Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

К предыдущему. Судьба одной идеи, или было ли "вторжение гиксосоа".

К предыдущему. Судьба одной идеи, или было ли "вторжение гиксосоа".
Судьба одной идеи, или было ли вторжение гиксосов.

Сначала - что известно точно.

1. К концу 18 веке до н.э. и далее (время раздробленности Египта на разные государства с разными правящими домами) в Нижнем Египте, особенно на его Востоке, уже проживало из рода в род много египетско-подданных азиатов и лиц смешанного происхождения (египетск. "азиаты" - ааму и сет(ет)иу), иммигранты-азиаты продолжали туда подселяться и на протяжении 18-16 вв., пополняя эту часть населения (плюс ввоз пленных и т.д.).

2. В 17 - середине 16 века некая династия правила куском Египта из своей столицы в Аварисе, в Восточной Дельте. Цари этой династии носили личные неегипетские / азиатские (/западно/семитские) имена. Археологически период этой династии в Аварисе хорошо исследован - культура Авариса этого времени дает синтез египетских и разных левантийских элементов (по распределению этих элементов судить о происхождении династии на самом деле нельзя, поскольку оно говорит о связях с Левантом, какие у Авариса в целом были уже после образования царства этой династии со столицей в нем). В середине 16 века Фиванское египетское царство разгромило и аннексировало это Аварисское царство и объединило Египет, причем один из фиванских царей, ведших эту борьбу (Камос), определяет в своих надписях аварисскую династию и ядро ее сил как "азиатов" (ааму, сететиу), аварисских царей - как не египтян, а иноземцев "азиатов" и "владетелей Реченских" (Речену - значительная часть Сирии-Палестины; немалая часть территорий Речену входила в зависимые владения аварисских царей), контролирующих часть Египта, и от них-де, соответственно, надо освободить Египет. Надпись этого фиванского царя также упоминает - и осуждает - примирительную позицию фиванских вельмож по отношению к Аварисскому царству; согласно надписи, эти вельможи тоже считали аварисских царей и их власть "азиатами", но при этом объявляли "Египтом" только территорию самого Фиванского царства, а владения царей Авариса в Египте объявляли никакой не частью Египта, а "страной азиатов" (тем самым дополнительно обосновывалась примиренческая позиция: в рамках получающейся картины просто не было никакого Египта или куска Египта, который можно/нужно было бы освоблждать от власти чужеплеменников).

3. Через полвека после крушения Аварисского царства Хатшепсут, государыня той же фиванской династии (по нашим понятиям о династии; по египетскому счету фиванский дом после объединения страны образовал новую "династию"), описывала ситуацию времен Аварисских царей так, что в Аварисе жили "азиаты", а среди этих "азиатов" были некие "побродяги/бродячие" (шмау), которые все разрушали и "аравили без бога Ра". Эти шмау, стало быть, и есть та самая аварисская династия и верхушка.

4. Позднее (при 19 династии, самое позднее) египтяне все же включили аварисскую династию (или ее бОльшую часть) в официальный список законных царей Египта, но при этом продолжали именовать Аварис времен этой династии "град азиатов" (в смысде: град царей-азиатов и их азиатской по преимуществу верхушки; они не хотели сказать, что там население сплошь было азиатское), а когда в царском списке давали определения династий, то другие династии именовали, например, "цари из Иттауи" (столица при соответствующей династии), а вот эту аварисскую определили как "чужеземных государей" (хека-хас(у)т, досл. "государи чужеземий/чужеземья"), как вообще-то назывались в египетской традиции доселе просто чужеземные, неегипетские правители. Что в точности хотели сказать египтяне, определяя так аварисскую династию, которую сами же при этом числили среди египетских династий, неизвестно (ясно, что имелась в вмду некая чужеземность и чужеплеменность, но какая именно: династия, происходящая от чужеплеменных имимигрантов, или династия, основанная вторгшимися в Егппет чужеземными завлевателями и их вождями?), - но в следующем (I-м) тысячелетии, когда каких-то своих царей египтяне одновременно числили законными царями Египта и титуловали / обозначали "хека-хас(у)т" (так обстоят дела с эфиопом Шабатакой, македонцами Аргеадами и Птолемеями), это означало, что соответствующая династия или царь исконно были чужеземными, неегипетскими, вторглись в Египет и завоевали его извне, но затем короновались египетскими царями по египетскому чину и выступали как законные цари Египта. Если экстраполировать это задним числом на тот смысл, который египтяне вкладывали в такое же аттестование аварисской династии (одновременно законные цари Египта и "хека-хас(у)т"), то получится, что они и имели в виду именно это - что основавшая эту династию группа явилась в Египет в качестве иноземных завоевателей.

5. Сами аварисские цари иной раз среди своих титулов пользовались выражением "хека хас(у)т", причем до них и параллельно им так же себя в разное время титуловали по-египетски разные азиатские князья (например, князья Библа в Финикии), вообще никаких владений в Египте не имевшие. Для указанных князей смысл такого титулования был тот, что они себя величали .тем титулом, которым их определяла ближайшая к ним сверхдержава на ее, сверхдержавы, языке. Именует она их по-своему "хека-хас(у)т", чужеземный государь - они и используют это иероглифическое титулование как свое, естественно, не в том смысле, что они чужеземцы по отношению к своим собственным владениям, а в том смысле, что они на египетской иероглифике так называются. Так сказать, "застывший титул" со знечением "иностранный для Египта государь высокого ранга" (высота ранга задавалась самим словом "хека"). И вот тот же титул сочетают в сврих титулатурах некоторые аварисские цари с обычными египетскими царскими титулами. Что они в точности этим хотят сказать - неизвестно. Но сам термин "хека хас(у)т" в египетском употреблении в остальных случаях - и до, и после Аварисской династии - означает именно первично-исконную (для династии повелителей Египта, оформившейся и признанной как его царская династия, но вышедшей из вторгшихся в Египет чуземцев-завоевателей) или единственную (для просто чужеземных правителей) связь с неким чужеземным неегипетским политическим образованием, см. выше.

6. Спустя тысячу с лишним лет позднеегипетский историк Манефон сообщает, что аварисскую династию основала некая группа азиатов неизвестного ему, Манефону и используемой им египетской учености конкретного племенного происхождения, вторгшаяся в Египет из "восточных краев", завоевавшая его часть и в широком смысле слова относившаяся к азиатам Сирии-Палестины (в греческом Манефона - "финикийцы", что отвечает не конкретному народу финикийцев, а является эквивалентом египетских слов, называющих азиатов Сирии-Палестины вообще). Египетская ученость, использовавшаяся Маненфоном, обозначала, по его заявлению, эту группу азиатов термином "цари (ег. хека) - пастухи (егип. шос, шас)", в греческой транскрипции у Манефона - гиксос. Поэтому мы и прилагаем к Аварисскому царству, его верхушке, династи и пр. словами "гиксосские" и "гиксосы". Вопрос о том, верно ли понял и перевел Манефон или его источник египетский термин, который египетская ученость прилагала к государям и государственности Аварисского царства (правильно ли понимание его второго компонента как египетского слолва "шас", в разг. значении времен Манефона - "пастухи", здесь не обсуждается).

