенко и Ахилл Миронович Остапенко, да.

Между тем в тексте-то прописано даже для беглого прочтения почти все.

(Собственно, даже время действия устанавливается точно - упоминается, что идет вторник 17 декабря, при этом прошло более семи лет после 1998, а отношения Украины и РФ при этом явно вполне нормальные. Вторник на 17.12 приходился в 2002, 2013, 2019; время действия, значит, 2013. Да, текст вышел в 2011, а время действия 2013. И? Автор мог и не думать обо всем этом, кстати, и желаемое им время действия могло бы приходиться на 2010/2011 или ранее - но вот написанное пришлось на 2013).

Итак, Collapse )

Оно, конечно, не исключено. Но то обстоятельство, что на Мангазейской не один дом и не одна квартира, и что семья "Сметанкина"-Остапенко могла перебраться поближе к нему на Мангазейскую, герою в голову не пришло, он унылый параноик - и искать Валентину Павловну Остапенко и Людмилу Борисорвну Остапенко в Красноярске по ФИО, используя, в частности, старый адрес как отправную точку, ему тоже в голову не пришло.

Для тех, кто тоже любит "Автохтонов" Марии Галиной.

Для тех, кто тоже любит "Автохтонов" Марии Галиной.

Совершил в третий раз за 5 лет проверку отзывов и рецензий на "Автохтонов" ( https://booksdaily.club/proza/russkaya-sovremennaya-proza/264126-mariya-galina-avtohtony.html ). Без изменений - отзывающиеся упорно пишут, что автор-де дал открытый финал, то есть оставил непонятным, так творилось ли по сюжету что-то "сверхъестественное", или нет. Кроме того, большинство читателей и критиков вместе с главным героем опять, похоже, купились на историю, которую им рассказали в самом конце, и полагают, что с главным героем в самом деле говорил в тот момент его батюшка, - вовсе не убитый, а бросивший семью. Зато в отзывах, в том числе профессиональных рецензиях, множество разговоров про магический реализм, атомсферу и аллюзии. Если говорить о профессиональных рецензиях (читатель, в конце концов, не обязан за всем следить) - то получается классическое "бедняк скрывал сильней всего, что он не понял ничего".

Между тем автор никакого открытого финала не оставил. (Далее будут т.н. спойлеры). Мало того, что он по тексту рассадил совершенно ясные указания на то, что "сверхъестественное" по сюжету происходит взаправду (некоторые из таких указаний работают, лишь если сопоставить их с определенной деталью, проговоренной существенно раньше и необязательно привлекшей тогда внимание, - но уж в этом сопоставлении работают стопроцентно), так он еще более ясные клейма всадил в само ударное финальное псевдосрывание масок (текст - https://booksdaily.club/proza/russkaya-sovremennaya-proza/page-55-264126-mariya-galina-avtohtony.html ). Главный герой, приехавший из России в западноукраинский город, где происходит действие (явный Львов), на протяжении всего текста был убежден, что его батюшку, лет 20 назад пропавшего бесследно в этом городе, убил тогда по разным таинственным причинам некий тамошний обитатель Андрыч, известный также под псевдонимом Вертиго. И вот главный герой является во [Львов], чтобы раскрыть тайну гибели своего отца и убить Вертиго, если тот еще жив и в самом деле причастен к этой гибели.

Однако узнаем мы об этом замысле и цели героя лишь незадолго до самого конца, когда герой рассказывает свою историю: он сообщает, что его отец сорвался в свое время во [Львов], привлеченный присланной ему оттуда рукописью помянутого Вертиго; потом позвонил из [Львова] и сообщил, что лично виделся с Вертиго и тот поведал ему некие тайны; и на том отец героя пропал бесследно - и от него еще лишь дошло сбивчивое эмоциональное письмо, где он тоже повторял про открывшиеся ему тайны (но без имен и подробностей). Это письмо потом переслали для целей расследования исчезновения отца героя в полицию Львова, и так оно там и кануло. Расследование тоже заглохло.

В финале главному герою попадает в руки листок с текстом, который по выражениям есть нечто вроде чернового план-конспекта того самого последнего письма отца героя. Герой соображает, что когда такие сбивчивые эмоциональные письма, как последнее письмо его батюшки, пишут искренне, их пишут без черновиков - и он приходит в уверенность, что, значит, это самое последнее письмо писалось его отцом в качестве обманного маневра, чтобы ввести в заблуждение его и его матушку и предрасположить их этим сбивчивым разговором о тайнах к тому, чтобы они затем поверили в его внезапное "исчезновение" - а это исчезновение, стало быть, являлось просто намеренным бегством от семьи. После этого открытия героя с ним беседует некий пожилой господин и заявляет, что точно, он и есть отец главного героя, никто его не убивал, а просто он предпочел бросить обрыдшую ему семью и исчезнуть для нее, оставшись во Львове. Герой по различным причинам в это верит и, разведя руками, возвращается домой. Почему-то в это поверили и многие читатели.

