Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Коэффициенты

Коэффициенты

Не то чтобы я был прямо сильно удивлен (ни народные массы, ни образованные их сливки, ни политико-административное руководство большинства стран в основной своей массе и главных результирующих разочаровать меня, в общем, не в состоянии); но достигнутая степень wishful-НЕthinkinga (это уже не wishful-thinking) в самом деле превышает мои ожидания - я думал, этих ступеней достигнут разве что в середине - третьей четверти века. В данном случае я об арифметике и ковидле.

Есть всего несколько параметров, дающих возможность любому желающему количественно оценить процесс (естественно, историк тут не скажет ничего нового - об этом писано- переписано и сказано-пересказано специалистами, в том числе и мне, да и вещи все это очевидные). При определенном уровне медицины и возрастной структуре, пока при этом всем нуждащимся хватает коек и лечения, такой-то процент N от инфицированных умирает, в среднем через время T после момента инфицирования. Когда коек и лечения перестает хватать (как на ковидных, так и на нековидных нуждающихся), этот процент - в зависимости от степени нехватки коек - возрастает в разы до некоторого N1, смертность нековидных тоже растет. При отсутствии мер самоизоляции и сохранении "довоенной жизни" скорость распространения инфицирования в месяц составляет некоторый М. При выполнении карантинных мер той или иной степени она падает так-то и так-то.

Сдержать инфицирование внутри меньшинства населения можно только очень строгими карантинными мерами в сочетании с массовым тестированием. Если его не сдержать рамками меньшинства, "как во Вьетнаме" или "как в Новой Зеландии" (эта задача, возможно, уже нереальна для многих развитых стран),то эпидемия будет идти (при хорошем варианте по части сопротивляемости, повторности и пр., который кажется, и имеется) до тех пор, пока (чудо-лекарство или вакцина появятся, вероятно, по всем оценкам, позже) через инфицирование не пройдет 60-80 проц. населения - вопрос только в скорости: если скорость такая, что коек не хватит, смертность будет выше, чем N, если хватит - то она будет равна N.

Покольку тестирование практически нигде не может и отдаленно угнаться за инфицированием, процент N можно определить только по сопоставлению числа смертей (засчитываемых как по соотв. результатам тестирований, так и по характерным симптомам на КТ) с числом реальных инфицирований по тем пулам, для которых число реальных инфицирований известно прямо или по обследованию репрезентативных случайных выборок. Возрастание процента N до N1 можно оценить по динамике относительной смертности вирусных пневмоников в зависимости от того, хватало коек и пр. или не хватало; целый ряд стран уже давно двл богатейший материал для такой статистики. Скорость М нельзя оценить прямо (для этого надо знать число инфицированных на разных стадиях), но можно оценить по динамике роста численности смертей ковидных пневмоников на стадии, удовлетворяющей трем критериям: по времени эта стадия может длиться до трех недель после введения карантинных мер (дальше на смертности будут сказываться уже и они); брать надо только время, пока всем хватало коек (иначе смертность будет расти непропорционально темпам распространения инфекции по мере роста нехватки коек); на этой стадии должно было идти достаточно частое тестирование на ковид обнаруживающихся пневмоников (или вирусеных пневмоников) вообще. При этих условиях, когда счет смертям идет уже на сотни, динамика официальных ковид-смертей, учитываемых по одной и той же системе (даже если их абсолютное количество окажется существенно ниже реального), должна оказаться примерно равной динамике инфицирования на соответствующтх временных сегментах примерно за 20 дней до того. Аналогично можно оценивать снижение скорости инфицирования при карантине - задним числом, по динамике роста числа вирусных пневмоний и смертей от них за последующие недели для каждого отрезка времени.

Динамику смертности в период карантина по иными причинам (как от нехватки коек и карет скорой помощи - она при росте темпов инфицирования, происходящем от бескарантинья, может только возрасти - так и по причинам, , которые как раз от карантина прямо и косвенно происходят) посчитать за месяцы тоже не самый сложный труд.

Заметим, что все эти операции по учету не отвлекают сил и средств от лечения (с того момента, как небольшой доли имеющихся тестов хватает на тестирование выборок, а его всюду давно хватает).

Сложная наука арифметика дает любому желающему возможность рассчитать вероятные диапазоны количества смертей и инфицирований, зная оные коэффициенты. И заодно рассчитать шанс встретить активного носителя в иагазине.

Все эти коэффициенты начали появляться в медицинской печати еще в апреле. Госслужбы такими коэффициентами оперируют - несколько по-разному их оценивают, и разлет у них есть - но оперируют. Казалось бы, любой гражданин и любая говорящая голова, высказывающаяся на темы карантина, перспектив и пр., должны начинать, как с альфы при омеге: "я принимаю, опираясь на..., что коэффициенты тут такие-то, такие-то и такие-то, а значит..." По идее, возвещать это должно и государство.