7. Заметим, что кроме Манефона, перечисленные дошедшие источники ничего не говорят о том, как именно возникло Аварисское царство и его династия "азиатов". Этот вопрос лежит вне их тематики. Манефон же, со ссылкой на используемую им позднюю египетскую ученость, твердо говорит, что основалось это царство вторжением иноземной группы азиатов "из восточных краев"; покорив часть Египта, они избрали в качестве своей столицы город Аварис и там села их династия. Отметим сразу, что при такм ходе событий в Аварисе было бы бессмысленно искать следы каких-то разрущений от захвата его гиксосами - его, по Манефону, они просто избрали его своей столицей (это не говоря о том, что и взятие города штурмом совершенно не обяхано оставлять в нем археологические следы, хотя и вполне может их оставить).

8. Несколько десятилетий назад была выдвинута гипотеза, по которой никакого вторжения не было: его сочинили-де в какой-то момент в египетской исторической традиции, развивая или передавая освободительно-ксенофобскую пропаганду фиванских царей, сокрушивших Аварисское царство, в которой его династия поносилась как чужеплеменная, "азиатская" власть над частью Египта, от которой Египет-де надо освободить. На деле же, по этой гипотезе, аварисская династия вышла из среды местных же, аварисских египетско-подданных азиатов, живших в Аварисе уже ряд поколений, подобно тому, как в 1 тыс. в Египте возникали без всяких вторжений и завоеваний царства с династиями из местных ливийцев, живших в том или ином египетском городе.

9. С самого начала никаких _аргументов_ в пользу этой гипотезы не существовало - она подавалась по принципу "могло быть и так", и единственное, что при поверхностном взгляде на дело могло бы придать ей веса - это то, что о вторжении говорит только такой поздний и изобилующий легендами автор, как Манефон. Но дело в том, что более ранние, разрозненные и случайно дошедшие до нас источники, вообще не имели повода касаться вопроса об истории основания Аварисского царства - и его и не касаются. Камос, в своих надписях приводя разные поношения аварисских азиатов в обоснование своей войны против них, обвиняя их в угнетении египтян и т.д., не упоминает вовсе обстоятельств прихода к власти аварисской династии - он не клеймит ни внутренний захват власти с ее стороны, ни вторжение, ему это просто не нужно.


10. Вот это и любопытно, - то, что хотя никаких аргументов в пользу этой теории нет, сама теория есть и получает все более широкое признание.

Это при том, что _против_ нее аргументы есть и помимо общего "бремя аргументации в пользу того, что историческая традиция выдумало вторжение, лежит на выступающем с этим тезисом". А именно:

- Тот самый фиванский Камос осуждающе, как неправильную подает позицтю фиванских вельмож, по которой владжения Аварисской "азиатской" династии в египте - с Аварисом, Мемфисом и пр. - вообще никакой не Египет, а "страна азиатов", а весь Египет, какой есть - под Фивами. Спрашивается, если какие-то египетско-подданные, в энном поколении живущие в Египте и являющиеся такими подданными, будь даже трижды азиаты по происхождению и с азиатскими именами, ухватят часть Египта в отдельное царство и будут там править по египетскому чину, с египетскими титулами, - то кто же в Египте, пусть и самый примирительный к ним, объявит на этом основании эту управляемую ими часть уже не "Египтом", а какой-то не входящей в Египет "страной азиатов"? (Или кто придумает за фиванских вельмож такую позицию, чтобы вложить им ее в уста в надписи Камоса)? Такую позицию можно высказывать или придумывать только в случае, если соответствующее царство основано действительно чужеземными завоевателями.

- Если аварисская династия вышла из давних египетско-подданныъ жителей Авариса, то почему ее цари - правящие меж тем по египетскому чину - сами к себе прилагают титул "хека хас(у)т" (государь чужеземий), который и до низ, и после них, и параллельно им означал у египтян только одно - чужеземность: либо то, что это правитель чужеземного, неегипетского государства, либо то, что это правитель из династии, начинавшей как правители такого государства, но потом утвердившейся в Египте. С чего они - при том, что свою власть они оформляли по-египетски, как цари Египта - стали бы прилагать к себе это выражение, если они были из египетско-подданных жителей Египта в энном поколении и просто пришли к власти в том коренном египетском городе (Аварисе), где в этом поколении жили? Какими чужеземцами для Египта они себя могли бы были в этом случае считать?

- А почему к ним такое определение прилагают египтяне, хоть бы и их враги - а тем более те (официальная и придворная позиция при 19 династии, удержанная со скрежетом зубовным даже у Манефона, у которого аварисские цари до начала борьбы Фив с ними входят в ряд египетских династий ), кто их все же признал законными царями Египта? Ведь даже в эпоху обостренного этнического патриотизма 1 тыс. тому же Манефону и его источникам не приходит в голову определять египетские династии, основанные этническими ливийскими родами, живущими в Египте, путем захвата власти в Египте в целом или в центрах своего обитаняи (точно та модель, что приписывается азиатам Авариса в обсуждаемой теории), как "ливийские" династии. Это мы их так зовем. А вот у Манефона 22 династия - просто "Бубастийские цари", а 23-я - просто "Танисские цари", а не ливийские. И никто их не называет "хека хасут". А вот 25-я династия - эфиопские цари, завоевавшие Египет извне - она у Манефона уже "Эфиопские цари", а в египетских источниках ее царь Шабатака действительно определяется как "хека хасут".

Так что для отстаивания идеи "прихода аварисской династии к власти а-ля будущие ливийские" придеься считать, что даже признававшие ее (или ее основной сегмент) египетской законной династией египтяне по отношению к ней почему-то нарушили логику, которую применяли во всех остальных известных случаях: определили ее как "хека хасут" просто из-за ее чужеэтничеого давнего происхождения и азиатских имен, хотя не делали так ни с хорошо известными царями с азиатскими именами в 13-14 династиях, ни с царями и династиями из ливийских домов, если это были на момент прихода к власти жители и подданные Египта и оформляли свою власть как власть египетского царя по египетскому чину.

Гиперкритические теории в нашем денле строили всегда, причем в начале 20 века - похуже, чем сейчас. Но вот псевдархеологическая аргументация в их поддержку - это достаточно новое явление.

Продолжение. "Медведки".

Продолжение. "Медведки".

Все думали, что он Сеня, а он Беня.

Просмотр отзывов на "Медведок" Марии Галиной дает аналогичные результаты. Открытый финал, Геката, Ахилл, вмешательство богов в мир людей... Геката Борисовна Остапенко и Ахилл Миронович Остапенко, да.

Между тем в тексте-то прописано даже для беглого прочтения почти все.

(Собственно, даже время действия устанавливается точно - упоминается, что идет вторник 17 декабря, при этом прошло более семи лет после 1998, а отношения Украины и РФ при этом явно вполне нормальные. Вторник на 17.12 приходился в 2002, 2013, 2019; время действия, значит, 2013. Да, текст вышел в 2011, а время действия 2013. И? Автор мог и не думать обо всем этом, кстати, и желаемое им время действия могло бы приходиться на 2010/2011 или ранее - но вот написанное пришлось на 2013).

