Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

Друзья человечества -0.2. Пример недруга

Друзья человечества - 0.2. Пример недруга.

Столь замечательно описанный Игнатом Валентиновичем Чарльз Тревельян (см. предыд. пост) запомнился потомству преимущественно твердой позицией - исполненной социальной ответственности, отвращения к получению нетрудового дохода на даровщинку (во фритредерском варианте оного отвращения, когда вор - это вовсе и не тот, кто извлекает доход из предоставления своей собственности под чужой труд, как у Прудона или социалистов, или великих гуманистов 16 века, а получатель государственной помощи за бесплатно) и глубокой веры в прогресс, иногда не могущий обходиться без жертв, - занятой им во время знаменитого ирландского голода 1845-1849/1850, когда избыточная смертность в Ирландии составила около 1 млн. человек (еще примерно столько же эмигрировало). Позиция эта отражена прежде всего в переписке Тревельяна, а равно и в выпущенной им самим в 1848 г. книге "Ирландский кризис", которой он был так доволен, что один экз. послал самому Папе. Не знаю, умел ли тогдашний Папа читать по-английски, а если умел, то понравилось ему или нет.

Далее сабж.

Чарьз Тревельян, Казначейство, 9 октября 1846 года. Достопочтенному Лорду Маунтиглу.
Дорогой милорд,
я имел удовольствие получить ваше письмо от 1-го числа, и прежде чем перейти к предметам, более специально в нем затронутым, я должен просить вас отринуть все подозрения относительно того, что размах текущего бедствия и его опасность не вполне известны или не полностью получили должной оценки на Даунинг-стрит. Правительственные учреждения напрягают все силы, чтобы облегчить это великое бедствие и отвратить эту опасность, насколько это зависит от правительства; и за все время моей государственной службы я никогда не встречал такой полной самоотверженности и такого искреннего и сердечного сотрудничества служащих, принадлежащих к различным департаментам и собранных из разных уголков мира, какие я наблюдаю по данному поводу. Мои закупки ведутся в предельной степени, которая недалеко уже отстоит от того, чтобы перенести голод из Ирландии в Англию и вызвать здесь подъем встречного народного давления, которому тем труднее было бы сопротивляться, что оно было бы основано на сильных соображениях справедливости.

Но мне не нужно напоминать вашей светлости, что возможности даже самого могущественного правительства крайне ограничены в отношении обсуждаемого социального зла. Предоставление продовольственных средств или увеличение производительной силы сельского хозяйства не входят в функции правительства. В великих институциях общественного хозяйства на долю правительства падает защита торговца и земледельца в свободном осуществлении ими их соответствующих занятий, но не поддержка этих занятий; и состояние общества зависит от результатов усилий, которые каждый его член предпринимает в своем частном и индивидуальном качестве.

В Ирландии общеизвестным образом имеется привычка следовать прямо противоположному курсу, и события последних шести недель дают замечательную иллюстрацию того, что я, не колеблясь, определю как названную дефектную черту национального характера. Знать и дворяне встречались в своих соответствующих округах, и помимо принятия предписаний, предусмотренных законом, они, за редким исключением, ограничивались меморандумами и депутациями, призывающими правительство делать все, как будто сами они не имеют собственных задач, которые им следовало бы выполнять
в пору этого великого кризиса в стране. От правительства ожидают, что оно откроет магазины для продажи продуктов питания в каждой части Ирландии, что оно проведет все железные дороги в Ирландии, и что оно осушит и улучшит все земли Ирландии, вплоть до того, чтобы фактически заменить собственника в управлении его собственным имуществом и установлении с его арендаторами условий, на которых должны быть скорректирована рента и т. д.

Я должен дать волю выражению своих чувств и сказать, что, полагаю я, я уже вижу яркий свет, светящий на расстоянии сквозь темное облако, которое в настоящее время нависло над Ирландией. Средство лечения уже применяется к той части болезней Ирландии, для которой прослеживаются политические причины, а нездоровые привычки, которые все еще в какой-то степени продолжают существовать, постепенно уступают место более здоровым действиям. Остается глубокий и застарелый корень социального зла, и я надеюсь, что я не повинен в непочтительности, полагая, что лечение [от него], будучи совершенно вне возможностей человека, было применено прямым ударом всемудрого Провидения в манере столь же неожиданной и непредвиденной, сколь оно, по-видимому, действенно. Дай Бог, чтобы мы могли правильно исполнить нашу роль, а не превращать в проклятие то, что было замышлено как благословение. Представители религии и особенно пастыри Римско-католической церкви, которые обладают наибольшей долей влияния на народ Ирландии, хорошо выполнили свою роль; и хотя из всех разбирательств, которые до сих пор дошли до общественности, видно мало признаков того, что землевладельцы сделали хотя бы первый шаг к подготовке к обращению земли, отданной сейчас под картофель, на выращивание зерновых, я не отчаиваюсь в надежде увидеть этот общественный класс по-прежнему берущим на себя инициативу, которой от него требует их положение, и препятствующим тому, чтобы социальная революция разлилась так, как она должна это сделать в противном случае.