Однако ж ничего подобного не происходит - вовсе не потому, что коэффициенты так неустановимы даже реперно, а потому что арифметика - уж очень сложная, оказывается, для современного человечества наука. Зато ежедневно (причем так во всем мире) можно слышать на самых разных уровнях о показателе, вообще ничего не показывающем - числе инфицированных, выявленных тестами за текущий день. При выполнении целого ряда условий (о которых неизвестно, выполняются они или нет) можно считать, что темпы роста и убыли этого показателя отвечает средним темпам роста или убыли числа заражений за предыдущую декаду с лишним - и все. Но поскольку нам не известно, действуют ли условия, при которых такое соответствие реально имеется, - то с этим показателем "нам внизу" по всему миру вообще делать нечего. Зачем именно его до всех доводят - загадка, а уж почему его сплошь и рядом именуют числом заразившихся за этот день - это уж совсем неразрешимая загадка, потому что это не оно никак, ни по-какому.

Имярек А объясняет, что этот-де ковид лишь ненамного опаснее сезонного гриппа. Наверное, имярек А спосоюбен сказать, какова, по его мнению, смертность от сезонного гриппа (сколько из обнаруживших болезни из-за вируса гриппа умирает, а сколько - из обнаруживающих болезни из-за ковида-19; а сколько умирает, если взять от инфицированных тем и другим, считая с бессимптомными?)? Нет, как правило, неспособен. А когда думает, что способен - то выясняется, что смертность от гриппа он берет от числа заболевших (= симптомников), а смертность от коронавируса - вообще непонятно от чего, только не от того, от чего надо ее брать для интересующего его сравнения.

Имярек Б объяснет, что смертность от ковид-19 ничтожна по общей численности по сравнению с общей смертности. Быть может, он в состоянии сказать, сколько народу должно в общей сумме пройти через ковид, по его мнению, и какова должна быть при этом общая смертность, и сравнить ее с обычной общей смертностью? Нет, не сталкивался с таким счастьем. Сталкивался с таким счастьем, когда "общую смертность от ковид" берут на данный момент = при ничтожном проценте или абсолютном меньшинстве населения, через него пока прошедшем, а о том, какой же процент это должен быть в итоге (с соответствующей суммарной смертностью), да еще как эта (плюс нековидная) смертность добавочно увеличатся при нежелательно высоком темпе инфицирования (= дающем нехватку коек ковидным и всем прочим), не подумали вообще. При таком снеге и летом жара не страшна!

Имярек В объясняет, что "самоизоляция" и карантин не сказываются сколько-нибудь значительно на темпах заражения. Может, он способен сказать, каковы же, по его мнению, темпы инфицирования при нормальной жизни, без "потерь для бизнеса", и откуда он этл мнение о темпах взял? И как на эти темпы влияет карантин? Нет, пока таких примеров не видел. Конечно, они где-то есть - но не довелось пока встретить.

И т.д. Причем немалая часть сторонников карантина, полукарантина, чего угодно - точно такая же: немалой части сторонников этого чего угодно по всему миру в ум не входило даже пытаться задумываться, сколько народу помрет от того-то, сколько - без того-то, и уж дальше, скажем, выбирать меньшее зло. В голову прикидки не помещаются. Но мнение есть все равно - хотя основано оно, по идее, может быть только на таких прикидках

Ну, что СМИ такими вещами не интересуются, оно и понятно. С чего их сотрудникам быть умнее среднего по больнице?

Но и начальства населениям осмысленных циферок почти не дают. Да и зачем? Все равно же не влезет.

Читая Сказание о Дракуле... N+1

Читая Сказание о Дракуле...

Эпиграф: "Даже Герцен, находя, что «гнусно написано», тотчас оговаривался: «с другой стороны много хорошего, здорового»".

Читая русское Сказание о Дракуле,

его полуфантастический перевод Твороговым (ведь это был выдающийся знаток языка, а перевод его - это последовательная подмена текста с совершенно определенной тенденцией: чтобы автор меньше осуждал Дракулу, чем на самом деле, и чтобы хоть в чем-нибудь его похвалил - а то он этого не делает вовсе. "Зломудр" [изощрен во зле, - ср. что словарь русского языка 11-17 веков, что варианты замены этого слова самими русскими переписчиками, что всю соответствующую модель словообразования] переведено как "жесток и мудр", "окаанство" - как "коварство", "злой обычай" - как "жестокие привычки"... ну хорошо, что не "отдельные недостатки")

и ту научную литературу о Сказании, где проводится на разные лады идея, что автор Сказания дает Дракуле суммарную оценку не то смешанную - наполовину очень хорош, наполовину плох (а-ля черно-белый памятник Хрущеву работы Неизвестного), не то и вовсе сдвинутую в положительную сторону (а-ля китайская официальная оценка Мао Цзедуна: " Мао на две трети был прав, а на треть ошибался, но мы не будем копаться в его ошибках, а просто исправим их") , не то вообще положительную (так фактически судит о деле Матей Казаку )

- задумываешься не о том, так это или нет (это до такой степени не так, что и вопроса не встает - потусторонне не так), а о том, какие именно крупномасштабные деградации общественного сознания к этой аберрации привели.