Итак, Collapse )

Оно, конечно, не исключено. Но то обстоятельство, что на Мангазейской не один дом и не одна квартира, и что семья "Сметанкина"-Остапенко могла перебраться поближе к нему на Мангазейскую, герою в голову не пришло, он унылый параноик - и искать Валентину Павловну Остапенко и Людмилу Борисорвну Остапенко в Красноярске по ФИО, используя, в частности, старый адрес как отправную точку, ему тоже в голову не пришло.

Толстой и приказание очистить Праценские высоты

Толстой и приказание очистить Праценские высоты

Знаменитая легенда о том, как Кутузов по своему придворному характеру недостаточно противостоял роковым просчетам императоров накануне Аустерлица и в самый день Аустерлица, - эту легенду кинематографически увековечил Бондарчук в своей ВиМ - была создана самим Александром и его услужателями зимой 1805/1806 года и распространилась как лесной пожар. В действительности (см. https://wyradhe.livejournal.com/392491.html ) не только Кутузов накануне Аустерлица упорно противоречил идеям и желаниям своего верховного главнокомандования на этот счет, но и в самый день битвы нарушил диспозицию, пойдя против ее наиболее ошибочного пункта (очищения Працена), вступил по этому вопросу в прямые и язвительные (не только не царедворческие, а прямо наоборот) пререкания с императорами и стал все же выполнять этот пункт только после прямого добавочного приказа об этом с их стороны на месте.


Дело было так. Кутузов, прямо подчиненный императору Францу как верховному главнокомандующему (взявшему как со-главкома Александра) и в прямо-приказном порядке получивший от своего командования в лице имеператоров и их штаба диспозицию на битву, против которой спорил - Кутузов в начале битвы находился при группе наступающих союзных войск, оказавшейся как раз на Праценских высотах. По диспозиции полагалось сойти с них и двигаться дальше. Кутузов, однако, не просто остановил войска на Праценских высотах, но еще и приказал солдатам составить ружья в козлы – то и другое было прямым саботажем планов императоров и Вейротера, спущенных ранее Кутузову для выполнения. Промедление длилось около часа. Александр с Францем явились и потребовали его к ответу. Александр спросил: «Михайло Ларионович! Почему не идете вперед?!» «Я поджидаю, чтобы все войска колонны пособрались». Александр сказал: «Ведь мы не на Царицыном лугу, где не начинают парада, пока не придут все полки!» Кутузов прилюдно ответил: "Государь, потому-то я и не начинаю, что мы не на Царицыном лугу! Впрочем, если прикажете!" (это естественно, не угодничество - ничего себе угодничество! - это публичный выпад). И, как пишет Михайловский-Данилевский, в за ним Шильдер, "приказание было отдано" (т.е. Александром в присутствии Франца = Александром и Францем вместе).

Итак, Кутузов прилюдно, прямым текстом заявил, что диспозицию, уже и так предписанную ему к выполнению его командованием, он исполнять как в ней сказано все равно не хочет и не будет, ибо это не маневры, а война, и он считает выполнение этого пункта переданных ему приказаний вредным - и не выполнит его, если только на это не последует не просто пожелание, а новое прямое, здесь же, на месте приказание от его командования (каковым были Франц и - с согласия, по делегированию Франца - Александр), приехавшего его торопить. И приказание это раздраженное командование ему тут же и отдало.

Эти нюансы, почему-то неизменно ускользающие от историографической традиции, отлично понял и передал Толстой.

В итоговом тексте стоит:
"— Что́ ж вы не начинаете, Михаил Ларионович? — поспешно обратился император Александр к Кутузову, в то же время учтиво взглянув на императора Франца.
— Я поджидаю, ваше величество, — отвечал Кутузов, почтительно наклоняясь вперед.
Император пригнул ухо, слегка нахмурясь и показывая, что он не расслышал.
— Поджидаю, ваше величество, — повторил Кутузов (князь Андрей заметил, что у Кутузова неестественно дрогнула верхняя губа, в то время как он говорил это «поджидаю»). — Не все колонны еще собрались, ваше величество.
Государь расслышал, но ответ этот, видимо, не понравился ему; он пожал сутуловатыми плечами, взглянул на Новосильцова, стоявшего подле, как будто взглядом этим жалуясь на Кутузова.
— Ведь мы не на Царицыном лугу, Михаил Ларионович, где не начинают парада, пока не придут все полки, — сказал государь, снова взглянул в глаза императору Францу, как бы приглашая его, если не принять участие, то прислушаться к тому, что́ он говорит; но император Франц, продолжая оглядываться, не слушал.
— Потому и не начинаю, государь, — сказал звучным голосом Кутузов, как бы предупреждая возможность не быть расслышанным, и в лице его еще раз что-то дрогнуло. — Потому и не начинаю, государь, что мы не на параде, и не на Царицыном лугу, — выговорил он ясно и отчетливо.
В свите государя на всех лицах, мгновенно переглянувшихся друг с другом, выразился ропот и упрек. «Как он ни стар, он не должен бы, никак не должен бы говорить этак», выразили эти лица.
Государь пристально и внимательно посмотрел в глаза Кутузову, ожидая, не скажет ли он еще чего. Но Кутузов, с своей стороны, почтительно нагнув голову, тоже, казалось, ожидал. Молчание продолжалось около минуты.
— Впрочем, если прикажете, ваше величество, — сказал Кутузов, поднимая голову и снова изменяя тон на прежний тон тупого, нерассуждающего, но повинующегося генерала. Он тронул лошадь и, подозвав к себе начальника колонны Милорадовича, передал ему приказание к наступлению".

Пассаж этот на самом деле удивителен. Последняя реплика Кутузлва - "Впрочем, если прикажете"; то есть он требует (как и в реальности) подтверждающего приказа. Смена тона на тупо-исполнительный после всего им уже прилюдно сказанного в лицо царю про парад и Цврицын луг - это, естественно, не выражение угодливости, а демонстративное "и если прикажете, то я умываю руки и исполняю - я свое сказал, а дальше ваша командная воля".

Но Александр-то (как и Франц) никакой реплики, которую привел бы Толстой, в ответ на это по тексту ВиМ так и не издает! Так что ж Кутузов двигает войска? И еще того удивительнее: у Толстого сказано, что Кутузлв ПЕРЕДАЛ Милорадовичу приказание к наступлению! Что ж он ПЕРЕДАЛ, если Александр (как и Франц) молчал? Что ему было передавать? Отсутствие реакции в ответ на реплику "Впрочем, если прикажете", приказанием не является никак. Тогда получается, что Кутузов этот приказх не ПЕРЕдал, а ОТдал!

Но Толстой, несомненно, не забыл смысла глагола "передать". Кроме того, он не мог не знать (из того же источника, что и Шильдер - их описания практически совпадают, - а именно, из труда Михайловского-Данилевского, где это сказано со слов кн. Волконского), что приказание Кутузову так-таки отдали - и с этим вполне согласуется употребление Толстым слова "передал".

