Category: космос

Category was added automatically. Read all entries about "космос".

Всячески рекламирую

Всячески рекламирую
всем, кто интересуется Вагиновым и кого при этом еще не достигла информация об этой странице -
всемерно ее рекомендую:
http://www.newruslit.ru/literaturexx/oberiu

В частности и особенности - работы С. Кибальника и введенные им в оборот материалы, - включая воспоминания жены Вагинова. В России надо жить очень долго - ей понадобилось после смерти мужа прожить еще 55 лет и дожить до 90, чтобы успеть принять участие в его издании. Умерла она в 1993. Из ее воспоминаний я когда-то узнал, что Советская власть добралась все-таки до стариков родителей Вагинова - оба сгинули в терроре 37-го. Кампанию 1918-1920 чудом пережили (его отец был жандармским офицером), а вовремя умереть, в отличие от сына, не успели (Вагинов умер от ТБЦ в 1934).
Cоветская власть вообще окружила его заботами. Родителей прикончила, названную сестру угнала году в 19-м концлагерь, на чем из виду Вагинова она и потерялась, самого Вагинова угнала на польскую кампанию 1920 года и подавления сибирских восстаний или читинский фронт в конце того же 20-го, жена Вагинова еще и в 1989, по воспоминаниям, тряслась, вспоминая 37-й- 38-й.

***

Там же сокрушительная статья о "Рубруке в Монголии" Заболоцкого, автор Т. Игошева.

Цитирую: "Европейская цивилизация, в основании которой заложена христианская идеология и христианские ценности, при столкновении с монголами терпит сокрушительное поражение. Могущество монгольской кочевой империи, почти биологической по своему происхождению, выстраивается на принципах, далеких от христианской морали. Нравственные основания отсутствуют в составе природного бытия (кому как не Заболоцкому об этом знать!), где они замещены практическим смыслом... Нравственные ценности не могут быть реализованы монголами в их практической жизни. Их символ веры заключен в абсолютном подчинении космической иерархии, частью которой является и социальная иерархия кочевого монгольского государства... Рядовой монгол в этой системе осознает себя как часть сложной иерархической системы и подчинен в конечном счете не человеку, а Богу. Идея иерархического соподчинения пронизывала монгольскую империю насквозь вплоть до религиозно-духовных вопросов".

ВНУТРИ приведенного абзаца цитируются строфы, излагающие позицию этих самых монголов:

… «Послушай, франк!
И мы ведь тоже на востоке
Возводим бога в высший ранг.

Однако путь у нас различен.
Ведь вы, писанье получив,
Не обошлись без зуботычин
И не сплотились в коллектив.

Вы рады бить друг друга в морды,
Кресты имея на груди.
А ты взгляни на наши орды,
На наших братье погляди!

У нас, монголов, дисциплина,
Убил – и сам иди под меч.
Выходит, ваша писанина
Не та, чтоб выгоду извлечь!»

....

Ведь если бог монголу нужен,
То лишь постольку, милый мой,
Поскольку он готовит ужин
Или быков ведет домой.
<…>
Поскольку он податель мяса,
Поскольку он творец еды!
Другого бога-свистопляса
Сюда не пустят без нужды.

....

Это, стало быть, такое абсолютное подчинение космической иерархии, венчаемой Богом. И совершенное равнодушие к этическим вопросам, хвалящееся братством и строгим соблюдением справедливого воздаяния.
Любопытное бывает литературоведение.

Наткнулся случайно

Наткнулся случайно на беседу  двух половин автора фантастических нарративов Ал. Зорича - псевдоним соавторов Я. Боцман и Д. Гордевского.  Авторы цикла "Завтра война". Курсант  Военно-космических сил Александр Пушкин, нападающие на междупланетную Россию  межзвездные кочевники джипсы, всё такое. По вычислениям энтузиастов количественных методов анализа фантастических нарративов "активный словарный запас: чуть выше среднего, средняя длина предложения: 60 знаков — на редкость ниже среднего" Я, увидев эту серию, детски обрадовался,  потому что был когда-то ошеломлен "Серебряными яйцеглавами"  Лейбера, где приводится образец фантастического романа:

"Все дальше и дальше распространялся Золотой рой, располагаясь ночлегом на планетах, разбивая свои шатры в рукавах галактик.  То тут, то там в отдаленных звездных скоплениях вспыхивали мятежи, но сверкали космические копья, поражали безжалостно и мятежи угасали.  Италла - Великий хан Золотого роя - повелел подать себе супертелескоп...  В последней крепости, на последней планете, еще оставшейся в руках  землян, Грант Айронстоун улыбнулся своему испуганному секретарю...  "Среди нас шпион!" - громовым голосом воскликнул Грант Айронстоун. И, схватив рукою тонкую ткань, прикрывавшую грудь Зилы, королевы Ледяных Звезд, он с треском разорвал ее. "Смотрите! - сказал он.- Вот они, две чаши радарного передатчика!" Космические шерифы остолбенели".