Поверьте, дорогой милорд,
искренне ваш
Ч.Э. Тревельян, государственное казначейство, 9.10.1846 (*)

***

Диву можно даться, какой благородный человек. По методу, которым вот уже двести лет и правые, и левые, и прочие молодые Джоны Рокфеллеры подмалевывают своих Иосифов ( https://www.e-reading.club/chapter.php/56015/52/Tven_-_Pis%27ma_s_Zemli.html ), из этого письма можно сделать просто конфетку. Конечно, лорда Маунтигла могла бы несколько насторожить фраза: "Остается глубокий и застарелый корень социального зла... лечение [от него], будучи совершенно вне возможностей человека, было применено прямым ударом всемудрого Провидения в манере столь же неожиданной и непредвиденной, сколь оно, по-видимому, действенно". Поскольку это самое лечение, нанесенное ударом Всемудрого, - как раз и есть это неурожай и голод, которые ужо обратят, наконец, Ирландию к возделыванию зерновых вместо картофеля. И на этом фоне заявление о том, что не надо вот сводить на нет так хорошо замышленное лечение, а то вся его польза пропадет, тоже как-то тревожит. Но ведь и сказано это все так туманно, так туманно... что если бы лорд Маунтигл был полным дураком или обычным партийно-политически-измовски ангажированным интеллигентом, он мог бы даже этого и попробовать не понять.

Впрочем, идея про лекарство от Господа Тревельяну так понравилась, что он ее поместил в опубликованной им в 1848, посреди этого самого голода, книге "Ирландский кризис". Там он писал уже и для всех: "Глубокий и застарелый корень социального зла оставался, и это внезапно было обнажено прямым ударом всемудрого и всемилосердного Провидения, как если бы эта часть дела была не по силам человеку без Его помощи. Бесчисленны были ухищрения, которые изобрел для этого человеческий разум, но даже мысль об этом горьком, но действенном лекарстве, посредством которого лечение, как будто, будет осуществлено, не брезжила ни перед кем.. Дай Бог, чтобы это поколение, которому была предложена (Богом) эта великая возможность, правильно сыграло бы свою роль, и чтобы мы..." (*a). В той же книге было сказано, что "Потомство возведет к этому Голоду начало оздоровляющего переворота в привычках нации, столь давно столь несчастливой, и признает, что в этом, как во многих иных случаях, Высшая Мудрость вызвала постоянное добро посредством преходящего зла" (*b).

Впрочем, Чарльз Тревельян переписывался не только с Маунтиглом. Переписку он вел безразмерную, и она бережно сохранялась в его роду в Private Letter Book-ах во многих томах. И вот сэр Чальз Тревельян века 20-го, потомок нашего сэра Чарльза, предоставил возможность прочесть и цитировать эти прайват леттер буки историку Сесилии Вудхэм-Смит, что была родом из ирландских Фицджеральдов (участники английского завоевания Ирландии в 12 веке). В переписке с полковником Джонсом Тревельян стеснялся меньше, глядел веселее и в письме полк. Джонсу от 2 декабря 1846 г. (Trev. Priv. Lett. Book X) писал ясно:
"То великое зло, с которым мы имеем дело, ... [есть] не физическое зло голода, а моральное зло эгоистичного, извращенного и беспокойно-смутьянского характера народа" (**).

А 6 окт. 1846, почти одновременно с письмом Маунтиглу, он писал священнику о. Мэтью: "Как и вы, я гляжу на перспективы Ирландии с глубокой печалью; но я куда менее страшусь приговоров Суда Господнего [к голоду], чем того, что они будут усугублены из-за невежества, эгоизма и дурных страстей человеческих" (***; это он про иждивенчество и про недопустимость при помощи давать что-то "за так", ибо это порождает это самое иждивенчество - "моральную болезнь", см. статью Харт 1960 г., https://academic.oup.com/ehr/article-pdf/LXXV/294/92/9789173/92.pdf , с.99). А равным образом писал он и то, что голод есть "епитимья" (a discipline), болезненная, но все равно епитимья от Господа, и меньшее зло, чем банкротство, ибо через тот голод "большее добро" может прийти и к Ирландии, и ко всей Британской нации (https://academic.oup.com/ehr/article-pdf/LXXV/294/92/9789173/92.pdf , с.99), и что даже взлет цен есть контролирующая мера, наложенная Господом, а также исходящая и от самой природы, в период неурожая (там же. Это уже в 1847 и 1848).

И отдельно уже для нынешнего века показательно, что:

1) в 1960 Дженнифер Харт издала указанную по ссылке выше статью, где ОТ СЕБЯ изложила общий подход, получающийся из совокупности двух писем Тревельяна. Никаких кавычек в этом месте нет. С тех пор ДЕСЯТКИ РАЗ в англоязычных монографиях и статьях этот самый пассаж Харт был повторен в качестве _цитаты из самого Тревельяна_, причем нередко он или его куски подаются как цитата из и вовсе третьего его письма - к Джонсу.