Одна из них очевидна. Автор, не учитывая отдаленно-будущих своих читателей, вписал о Дракуле: "И толико ненавидя во своей земли зла, яко хто учинит кое зло, татбу или разбой, или кую лжу, или неправду, той никако не будет живъ". "И так Дракула ненавидел зло [в смысле: преступность и правонарушения] в своей земле, что если кто учинит какое зло [= преступление] - воровство или ограбление, или [мошеннический] обман, или обиду, то такой непременно карался смертью".

Сообщение о персонаже, что он ненавидел "зло" и боролся со "злом", в клишированной культуре 19-20 веков автоматически подразумевает желание оценить его как находящегося на стороне добра или как способ выражения его суммарно положительной оценки (либо существенного и не затмеваемого положительного компонента в его суммарной оценке). Стандартный прием любой оппозиции в последние два с лишним века - это возглашать: "Мы негодуем и боремся против того-то, того-то и того-то (великого) зла; ты же сам обязаен признать это "то-то" великим злом - а раз так, то как же ты можешь сметь нам не сочувствовать, нас не уважать и не поддерживать нашу борьбу с этим злом, и уж тем более предпочитать его нам?"

(Иногда с приложением: "Или у тебя в запасе есть такая оппозиция злу, что она лучше, чем мы?")

Прием этот (условно говоря, "навальненский") применяется только последние лет 200 с лишним. До того недостаточная (в данном аспекте) степень умственного и нравственного маразма в общественно-политическом сознании делала бы этот прием неэффективным, да и не давала бы ему возникнуть (сам прием сугубо школьнический - достаточно не ябедничать, давать списать и тоже быть против учителей и директора, и ты уже доблий рыцарь, возьмемсязарукидрузья и зайдукбеллевкабинет. До появления целого слоя взрослых людей с социальной психологией школьника не лучшего качества не было и базы для появления носителей и аудитории этого приема)..

А во времена автора Сказания о Дракуле, как и в предыдущие и последующие, люди спокойно отправляли друг друга на тот свет, не сомневаясь и не оспаривая, что те сугубо против того или иного великого зла и за великое добро. Весь вопрос был - _как именно_ они против, как они это "против" понимают и реализуют; а то, что обличаемое ими зло - действительно зло, никто и не думал отрицать. Особенно наглядно для нас это проявлялось в религиозных репрессиях. Когда казнили обычного еретика, или паписта, или, наоборот, реформиста, никто обычно не собирался отрицать, что тот ненавидит безбожие, грех и Сатану, почитает Христа и желает спасения во Христе. И ничем это его не выручало. В счет шло то, _как_ он все это понимает и осуществляет.

Архиепископ Арундел в 1413 г., допрашивая сэра Олдкасла при расследовании его ересей и получив ряд ответов, сказал: "Hah, Sir John, in this schedule of yours there is much good stuff and catholic doctrine; but you must answer me whether or not you hold that the material bread remains in the sacrament of the altar after consecration duly performed". "Ха, сэр Джон, в этих ваших ответах много доброго содержания и католической доктрины, но вы мне о том должны ответить, держитесь ли вы того мнения, что материальный хлеб остается в причастии на алтаре после правильно произведенного освящения, или нет!"

Врать о своем убеждении сэр Джон не хотел (он верил, что материя хлеба в причастии остается, и оно является разом материальным хлебом и телом Христовым, - а не просто телом Христовым, но уже ни в какой степени не материальным хлебом), и за разногласия по этому и аналогичным вопросам был приговорен к смерти.

Тот факт, что он был бесспорным истовым христианином и в его убеждениях было много добрых материй и католической доктрины, что он был враг Сатаны и адепт Христа, ничем ему не помог. Это все само по себе очень хорошо, но этого совершенно недостаточно, - а вот как там насчет сохранения материи хлеба в причастии? Сам сэр Джон совершенно разделял этот подход, поскольку иначе он бы просто соврал про хлеб - он вовсе не хотел гибнуть, напротив, он старался, как мог, выкрутиться, - но прямо врать ради этого по такому вопросу не желал, то есть тоже считал его крайне важным.

Можно справедливо указывать, что вся эта система ("что ты за все хорошее против всего плохого - это само по себе очень мило, но вот _как_ ты это пресуществляешь в мыслях и делах? А то может, ты при всем этом "против" - сам-то есть зло, в том числе не лучше, а то и сильно хуже того, против которого ты тут всей душой?"): была тут применена обоими вопиюще не к месту и неправильно. Но вот сама эта система - единственная вменяемая, не- школолольная система. И в 1500 году, как и в 1500 году до нашей эры, как и 100500 лет назад, люди эту систему знали - а в последние времена она в головы грузится значительно труднее.

Обычно считается, что средневековая картина мира "черно-белая". Но картина мира, в которой можно сшибить бонусы на том, что ты против Путина, или против оранжевой революции, или за русский мир, или против вмешательства во внутренние дела Украины, или... (именно в рамках этой картины мира такие-то именитые западные левые интеллектуалы кадили СССР, такие-то именитые правые - Пиночету, а Ллойд-Джордж с Бернардом Шоу - Гитлеру) - она на три порядка более "черно-белая", чем та, что у Арундела и Олдкасла, в каковой стоит: "Это, конечно, само по себе неплохо, что ты за все хорошее против великого зла, только вот как там у тебя по пункту 16.2.8? А, вот так, значит? Да ты, братец, знаешь ли, скотина похуже того зла, против коего так горишь, - или просто скотина, повинная крайнему осуждению, независимо от того, кто из вас хуже".