"Космические шерифы остолбенели" - с тех пор одна из моих любимых фраз, но я страшно жалел, что Лейбер придумал только фрагмент этого творения. А что же было дальше? И вот сочинилась "Завтра война" - и это в точности оно самое. Космические кочевники и т.д. Можно подумать, что авторы тоже были культурно ошеломлены "Серебряными яйцеглавами" и поклялись сочинить нечто вроде того, что там приведено - и не хуже!

Так вот наткнулся я на их беседу про этногенез и вообще Collapse )

***

Товарищи кроманьонцы (авторы безусловно кроманьонцы - оба бывшие доценты философского факультета, один философ-культуролог, другой философ-религиовед. Жалко, что они ушли из своих дисциплин), прошу  считать меня неандертальцем. Так спокойнее.

Мы не кролики!


Мы не кролики!


Богатые в произведениях Лоуренса тоже плачут и бьются в тисках Рока. Иной раз им приходится выдерживать драматическую - а в чем-то и трагическую - борьбу с кроликом. У нижеследующей сцены имеется психологический подтекст: сверхчеловек в состоянии зарождения Джеральд Крич желает покорить сильную и свободную девушку Гудрун одним напором своей неуемной воли и "божественного разума", а та желает дать ему понять, что ему придется сильно попрыгать, а напором с ней ничего не сделаешь. И вот тут они сталкиваются с кроликом по имени Бисмарк... Это, доложу я вам, не кролик - это дракон. Он тоже силен духом. Разворачивается поединок трех воль. Прошу следить за мимикой и жестами героев - просто так они и не чихнут (кроме кролика).Collapse )

На его лице появилась странная едва заметная двусмысленная улыбка. Она взглянула на него, поняла ход его мыслей и осознала, что он был таким же посвященным, как и она. Это ей не понравилось и на мгновение привело ее в замешательство.
– Слава Богу, мы не кролики, – сказала она высоким пронзительным голосом.
Улыбка на его лице стала еще шире.
– Не кролики? – спросил он, пристально смотря на нее.
Ее лицо тоже осветилось улыбкой, словно говоря, что понимает ход его непристойных мыслей.
Нет, Джеральд, – сказала она твердо и медленно, почти по-мужски. – Мы больше, чем просто кролики, – и она посмотрела на него с обескураживающей беспечностью.
У него появилось ощущение, что она медленно, с непревзойденной тщательностью разорвала на куски его сердце ".

Вот так-то.

Катаев, Маяковский, Трава забвения-3.

Еще один барским крестьянам от их доброжелателя Катаева поклон.

Катаев в "Траве забвения" излагает историю "Бани" Маяковского. С самого начала тон задан с громом и молнией:

"Он читал отлично, удивив всех тонким знанием украинского языка,
изображая Оптимистенко, причем сам с трудом удерживался от смеха (...)

После чтения, как водится, начались дебаты, которые, с чьей-то легкой руки, свелись, в общем, к тому, что, слава богу, среди нас наконец появился новый Мольер.

Как говорится, читка прошла "на ура", и по дороге домой Маяковский был в прекрасном настроении
..."

Новый Мольер.

Есть похвалы, которые по определению звучат как издевательство Collapse )
Но дальше - больше. Катаев излагает знаменитую эпопею борьбы Маяковского за "Баню". В частности, Маяковский вынужден был перестать на читках говорить за Оптимистенко с украинским акцентом, чтобы избежать упреков в великодержавном шовинизме. Катаев пишет об этом: "Маяковский брал меня с собой почти на все читки. По дороге  обыкновенно советовался:    - А может быть, читать Оптимистенко без  украинского  акцента?  Как  вы думаете?  - Не поможет.    
-Все-таки попробую. Чтобы не быть великодержавным шовинистом.   И он пробовал.
Помню, как ему было трудно читать текст своего Оптимистенко "без украинского акцента"".
И Катаев от себя прибавляет: "В таком виде "Баня", конечно, теряла половину своей силы,
оригинальности, яркости, юмора
".

Вот как! Половина всей cилы, оригинальности, яркости и юмора "Бани" заключается, значит, в украинском акценте Оптимистенко! Ничего себе Мольер... Замечательно, что эту изничтожающе-издевательскую ремарку Катаев запускает в дело как нечто самоочевидно бесспорное, под эскортом слова "конечно": "В таком виде (без украинского акцента) "Баня", КОНЕЧНО, теряла половину..."