2) Уже сейчас вышли трогательные монографии
Robin F. Haines, Charles Trevelyan and the Great Irish Famine, 2004; Laura Trevelyan,
A Very British Family: The Trevelyans and Their World, 2012 -
где объясняется, что Тревельяна грубо искажали, понимая все вышеизложенное вне контекста, а на самом деле он всей душой рвался помогать голодающим, а все изложенное есть проявление глубокого христианского провиденциалистского чувства, которое нельзя выдергивать из исторического конте... ну и так далее. Не только апологеты Маркса-Энгельса и пр. умеют играть в эту игру.

***

(*) My Dear Lord,
I have had the pleasure of receiving your letter dated 1 inst., and before proceeding to the subjects more particularly treated in it, I must beg of you to dismiss all doubt from your mind of the magnitude of the existing calamity and its danger not being fully known and appreciated in Downing Street.
The government establishments are strained to the utmost to alleviate this great calamity and avert this danger, as far as it is in the power of government to do so; and in the whole course of my public service, I never witnessed such entire self-devotion and such hearty and cordial co-operation on the part of officers belonging to different departments met together from different parts of the world, as I see on this occasion.
My purchases are carried to the utmost point short of transferring the famine from Ireland to England and giving rise to a counter popular pressure here, which it would be the more difficult to resist because it would be founded on strong considerations of justice.
But I need not remind your lordship that the ability even of the most powerful government is extremely limited in dealing with a social evil of this description. It forms no part of the functions of government to provide supplies of food or to increase the productive powers of the land. In the great institutions of the business of society, it falls to the share of government to protect the merchant and the agriculturist in the free exercise of their respective employments, but not itself to carry on these employments; and the condition of a community depends upon the result of the efforts which each member of it makes in his private and individual capacity. …
In Ireland the habit has proverbially been to follow a precisely opposite course, and the events of the last six weeks furnish a remarkable illustration of what I do not hesitate to call this defective part of the national character. The nobility and the gentry have met in their respective baronies, and beyond making presentments required by law, they have, with rare exceptions, confined themselves to memorials and deputations calling upon the government to do everything, as if they have themselves no part to perform in this great crisis of the country. The government is expected to open shops for the sale of food in every part of Ireland, to make all the railroads in Ireland, and to drain and improve the whole of the land of Ireland, to the extent of superseding the proprietor in the management of his own estate, and arranging with his tenants the terms on which the rent etc. is to be adjusted. …
I must give expression to my feelings by saying that I think I see a bright light shining in the distance through the dark cloud which at present hangs over Ireland. A remedy has already been applied to that portion of the maladies of Ireland which was traceable to political causes, and the morbid habits which still to a certain extent survive are gradually giving way to more healthy action. The deep and inveterate root of social evil remains, and I hope I am not guilty of irreverence in thinking that, this being altogether beyond the power of man, the cure has been applied by the direct stroke of an all-wise Providence in a manner as unexpected and unthought as it is likely to be effectual. God grant that we may rightly perform our part, and not turn into a curse what was intended for a blessing. The ministers of religion and especially the pastors of the Roman Catholic Church, who possess the largest share of influence over the people of Ireland, have well performed their part; and although few indications appear from any proceedings which have yet come before the public that the landed proprietors have even taken the first step of preparing for the conversion of the land now laid down to potatoes to grain cultivation, I do not despair of seeing this class of society still taking the lead which their position requires of them, and preventing the social revolution from being so extensive as it otherwise must become.
Believe me, my dear lord, yours very sincerely

(*a) The deep and inveterate root of social evil remained and this has been laid bare by a direct stroke of an all wise and all merciful Providence as if this part of the case were beyond the unassisted power of man Innumerable had been the specifics which the wit of man had devised but even the idea of the sharp but effectual remedy by which the cure is likely to be effected had never occurred to any one God grant that the generation to which this great opportunity has been offered may rightly perform its part and that we may...

(*b) Posterity will trace up to that Famine the commencement of a salutary revolution in the habits of a nation long singularly unfortunate, and will acknowledge that on this, as on many other occasions, Supreme Wisdom has educed permanent good out of transient evil.

(**) Like you, I regard the prospects of Ireland with profound melancholy; but I fear much less for the Judgements of God than for the aggravations of them owing to the ignorance, the selfishness & the Evil passions of man.
(Robin F. Haines. Charles Trevelyan and the Great Irish Famine, 2004, p.5)

(***) The great evil with which we have to contend... not the physical evil of the famine, but the moral evil of the selfish, perverse and turbulent character of the people.
(Cecil Woodham Smith, The great hunger, Ireland 1845-1849, 1962, p. 156)

К предыдущему, кратчайшее содержание - 3

К предыдущему, кратчайшее содержание - 3

Социалисты, частная собственность и свободный обмен, их издержки.
Приведем такой условный пример.