Так, стало быть, сцена подразумевает, что Александр приказ отдал? Выходит, что да, если только не решить, что Толстой почему-то запамятовал смысл слова "передать", да еще выдумал такого странного Кутузова, который достаточно нецаредворец, чтобы нарушить приказ и с прилюдной злой дерзостью в лицо царю оправдывать и отстаивать это нарушение, - но в тот же момент внезапно стал прецаредворцем и кинулся исполнять истребованное им приказание, даже не дождавшись, что его отдадут. Бондарчук такого Кутузова попробовал поставить, вышло не очень, и все равно пришлось жертвовать прописанной у Толстого минутной паузой - с ней этот переход к ультрацаредворчеству оказался бы совсем неправдоподобен - и тон реплики "Если прикажете" пришлось делать, вопреки Толстому, вместо демонстративно-тупо-исполнительно-нерассуждаще-генеральского - бархатно-лакейски-предупредительно-заискивающе-просящим. ( https://www.youtube.com/watch?v=F9X4-cfQ5N4 с 2:55, https://wyradhe.livejournal.com/393106.html )

Почему же в таком случае приказывающая реплика или хоть жест Александра (и Франца) не прописаны в пассаже Толстого? Это непрописывание замечательно перекликается с тем, что и у Михайловского-Данилевского (которого Толстой читал), и в труде Шильдера тоже сказано с недомолвками, безлично: "Приказание было отдано". НЕ сказано, кто его отдал. Ни в середине 19 века (Михайловский), ни в конце 19 - начале 20 века в русской печати не смогло появиться прямое заявление, что император Александр отдал Кутузову роковой приказ.

Вот, вероятно, по той же причине и Толстой это прописать в ВиМ прямо не мог - и передал тоже языковыми косвенными приемами. Михайловский - безличным "Приказание было отдано", Толстой - однозначной по смымлу приставкой в глаголе "передал". Бондарчук до таких подробностей дотянуться физически не мог бы.

И окончательное тому подтверждение - то, что в черновике к этому месту ВиМ стоит:

"Наконец заслышались выстрелы. Поднялись уши у людей и лошадей, показались панаши государей. Веселы, чистые, молоды, солнце — ярко, лошади чудесны. Кутузов скучен. Началось, (улыбка) — да. — Жалко, что мы не будем. — Чтож вы не начинаете, Михаил Илларионович, — и лицо, вечно насмешливое, оскорбило государя. — Мы не на Царицыном лугу. Оттого то и не начинаю. — Сзади зашевелилось, недовольство, упрек. «Такого счастливого царя, можно ли смеяться». Нехорошо!!!
— Коли прикажете... — Ну да, с богом. Фигуры grotesque, милая и красивая — шляпа с поля, вертится тут. — Кто это? — Милорадович. Начинать. Адъютанты зашевелились, знамена, музыка и двинули полки еще лучше смотра Ольмюца".

Тут уж все точки над "i". Еще резче прописано то, что Кутузов дерзит и зло дерзит в лицо своему императору ("и лицо, вечно насмешливое, оскорбило государя" ... Сзади зашевелилось, недовольство, упрек. «Такого счастливого царя, можно ли смеяться» [над царем!]. Нехорошо!!!").
И прямым текстом дан командный ответ на кутузовское "Коли прикажете..." — царское "Ну да, с Богом!". То самое приказание, которое "было отдано"... И вот только тогда Кутузов передает Милорадовичу "начинать".

Итак, Толстой, по своему исключительному вниманию к нюансам, сцену эту понял точно и передал настолько точно, насколько это было возможно - никак не его вина, что потомства все это упустили.

Навигация по данному ЖЖ и другие истории: тематический указатель.

Навигация по данному ЖЖ и другие истории: тематический указатель.


Разные вёрсы и естественная теология

Правильные Пчёлы

Феогнид Мегарец:Collapse )
Рабочий Лотмана
Трудности Мюллера
Дмитрий Фёдорович Трепов -Collapse )
Скромные подношения духу всадника Мамурры из Формий: Collapse )
Император Александр II -Collapse )
ВАЛЕНТИН КАТАЕВ: Гражданская война Валентина КатаеваКатаев и ГубчЕка - 1920:Collapse )

ФЕЛЬДМАРШАЛ КУТУЗОВ;
Государственная измена фельдмаршала Кутузова (кратко самое главное тут );
Фигнер, Кутузов и Наполеон ;
Александр, рескрипт, Кутузов ; Александр, рескрипт, Кутузов -2;
Самый смелый поступок императора Александра;
Кутузов, Александр,охрана;
Наполеон в Вильно;
Жеманфуист Кутузов при Малоярославце и Красном;
Фельдмаршал Кутузов о ваххабизме
Кутузов и малые сииКутузов как помещик
"Вы ранены, товарищ!" ;
Кутузов, Наполеон и Михайловский-Данилевский
;
Миф об искательствах Кутузова ;
Замечание бар. Левенштерна как портрет Кутузова. ;
Примеры преязвительных обид и уничижений, учененных Государю Императору Александру I верноподданным его Михайлой Ларионовичем Кутузовым: 12.12.23.13.24
Кутузов: Швейкование с двойным дном.
Картина мира Кутузова и бог деизма: краткие предварительные замечания 1, 2, 3, 4
Доносы Ферзена на Кутузова

ДЕДУШКА КРЫЛОВ и местами матушка ЕкатеринаCollapse )
ЛЕОНИД ИЛЬИЧ
Почему Брежнев отступил с Урала в 1930 году, и другие историиCollapse )
ФЕЛЬДМАРШАЛ КЛЮГЕ:Collapse )
Фельдмаршал Роммель:
Райнеке-Фухс, или как оберстлёйтнант Роммель рейхсъюгендфюрера фон Шираха надул. Collapse )
Адель Зандрок платит Гитлеру презлым за предобрейшее Collapse )
Я нашел среди них солдат, а не палачей - 1572Collapse )
Белые черные и красные черные в Руанде: 1 ; 10 Заповедей Хуту от Хасана Нгезе ;Collapse )Ненавижу тех я хуту - текст и переводCollapse )
Булгаков:
Как Булгаков попал в Белую армию;Collapse )Collapse )
Моше Даян и ШкуроCollapse )
ЭДВАРД и ЭДВАРДИАНЦЫ
Эдвардианцы
Примечание  Китченера
Любимый король КиплингаCollapse )Collapse )
ДЯДЯ МЫШКА И ТЁТЯ ЛЕОПАРД
Стрелой Немврода: мир Георгия Иванова
Тетя Леопард в картинкахCollapse )Collapse )
Самое оно
Куфаечка на голом телеCollapse )Collapse )
КИПЛИНГ
Редьярд Киплинг как аккадский поэт: 12,Collapse )Collapse )
Леонов: 12Collapse )
ГРИБОЕДОВ И "ГОРЕ"
Происхождение, служба, обстоятельства А.А. Чацкого:Collapse )Collapse )
Гумилев:
Гумилев, Шубинский, Богомолов ;
да, был в заговоре, и заговор был - 12 (с середины треда и далее) ;
О ком говорится в «Пятистопных ямбах»? - 12;
Полушин и Гумилёв 12Collapse )
Сергей Кузнецов, "Гроб Хрустальный": 1Collapse )
Дмитрий Быков. Теодицея

Василий Шульженко и Марк АврелийCollapse )