Между тем говорил-то с героем (а до того, как задним числом должен понять читатель, в рамках той же стратагемы герою подбросили тот самый текст, имевший вид чернового план-конспекта к последнему письму его отца - подбросили именно для того, чтобы герой подумал то, что он подумал) на самом деле тот самый злодей и действительно убийца его отца Андрыч-Вертиго, лишь выдававший в этом разговоре себя за убитого (чтобы отделаться от мстителя). Вот только по ходу разговора он жестоко прокололся два раза. Во-первых, он мельком заявил герою, что Андрыч-Вертиго, мол, и помер-то еще лет за 20 до приезда отца героя в город [Львов], и вовсе не к Андрычу этот отец ехал. Герой это проглотил - хотя в Том Самом телефонном звонке из Львова отец говорил ему лично, что виделся и разговаривал с Вертиго. Поддельный отец-собеседник - Вертиго - об этом телефонном звонке ничего не знал (о письме, конечно, знал - его же обратно во Львов переслали, а там у убивца и компании все схвачено, как в романе выяснялось независимо, - а вот о звонке знать ему было неоткуда), потому и прокололся. А главный герой, раздавленный "страшной правдой", вообще не впомнил об этом моменте и не сообразил, что врать именно о встрече с Вертиго его отцу в рамках сплавления семье легенды о том, как он прикоснулся к великой тайне (в картине, которая представляется герою теперь, тот телефонный разговор оказывался частью того же навешивания семье лапши на уши, что и письмо), не было бы никакой надобности и причин, - имя Вертиго его семье ни о чем тогда не говорило, упоминание встречи с Вертиго на легенду никак не работало. Стало быть, по меньшей мере эта встреча была реально, стало быть, Вертиго тогда был жив, стало быть...

А второй прокол совсем уж большой - поддельный отец, уверенный, что герой всему поверил (а герой и вправду всему поверил), спрашивает, желая его вытурить: Ну так от меня чего ты еще хочешь?

Главный герой в такой горести, что не заметил этого "от меня" и механически повторяет в ответ свою исходную цель: - "Убить Вертиго". Дословно получается по первому впечатлению от такого ответа, что он считает своего собеседника так-таки этим самым Вертиго, а вовсе не своим отцом (осознанно отвечать кому-то на вопрос "чего ты хочешь _от меня_" - "убить Иванова" - можно только если хочешь привлечь собеседника к убийству Иванова или считаешь его этим самым Ивановым и в такой форме доводишь до него это знание).

Поддельный отец, слыша такой ответ, в течение мига ощущает дело так, что главный герой ему не поверил, продолжает считать Вертиго живым и хочет убить его, взрывается и ответствует на это "Убить Вертиго":

"Ну валяй, попробуй, у меня, правда, травматик!"

То есть прокалывается и прямо выдает этой фразой, что он и есть Вертиго.

Главный герой и этого не заметил, гаснет и уходит.

Ну, главный герой мог и не заметить. А вот как читатели не заметили?

Не говорю о том, что 1) пресловутый листок с черновым план-конспектом последнего отцовского письма герой обнаружил заложенным в томике Собраний сочинений Гайдара, стоящего в том же хостеле, где останавливался за 20 лет до того его отец. Все логично - если допустить, что за 20 лет книгу ни разу не снимали с полки и не читали (герой так и полагает - это, думает, "книги, которые никто никогда не будет читать". Это в хостеле-то, за 20-то лет!), или все это время бережно клали на место выпадающий листок. Но еще интереснее, что непосредственно перед тем, как обнаружить листок, герой подмечает, что книги стоят как-то не так, как накануне. То есть подсунули ему этот листок в последний момент, чтобы навести его на ту самую мысль, на которую он и навелся (только при этом недоглядели - книги поставили обратно не точно так, как те стояли раньше).

2) Если человек хочет как можно надежнее бесследно исчезнуть для семьи, чтобы его по вохможности не искали и не сыскали - то писать семье письма о том, как он набрел на некие великие тайны, контрпродуктивно. Если это вообще хоть как-то повлияет на дело - то разве что усилит желание его искать (собственно, так оно и получилось - не будь звонка и письма, главный герой и не подумал бы ехать во [Львов] копать эту историю). У убивца-Вертиги просто не было возможности придумать историю поубедительнее, письмо-то было, и он это знал.