(I) Вот несомненными фактами является то, что:
- лекарства и вообще медицинское вмешательство в организм сплошь и рядом "одно лечат, другое калечат", и при прочих равных лучше выздоравливать на иммунитете;
- медицина 18-19 веков имела на вооружении множество ложных и в применении вредящих здоровью концепций;
- во все времена врачи нередко ошибаются и приносят вред вместо пользы;
- если не регулировать весьма строгим образом медицинские услуги, производство лекарств и их продажу, то начнется мгновенно чистое людоедство: под видом лекарств начнут массово производить и продавать невесть что, производство настоящих лекарств массово применит опыты на людях, шарлатаны начнут, выдавая себя за целителей, морить людей под видом лечения, немало профессиональных врачей начнет усиленно халтурить, - и сколько в результате будет народу поморено, ни в сказке сказать, ни пером описать.
Все это бесспорно.
(Аналогично с частной собственностью и свободным обменом, если их не ограничивать вообще).

(Iа) Теперь допустим, что в некотором царстве-государстве ок. 1750-1800 г. возникли технологические условия массового производства любых соединений, а контроль усиливать никто не хотел, и потому выросло наводнение рынка липовыми лекарствами и смертность от этого. Не то чтобы от этого смертность выросла в разы, нет, она так (и даже еще больше) и раньше по разным причинам колебалась, но вот есть такая буква.

(II) Теперь представим себе, что на авансцену в XIX в. вышло общественно-политическое направление под названием "органичнеры" (нечто вроде добавочно взбесившейся Христианской науки в помеси с гр. Л.Н. Толстым), которое, потрясая фактами блока (I) - и прибавляя к этому тоже истинный факт (Ia), - заявляет, что медицина и фармакопея - это узаконенные обман и убийство, нужные только медицинским корпорациям и производителям лекарств, калечащие тело и дух и формирующие у людей пагубные страхи и зависимости, а лечиться от всего на свете надо иммунитетом, развитием иммунитета, здоровым образом жизни, силой духа и верою во вселенское Добро, т.е. той же силой духа (ср. Христианскую науку, https://en.wikipedia.org/wiki/Christian_Science ). Известные корифеи направления выступают с лозунгами "Медицинское вмешательство есть убийство", "Долой лечение человека человеком!" и т.д.
Некоторые из них требуют прямо здесь и сейчас запретить применение лекарств и медицинские услуги, оставив только самолечение подручными средствами. И борются за это силой, потому как массовое убийство жеж (врачами и лекарствами, а также псевдоврачами и псевдолекарствами - болящих) происходит повсеместно из корыстных побуждений и претензий на какое-то особое ученое знание, неужто его силой не пресекать?!

Некоторые более умеренны: они призывают растянуть это запрещение на 50-100 лет, постепенно его наращивая, а меж тем разрабатывать и применять меры по укреплению иммунитета и распространению здорового образа жизни, с одной стороны, и введению и укреплению контроля над медицинскими услугами и продажей лекарств (аналог соцгарантий и труд. зак-ва у левых), превращению "дикого" их рынка в регулируемый - с другой. Кроме того, они больше любят постепенное развитие с соблюдением демократии и свобод, чем революции и диктатуры. Впрочем, они охотно дружат и блокируются с предыдущим направлением, а медицину так-таки поносят как убийство граждан корысти и надменности для, только считают, что пока совсем уж без нее обойтись нельзя, проклятые врачишки приучили людей к лекарствам и через них же, врачишек, иммунитет ослабел так, что прямо с ходу полностью переключиться на него нельзя. Некоторые требуемые и проводимые данными адептами (органичнер-демократами) меры по укреплению иммунитета и контролю над рынком медуслуг и лекарств вообще благодетельны и снизили смертность от шарлатанов и безответственных врачей. От этого об органичнер-демократах идет среди некоторых добрых людей добрая слава: эти добрые люди не очень цепляются к общей системе органичнер-демократов, но запоминают конкретные жизнеобеспечивающие реформы, которые они проводят там, где медицинское лобби и демократия достаточно сильны, чтобы не дать органичнер-демократам вполне разгуляться по их собственной волюшке.

Некоторые органичнеры (органичнер-утописты) еще более умеренны: они лишь грезят о том, как в неизвестно каком будущем иммунитета и упражнения оного будет достаточно для лечения всех болезней, а покамест сосредоточены на том, чтобы указывать на неизбежный коллатеральный вред медицинского лечения и пропагандировать усиление иммунитета, контроль над рынком медуслуг и прочее, чем занимаются органичнер-демократы. Раз в сто лет органичнер-утопистам удается в самом деле открыть новую хорошую гимнастику, укрепляющую здоровье, остальное же время они посвящают написанию сочинений, рисующих прекрасную жизнь в шарообразном вакууме, где иммунитет стал уже таким, что медицина не нужна. Впрочем, и они охотно дружат с предыдущими разновидностями.