Большие Невезухи

Император Николай I
Особенности национального воспитания,
Большой Порядок:Collapse )
Превосходящие силы банды идиотов:Collapse )

ПАНОПТИКУМ
Collapse )Collapse )
Любимые национал-социалистские цитаты1234567,  89, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18Collapse )
Замечательная речь Юрия Карловича Олеши о Шостаковиче и Сумбуре
Collapse )НИКОЛАЙ ВЛАДИМИРОВИЧ НЕДОБРОВО Collapse )БЛАГОЧЕСТИВОЕ:Collapse )

Доблести, подвиги, слава
Collapse )

Ларочки, Ларочки, вешнего мая приметы:Collapse )Борис ЛеонидовичCollapse )

Фауна большевистско-литературнаяCollapse )Занимательная зоология. Эренбург у Буниных.
Осмелюсь доложить, господин фельдкурат, вот ведь гидра!, или тов. Ходасевич и большевики:Collapse )Всё нашенство кругомCollapse )

Гражданская война
Мифы и легенды ГВ-1. Погромы, звезды, равноправие
Иоанн, царь Глинский и всея правобережной Ворсклы (1919 год)
Черносотенная белогвардейщина
Очерки южнорусской белой военной идеологии: 1, 2, 3Collapse )

ТЭГИ: http://wyradhe.livejournal.com/tag/

Читая Сказание о Дракуле... N+1

Читая Сказание о Дракуле...

Эпиграф: "Даже Герцен, находя, что «гнусно написано», тотчас оговаривался: «с другой стороны много хорошего, здорового»".

Читая русское Сказание о Дракуле,

его полуфантастический перевод Твороговым (ведь это был выдающийся знаток языка, а перевод его - это последовательная подмена текста с совершенно определенной тенденцией: чтобы автор меньше осуждал Дракулу, чем на самом деле, и чтобы хоть в чем-нибудь его похвалил - а то он этого не делает вовсе. "Зломудр" [изощрен во зле, - ср. что словарь русского языка 11-17 веков, что варианты замены этого слова самими русскими переписчиками, что всю соответствующую модель словообразования] переведено как "жесток и мудр", "окаанство" - как "коварство", "злой обычай" - как "жестокие привычки"... ну хорошо, что не "отдельные недостатки")

и ту научную литературу о Сказании, где проводится на разные лады идея, что автор Сказания дает Дракуле суммарную оценку не то смешанную - наполовину очень хорош, наполовину плох (а-ля черно-белый памятник Хрущеву работы Неизвестного), не то и вовсе сдвинутую в положительную сторону (а-ля китайская официальная оценка Мао Цзедуна: " Мао на две трети был прав, а на треть ошибался, но мы не будем копаться в его ошибках, а просто исправим их") , не то вообще положительную (так фактически судит о деле Матей Казаку )

- задумываешься не о том, так это или нет (это до такой степени не так, что и вопроса не встает - потусторонне не так), а о том, какие именно крупномасштабные деградации общественного сознания к этой аберрации привели.

Одна из них очевидна. Автор, не учитывая отдаленно-будущих своих читателей, вписал о Дракуле: "И толико ненавидя во своей земли зла, яко хто учинит кое зло, татбу или разбой, или кую лжу, или неправду, той никако не будет живъ". "И так Дракула ненавидел зло [в смысле: преступность и правонарушения] в своей земле, что если кто учинит какое зло [= преступление] - воровство или ограбление, или [мошеннический] обман, или обиду, то такой непременно карался смертью".

Сообщение о персонаже, что он ненавидел "зло" и боролся со "злом", в клишированной культуре 19-20 веков автоматически подразумевает желание оценить его как находящегося на стороне добра или как способ выражения его суммарно положительной оценки (либо существенного и не затмеваемого положительного компонента в его суммарной оценке). Стандартный прием любой оппозиции в последние два с лишним века - это возглашать: "Мы негодуем и боремся против того-то, того-то и того-то (великого) зла; ты же сам обязаен признать это "то-то" великим злом - а раз так, то как же ты можешь сметь нам не сочувствовать, нас не уважать и не поддерживать нашу борьбу с этим злом, и уж тем более предпочитать его нам?"

(Иногда с приложением: "Или у тебя в запасе есть такая оппозиция злу, что она лучше, чем мы?")

Прием этот (условно говоря, "навальненский") применяется только последние лет 200 с лишним. До того недостаточная (в данном аспекте) степень умственного и нравственного маразма в общественно-политическом сознании делала бы этот прием неэффективным, да и не давала бы ему возникнуть (сам прием сугубо школьнический - достаточно не ябедничать, давать списать и тоже быть против учителей и директора, и ты уже доблий рыцарь, возьмемсязарукидрузья и зайдукбеллевкабинет. До появления целого слоя взрослых людей с социальной психологией школьника не лучшего качества не было и базы для появления носителей и аудитории этого приема)..

А во времена автора Сказания о Дракуле, как и в предыдущие и последующие, люди спокойно отправляли друг друга на тот свет, не сомневаясь и не оспаривая, что те сугубо против того или иного великого зла и за великое добро. Весь вопрос был - _как именно_ они против, как они это "против" понимают и реализуют; а то, что обличаемое ими зло - действительно зло, никто и не думал отрицать. Особенно наглядно для нас это проявлялось в религиозных репрессиях. Когда казнили обычного еретика, или паписта, или, наоборот, реформиста, никто обычно не собирался отрицать, что тот ненавидит безбожие, грех и Сатану, почитает Христа и желает спасения во Христе. И ничем это его не выручало. В счет шло то, _как_ он все это понимает и осуществляет.

Архиепископ Арундел в 1413 г., допрашивая сэра Олдкасла при расследовании его ересей и получив ряд ответов, сказал: "Hah, Sir John, in this schedule of yours there is much good stuff and catholic doctrine; but you must answer me whether or not you hold that the material bread remains in the sacrament of the altar after consecration duly performed". "Ха, сэр Джон, в этих ваших ответах много доброго содержания и католической доктрины, но вы мне о том должны ответить, держитесь ли вы того мнения, что материальный хлеб остается в причастии на алтаре после правильно произведенного освящения, или нет!"

Врать о своем убеждении сэр Джон не хотел (он верил, что материя хлеба в причастии остается, и оно является разом материальным хлебом и телом Христовым, - а не просто телом Христовым, но уже ни в какой степени не материальным хлебом), и за разногласия по этому и аналогичным вопросам был приговорен к смерти.

Тот факт, что он был бесспорным истовым христианином и в его убеждениях было много добрых материй и католической доктрины, что он был враг Сатаны и адепт Христа, ничем ему не помог. Это все само по себе очень хорошо, но этого совершенно недостаточно, - а вот как там насчет сохранения материи хлеба в причастии? Сам сэр Джон совершенно разделял этот подход, поскольку иначе он бы просто соврал про хлеб - он вовсе не хотел гибнуть, напротив, он старался, как мог, выкрутиться, - но прямо врать ради этого по такому вопросу не желал, то есть тоже считал его крайне важным.

