Category: отзывы

Category was added automatically. Read all entries about "отзывы".

Две фразы по-мордовски, которые я ввел в семейное употребление

Две фразы по-мордовски, которые я ввел в семейное употребление

и всем рекомендую.

Простяк, тядяй, муворшизень - досл. "прости, мама, сложность моего характера".

То, что слово, включающее сочетание 'шизень', означает "сложность характера", так всем в доме понравилось (собственно, все и так считали, что эти сложности - чистая шизень), что вся фраза стала у нас извинительной формулой.

Нормальняй и пяштеняй - досл., вообще-то, "моя ягодка и зернышко", ласк., но в доме локально используется как извиняющая формула, отвечающая на предыдущую.

В одном фольклорном сборнике попалось также в русскоязычной статье хорватского автора выражение "сладострастный бэчарац" (бэчарац, бэчарэц - жанр югославянской песни, от бэчар - парень, кстати, дословно то же, что русс. андыльщина от юкаг. андил, адил 'парень' (об андыльщинах см. http://wyradhe.livejournal.com/493893.html ). С тех пор используется применительно ко всему.

В.Ф. Ходасевич в свое время вводил как приветствие латышск. tirgotava (" Сердечная tirgotava всем Вашим и Маргарите Васильевне"), но поскольку досл. это просто "торговая лавка, магазин", оно не прижилось).

Tutto ei provò: взлеты и падения Кутузова, 2. Лето 1767- лето 1770

Tutto ei provò: взлеты и падения Кутузова, 2. Лето 1767- лето 1770

Начало см. в предыд. посте.

30 июля 1767 г. Екатерина предписывает Кириле Разумовскому взять способных (то есть образованных и граждански одаренных) офицеров из их частей "для письменных дел у сочинения проекта нового Уложения" - то есть для участия в работах по составлению нового свода главных законов страны в Уложенной комиссии (созданной по манифесту 1766 г.). Этих офицеров Разумовский должен был направить в распоряжение генерал-прокурора Вяземского, чтобы им "для исправления помянутых письменных дел, явясь у вашего сиятельства [Вяземского], быть в ваших наставлениях". Среди офицеров, которых Екатерина персонально желала видеть в этом ряду, был и и Кутузов.
На следующий день, 31 июля Кирила Разумовский передает Военной коллегии персональный приказ об этой воле императрицы по отношению к Кутузову и еще одному офицеру: "В Государственную военную коллегию. Ее императорское величество высочайше указать соизволила: Астраханского пехотного полку капитана Михаила Голенищева-Кутузова да Рязанского карабинерного полку ротмистра Василья Полянского отослать к господину генералу-прокурору князю Александре Алексеевичу Вяземскому для исправления [= выполнения, а не коррекции! (*)] дел тех, кои от него господина генерала-прокурора им поручены будут" (здесь эти дела не указаны, но мы уже знаем, что это "письменные дела у сочинения проекта нового Уложения"). Что и исполняется. (В литературе иногда говорится, что еще одним распоряжением от 17 августа Кутузова направили некую в комиссию по части работы над Уложением. Но тут неверно понят документ: в акте от 17 августа просто перечисляются офицеры [среди них и Кутузов], которые с 30-31 июля по 17 августа были отосланы в распоряжение Вяземского для работ по части Уложения по приказу Екатерины от 20 июля. Кутузова-то отослали по приказу от 31-го, просто потом еще других офицеров из разных частей забирали). Это "отослать" - это может быть и командировка из полка, и полное изъятие из него. Как бы то ни было, Екатерина забрала Кутузова из полка и поставила при важнейшем своем сановнике по части надзора и соблюдения законов, для работ по крупнейшему ее государственному мероприятию; он числился в военной службе, имел военный чин, но из армии пока его забрали на граждански-политическое дело в непосредственной близости и под рукой высшей власти.