***

Отдельно от всех них имеются граждане, которые тоже грезят о будущем, когда иммунитета и укрепления оного будет достаточно для лечения всех болезней, и тоже заняты борьбой за развитие иммунитета, науки об иммунитете, контроля за рынком медуслуг, но вот сами основы идеологии органичнеров считают изуверским абсурдом, и дружить с органичнерами не хотят. Блокироваться тактически - могут, как и с кем угодно, впрочем, другим. Об этих гражданах больше не будет речи в этой саге.

(III) - Спрашивается, как, стал бы кто-нибудь из нас при оценке движения органичнеров всерьез допускать, что это была такая здоровая в какой-то своей части / основе реакция на факты (I) и (Ia), просто иногда преувеличенная, или все же мы сразу оценили бы немеренную степень недобросовестности и изуверства оных органичнеров, и именно в ней опознали бы действительную основу их деятельности и мотивации, а блоки (I) и (Ia) расценили бы как материал, на котором органичнеры злостно паразитируют и спекулируют в целях, которые - как бы ни верили в обратное сами органичнеры (которые, как и всякий человек, вишфулфинкать и автосублимироваться могут с мощностью вулкана) - не имеют ничего общего с заботой о благе людей? (Уж о том я не говорю, что в нашей условной вселенной лозунги органичнеров выдвигались от начала времен и не являются реакцией ни на какие события последних 2 тыс. лет, так как известны стали еще раньше).

Ответ печален: это "стали бы мы" да "не стали бы мы" полностью зависит от того, насколько информационное, политическое и властное пространство было бы в последние век-два засорено и заполонено самими органичнерами. Воздействие инерции и "ну все же знают" в этом отношении в современном мире имеет совершенно неприличный масштаб.

А. Бремзен: В Америке медицина пока, с Божьей помощью, частная. Наконец-то елей по мощам

А. Бремзен: В Америке медицина пока, с Божьей помощью, частная. Наконец-то елей по мощам

Вообще, если бы можно было просто объявить рынок или онлайн-аукционы почек, печени и других органов, возможно, было бы гораздо эффективнее, чем сейчас. Эффективнее в том смысле, что те, кто может заплатить больше денег, быстро получали бы хорошие почки. [*] Но у людей есть совершенно четко выраженное отвращение к тому, чтобы подобные вещи торговались. В свое время Элвин Рот рассказывал, что самое сложное для него было убедить врачей, что с экономистом вообще можно разговаривать на эту тему. По его словам, было очень сильное отвращение к духу наживы. Тем не менее можно, оказывается, придумать такой алгоритм, который эффективен, делает людям лучше и в то же время обходит проблему цен. Здесь есть глубокий экономический смысл, как нам достичь эффективности, если мы не можем пользоваться ценами. - К. Сонин ( https://slon.ru/economics/nobelevskiy_komitet_otvetil_na_vopros_a_chem_eti_ekonomisty_zanimayutsya_est_li_polza_-839727.xhtml ).

В Америке медицина пока, с Божьей помощью, частная, вот, кажется, новый президент это все собирается испортить

А. Бремзен, 2012, 1:18:23, https://www.youtube.com/watch?v=wTBEm_O5Mdw

На ту же тему, он же:
...мы уже подходим к теме Страшного суда непосредственно, — про то, как экономисты спасают человеческие жизни. Этому же самому Элвину Роту вместе с соавторами принадлежит идея дизайна рынка донорских органов. Донорские органы во всех известных мне странах запрещено продавать и покупать за деньги, естественно, но это не значит, что ими нельзя меняться. Если вы зайдёте на сайт optn.org, то вы увидите, сколько в США в этот момент пациентов нуждаются в донорской почке. Это порядка 100 тысяч человек — 100 тысяч стоят в очереди, проходят регулярную процедуру диализа, которая очень болезненная, дорогая и некомфортная, в надежде, что когда-то им пересадят почку. Где взять почку? Доктора разводят руками, говорят: ну вот ждите, если освободится, например, можно отменить ограничение скорости на хайвэях — тогда будет освобождаться больше почек и одновременно будет меньше очередь за ними. Но по этому пути решили не идти по другим причинам. Почему именно почки: потому что у здорового человека две почки, и здоровый человек, говорят медики, может оставаться здоровым с одной. То есть в принципе я мог бы свою почку пожертвовать. И тут становится ясно, что ходит 200 миллионов здоровых американцев, которые могли бы свою почку пожертвовать, и 100 тысяч больных, которые нуждаются. И пока подходящих стимулов не создано, обычно только близкие родственники жертвуют почки.

https://slon.ru/specials/economy-faculty/lections/140/

***

Тут надо сказать, что сама лекция А.Бремзена посвящена алгоритмам Э. Рота, которые позволяют собрать как можно более длинные цепочки обмена бесплатных добровольно отданных донорских органов так, чтобы как можно большее число пациентов их могло получить. Никаких аукционов, никаких денег там и тени не задействовано. И не могло бы быть задействовано - на то и американские законы, в частности. Но это про Элвина Рота. А я привел цитаты из иных людей.