И это только сюжетоустанавливающие детали, сосредоточенные в финале! А они и до того имелись в достаточном количестве. Начиная с названия - "Автохтоны" и эпиграфа из Парацельса о четырех расах элементалей - гномах, саламандрах, ундинах и сильфах; в романе будет и примета появления (реального) ундины, и такие же приметы работы саламандр, и существо, объявляющее себя сильфом и притом по сюжету действительно волшебное (мысли читать умеет), и еще одно существо, также волшебное (тоже умеющее читать мысли, что твердо выясняется по одной детали в конце) и однажды навеявшее на главного героя ассоциацию с гномами. Сам главный герой совершенно ничего на эти темы не подозревает, ни в ком из персонажей ничего такого не видит, но однажды ему в голову приходит, что все происходящее - "история о древних существах, незаметно, исподволь опутавших город медовыми нитями своих странных интриг,своих непонятных стороннему глазу игр, своих привычек, своего постоянства, но такие истории, кажется, уже выходят из моды, да и вообще это, кажется, тоже уже было. Нет, Вейнбаум [имя, которым пользуется тот самый гном] – тоже орудие. Это город творит свой миф..." и т.д. Да нет, не город - но, как и Симмонса в "Терроре", сюжет раскрывается в кратком предположении одного их героев, которое он и сам не развивает.
Стоит отметить, что "автохтоны" - это вовсе не "старожилы", хотя в очень иносказательном смысле так сказать можно - при очень большом желании. Автохтоны в переносном смысле - древнейшее коренное население, потомки первонасельников некоего края. Автохтоны в собственно, мифологическом смысле - "самые первые" первообитатели, рожденные из земли, вообще не от людей. Элементалей автохтонами поименовать можно, а вот просто старцев-старожилов - по сути, нет. Так что одиин из маячков разгадки сюжета - он уж просто в заглавии.

Впрочем, если мировая публика так читает Симмонса, как описывалось тут - https://wyradhe.livejournal.com/450138.html - то почему "Автохтонов", где подсказок такой степени величины, самовыявленности и яркости все-таки нет, прочтут как-то иначе?

6. Лодовико Цукколо, друг человечества, вариант А + о ком, собственно, речь: кто эти "левые-тм"?

6. Лодовико Цукколо, друг человечества, вариант А + о ком, собственно, речь: кто эти "левые-тм"?

Лодовико Цукколо (ок. 1570 - 1630), состоявший при дворе в Урбино, на службе в аппарате Святого Престола, член Академии в родном городке, может быть приведен как пример крайне умеренного друга человечества - крайне. Он резко критиковал Мора как радикала. Сам же в своих сочинениях предлагает два проекта: один для обществ с меньшими ресурсами, другой - с большими.
Обличительная часть общая: как богатство, так и нищета порождают антиобщественные пороки, "подрывающие под корень" счастье людей, мир наживы, по удачной суммирующей формулировке Чиколини, основан на несправедливости; необходимо, чтобы "никто не имел силы попирать других" (обратим внимание: не чтобы никто не попирал, а чтобы никто не имел силы попирать), и чтобы "никто не испытывал страха быть униженным", а "один не пожирал того, что подлежит многим". Социальные контрасты возмутительны: "В зимнюю стужу бедняков и несчастливцев оставляют неодетыми дрожать на улице от холода, чтобы во всякое время года убирать стены комнат в шелк и в золото". "За один вечер проигрывают, на один пир тратят треть годового дохода". Пару обуви покупают за средства, которых хватило бы на оказание помощи близким и друзьям в течение года. "Десяток лопается от жира, а тысяче не хватает на жизнь от крайней бедности. Таковы плоды роскоши, эти удобства, порождаемые массой золота, из-за которого мы на деле начинает постигать древние басни о Тантале и Мидасе". "Отсутствие равенства среди граждан есть начало и источник всех мятежей и переворотов". Должен наступить на смену всему этому "век дружбы", в котором человек исполняет свое естественное предназначение, а таковое состоит в том, что один человек создан для радости и утешения другого.

Проект для тех, кто попроще - Счастливый Город Сан-Марино. Даже в этом варианте Цукколо изумительно умерен: у него нет ни обобществления имуществ, ни обобществления труда, ни полного равенства (тем более полного равенства в потреблении), ни уравнительного перераспределения, ни централизованного распределения из общего котла, ни, кажется, принудительного труда. Нет даже, сколько можно судить, юридического ограничения потребления! (Хотя приведение в образец Спарты позволяет думать, что все же есть. Но в любом случае в Счастливом Городе все держится отнюдь не на них). По сравнению с большинством перечисленных выше (и с критикуемым им Мором) Цукколо просто какой-то праволиберал. Он использует лишь отмену частной собственности на землю, ограничение производства и обмена, ограничение численности детей в семье. За образец у Цукколо - что он и пишет - взята попросту Спарта и ее ликургов строй, только без илотов и с некоторым ужесточением: законы "великого и благородного" Ликурга, пишет Цукколо, были всем хороши, кроме того, что можно было давать приданые разного размера и иметь по семьям произвольное и разное количество детей, отчего и возникло-таки между спартиатами неравенство. Эти недостатки у Цукколо устранены.