Понятно, что Кутузова не против воли забирают из полка. Он использовал (как показал 1764 г.) любой случай, чтобы попасть на войну, но войны после 1764-1765 нет; тянуть лямку под Гудовичем в мирное время, не имея никаких перспектив, ему не улыбается; просить императрицу о переводе в другой полк с повышением или перспективами на него было бы контрпродуктивной дерзостью - что ж такого сделал Кутузов, чтоб жаловаться императрице, как его зажимают, на том основании, что он в официальные свои 19 лет (к лету 1767) еще не секунд-майор, а только капитан?? Не хочу быть царицей, хочу быть владычицей морскою?
Но попроситься на работу по Уложению (или просто от Гудовича, пока нет войны, на какое-то дело, где Кутузов мог бы развернуть свои таланты) было можно - и Екатерина эту просьбу удовлетворила. В Уложенную комиссию попали и некоторые близкие родственники Кутузова.

В 1767-1768 Кутузов, который до конца жизни с восторгом относился к идеям Наказа и вольтерьянски-монтескьевским проектам Екатерины по переустройству России, участвовал в работе Уложенной комиссии. Но в 1768 началась новая война в Польше, России войну объявила и Турция, Уложенная комиссия остановила свою работу, и Кутузов отправился на войну. Воюет он в Польше уже в конце февраля 1769, в отряде ген. Измайлова, капитаном и командиром пехотной роты, но в какой части в составе этого отряда? Точно неизвестно. Биографы пишут по догадке, что Кутузов служил в корпусе Веймарна, к которому будто бы (тоже по догадке) попросился инвидидуально по старой памяти о 1764 годе (когда он и был волонтером в войсках Веймарна), но все это невозможно: отряд Измайлова входил в армию Голицына, к которой корпус Веймарна не относился (чего биографы не заметили). Сам отряд был кавалерийским, но потом Голицын придал ему пехотные роты - и с одной из них Кутузова. Но какого полка была эта рота? В составе армии Голицына был Астраханский пехотный полк - так что больше всего похоже на то, что Кутузов был просто откомандирован в 1767 из полка, а когда началась война, Уложенная комиссия остановила свою работу и входящие туда офицеры частей, отправленных на войну, вернулись в свои части и убыли с ними туда, - вернулся в свой полк и Кутузов и в его составе убыл в армию Голицына.

Однако, как и в 1764, Кутузову воевать под Гудовичем было невмоготу, и теперь он добивается перевода прямо в Польше - и вот тут действительно в группировку Веймарна. Между февралем и концом апреля Кутузов переходит в Смоленский пехотный полк, которым командовал бригадир А.В. Римский-Корсаков. Смоленский полк вместе с Суздальским полком (которым командовал Суворов) и Нижегородским полком входил в бригаду ген. Храповицкого, а та - в резервный корпус Нуммерна, а тот был придан как раз корпусу Веймарна. Надо думать, на переводе сказалось и то, что Кутузовым был весьма доволен Измайлов, и то, что Веймарн помнил Кутузова по 1764 г. В списке Смоленского полка от 25.04.1769 Кутузов числится третьим по старшинству офицером.