И вот у автора Сказания о Дракуле именно так. То, что Дракула ненавидел преступность в своей земле - в этом самом по себе, конечно, много, так сказать, "доброго стаффа и католической доктрины", "много хорошего, здорового" - но он-то не Герцен, так что на итоговую, исчерпывающую и цельную оценку Дракулы все это влиять не обязано, и никакой амбивалентности вносить в нее тоже не обязано. В счет пойдет другое - "то, как".

Эту оценку автор исчерпывающе выразил в первом же пассаже - как будто знал, что понадобится (но читающих его ученых-ши 20 века недооценил все равно). В том самом пассаже, где сказано, что Дракула прожил жизнь как диавол и изощрен во зле был как диавол.

"Бысть в Мунтьянской земли греческыя вѣры христианинъ воевода именем Дракула влашеским языком, а нашим — диаволъ. Толико зломудръ, якоже по имени его, тако и житие его". "Был в Мунтьянской земле воевода, христианин греческой веры, имя его по-валашски Дракула, а по-нашему — диавол. Так зломудр ( = изощрен во зле) был, что каково было имя его (- диавол - ), такова была и жизнь его."

Ну-с, если русский христианин 1500 года, написав о человеке вот такое, все равно не смог убедить ученых-ши 20 века в том, что оценка его в адрес этого персонажа самая прямая, самая исчерпывающая, самая кромешная и никак не амбивалентная, - то никак не он в этом винова

Grievance studies и ненормативное

Grievance studies и ненормативное


Филипп Араб - он был арабом,
как следует из погоняла,
и кровь свою не обходил
(оно ему ничуть не жало),
но у ромейских за прораба
свое, как надо, отходил.
И ежели какой араб
в порыве чувства шел внахрап,
крича, что Рим тыим арабам
по гроб должон за все потравы
и жаль, что ту тюрьму народову
не грохнул гордый Ганнибал,
а также гордый Гасдрубал, -
Филипп слегка кривился в бороду,
скучнел своей арабской мордой
и гуманиста зарубал,
шепча: "В натуре, зае.ал".

Ноу-хау Этль Сикирянской

Ноу-хау Этль Сикирянской

Этль Сикирянская (по мужу), в девичестве Фишмер (1896, Ровно, далее Одесса - 1984, Кунцево) была человеком сугубо рядовым. Женская гимназия или что-то в этом роде, Одесса; фармацевт, Одесса (удостоверение на право заниматься фармацевтической деятельностью - осень 1919, от администрации Шиллинга); далее по медицинской части, в войну в 1941-1945 в полевом медперсонале (старший лейтенант медслужбы), беспартийная, десятка два лет тянула парализованного мужа, имела одну дочь, ей очень любимую, но по ряду причин ее сильно разочаровавшую.

Упоминаю я ее потому, что она применяла ценное ноу-хау. По складу она была человеком принципиально "обывательски, так сказать, мелкобуржуазным". Носители трех больших идеологий последних 200 лет (левое освобожденчество, социал-дарвинистский "либеральный" карго-культ, романтический национализм + их гибриды; читающим мои заметки этот мини-список Арьи Старк должен был изрядно навязнуть в зубах), как и охранительного и религиозного романтизма или фундаментализма

- все они часто, и совершенно напрасно думают, что обывательская мелкобуржуазность - это что-то такое мягкое и аморфное, безмысленно-конформно-"якаквсейное", жирный пингвин робко прячет, плотва, радение о сильной руке, предрассудки, викторианство и загоны на темы приличия, потому что так положено.

Не спорю, имеются такие обыватели. Но бывают обыватели, у которых обывательская, так сказать, мелкобуржуазность - вполне личная, отрефлектированная, сочетается с (точнее говоря, диктуется) отсутствием предрассудков и викторианства, живым пребойким гедонизмом и отменной злоупорностью. В какой-то мере (если брать реальные и вымышленные _женские_ типажи) а-ля Агата Кристи, Маргерит Юрсенар, Елизавета I, Джулия "1984" условно-Диксон, Оленна Тирелл или Вайолет Кроули. Носители высоких идеологий иногда успевают в этом убедиться - когда их такие обыватели (тут уже мужеска по преимущественно пола) выводят в расход. Бывает это не так уж часто, но все же бывает - и носителям высокого тогда мало не кажется, стишки потом пишут - "они косили не дрожа и превзошли свой век, версальцы сняли урожа..." (в школе эта строфа на меня производила самое отрадное впечатление: дал хоть кто-то жизни гадам. Ни в какие "сто тысяч", которые там у Потье дальше по тексту, я, понятное дело, не верил, и правильно не верил (*)).

Этль Сикирянская относилась к этой разновидности мелкобуржуазных обывателей (дочь ее Лия пошла в историки-востоковеды, чем мать поначалу очень гордилась, - но как востоковед она избрала своей темой прославление великого похода Китайской Красной Армии, и это для Этль было сильным и очень разочаровывающим ударом).