В Счастливом Городе Сан-Марино земля поделена на равные наделы, выданные гражданам фактически в наследственное держание (распоряжение своим наделом ограничено так, что это фактически уже не собственность: продажа и заклад наделов и их частей запрещены, дарение почти полностью запрещено). Размер надела рассчитан так, чтобы семье стандартной численности (а превышать ее нельзя) хватало на жизнь лишь весьма скромную, но все необходимое для существования она произвести могла. Размеры приданого ограничены и уравнены. Количество детей на семью ограничено: никто не запрещает заводить их сколько душе угодно, но сверхлимитные дети неукоснительно выселяются за пределы страны (подразумевается, естественно, по достижении совершеннолетия). Кроме того, применяется экономическое регулирование численности детей: введено ограничение на производство продовольствия, его допускается производить лишь в умеренных количествах, - так, чтобы на воспитание сверхлимитных детей семьям попросту не очень хватало бы продовольствия (до совершеннолетия кормить-то их всяко надо); зная это, родители сами будут избегать рождения сверхлимитных детей. Ростовщическая деятельность, банки и банковская деятельность, внешняя торговля запрещены. "Ненужные ремесла", производящие излишества, не-необходимые вещи, запрещены - как в Спарте, чтобы не было "порчи нравов". Запрещены профессиональные врачи и пр., тоже в общем духе Спарты, тоже чтоб не было вреда здоровью и нравам. Страна закрыта, общение и контакты с иностранцами запрещены, чтобы внешнее влияние не испортило добрые обычаи. А внутри страны денег чеканится мало, чтобы сузить внутреннюю торговлю и товарно-денежные отношения - они внутри страны не запрещены, но малый объем чеканки денег обеспечивает их невысокое развитие (Цукколо был, без всякой иронии, очень умный человек и предпочитал общее "внешнее" макроэкономическое регулирование мелким запретам и регламентации по всем случаям жизни, что видно и из данного пункта, и из пункта об ограничении производства продовольствия для авторегулирования семьями числа детей). Господствует поэтому натуральное хозяйство, люди живут в основном на то, что производят сами ("живут на своё", а не выменянное). Имеются налоги, устанавливаемые только с одобрения большинства населения.
В результате всех этих мер, хотя нет запрета на обмен, найм и пр., все равно население живет в приблизительном имущественном равенстве и труде. В других странах, говорит счастливый санмаринец, "о нас считают, что мы бедны и несчастны, а мы пребываем в удобстве и довольстве друг другом": по меркам соседей сан-маринцы живут в тягости, скудости и бедности (однако именно живут, а не помирают от нищеты), но им самим всего этого вполне достаточно. Тем более, кстати, достаточно, что, по Цукколо, главное удовлетворение надлежит испытывать от добрых дел на благо других людей, а полезные занятия и есть счастье, удовлетворение же физических потребностей надлежит ограничивать поближе к необходимому.

***

Описание второго проекта Цукколо, так сказать, лайт-версия, а равно и разбор того, кого я называю "обобществителями" и "левыми-тм", - в след. номерах.

Культурный прогресс

Культурный прогресс

1945
- Семью семь - сорок девять.
- Садись, пять.

1995
- Семью семь - сорок девять.
- Как вы можете это знать, сэр?
- Возьмите таблицу умножения или сами сосчитайте.
- Ах, да, действительно....

2045
- Семью семь - сорок девять.
- Как минимум, это спорно и едва ли может быть принято.
- Возьмите таблицу умножения или сами сосчитайте.
- Сэр, мы с вами серьезные люди. Подтвердите ваш тезис ссылкой на серьезные специальные публикации по этому вопросу в реферируемых журналах за последние 5 лет, или нам не о чем разговаривать.

2095
- Семью семь - сорок девять.
- Грязная расистская чушь!
- Возьмите таблицу умножения или сами сосчитайте.
- Таблицу умножения, написанную грязными сексистскими белыми мужскими свиньями со склонностью к фэтфобии, скиннишеймингу и дискриминации умственной инвалидности? Да вы смеетесь! Неудивительно, что вы не можете сослаться на серьезные специальные публикации по этому вопросу в реферируемых журналах за последние 5 лет!



P.S. Если кто-то подумает, что такая эволюция - это история ухудшения положения тех, кто знает, сколько будет семью семь и т.д., то никоим образом. Напротив. Это история роста их возможностей по отношению ко всем остальным, а не история роста их пригнетения всеми остальными. Самопревращение масс граждан в овец - кому оно дает преимущество? Сереньким волчкам). При том условии, конечно, что вторые не будут стремиться вступать с первыми в благонамеренные диалоги.

Атмосфэры Идынтичностей

Атмосфэры Идынтичностей

Исповедально-этническое эссе Е./А. О.-Г. (см. предыдущие посты), по самоопределению европейца, либерала, русского, еврея, миддылакла (предлагаю по аналогии с креакл - миддылакл, ловеракл...) комсомольца и просто красавца, подает поводы задуматься над актуальной сейчас, как никогда ранее, проблемой Идынтычности.

Вот, к примеру говоря, человек может быть среднего роста / сильно выше среднего роста, курнос / длиннонос, рожден в январе / в июне, носить по рождению и далее фамилию Федорчук / Патрикеев, поскольку он родился и вырос в семье Федорчуков / Патрикеевых. (К обсуждаемой категории характеристик НЕ относятся характеристики вида "ослепший", "слепой", "туберкулезный", "малограмотный", "заслуженный герой борьбы за поголовье пингвинов" и пр.).