Можно справедливо указывать, что вся эта система ("что ты за все хорошее против всего плохого - это само по себе очень мило, но вот _как_ ты это пресуществляешь в мыслях и делах? А то может, ты при всем этом "против" - сам-то есть зло, в том числе не лучше, а то и сильно хуже того, против которого ты тут всей душой?"): была тут применена обоими вопиюще не к месту и неправильно. Но вот сама эта система - единственная вменяемая, не- школолольная система. И в 1500 году, как и в 1500 году до нашей эры, как и 100500 лет назад, люди эту систему знали - а в последние времена она в головы грузится значительно труднее.

Обычно считается, что средневековая картина мира "черно-белая". Но картина мира, в которой можно сшибить бонусы на том, что ты против Путина, или против оранжевой революции, или за русский мир, или против вмешательства во внутренние дела Украины, или... (именно в рамках этой картины мира такие-то именитые западные левые интеллектуалы кадили СССР, такие-то именитые правые - Пиночету, а Ллойд-Джордж с Бернардом Шоу - Гитлеру) - она на три порядка более "черно-белая", чем та, что у Арундела и Олдкасла, в каковой стоит: "Это, конечно, само по себе неплохо, что ты за все хорошее против великого зла, только вот как там у тебя по пункту 16.2.8? А, вот так, значит? Да ты, братец, знаешь ли, скотина похуже того зла, против коего так горишь, - или просто скотина, повинная крайнему осуждению, независимо от того, кто из вас хуже".

И вот у автора Сказания о Дракуле именно так. То, что Дракула ненавидел преступность в своей земле - в этом самом по себе, конечно, много, так сказать, "доброго стаффа и католической доктрины", "много хорошего, здорового" - но он-то не Герцен, так что на итоговую, исчерпывающую и цельную оценку Дракулы все это влиять не обязано, и никакой амбивалентности вносить в нее тоже не обязано. В счет пойдет другое - "то, как".

Эту оценку автор исчерпывающе выразил в первом же пассаже - как будто знал, что понадобится (но читающих его ученых-ши 20 века недооценил все равно). В том самом пассаже, где сказано, что Дракула прожил жизнь как диавол и изощрен во зле был как диавол.

"Бысть в Мунтьянской земли греческыя вѣры христианинъ воевода именем Дракула влашеским языком, а нашим — диаволъ. Толико зломудръ, якоже по имени его, тако и житие его". "Был в Мунтьянской земле воевода, христианин греческой веры, имя его по-валашски Дракула, а по-нашему — диавол. Так зломудр ( = изощрен во зле) был, что каково было имя его (- диавол - ), такова была и жизнь его."

Ну-с, если русский христианин 1500 года, написав о человеке вот такое, все равно не смог убедить ученых-ши 20 века в том, что оценка его в адрес этого персонажа самая прямая, самая исчерпывающая, самая кромешная и никак не амбивалентная, - то никак не он в этом винова

Voila un vieillard

Voila un vieillard

("Voila un vieliard, poursuivait-elle [la Fortune], qui a toujour adoré mon séxe, qui l'idolâtre encore et qui n'a jamais été ingrat envers nous..." etc.)

На стогнах Букарешта,
обиженный судьбой,
рыдает безутешно
боярин молодой.
Он пал коллатеральной
потерею войны,
умученный морально
от тещи и жены.

Струя духи и блески,
являя знойный вид,
Катрина Барканеску
над городом парит!
Все прописи на свете -
на них она плюет,
поправши добродетель
на двести лет вперед.

В ней оценя подругу,
к рукам ее прибрал
давно знакомый Югу
наезжий генерал.
О сём седом сатире
известно всей стране,
что он искусник в мире,
а также и в войне.

Пристало им кружиться,
беся валашский свет,
и дочками дружиться,
хоть те и розных лет.
В восторге неустанном
от этого всего
Луксита Гулиано,
Элиза Хитрово!

Псковская кривь и влахи
ребячатся гурьбой
на вестерфранкском шпрахе,
довольные собой.
Потомства зачумленны,
постылые себе,
болбочут возмущенно
об эдакой собе.

А впрочем, что в убогих?
Останься, братец, рад,
что были те дороги
из Плескова в Царьград,
что добрая Фортуна
за масть и мастерство
дарила ими съюну
любимца своего.

(сюжет - https://wyradhe.livejournal.com/164698.html, https://wyradhe.livejournal.com/473472.html )

Ноу-хау Этль Сикирянской

Ноу-хау Этль Сикирянской

Этль Сикирянская (по мужу), в девичестве Фишмер (1896, Ровно, далее Одесса - 1984, Кунцево) была человеком сугубо рядовым. Женская гимназия или что-то в этом роде, Одесса; фармацевт, Одесса (удостоверение на право заниматься фармацевтической деятельностью - осень 1919, от администрации Шиллинга); далее по медицинской части, в войну в 1941-1945 в полевом медперсонале (старший лейтенант медслужбы), беспартийная, десятка два лет тянула парализованного мужа, имела одну дочь, ей очень любимую, но по ряду причин ее сильно разочаровавшую.

Упоминаю я ее потому, что она применяла ценное ноу-хау. По складу она была человеком принципиально "обывательски, так сказать, мелкобуржуазным". Носители трех больших идеологий последних 200 лет (левое освобожденчество, социал-дарвинистский "либеральный" карго-культ, романтический национализм + их гибриды; читающим мои заметки этот мини-список Арьи Старк должен был изрядно навязнуть в зубах), как и охранительного и религиозного романтизма или фундаментализма

- все они часто, и совершенно напрасно думают, что обывательская мелкобуржуазность - это что-то такое мягкое и аморфное, безмысленно-конформно-"якаквсейное", жирный пингвин робко прячет, плотва, радение о сильной руке, предрассудки, викторианство и загоны на темы приличия, потому что так положено.

Не спорю, имеются такие обыватели. Но бывают обыватели, у которых обывательская, так сказать, мелкобуржуазность - вполне личная, отрефлектированная, сочетается с (точнее говоря, диктуется) отсутствием предрассудков и викторианства, живым пребойким гедонизмом и отменной злоупорностью. В какой-то мере (если брать реальные и вымышленные _женские_ типажи) а-ля Агата Кристи, Маргерит Юрсенар, Елизавета I, Джулия "1984" условно-Диксон, Оленна Тирелл или Вайолет Кроули. Носители высоких идеологий иногда успевают в этом убедиться - когда их такие обыватели (тут уже мужеска по преимущественно пола) выводят в расход. Бывает это не так уж часто, но все же бывает - и носителям высокого тогда мало не кажется, стишки потом пишут - "они косили не дрожа и превзошли свой век, версальцы сняли урожа..." (в школе эта строфа на меня производила самое отрадное впечатление: дал хоть кто-то жизни гадам. Ни в какие "сто тысяч", которые там у Потье дальше по тексту, я, понятное дело, не верил, и правильно не верил (*)).

Этль Сикирянская относилась к этой разновидности мелкобуржуазных обывателей (дочь ее Лия пошла в историки-востоковеды, чем мать поначалу очень гордилась, - но как востоковед она избрала своей темой прославление великого похода Китайской Красной Армии, и это для Этль было сильным и очень разочаровывающим ударом).