Так вот у нее было сильное желание воздействовать на дальнее малолетнее потомство в определенном духе, и для этого она применяла следующее ноу-хау.
Пока потомство занималось своими малолетними затеями, Этль рассказывала в пространство одни и те же истории из своей жизни, не претендуя на то, чтобы потомство отвлекалось на них и с ней разговаривало. Но поскольку истории были одни и те же, и повторялись раз за разом, потомство их общее содержание запомнило намертво, не отдавая себе в этом, кстати, особого отчета. Истории и их смысл проливались прямо в т.н. подсознание, минуя сознание, а уж там были призваны что-то формировать.

Истории были примечательны тем, что их суть доходила до любого ребенка сама собой, мимо рефлексии и слов, и на каждое десятилетие / фазу истории России и СССР приходилась ровно одна история.

Истории были такие.

1910-е годы (до 1914/1919) кодировались историей о том, как весело и здорово было Этль в дореволюционной (слово "дореволюционная" не произносилось, конечно) Одесской женской гимназии, и какая вообще была тогда прекрасная жизнь. Много лет спустя человек наткнулся, наконец, на слова, точно воспроизводящие эти интонации. Это были слова Семена Липкина: прозой ("Я родился при царе и девять лет жизни прожил в нормальных условиях") и стихами ("Курсистка. Модный франт. В петлице алый бант. Кругом цветет сирень. Трактир "Олень". Какая жизнь была! Какая жизнь была! Когда Володя Бланк etc". Причем жизнь-то была не то чтобы прямо такая уж веселая, но по сравнению с дарами левых освободителей - уже и мартовского, тем более октябрьского призыва - это-таки было повидло).

Вся эпоха 1917-1920-х гг. кодировалась одной историей с филиалом. История была о диком голоде 1921/22 года в Одессе. Ничего больше, ни один сюжет не заполнял эти 15 лет. Только великий голод 1921 года, живописуемый просто как событие. Впрочем, у этого сюжета имелся под-сюжет. О том, как некий Марк, кажется, не то Абрамович, не то Исаевич, и жена его имели в это время отличный паек, поскольку означенный товарищ всей душой перешел на сторону Советской власти и имел сытную вооруженную (какую, не уточнялось) должность от оной. И вот они с женою посреди голода ели на веранде жареную курицу, в то время как голодающие таращились на них из-за заборчика, а кости и пр. они по своей доброте широким жестом швыряли за этот самый заборчик, где такой милости уже дожидались те самые голодающие. Ровно никакими нравственными оценками описание этой сцены в исполнении Этль не сопровождалось. Все должно было прорасти само, главное было закрепить картинку.

Вся эпоха 1929-1941 кодировалась одной историей с потерей каких-то служебных бумажек из поликлиники (не то паспорта). История была о том, как Этль однажды в подмосковной электричке потеряла эти бумажки и потом в тот же день сыскала эту электричку и долго лазала на четвереньках из вагона в вагон, и бумажки (не то паспорт) к своему счастью все-таки нашла, потому что тогда были строгие правила - могли за такую провинность сажать в тюрьму. Ни единым словом не говорилось, хорошо это или плохо - сажать в тюрьму за утрату служебной бумажки из поликлиники (не то паспорта). Просто вот было такое, но, слава богу, пронесло, повезло, нашла бумажку.

Война кодировалась одним циклом - о бесконечных раненых и убитых, и как их было жалко, особенно молодых.

Послевоенные времена - современность - кодировались одной историей: о том, как получили крохотную квартиру и как стало намного легче жить, вот и пенсии целых что-то 60 рублей, на все хватает, старому человеку много не надо, есть и на что мелкую игрушку каждый раз потомству приносить. Ныне, так сказать, отпущаеши - с такой-то надежной пенсией и квартирой.

Потом добавились еще два маргинальных сюжета - о том, как она однажды в молодости, до замужества, как раз как фармацевтом стала, влюбилась в военного не то офицера, а он в нее, но тому надо было отправляться по делам заграницу, а она поехать от родных не могла и осталась, очень жалела. Значение этой истории дошло до потомства существенно позже, когда оно сообразило даты и уяснило, что ж за таким военным не то офицерам так надо было отправляться из Одессы по делам заграницу в 1920 году (фармацевтом она стала осенью 1919; свидетельство, выданное главноначальствованием, обнаружилось в ее бумажках после ее смерти, хотя силы никакой не имело и никому не показывалось, просто молча хранилось).

Второй маргинальный - о том, как вот дочка так все успевала, так хорошо училась, такая была умная и хорошая, поступила в хороший "институт", а потом вот стала "заниматься не тем", такая жалость. Чем не тем? Ну вот просто - не тем. Потомство через 20 лет выяснило - в самом деле не тем. Во всей истории Китая дочка не нашла ничего лучшего, как "изучать" героическую борьбу китайских красных в 20-е - 30-е годы.

Вот это и было ноу-хау. "Оно доспеет". "Само дойдет".