Тут возможны следующие, наприклад, случаи.

1. Он все это знает, но относится к этому так же, как к точному диаметру своего коленного сустава, если бы ему этот диаметр был известен. То есть эти характеристики совершенно ему не важны. Они не входят в его "образ самого себя", с ними у него не связано никаких ощущений и значимых для него мыслей и ассоциаций, они никак не увязаны ни с какими его подходами и интересами к чему бы то ни было, ни с какой сравнительной значимостью для него чего бы то ни было; если он узнает завтра, что в документах его ошибка, и что он рожден не 10.01, а 10.06, ничего от этого в его образе себя не изменится, если он прочтет, что Наполеона звали "маленьким капралом", а Ожеро был здоровенного роста, никакого соотнесения этого с самим собой ("а я вот тоже маленького роста") у него не возникнет.

2. Что-то из этого для него значимо. То есть он себя ощущает "курносым" или "высоким", и т.д. это входит в его восприятие самого себя. Но при этом он эту характеристику воспринимает как нечто позитивно-нейтральное: он не переживает из-за нее огорчений, он не стремился бы ее сменить, если бы ему дали такую возможность, он может этим элементов дорожить как частью "себя" (в том числе очень дорожить), но он не считает, что этот элемент обязывает его к чему бы то ни было (исключая такие вещи, как, скажем, признание наличия у него этого элемента как факта) и не считает этот элемент своим нравственным / личным достоинством или недостатком (технически - может считать и недостатком, но без особых переживаний).

3. Он с этой характеристикой носится и прыгает. Вопрос "что значит быть рожденным в январе" в его сознании имеет несравненно более глубокие и важные ответы, чем примитивное фамилия вашей будущей супруги - пани Кунертова "это значит родиться на свет между 1.01 и 31.01 включительно". Возможно, он считает, что эта характеристика его к чему-то еще и нравственно обязывает. И т.д.

4. Он этой характеристикой глубоко опечален. Он очень хотел бы быть курносым - а он длиннонос. И т.д.

4a (на фоне 4). Чтобы ему было полегче в его печалях, он просит обращаться с ним так, как если бы он имел противоположную характеристику. То есть говорить ему, к примеру, если он курнос, - "на твоем носу только шашлыки жарить!" Так ему легче переносить ту личную травму, что он на деле курнос.

4б (на фоне 4). Чтобы избавиться от печали, он реально меняет характеристику (если это возможно). Например, идет на пластическую операцию и делает себе длинный нос из курносого.

5. (производное от [4] + [3], на самом деле). Он заявляет, что его истинная идентичность противоположна означенной характеристике. По сути своей он курнос, лишь внешне длиннонос. На самом деле - по сути, по своей личной идентичности и выбору - он рожден в январе, лишь по механическому внешнему календарному отсчету в роддоме зафиксировали его рождение в июне. Он - высокий человек в невысоком теле, его рост в 157 см. относится лишь к внешности, к его телу, на самом же деле, по сути, он ростом в 193-194 см. (возможно, впрочем, и в 191-192 см. - тут его личный выбор еще не совсем определился). Он лишь по документам и по видимости Федорчук, поскольку родился и вырос в семье и роду Федорчуков (ну вот папа его был Федорчук, и мама федорчук, и деды-бабки тоже Федорчуки, и прадеды-прабабки тоже); это всего лишь внешняя, навязанная ему социумом без его санкции и выбора социальная роль, наклейка, - на самом же деле, по сути, по идентичности своей он прямой Патрикеев. И выньте да положьте обращаться с ним как с Патрикеевым - мало ли что и почему написано в его документах (поменять фамилию он как-то не собрался), могут ли эти внешние тенета обесценить его Личный Выбор? Он жил как Патрикеев, он жизнетворил в своем лице человека из соседней семьи Патрикеевых, он принял себя как человека из соседней семьи Патрикеевых, а не из технически-своей для него семьи Федорчуков, так провалитесь вы, бездушные навязыватели социальных ролей!

---
Так вот, опытным фактом является то, что если речь идет о характеристиках "курносый / длинноносый", "родившийся в январе / июне", "Федорчук, потому что сын Федорчука, выращенный в семье Федорчука, записанный Федорчуком и не подававший на смену фамилии / Патрикеев, потому что... [далее то же самое]"

- то применительно к ним граждане разряда [3] воспринимаются как люди с большими тараканами в голове, бросающие своей активностью дурную тень и подозрения на граждан разрядов [1] и [2];

- граждане разряда [4] заслуженно проходят как люди с гандикапной и неприятной для них аномалией, сбоем, - аномалией в том же смысле и по тем же причинам, в каком и по каким аномалией и сбоем является аллергенная астматическая реакция на кошачью шерсть, диабет, одышка, глухота, забывчивость и фобия на дождевых червей. Аллергенная астма - не "альтернативная форма нормы / здоровья". При этом она не делает человека хуже в смысле этическом, умственном и пр. Однако есть аспекты, в которых она безусловно делает человека "хуже" (а также и при прочих равных неприятнее другим в соответствии с одним из направлений естественных реакций человека на уязвление / поражение / неприятности / проблемы другого; и при прочих равных он также обычно вызовет и больше сочувствия - в соответствии с другим направлением естественных реакций человека на то же самое), чем тот, у кого аллергенной астмы нет.