Однако оказалось, что тут Кутузов попал из огня да в полымя. В полку были очень не в восторге от того, что к ним попал молодой успешный капитан, при этом с отсчетом капитанства от 1 марта 1762 года, т.е. с семилетним стажем! Это давало бы "варягу" преимущество перед коренными офицерами полка при производстве (в то время много значил не только чин, но и стаж пребывания в чине и соотносительное старшинство в оном) - и полковое начальство вписало в список вот такое: "Хотя оной [Кутузов] в нынешнем настоящем чину [капитанском] и показан 1762 года марта 1-го числа, однако, по силе именных указов и учиненного в Военной коллегии 1754 году декабря 13 числа обще собранным генералитетом рассуждениев, показан по старшинству прежнего ево чина [т.е. предыдущего - прапорщицкого] с заслугою [выслугой в этом чине] десяти лет и доколе старшие пред ним в повышение не поступят, до того времяни и он, Кутузов, производства себе получить не может»! А прежний (предыдущий) его чин был _прапорщик_ - он же в капитаны перескочил из прапорщиков! В переводе на современный русский язык: при решении вопросов о чинопроизводстве Кутузова рассматривать так, как если бы он был прапорщиком с 10-летним стажем пребывания в этом чине, а не капитаном с 7-летним стажем чина капитанского, - и все это полковое начальство постановило со ссылкой на какие-то обсуждения Военной коллегии 15-летней давности. Для Кутузова это было грандиозным ударом - мало радости, что прапорщицкий стаж у него считался с 1.01. 1761, а Смоленский пехотный полк подарил ему надбавку в два года, то есть издевательски засчитал ему 1 год прапорщицкого + 7 лет капитанского стажа как 10 лет прапорщицкого! По решению полкового начальства выходило, что преимущество перед Кутузовым в повышении имеют все офицеры полка, ставшие прапорщиками до апреля 1759 (от какого момента Смоленский полк положил отсчитывать прапорщицкий стаж Кутузова).
Как пишет Л. Ивченко (ошибочно в некоторых частях фразы): "Возвращение офицера-волонтера в полк, по-видимому, не вызвало радости у начальников, для которых молодой сослуживец с солидным образованием и практическим боевым опытом представлял серьезную неприятность. По этой причине ему и «подрезали крылья». Можно себе представить внутреннее состояние офицера, прибывшего из похода, которого попытались отбросить чуть ли не на десять лет назад в чинопроизводстве!"

Здесь несколько ошибок. Кутузов не _вернулся_ из похода в Смоленский полк, все это происходило на войне; и он не мог служить в Смоленском полку ранее марта, так как в феврале еще состоял в армии Голицына, в которую этот полк не входил. Так что "обрезали крылья" Кутузову именно как варягу. Но сам характер события передан точно.

15 мая Храповицкого убрали с поста командования бригады, и отдали бригаду Суворову. Теперь Суворов опять оказался командующим Кутузова, но не непосредственным: он командовал бригадой, а Кутузов служил в Смоленском полку, в нее входящем. Позднее Смоленский и Нижегородский полки были выделены опять под начало Храповицкого.

Где-то на протяжении конца 1768 - конца 1769 года (**) произошла несчастная история сватовства Кутузова к 14/15-летней Ульяне Александрович (см. http://wyradhe.livejournal.com/395626.html ). Черты, проявленные при сем Кутузовым, удивительны, и удостоверяют, что мировоззрение, известное для него по более поздним текстам, он выработал уже в юности: в такого Бога, который способен принимать обеты целомудрия и карать (или допускать кару или навлечение на себя беды) за их нарушение, он не верил напрочь. Зато готов был жениться на пожизненно парализованной девочке, от этого еще и отказывавшейся.

(**) вернее всего, началась эта история (если и целиком не состоялась) на исходе 1768 г.- в самом начале 1769. В семейном предании об Ульяне говорится, что часть Кутузова тогда стояла в Пирятине (неподалеку от Киева), но чуть ли ни единственный момент, когда такое вероятно - это когда Кутузов состоял в армии Голицына, имевшей центром Киев (а состоял он в ней несколько месяцев, с конца 1768 по весну 1769), и еще не выступил на польский фронт (то есть до февраля 1769, когда он в составе этой армии уже воевал в Польше). Конечно, он мог потом и возвращаться в Пирятин (а семейное предание могло не помнить отдельные его передвижения), но завязаться эта история должна была, скорее всего, в конце 1768.