Так вот у нее было сильное желание воздействовать на дальнее малолетнее потомство в определенном духе, и для этого она применяла следующее ноу-хау.
Пока потомство занималось своими малолетними затеями, Этль рассказывала в пространство одни и те же истории из своей жизни, не претендуя на то, чтобы потомство отвлекалось на них и с ней разговаривало. Но поскольку истории были одни и те же, и повторялись раз за разом, потомство их общее содержание запомнило намертво, не отдавая себе в этом, кстати, особого отчета. Истории и их смысл проливались прямо в т.н. подсознание, минуя сознание, а уж там были призваны что-то формировать.

Истории были примечательны тем, что их суть доходила до любого ребенка сама собой, мимо рефлексии и слов, и на каждое десятилетие / фазу истории России и СССР приходилась ровно одна история.

Истории были такие.

1910-е годы (до 1914/1919) кодировались историей о том, как весело и здорово было Этль в дореволюционной (слово "дореволюционная" не произносилось, конечно) Одесской женской гимназии, и какая вообще была тогда прекрасная жизнь. Много лет спустя человек наткнулся, наконец, на слова, точно воспроизводящие эти интонации. Это были слова Семена Липкина: прозой ("Я родился при царе и девять лет жизни прожил в нормальных условиях") и стихами ("Курсистка. Модный франт. В петлице алый бант. Кругом цветет сирень. Трактир "Олень". Какая жизнь была! Какая жизнь была! Когда Володя Бланк etc". Причем жизнь-то была не то чтобы прямо такая уж веселая, но по сравнению с дарами левых освободителей - уже и мартовского, тем более октябрьского призыва - это-таки было повидло).

Вся эпоха 1917-1920-х гг. кодировалась одной историей с филиалом. История была о диком голоде 1921/22 года в Одессе. Ничего больше, ни один сюжет не заполнял эти 15 лет. Только великий голод 1921 года, живописуемый просто как событие. Впрочем, у этого сюжета имелся под-сюжет. О том, как некий Марк, кажется, не то Абрамович, не то Исаевич, и жена его имели в это время отличный паек, поскольку означенный товарищ всей душой перешел на сторону Советской власти и имел сытную вооруженную (какую, не уточнялось) должность от оной. И вот они с женою посреди голода ели на веранде жареную курицу, в то время как голодающие таращились на них из-за заборчика, а кости и пр. они по своей доброте широким жестом швыряли за этот самый заборчик, где такой милости уже дожидались те самые голодающие. Ровно никакими нравственными оценками описание этой сцены в исполнении Этль не сопровождалось. Все должно было прорасти само, главное было закрепить картинку.

Вся эпоха 1929-1941 кодировалась одной историей с потерей каких-то служебных бумажек из поликлиники (не то паспорта). История была о том, как Этль однажды в подмосковной электричке потеряла эти бумажки и потом в тот же день сыскала эту электричку и долго лазала на четвереньках из вагона в вагон, и бумажки (не то паспорт) к своему счастью все-таки нашла, потому что тогда были строгие правила - могли за такую провинность сажать в тюрьму. Ни единым словом не говорилось, хорошо это или плохо - сажать в тюрьму за утрату служебной бумажки из поликлиники (не то паспорта). Просто вот было такое, но, слава богу, пронесло, повезло, нашла бумажку.

Война кодировалась одним циклом - о бесконечных раненых и убитых, и как их было жалко, особенно молодых.

Послевоенные времена - современность - кодировались одной историей: о том, как получили крохотную квартиру и как стало намного легче жить, вот и пенсии целых что-то 60 рублей, на все хватает, старому человеку много не надо, есть и на что мелкую игрушку каждый раз потомству приносить. Ныне, так сказать, отпущаеши - с такой-то надежной пенсией и квартирой.

Потом добавились еще два маргинальных сюжета - о том, как она однажды в молодости, до замужества, как раз как фармацевтом стала, влюбилась в военного не то офицера, а он в нее, но тому надо было отправляться по делам заграницу, а она поехать от родных не могла и осталась, очень жалела. Значение этой истории дошло до потомства существенно позже, когда оно сообразило даты и уяснило, что ж за таким военным не то офицерам так надо было отправляться из Одессы по делам заграницу в 1920 году (фармацевтом она стала осенью 1919; свидетельство, выданное главноначальствованием, обнаружилось в ее бумажках после ее смерти, хотя силы никакой не имело и никому не показывалось, просто молча хранилось).

Второй маргинальный - о том, как вот дочка так все успевала, так хорошо училась, такая была умная и хорошая, поступила в хороший "институт", а потом вот стала "заниматься не тем", такая жалость. Чем не тем? Ну вот просто - не тем. Потомство через 20 лет выяснило - в самом деле не тем. Во всей истории Китая дочка не нашла ничего лучшего, как "изучать" героическую борьбу китайских красных в 20-е - 30-е годы.

Вот это и было ноу-хау. "Оно доспеет". "Само дойдет".

Не мудрствуя лукаво, я это ноу-хау потом применил сам практически без перемен сюжетики. Очень хорошо работает.

Так это я к чему. Вот, стало быть, ходят волнами эти самые освободители труда, революционеры достоинства, нигилисты и славянофилы, эффективники борнатанычи, прочие искатели странного в законе, и полагают они, что ползает под ними обывательская толпа, только трусит и мямлит, а думать-то ничего себе толком не думают, так, пугливо ерзают и выживают.

А на самом деле - "ненавидели мужики этого самого пана гетмана, как бешеную собаку". И из рода в роды завещали.

----

(*) Collapse ) Да, сейчас такую разборчивость и не представишь.

Воспоминание безмолвно предо мной

Воспоминание безмолвно предо мной.

В одной московской школе в начале 1980-х гг. один ученик крикнул публично в классе во время парадной речи учительницы по случаю дня рождения Ленина - "День рождения Владимира Гитлера!" [Этим он, естественно, хотел не Гитлера славить, а сказать, что Ленин - упырь не лучше Гитлера (то есть эталона Сатаны для советского общества)]. - Понятно, на что он этим подписывался (вопреки его ожиданиям, дело просто замяли).

Он не собирался этим защитить свободу и демократию, или продвинуть их и побороться за них, или принести пользу делу расширения свобод и смягчения репрессивной идеократии, или ослабить и потеснить партийную диктатуру в СССР и постоять за людей, - было самоочевидно, что такими акциями всему этому (и окружающим людям, включая очень хорошего директора школы) можно только повредить. Он сводил свои счеты с самим собой и с победоносным злом, тычущим ему в лицо от имени всей страны прославление конченного упыря (в данном случае - через уста вполне хорошего человека, который, кстати, к этому упырю мог относиться как угодно, - в том числе и так же, как выкрикнувший).

Это было делом между ним и этим злом, а не заслугой перед лбществом, которой тут и в помине не было. Вот это - уважительная, думается, причина для таких действий, но она ничем не обязывает никого его поддерживать и сохранять к нему дружественность и ему не противодействовать (скажем, присутствовал бы я там и знал бы я заранее о таком его поступке, я бы, имей я такую возможность, попробовал бы просто его скрутить перед уроком и не дать ему провести его акцию - и никак не желанием упасти _его самого_ от последствий при этом руководился бы, меня этот аспект вообще не волновал бы - про последствия для себя он и сам без меня все имеет право определять).