Не мудрствуя лукаво, я это ноу-хау потом применил сам практически без перемен сюжетики. Очень хорошо работает.

Так это я к чему. Вот, стало быть, ходят волнами эти самые освободители труда, революционеры достоинства, нигилисты и славянофилы, эффективники борнатанычи, прочие искатели странного в законе, и полагают они, что ползает под ними обывательская толпа, только трусит и мямлит, а думать-то ничего себе толком не думают, так, пугливо ерзают и выживают.

А на самом деле - "ненавидели мужики этого самого пана гетмана, как бешеную собаку". И из рода в роды завещали.

----

(*) Collapse ) Да, сейчас такую разборчивость и не представишь.

1869-1918

Там, где пехота не пройдет... 1869-1918

Как вельможному пану припало стеснение,
пособляет - тут как тут - мелкий жидок.
Инженеру Азеву - мое почтение:
где пехоты не пройдут, там он ходок.

Поддостали допряма печальнички-выжиги,
им поближе бы к звездАм топить за народ.
Да из сердца и ума начальнички выжили -
это что ж выходит, сам вводись в оборот.

Мчитесь в голубую даль, устои моральные,
Заратустра не велит, так ввяжемся в грех.
Если уж кого и жаль - коллатеральные;
что касается своих - жаль, что не всех.

Шейку в петельке не жмет, далекие-близкие?
Парень с маленькой войной, пожалте в расход.
Партизан лесник вобьет в яму с фошыстскими,
да не сложен, бог ты мой, тот анекдот.

Вы не плачьте, панычу, по его косточкам,
и коллатеральные, как сказано, жаль.
Но за Сержа Саныча, да за Славу Костыча,
да за борцов-молодцов - ему медаль.

Воспоминание безмолвно предо мной

Воспоминание безмолвно предо мной.

В одной московской школе в начале 1980-х гг. один ученик крикнул публично в классе во время парадной речи учительницы по случаю дня рождения Ленина - "День рождения Владимира Гитлера!" [Этим он, естественно, хотел не Гитлера славить, а сказать, что Ленин - упырь не лучше Гитлера (то есть эталона Сатаны для советского общества)]. - Понятно, на что он этим подписывался (вопреки его ожиданиям, дело просто замяли).

Он не собирался этим защитить свободу и демократию, или продвинуть их и побороться за них, или принести пользу делу расширения свобод и смягчения репрессивной идеократии, или ослабить и потеснить партийную диктатуру в СССР и постоять за людей, - было самоочевидно, что такими акциями всему этому (и окружающим людям, включая очень хорошего директора школы) можно только повредить. Он сводил свои счеты с самим собой и с победоносным злом, тычущим ему в лицо от имени всей страны прославление конченного упыря (в данном случае - через уста вполне хорошего человека, который, кстати, к этому упырю мог относиться как угодно, - в том числе и так же, как выкрикнувший).

Это было делом между ним и этим злом, а не заслугой перед лбществом, которой тут и в помине не было. Вот это - уважительная, думается, причина для таких действий, но она ничем не обязывает никого его поддерживать и сохранять к нему дружественность и ему не противодействовать (скажем, присутствовал бы я там и знал бы я заранее о таком его поступке, я бы, имей я такую возможность, попробовал бы просто его скрутить перед уроком и не дать ему провести его акцию - и никак не желанием упасти _его самого_ от последствий при этом руководился бы, меня этот аспект вообще не волновал бы - про последствия для себя он и сам без меня все имеет право определять).

Он не вел войну за людей (напротив, он им вредил), он провел личную войну и имел на это, по-моему, полное право - непонятно, почему он должен был бы так уж беречь окружающих (со-рабов победоносного зла) и ради их вящего сбережения отказываться от своей войны. Он не имел лишь права на то, чтобы ожидать и требовать от окружающих дружественности и сочувствия к его поступку или соучастия или поддержки, (и с чего бы, если он им своим поступком только вредил?) - но он и не ожидал и не требовал, он вполне соглашался с тем, что подписывается на оправданную вражду любого желающего из их числа. Точно так же, как он сам не стал бы считать себя морально обязанным сочувствовать чужому такому поступку за сутки до того - и не стал считать после своего поступка, что должен был бы сочувствовать такому же поступку чужому.

***
НБ. Сказанное не относится по делу к московским несанктам - ни к тем, в которых участвовал, скажем, я (скажем, 23.02.1992 и в 2013), ни к нынешним. Ущерб, который реально грозил участникам всех этих мероприятий, едва ли по своему размеру годится на то, чтобы с его помощью сводить те свои внутренние счеты с собой и с победоносным злом, о которых сказано выше. Про события 23.02.1992 часто говорят обратное (я читал про большие избиения там) - не знаю, не могу сказать сам, хоть там и участвовал. Но уж к акциям 2013 и 2019 сказанное мной относится, имхо, точно. Ущерб, на риск которого подписывался я при несанкте 2013, явно не годился по объему для того, чтобы поддерживать обсуждаемым способом свой эмоциональный баланс перед лицом победоносного направленного против меня и людей зла ("я не проглотил это молча, я пошел на такую-то личную жертву, чтобы не глотать это молча") - он сгодился бы для этого разве что человеку очень неприхотливому, с невысокими требованиями к поддержанию такого баланса. (Ходил я на этот несанкт, разумеется, не для того, чтобы прибегать к указанному способу сведения внутренних счетов и поддержания указанного баланса - этот несанкт по размерам ущерба, которым он грозил участникам, нисколько и не годился для такого способа, даже если бы я вообще хотел воспользоваться именно этим способом поддержания внутреннего баланса).