- просьбы разряда [4а] воспринимаются как могущие заслуживать порогового сочувствия, но никак не непременно обязательные к исполнению, а в определенных обстоятельствах - неуместные и не подлежащие исполнению. Если человек пришел вербоваться в баскетболисты, а при этом просит во всем обращаться с ним так, как если бы он был на полметра выше, чем он есть, - то это заслуживает резкого отказа и выгоняний даже как просьба.

- граждане разряда [4б] проходят как люди, на практике нейтрализовавшие свою проблему (но не упразднившие ее), - так же, как воспринимался бы аллергик-астматик, который избежал бы приступов не тем, что искоренил свою аллергическую реакцию, а тем, что избегает встреч с тем,что вызывает у него аллергию, или тем, что заранее пьет кларитин.

- граждане разряда [5] заслуженно проходят либо как несчастные сумасшедшие (если они действительно не вполне вменяемы),
- либо уж как шуты гороховые, которым надлежит в ответ на такие их требования оказывать неприятие оных требований - и оказывать так (в пределах "позволенного-Заратустрой"), чтобы им больше не захотелось с ними обращаться.

Вот ровно то же самое сохраняет силу, если характеристики, о которых идет речь - этничность, пол и т.д. Если говорить о разряде [5] применительно к этому, - то "Я женщина в мужском теле", "Я мужчина в женском теле" - это из серии "Я курносый в теле длинноносого", "я рожденный в январе в теле рожденного в июне". "Все мои предки евреи/русские, этнической кооптации по правилам того другого этноса я не проходил, но я все равно русский/еврей" - это из серии "Я рожден и вырос в семье и роду Федорчуков, я не усыновлялся соседней семье Патрикеевых, но я все равно не Федорчук, а Патрикеев из этой самой соседней семьи Патрикеевых". No mercy for.

Collapse )

"Скан прислал адвокат"

"Скан прислал адвокат"

Хронология сообщений о том, откуда появился текст записки А. Долматова.


1.1. 18 января 13 в 9:33 утра - в твиттере С. Шаргунова появляется его запись:

"сергей шаргунов ‏@shargunov
Я в квартире у Саши Долматова. Только что с его матерью прочли его предсмертную записку(((

(https://twitter.com/shargunov/status/292323946802589697)

1.2. 18 января 13 в 9:56 утра О. Кашин в своем твиттере начинает публикацию сканов записки, пересылаемых ему Шаргуновым.

1.3. 18 января 13 в 10:19 утра журналистка Ленты.Ру П. Никольская сообщает у себя в твиттере, что адвокат Долматова дал ей и ее коллеге интервью (когда именно дал, не указывается) и дает ссылку на русский текст этого интервью, помещенный на Ленте.Ру ( https://twitter.com/ykymykovna/status/292335533244416001 ; само интервью - http://lenta.ru/articles/2013/01/18/advokatdolmatova/ ).

Примерно одновременно в твиттере ЛентыРу ( https://twitter.com/lentaruofficial ) появляется известие про текст записки с разъяснением, что это "текст записки, найденной в квартире, где Долматов жил с матерью".
Новостеделы из Ленты.Ру, сочиняя это, даже не взяли в голову, что записка, оставленная Долматовым в Нидерландах перед смертью и попавшая в руки нидерландского следствия, никак не могла бы быть найдена к утру следующего дня в квартире в городе Королеве.

1.4. О. Кашин, заметив это, указывает ленте.ру, чтобы та исправила эту ошибку:

@KSHN [Кашин] - @lentaruofficial

Поправьте "Текст записки, найденной в квартире, где Долматов жил с матерью" - из Нидерландов адвокат скан прислал

18 января 13 в 10:22 утра·

( https://twitter.com/KSHN/status/292365913884336128 )

Твиттерщик Ленты.ру отвечает, что внесет исправления, с чем запаздывает.

Уточнение О. Кашина имело неожиданный результат. Поскольку журналисты РФ - это журналисты РФ, то некоторые из них не обратили на это уточнение внимания и продолжали писать, что это "текст записки, найденной в квартире, где Долматов жил с матерью " ( "Московский Комсомолец" от позднего вечера 18.01 - http://www.mk.ru/politics/russia/news/2013/01/18/800253-dolmatov-v-predsmertnoy-zapiske-poprosil-proscheniya-u-materi.html - и еще много кто; при этом им по-прежнему не приходило в голову, как эта записка могла быть найдена в квартире в Королеве),

а другие, все же прочитав эту коррекцию от О. Кашина в его твиттере, попросту не поняли, что это коррекция, и на голубом глазу стали воспроизводить и тот процитированный Кашиным текст от лентыруоффишиэл, который Кашин просил ее заменить ("Текст записки, найденной в квартире, где Долматов жил с матерью"), и те сведения, на которые Кашин просил этот текст заменить (адвокат скан прислал) - как не противоречащие друг другу части одной информации, так что у них получилось:

"Кашин уточняет, что это «текст записки, найденной в квартире, где Долматов жил с матерью, – из Нидерландов адвокат скан прислал» " ("Взгляд", http://vz.ru/news/2013/1/19/616553.html , и много еще где).
Как сочетается то, что записку нашли в Королеве, а скан ее прислал адвокат из Голландии - это новостеделы из "Взгляда" и еще много каких медиа также не трудились обдумывать.