***

18.12.1769 Военная коллегия приказала перебросить бригаду Храповицкого с польского на турецкий фронт, в состав армии Румянцева, зимой переброска должна была состояться. Первоначально это ничего не могло изменить в положении Кутузова: он оставался затертым офицером Смоленского полка. Но в начале апреля 1770 г. в армию Румянцева был переведен из армии Панина на должность главного военного инженера и сапера при Румянцеве не кто иной, как отец Кутузова, Ларион, в чине инженер-гене­рал-майора, а при нем состоял флигель-адъютантом 16-летний кадет Инженерного корпуса Семён, младший брат Михаила (впоследствии впал в тихое умопомешательство). Румянцеву его работа нравилась. Вот это было для Кутузова невероятным везением, поскольку пребывание в армии, где отныне его отец занимал высокое место и пользовался расположением Румянцева, давало Кутузову совершенно новые перспективы.

И точно: в конце мая 1770 его забирает из постылого Смоленского полка (переданного к тому времени из бригады Храповицкого в бригаду Сухотина) генерал-квартирмейстер всей армии Румянцева Боур и назначает его, Кутузова, дивизионным обер-квартирмейстером под непосредственным своим началом (Боур был еще и командиром полевой группировки войск). Нет сомнения в том, что тут приложил руку Ларион Кутузов - кто же, как не главный инженер-сапер армии теснее всех взаимодействует с главным квартирмейстером армии?

Служба Кутузова оказывается очень успешной. Кроме того, находившийся при Боуре Кутузов, хоть должность дивизионного квартирмейстера его к этому не обязывала, принимает прямое участие и в самих боях - в частности, при Ларге Боур его командирует, дав ему две роты легкой пехоты, на помощь атакуемым войскам, и "сей чиновник [Кутузов; так его именует данная бумага, так как он по должности квартирмейстер, и роты ему дал Боур только для данного случая] и здесь показал удивительную храбрость".

Итак, в мае - июле 1770 для Кутузова начался новый взлет.

(*) Вообще смещение значений многих привычных слов часто осложняет понимание написанного и сказанного людьми 18 века. Например, Кутузов при Аустерлице, заявив Александру в присутствии Франца, что нарушил предписанную ему диспозицию, потому что считал и считает, что так надо, - сказал после этого: "Впрочем, если прикажете..." Сейчас "впрочем" звучит как уступка, с оттенком чего-изволите. Я-то сам, ваш-сясь, кумекаю этак-то, но ежели вы против, то об чем и разговор, нет вопроса! Но в устах Кутузова и в эпоху Кутузова "въ протчемъ" означало "в остальном же", часто сопрягалось не с уступительной интонацией, а с ограниченным показыванием зубов, и фраза Кутузова означала не уступку, а, напротив: "Я считал, считаю и буду считать так-то, и без приказа не изменю своего поведения. В остальном же - вы мое командование, отдавайте прямой приказ, тогда исполню, а нет - так и разговора нет". Или вот Синельников пишет, что Кутузов, общаясь со своими крестьянами, "возбуждал в них дух довольства и безропотного повиновения". У современного читателя возникнет от таких слов ощушение, что Кутузов их воспитывал в духе беспрекословного повиновения, и только слово "довольство" как-то странно здесь смотрится - "воспитывал в них удовольствие и беспрекословное подчинение"?? Но безропотное повиновение - это здесь просто "повиновение без ропота", без внутреннего сопротивления. Сказано всего-навсего "вел себя с ними так, что у них возникало удовлетворение и повиновение без ропота" = Кутузов обращался со своими мужиками так, что они были довольны, и когда он им давал какие-то распоряжения, то они не роптали - такие, значит, были распоряжения, - и исполняли без ропота = "безропотно", и не из страха, а просто распоряжения и обращение с ними были такие, что у них самих "дух" такой возникал. Документальные сведения о Кутузове как помещике с этим вполне согласуются, кстати.

уведомление

Уведомление.

В связи с предложением Дмитрия Быкова о том, чтобы ему был открыт доступ в данный ЖЖ для ответов на отзывы, касающиеся его текстов и поднимавшейся там проблематики, этот доступ ему и открывается. Для удобства я здесь буду ставить ссылки на соответствующие дискуссии с его участием, если они будут вестись ниже, а по возможности приглашаю сосредоточить их здесь (в комментах к настоящему посту).