*** ***

Образованная среда позднего СССР была в немалой своей части (не вся, конечно) зоной бескрайнего эттеншн-вхорства, компэшшн-вхорства и дефенс-вхорства, и поэтому в ней неоднократно встречались применительно к таким случаям две позиции:

- (1) боже, да какое он имел моральное право всех нас так подставить?!

и

- (2) боже, да как вы можете не сочувствовать этому герою, пошедшему на распятие за всех нас и наши грехи, и не поддерживать его и не быть ему благодарным?

Мало что в жизни я слышал более жалкого и смешного, чем оба эти хорала. Можно подумать, он так уж непременно должен был иметь о нас горячее попечение в этом вопросе и при этих обстоятельствах - и можно подумать, мы его уполномачивали за нас распинаться и приносить нам этим то, что он нам этим мог принести.

An' a-wastin' Christian kisses

An' a-wastin' Christian kisses

На реке Ковыме,
в дальней стороне
омоцка девица
помнит обо мне.
Сотней черт бересте
расшивает гладь:
"Соболятник, вернись
в Аллаеву падь!"

Подавала ество
чуру своему,
целовала его,
кланялась ему.
Кто в том месте бывал,
ему подносил -
я ее целовал,
его не спросил!

Полог вточь на двоих,
слышен ихний люд,
о белянках своих
андылы поют.
Да течет к синеве,
на подъем легка,
по узорной траве
оленья река.

Что слыло, то прошло,
пожил на веку.
Нет ямского пути
на Ковымь-реку.
Вполтрезва говорил
приказной мне сам:
"В дальних реках служил -
сердце бросил там".

В политовской земле
переведан лях.
Панны ходят ко мне
в наших соболях.
Лебединая стать,
сахарны уста...
Омоцкой девице
близко не чета!

Грех не в грех в тех краях -
к солнцу за Югру,
счет ведут не в церквах
лиху и добру!
Чёрны косы в горсти,
белые снега...
Нет ямского пути,
так пойду в бега!

На реке Ковыме
в дальней стороне
омоцка девица
помнит обо мне.
Прощевай, сотный сход,
стрелецкая рать,
соболятник идет
в Аллаеву падь!

"Legate, I had the news last night"

"Legate, I had the news last night"

Ворочают наш отряд от Омокона,
да с сегодняшнего дня я в нетях слыву.
Я ходил по Индигерке людно и конно,
Государь, не жди меня назад на Москву.

Где родился, ты чужак, где люди, ты дома.
Не продаст тебя тут брат, не выдаст и враг.
По-над Момой ставят станы парни шоромба -
легче получить от них стрелу, чем ясак.

Прислужил я целый мир, расчет без изъяна:
по-хорошу он мне мил, по-милу хорош.
На Уяндиной смеются девушки янга -
будь попович, сам собой от них не уйдешь.

Здесь ни катам, ни попам Господь не попустит,
сходно выправили спуск шальной голове.
По низовью ладит свадьбы Русское Устье -
не такая это Русь, как на Москве.

Громок выбор неплохой, а лучший негромок -
против солнца от царя, псаря да Кремля,
там, где волей дышит вволю лучиэд' омок
там, где дед ему - Огонь, а матка - Земля.

(лучиэд' омок - "русский род/народ", юкагирск.)

Поколенческое

Поколенческое

Вот расположим людей определенного вида по датам рождения с пометками, насколько они в свое время были исключительными.

Вольтер (р. 1694) - считался, так сказать, провозвестником, для своего поколения нетипичным

Далее пошло по нарастающей, и люди этой парадигмы, родившиеся ок. 1720 - 1750, были для своего времени не большинством, но и не беловоронными одиночками, они не то что задавали тон, но были одной из сил, соперничающих за то, чтобы задавать тон, и их влияние сильно сказывалось на том, что в итоге выходило по равнодействующей.

Франклин (1706)
Кауниц (1711)
Фридрих II (1712)
Аранда (1718; много чего, включая введение государственных программ помощи бедным и обеспечения работой)
Екатерина II (1729)
Сиверс (1731)
Вермонтские руководители 1770-х и далее (освобождение рабов и запрет рабства, бесцензовое всеобщее избирательное право, бесплатное общественное образование): Читтенден (1730) , Фэй, который Джонас (1737)

Джефферсон (1743)
Йозеф II (1740)
Леопольд II (1747)
Кутузов (1745)
Безбородко (1747)
Айра Аллен (1751), Фэй, который Джозеф (1753) - еще Вермонтские руководители 1777 г.
Людовик XVIII (1755)
бр. Н.П. и С.П. Румянцевы (1754 и 1755)

....