1.5. Сам С. Шаргунов в своем материале, опубликованном 21.01, уточняет, что адвокат прислал сканы записки не самой матери покойного, а на электронную почту Дмитрия Нечаева, жителя Королева, нацбола и друга А. Долматова. С. Шаргунов сообщает, что утром 18.01 он появился в квартире у матери покойного вместе с Д. Нечаевым, и при этом имело место следующее:

"Они уходят на кухню, а Дима через мой телефон открывает электронную почту, чтобы получить от амстердамского адвоката скан предсмертной записки Александра Долматова. Наклоняемся с ним над телефоном, файл грузится, и вот — вчитываемся, повторяя вслух: «Мама, мамулечка! Я ухожу, чтоб не возвращаться предателем, опозорив всех, весь наш род. Так бывает. Выдержи. Я прошу тебя. Я с тобой тот, что был раньше». Дима идет на кухню, зачитывает, и ребята поспешно выходят курить. Стою, смотрю на книжные корешки, слышу сдавленные рыдания матери, повторяющей снова и снова: «Мама, мамулечка...»
( http://russlife.ru/allworld/read/smert-v-rotterdame/ и др. )

2.1. А тем не менее в самом том интервью адвоката, которое утром 18.01. опубликовала Лента.Ру, этот адвокат говорит, что о записке практически ничего не знает, и из слов его ясно, что текста записки у него на тот момент, когда он давал интервью, не было ни в каком виде (или - для конспирологов - что он делает такой вид) :

"Расскажите о предсмертной записке, которую оставил Долматов.

Единственное, что я знаю о предсмертной записке — это что она была адресована семье. Я знаю, что он попросил, чтобы его тело перевезли в Россию. И я знаю, что российские власти уже работают над этим.

Кто нашел записку?

Я не знаю. Идут расследования, одно ведет специальный комитет по психическому здоровью и еще одно — голландская полиция".
( http://lenta.ru/articles/2013/01/18/advokatdolmatova/ )

Что открывает всего две возможности:
- а) на тот момент, когда адвокат давал это интервью, он еще ровно ничего не знал о записке, кроме той (и неточной) информации, что она была адресована семье (на деле - не вообще "семье", а матери), и той (точной) информации, что там была просьба о похоронах в России. Но к утру 18.01 адвокат уже раздобыл сканы этой записки и послал их по электронной почте некоему другу покойного (стоило бы знать, не являлось ли бы это нарушением голландских законов насчет обращения с такого рода документами, находящимися в распоряжении следствия);

- б) сообщения Шаргунова - Кашина о том, что этот скан прислал адвокат - ложны.

Очевидно, вопросы на эту тему более чем естественно задать в первую очередь. Однако случаев, чтобы их задавали, мне за 18-середину 21.01 не попадалось (несомненно, они были).
Оно и неудивительно для информсреды, в которой спокойно пишут и читают, что "записка была найдена в квартире, а скан ее прислал адвокат".

П.С. Просматривал голландские новостные сообщения и твиты по ключевым словам Afscheidsbrief (прощальная записка) Dolmatov - пока не нашел указаний на источник. В тех материалах, которые пока видел, как источник указывается публикация (Кашина) в твиттере либо не указывается, откуда взят текст, вообще . При поиске по любым ключевым словам не видел ни единого нидерландского материала, где адвокат покойного упоминался бы в связи с публикацией или пересылкой этой записки. Интересующийся делом Долматова голландец 19 января вынужден черпать подробности из русской публикации интервью Вейнгаардена ЛЕНТЕ.РУ ( https://twitter.com/tjebbe/status/292698190694739968 )

П.П.С. Из той же серии: http://www.novayagazeta.ru/society/56295.html (про дворника, школьника, черенок лопаты и челюсть - характерны и материал, и обсуждение. Материал выстроен по системе "одна баба сказала" (в точности), но обсуждение не в состоянии дотянуть даже до уровня материала. Понятно, что это Новая, но как раз по уровню (а не характеру) притворной и искренней дементности она общего уровня медиа и обсуждений и не превосходит.

История о доброй помещице, добром Пугачеве и добрых крестьянах

История о доброй помещице, добром Пугачеве и добрых крестьянах

Известно немало случаев, когда крестьяне и иные люди из народа укрывали дворян и их детей от пугачевцев, рискуя не только своей жизнью, но и жизнью всей семьи (своим указом от 31.07.1774 Пугачев предписал истребить всех дворян поголовно, и за укрывательство их и их детей пугачевцы предавали смерти, в том числе всю семью укрывателя).