[*] В общем виде тезис про аукционы звучит у этой школы так:
"результат будет оптимальный в том смысле, что объект получит тот, кто ценит его больше всех, он сделает самую высокую ставку" (А. Бремзен, https://slon.ru/specials/economy-faculty/lections/140/ - не о почках, естественно. В этой области остается считаться с тем, что "у людей есть совершенно четко выраженное отвращение к тому, чтобы подобные вещи торговались").

У людей могло бы быть еще и совершенно четко выраженное отношение к тому, как США (по прод. жизни на 40 месте в мире в 2010 г., пропустив вперед порядка 20 европейских стран, не считая прочих) так уж похваляют за то, что у них, слава Богу, до Обамы "вся" (все-таки на самом деле нет) медицина была частная, да вот Обама испортил. В 2016 США занимают уже 31-е место в мире по прод. жизни. Уж так испортил им всё Обама....

В добрый час - покажите получше новому сенатору дорогу в сенат!

В каком статусе Булгаков встретил март (ст. ст.) 1920 года?

В каком статусе Булгаков встретил март (ст. ст.) 1920 года?

В биографиях Булгакова
(начиная от ранней и совсем беспомощной Петелинской, где Булгаков дезертирует из ВСЮР, и кончая новейшей и очень подробной Варламовской, согласно которой "не исключено, что как раз после контузии Булгаков получил освобождение от воинской службы и целиком занялся журналистикой" [это как раз совершенно исключено: Булгаков был контужен при походе за Шали-аул в ноябре 1919, а еще в январе 1920 он во всяком случае оставался военврачом ВСЮР, см. ниже]),
- так различно и сбивчиво пишут, кем он был на момент оставления Владикавказа белыми, что представляется полезным дать на эту тему сводку. В ближайшем будущем я выложу пдф-сводку доступных мне основных источников по биографии Булгакова в августе 1919 - марте 1920 г. (записи в не предназначавшихся к публикации воспоминаниях Карума; рассказы Татьяны Лаппа М. Чудаковой, Л. Паршину, А. Кончаковскому; ее же письма к Д. Гирееву; записи Слезкина; извлечение из дневника Булгакова 1925; некоторые другие тексты - все это в разное время было опубликовано за последние 30 лет), а пока - вот данные относительно зимы - весны 1920. Collapse )
---

Резюме. Совокупность имеющихся источников не оставляет сомнений в том, что Булгаков оставался на военной службе врачом в северокавказской группе войск ВСЮР и в феврале, и в марте, и был оставлен своими сослуживцами при эвакуации только по нетранспортабельности.

"Смерть Эренбурга"

"Смерть Эренбурга"

Рассказ этот я слышал от упомянутого в конце прошлого поста хирурга N. в конце 80-х. В середине 90-х он умер от скоротечного рака. Рассказ этот, сразу скажу, - устная новелла: так, как в нем излагается, дело происходить не могло уже потому, что войну N. закончил вовсе не в Силезии, а в Восточной Пруссии. Сам N. был из старомосковской русской "посадской" среды, род. 1924, рано осиротел, до 17-18 лет принимал советскую идеологию как самоочевидно истинную веру, в 17-18 резко передумал, в 19 лейтенантом был выпущен на фронт (нач. 1944), где и воевал до конца. Хирургом он стал после войны, а на войне он был в артиллерии. К тому времени, как я его знал, он очень любил, в порядке убывания, три вещи: вытаскивать медицински и вообще выручать людей; коньяк; деньги. Все остальное - с отрывом после.

Рассказ состоял из нескольких кусков. Один - о том, что врач их батальона, очень хороший человек, имел кличку "Эренбург", поскольку очень напоминал внешне Илью Эренбурга, и бойцы часто просили его фотографироваться с ними, чтобы потом можно было выдавать эти фото за памятники их дружеских встреч с настоящим Эренбургом, который - как пояснял N. - был тогда страшно знаменит во всей армии. Collapse )

По такому сценарию можно было бы поставить фильм. Повторюсь, рассказ этот в том полном виде, как его излагал N., придуман: Глац действительно взяли после капитуляции, но N. в это время был в Кёнигсберге. Перенести себя в Глац ему понадобилось потому, что в Восточной Пруссии бои закончились еще до капитуляции Германии (и саму косу Фрише-Нерунг никто не штурмовал с конца апреля, а с 8 на 9-е она капитулировала). Что в этом рассказе взято из своих и чужих реальных воспоминаний (например, врач по прозвищу "Эренбург", с которым фотографировались, чтобы выдать это за фотографию встречи с настоящим Эренбургом, скорее всего существовал), а что просто придумано, не выяснишь.