А вот дальше как-то пошло резко в обвал. Наполен и Крылов (1769), скажем, оба прошли в юности нечто вроде руссоизма и прочего цивически-меланхолически-предромантического бреда с алканием высокодушной добродетели и отвращением к низменным поискам услад и комфортов, - и оба выправились потом. Но с потерями - и им было от чего выправляться. Виктор Кочубей (р. 1768, " Ни одно событие не могло произойти в Европе без того, чтобы Россия не обнаружила притязаний принять в нем участие и не начинала вести дорогостоящие и бесполезные войны… Что приносили многочисленному населению России дела Европы и ее войны, вызывавшиеся этими делами? Русские не извлекали из них для себя никакой пользы, а только гибли на полях сражений и с отчаянием в душе поставляли все новых рекрутов, платили все новые налоги... Мир и улучшение нашего состояния — вот те слова, которые нужно написать золотыми буквами на дверях кабинетов наших государственных деятелей") - это уже для своего поколения меньшинство. Франц II (1768) или Александр с Константином (1777, 1779) - намного типичнее.

Люди этой филы, родившиеся около рубежа веков (Грибоедов, скажем, - 1790, - или Мериме, - 1803) - в своих поколениях уже плохо понимаемые остальными одиночки.

Более поздние (АК Толстой ли, 1817, Островский ли, 1823, Теккерей ли, 1811, тем более Ключевский, 1841) люди той же филы - они в своих поколениях были чаще всего уже не столько одиночками, сколько вообще непонятными, ни во что не вписывающимися на самом деле людьми, чаще всего какими-то Штирлицами (если сами не заявляли прямо и громко это свое место, как АК Толстой - что бывало редко). Это уже время вступления в полновластие шизофрении новоевропейских идеологических, аксиологических и аттитьюдных инноваций "от 1790/1800 и далее". Эти инновации делились на частью яростно враждующие друг с другом, частью гибридизирующиеся кусты - это да; но пафосная глупость, изуверство и восторженность у них были однородными и единородными.

Иными словами, настоящих людей знакомая нам часть мира в изобилии рождала примерно (округленно) между 1710 и 1760 (с наибольшей частотой - в середине этого полустолетия). Дальше пошло быстро на спад.
А работали они активно, соответственно, между 1740-ми и 1790-ми. Всего-то. Да, за это время они успели частью завершить, а частью учинить вот все вот это: https://www.facebook.com/alexandre.nemirovsky/posts/1945480938898166
Подавляющей силы они не составляли и в это время, но тогда составляли большую силу, одну из самых влиятельных, хоть в большинстве стран и далеко не самую влиятельную.


Одно из самых удивительных известных мне явлений. И после них - обрыв с разумом и душой такой, как будто инопланетяне массово провели лучом смерти по головам.

Юридическое

Юридическое

1. https://news.mail.ru/incident/37493310/?frommail=1

"Вчера в Нефтеюганске подросток, которому нет 14 лет, сжег два венка у памятника воинам-освободителям. Его личность сразу была установлена. Он еще не достиг возраста наступления административной и уголовной ответственности, поэтому наказание понесут его родители по статье «Ненадлежащее исполнение родительских обязанностей по воспитанию»"

2. Это либо УК 156, либо КоАП 5.35

2.1.  Комментарий к этой самой статье УК 156:
http://stykrf.ru/156

"...Обязательным признаком объективной стороны является жестокое обращение с несовершеннолетним, которое может быть выражено в его избиении, издевательстве, унижении человеческого достоинства, отказе в питании, ограничении в свободе передвижения и т.д.
. Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. При этом лицо осознает, что не исполняет или ненадлежаще исполняет обязанности по воспитанию несовершеннолетнего, а также свое жестокое с ним обращение, и желает совершить эти действия".

Не подойдеть.

2.2. А  КоаП 5.35 гласит:
"Неисполнение или ненадлежащее исполнение родителями или иными законными представителями несовершеннолетних обязанностей по содержанию, воспитанию, обучению, защите прав и интересов несовершеннолетних -
влечет предупреждение или наложение административного штрафа в размере от ста до пятисот рублей."
Комментарий к ней гласит (http://koapkodeksrf.ru/rzd-2/gl-5/st-5-35-koap-rf )

Объективную сторону данного правонарушения образует неисполнение либо ненадлежащее исполнение указанных обязанностей по содержанию, воспитанию, обучению, защите прав и интересов ребенка. Семейный кодекс содержит лишь общую, рамочную норму об обязанностях по воспитанию ребенка. Поэтому понятие надлежащего либо, напротив, ненадлежащего исполнения обязанностей по воспитанию ребенка является оценочным и зависит от конкретных обстоятельств.
С субъективной стороны указанное правонарушение может быть совершено как умышленно, так и по неосторожности.

***

Так что под КоАП 5.35 оно подходит. Под нее подходит вообще все, что угодно, включая плохой почерк несовершеннолетнего - ибо "понятие надлежащего либо, напротив, ненадлежащего исполнения обязанностей по воспитанию ребенка является оценочным и зависит от конкретных обстоятельств."

От 100 до 500 рублей, стало быть.