Существует, однако, история (или истории) о противоположном раскладе. Наиболее подробно ее излагает Герцен, согласно которому речь шла об "одной неизвестной степной старушке барыне". По Герцену,

"Дело, говорят, было так:
Пугачев проезжал ее усадьбой, струхнула старушка и вышла его величество звать хлеба-соли откушать.
— А что, какова она у вас, православные? — спросил государь-казак мужиков.
— Не хотим, ваше царское величество, греха на душу брать, мы барыней завсегда довольны, мать нам родная.
— Хорошо, старушка, пойду к тебе, выпью твоей водки, благо народ хвалит.
Старуха угостила чем могла. Пугачев простился с ней и пошел садиться в сани. Народ его ждал. Лица были недовольны.
— Али просьба какая, говори смелей?
— Да что же, твое царское величество, при чем же мы-то..., то есть останемся?
— А что?
— Да ведь вот ты, батюшка, был там-то, помещика-то повесил, да и детенышей-то его, вот и там-то... ну а мы-то как?
— Да ведь вы же говорите, что больно хороша ваша старуха.
— Оно точно, твое величество, она добрая женщина, да ведь все же лучше порешить.
— Ну, братцы, коли хотите, как хотите, пожалуй, и порешим.
— Жаль-то жаль, но делать нечего, — говорили мужички, отправляясь за старушкой, спокойно убиравшей посуду на радостях, что царь ее простил, и, к крайнему ее удивлению, повесили ее на перекладине".


Сейчас вариант той же истории рассказывают в округе Алатыря. В изложении В. С. Бирюкова ( http://www.victor-biryukov.ru/genealogy/35 ):

"Недаром рассказывают в нашем крае вот такую байку. Приходят в деревню пугачевцы и предлагают:– Что с вашей помещицей делать будем? Может, повесить ее?– Не надо, барыня добрая у нас, хорошая, – дружно отвечают жители. На другой день те же крестьяне сами идут в стан к пугачевцам:– Повесить бы надо помещицу нашу.– Как же так, вы ж говорите, добрая она? – удивляются казаки.А крестьяне знай себе стоят на своем:– То мы вечор говорили! А сегодня хотим, чтоб повесили барыню. Нехорошо получается – у всех повесили помещиков, а у нас – нет..."


И как бы не ту же самую историю в одной строке поминает Лесков (Старые годы в селе Плодомасове. Очерк 2. Глава 7), говоря о пугачевщине:
"Марфа Андревна, пожалуй, более, чем многие другие, могла положиться на любовь своих челядинцев, с которыми она всегда была справедлива и милостива, но тогда и правда и милость не ценились и не помнились. «Добрую барыню» в Самарском уезде мужики и плачучи повесили на ракиту".
Не та ли это самая барыня?

Какой дурной обычай есть у эллинов


Когда убили священника Николаева вместе со всей семьей, некоторые граждане (злые клеветники утверждают, что это были некоторые местные власти и некоторая местная ментура с помощью двух с полтиной односельчан покойного) не постеснялись с невероятными фальсификациями и враньем сначала на два месяца устроить информкампанию о том, что батюшка-то не того-с.. темный человек... - а потом "найти" через два месяца в сгоревшем дотла и давно расчищенном под лупу здании пистолет (жалко, не показали по телеку - должно быть, новехонький), после чего объявили тихо, что покойный Николаев сам убил свою семью, потом покончил с собой, а потом поджег здание изнутри. Жалко, не объяснили вдобавок, как он сам извне дверь припер металлическим стержнем.

Сегодня утром по телевизору гибель священника Сысоева претерпела радикальные изменения. Покойный конвертировал многих мусульман в православие, активно проповедовал среди них именно с этой целью, распространил лекцию о Мухаммеде как о лжепророке и т.п. (если кто помнит историю с датской карикатурой, то реакцию части уммы на это можно легко себе представить), от имени каких-то именно исламских благочестивцев ему угрожали за это совращение в вероотступничество гибелью, в последний раз за две недели до убийства, обо всем этом было много говорено в медиа предыдущие два дня -
но сегодня утром говорили в базовых новостях исключительно о том, что покойный боролся с "тоталитарными сектами", и не иначе как они...

От правоохранительных органов в этом деле можно ожидать трех вещей: а) чтоб они схватили какого-нибудь мусульманина, желательно фундаменталиста и экстремиста по высказываниям, и навесили ему это убийство привычными им методами; б) чтоб они нарочито обходили мусульманскую версию стороной и провели аналогичную штуку с каким-то сатанистом и пр. или просто утопили дело (Сысоев не Николаев, и объявить, что он застрелил сам себя, едва ли получится); в) чтоб они в самом деле попробовали искать и найти виновного.

Что они сделают с наибольшей вероятностью - сапиенти сат; а по утреннему ТВ похоже, что их пускают по пути (б). Поживем - увидим.