Вместе с тем главное его содержание в любом случае правдиво. Оно ведь состоит не в событиях фабулы, а в том, что вот был русский офицер, который о войне, о советской и немецкой власти, о жизни и о людях думал то-то и то-то. Так он и в самом деле был - это был, как минимум, сам N. И не было бы ничего удивительного, если бы то же самое действительно думал его комбат.

Сенсационные записки. Сабж.

Итак, сабж (вступительные сведения см. в предыд. посте)

***

Сенсационные записки Л. И. Брежнева, а также слова говоренные им во время застолий, в записи средств подслушивания ЦРУ. Издание осуществлено в Париже. Перевод с французского. Париж, 1992


Примечание: В настоящей версии не приведены имеющиеся в оригинале высказывания всемирно известных людей о евреях, выписанные по заданию Л.И. Брежнева для высказывания мыслей в кругу представителей братских партий, а также Протокол №20, выписанный лично для Л.И. Брежнева из "Сионских Протоколов", изданных князем Горчаковым в Париже в 1927 году.

"Все началось с разоблачений в независимой прессе, сделанных Б. Александровым, который много лет заведовал московским моргом № 36. Б. Александров утверждает, что для похорон Брежнева в его морге подобрали подходящий неидентифицированный труп. За заявлением Б. Александрова последовала целая лавина новых разоблачений. Выяснилось, что Брежнев вовсе не был такой ужасной развалиной каким он притворился. На самом деле он был моложавый человек в очень хорошей форме Незадолго до своих псевдопохорон он повстречал 18-летнюю красавицу и глубоко полюбил ее. Никому в голову не пришло искать связь между этими похоронами и появлением на острове Западная Самоа солидного и скромного господина с прекрасной молодой супругой Его виллу охраняют громадные псы и рослые охранники, похожие на головорезов. Редкие свидетели говорят, что за эго время Леонид Ильич Брежнев сильно похудел и загорел, его супруга стала еще прекрасней, у них родилось уже трое детей".


ПРЕДИСЛОВИЕ ИЗДАТЕЛЕЙ

Еще вчера это казалось невозможным, - сегодня перед нами перевод с французского - "Сенсационные записки Л.И. Брежнева, а также слова, говоренные им во время застолий". Изданы в Париже.

Эту книгу перевел на русский язык представитель нашей фирмы в Бельгии Цион Паписмедов.

Читая и перечитывая слова, говоренные Л. И. Брежневым (в записи средств подслушивания ЦРУ), мы постигаем мир простых и очевидных вещей, которые содержат глубокий скрытый смысл, много разных уровней и форм постижения реальности.

Вдруг мы поняли, что и Леонид Ильич, этот пастырь застоя, иногда видел и понимал мир по-другому, его мироощущение - это другая реальность: эльфы, душа растений, яснослышание, Collapse )

"Хочу ли я действовать на вашу жизнь? Иметь влияние? Не особенно...".

"Не люблю стоять на Мавзолее. Бррр:"

"Наша печать, наша литература - это пулемет, из которого стреляет идиотический унтер. И скольких Дон-Кихотов он перестреляет, пока они доберутся до него. Да и вовсе не доберутся никогда".

"Никакой человек не достоин похвалы. Всякий человек достоин только жалости".

Интересно, что все-таки сказал министр Топилин?

Интересно, что все-таки сказал министр Топилин?
О желательности ликвидации бесплатного здравоохранения для [части] не работающих без уважительной причины?
http://www.rg.ru/2013/09/24/pensionery-site-anons.html

От прессы, как обычно, толку не добиться, - сдается, что не для того в РФ журналисты освещают какой-то вопрос, чтобы объяснить читателю, в чем, собственно, дело. Как правило, они и сами этого не знают и не видят в этом никакой беды.

В то же время идея лишить права на бесплатное здравоохранение домохозяек, крестьян, работающих на самих себя, или собственников, живущих на доходы от их собственности, вообще людей, не продающих никому свою рабочую силу и труд на постоянной основе - эта идея пока (и в ближайшие эн лет) слишком экстравагантна, чтобы ее озвучивал министр.
Идея лишить такого права тех, кто показывает себя неработающими, а на самом деле работает и получает за это оплату, с которой не платит налогов, среди родных осин уже вполне могла быть высказана, но интересно, в какой именно форме.

Вообще, что бы он ни сказал, от любых таких речей до закона в РФ дистанция очень велика; просто интересно, что он все-таки сказал.

Подтверждение истинности своих оценок не всегда радует

Подтверждение истинности своих оценок не всегда радует оценщика

Оценка того, насколько способен неопределенно большой процент 'образованного' постсовкового населения соображать (в сферах, превышающих по сложности донесение ложки до рта и сочинение публицистики образца 1988/2012), у меня давно сложилась самая негативная. (Да, конечно, я и сам вхожу в это самое образованное постсовковое, но что ж тут поделаешь - из песни слова не выкинешь; в большинстве _наблюдавшихся_ мной по проявлениям случаев - прискорбнейшая картина. Может, конечно, это мне так не повезло с секторами наблюдения, а на самом деле светлый разум в моей соцгруппе просто кустами кустится). Ни простая память, ни оперативная не работают.
Вот, к примеру, Быков твердо помнит, что Никонов призывал исключительно к разрешению прекращения страданий для безнадежных детей: "Я просто помню, к чему он призывал, а к чему нет. Никонов предлагал разрешить эвтаназию для безнадежных. И только. Не "убивать", не отбраковывать, не направлять на уничтожение. Только прекращать страдания, если нет надежды" ( http://ru-bykov.livejournal.com/1536852.html?thread=6951508#t6951508 )
А на самом деле Никонов призывал разрешить родителям по своей воле обрекать на умерщвление отнюдь не только безнадежно терзающихся, но и попросту даунов и каких-то иных детей-инвалидов с врожденными уродствами (см. подборку http://wyradhe.livejournal.com/87558.html , со ссылками. В частности: "Убежден: такое же право [выносить решение об эвтаназии новорожденного] должны иметь и родители новорожденного дауна. Потому что эта болезнь неизлечима. А жизнь неполноценного – сплошное мучение. И сам он попросить об эвтаназии еще не может. Надо ему помочь"). Синдром Дауна, естественно, никаких безысходных мучений не несет. Итак, понадобилась, в лучшем случае, всего-то простенькая игра слов Никонова: приравнивание самой по себе жизни "неполноценного" к мучению - чтобы Быков "просто помнил", будто бы Никонов призывал исключительно к разрешению прекращения безнадежных страданий.

Рошаль написал в своем твиттере: "Поддерживаю указ Президента и предлагаю в Москве поставить народный памятник Диме Яковлеву, спасающему у нас безродительских детей".
И уже куча журналистов и частных лиц пишет, что поддержал он, стало быть, запрет на усыновление (хотя всю предыдущую неделю выступал против него), переметнулся, осквернил и т.д. Ты не поляк, ты татарин, ты предал знамена народовы!
Между тем поддержка здесь выражена вовсе не ЗАКОНУ ("антимагнитскому", с пунктом о запрете), а совершенно отдельному УКАЗУ о поддержке детей, который Путин подписал параллельно подписанию закона. А уж фраза про то, как Диме Яковлеву теперь посмертно выпало у нас выступить в роли спасителя безродительских детей, по своему очевидному черно-горькому упрекающему сарказму (смысл у нее тот, что вот - резкую заботу о спасении безродительских детей у нас начинают проявлять не тогда, когда надо - то есть изначально и постоянно - а в связи с историей вокруг закона Магнитского, остается сказать спасибо за это Диме Яковлеву - а не тем, кто у нас отвечает за эту саму заботу) никаких сомнений вызывать не может.

Любопытно, сохранят ту же степень несоображения следующие поколения. С моим-то и около вопрос ясен.

P.S.

Король: А ты не любишь доносчиков?
Справедливый сапожник: Ну чего же в них любить? Такая сволочь, ваше величество!

Сказочные времена, когда самой опасной для людей чумой были верховные вурдалаки с их приказами да доносчики. Нам этого себе уже не представить.

Интересно, чем насолила Алексеева "Новой Газете"?

Интересно, зачем "Новая Газета" решила популярно объяснять народу на ярких примерах, что-де правозащитница Людмила Алексеева выжила из ума? Чем Алексеева насолила "Новой Газете"?

Ибо "Новая Газета" в статье про постановку политических пьес в одной студии ("Театр.док - часть протестного сознания", http://www.novayagazeta.ru/arts/51009.html ) нашла нужным поместить следующий пассаж:

Зрители, бывает, реагируют очень ярко. На «Часе восемнадцать», спектакле о смерти Сергея Магнитского, опытный правозащитник Людмила Алексеева стала кричать на актрису, исполнительницу роли тюремного врача: «Как вам не стыдно?! Почему вы не уйдете в обычную поликлинику?!»

Любопытно, что ответила актриса.


Из переводов

Из переводов с английского (все, кроме первого - из перевода Л. А. Игоревским биографии Конан-Дойля, написанной Дж. Карром).

...Изображенный с обеих сторон наклоненного рожка дракон, символ Заказа Дракона, основанного в 1408, чтобы защитить Христианство...

(Заказ - Order, естественно, имеется в виду Орден Дракона)

...полк ирландеров...

...Томми Эткинс... (Tommy Atkins)

...в тентах распространялась эпидемия... (об эпидемиях в лагерях для буров в конце англо-бурской вонйы; естественно, речь идет о палатках)

...надо перестать вооружать кавалерию мечами и копьями... (об английской кавалерии 1900 года; естественно, палашами и пиками)

...Конан-Дойль считал, что что угодно вероятнее, чем "православное христианство"...  (естественно, чем "ортодоксальное христианство")

Заказ Дракона - в мемориз!