Он не вел войну за людей (напротив, он им вредил), он провел личную войну и имел на это, по-моему, полное право - непонятно, почему он должен был бы так уж беречь окружающих (со-рабов победоносного зла) и ради их вящего сбережения отказываться от своей войны. Он не имел лишь права на то, чтобы ожидать и требовать от окружающих дружественности и сочувствия к его поступку или соучастия или поддержки, (и с чего бы, если он им своим поступком только вредил?) - но он и не ожидал и не требовал, он вполне соглашался с тем, что подписывается на оправданную вражду любого желающего из их числа. Точно так же, как он сам не стал бы считать себя морально обязанным сочувствовать чужому такому поступку за сутки до того - и не стал считать после своего поступка, что должен был бы сочувствовать такому же поступку чужому.

***
НБ. Сказанное не относится по делу к московским несанктам - ни к тем, в которых участвовал, скажем, я (скажем, 23.02.1992 и в 2013), ни к нынешним. Ущерб, который реально грозил участникам всех этих мероприятий, едва ли по своему размеру годится на то, чтобы с его помощью сводить те свои внутренние счеты с собой и с победоносным злом, о которых сказано выше. Про события 23.02.1992 часто говорят обратное (я читал про большие избиения там) - не знаю, не могу сказать сам, хоть там и участвовал. Но уж к акциям 2013 и 2019 сказанное мной относится, имхо, точно. Ущерб, на риск которого подписывался я при несанкте 2013, явно не годился по объему для того, чтобы поддерживать обсуждаемым способом свой эмоциональный баланс перед лицом победоносного направленного против меня и людей зла ("я не проглотил это молча, я пошел на такую-то личную жертву, чтобы не глотать это молча") - он сгодился бы для этого разве что человеку очень неприхотливому, с невысокими требованиями к поддержанию такого баланса. (Ходил я на этот несанкт, разумеется, не для того, чтобы прибегать к указанному способу сведения внутренних счетов и поддержания указанного баланса - этот несанкт по размерам ущерба, которым он грозил участникам, нисколько и не годился для такого способа, даже если бы я вообще хотел воспользоваться именно этим способом поддержания внутреннего баланса).

*** ***

Образованная среда позднего СССР была в немалой своей части (не вся, конечно) зоной бескрайнего эттеншн-вхорства, компэшшн-вхорства и дефенс-вхорства, и поэтому в ней неоднократно встречались применительно к таким случаям две позиции:

- (1) боже, да какое он имел моральное право всех нас так подставить?!

и

- (2) боже, да как вы можете не сочувствовать этому герою, пошедшему на распятие за всех нас и наши грехи, и не поддерживать его и не быть ему благодарным?

Мало что в жизни я слышал более жалкого и смешного, чем оба эти хорала. Можно подумать, он так уж непременно должен был иметь о нас горячее попечение в этом вопросе и при этих обстоятельствах - и можно подумать, мы его уполномачивали за нас распинаться и приносить нам этим то, что он нам этим мог принести.

Народные умельцы

Народные умельцы, или Ты дурак, али родом так?

Удивительное правило для российских социалистов как политической силы: изуверство у них прямо пропорционально способности застегнуть штаны и вбить гвоздь. Большевики с крайне низким КПД и диким изуверством гвоздь вбить умели. Демократические социалисты как полит. сила умели только проваливать все, за что брались (исключая убийства плохо охраняемых царей и министров /*/ и уникальный случай захвата власти после того, как ее носители оказались еще бездарнее и неумёшнее самих демократических социалистов, для чего потребовалось почти 25 лет правления Николая II), и гвоздя забить не могли вовсе.

/* - Боевая организация ПСР, все это делавшая, включала за все время аж до 80 человек, в каждый момент времени - обычно 10-20. Качество ее было такое, что больше половины времени ее существования ее возглавлял двойной агент Азеф/.

В 1917 соотношение сил было такое.

Правительство - под фактическим контролем демократических социалистов, возглавлено эсером, большевиков в нем нет.
В его подчинении примерно 10-миллионная армия.

Советы - под контролем демократических социалистов:

- Всероссийский ЦИК Советов рабочих и солдатских депутатов (главное выражение "власти Советов"), рубеж июня-июля: 320 депутатов, в т.ч. 123 меньшевика, 119 эсеров, 58 большевиков, 13 «объединённых социал-демократов», 7 прочих. Демократических социалистов около 80 процентов, большевиков - около 20 процентов.

- в столичном Петросовете (уступил ведущую роль в "советском" компоненте двоевластия ВЦИКу) к концу июня - началу июля: эсеров около 400, меньшевиков более 200, большевиков около 400, всего около 1100 депутатов, из них большевиков немногим более 40 процентов, демократических социалистов почти 60 процентов.

Численность партий:
эсеры, авг. 1917 - около 1 млн. чел.
меньшевики, авг. 1917 - около 200 тыс. чел.
большевики, нач. авг. 1917 - 240 тыс. чел.
Соотношение демократических социалистов к большевикам: 1200 : 240, то есть 5:1.

Всероссийский электорат даже на выборах в Учредилку, со сдвигом к большевикам: ок. 55 проц. голосов за правых эсеров (включая украинских и прочих национальных), около 5 - за левых эсеров, 23 - за большевиков, 3 - за меньшевиков, 1 - за энесов, 4,5 - за кадетов (БРЭ, уточненные данные). Соотношение демократических социалистов к большевикам и левым эсерам вместе - 60 к 28. Это даже учитывая давление большевистского успеха и большевистского насилия, имевших место уже после взятия большевиками власти. Доли электората, которые пришлись бы на дем. соц. и б-ков (с левыми эсерами) до/без этого больш. триумфа, с уверенностью можно оценить как 70++ к 15-20.

С этим соотношением сил демократические социалисты

1) практически без боя дали себя свергнуть и сдали страну большевикам;

2) после этого не смогли наладить мало-мальски заметного сопротивления большевикам, состоя в лучшем случае (и то временно) чемоданами без ручек при чехах, англичанах, офицерских организациях и т.д., да подняв своими силами полтора провальных мятежа. И, конечно, непровальный Ижевско-Воткинский, который, правда, подняли больше организации фронтовиков, а не партполитсоциалисты. Целый один.

Между тем кучки офицеров и казачьей старшины + пошедшего за ней "белоказачьего актива", общей численностью тысяч в 20, собравшись разрозненно по разным местам, не возглавляя до этого власти в стране, застигнутые большевистским захватом власти врасплох - смогли практически с нуля создать антибольшевистское военное сопротивление, выбившее из рук большевиков немалую часть того, что они забрали с налета у миллионной+ правящей массы демократических социалистов, и державшееся против большевиков три года, дважды отдавливая их к краю гибели.

Так что тот факт, что демократическое социалистическое движение России конца 19 - начала 20 веков было, независимо от ТТД отдельных его персон, движением феноменально бездарной, никчемушной, всепроваливающей тупости и безрукости - он просто факт /**/.

А вот как оно так вышло - это вопрос.

/** Вот если бы править и воевать можно было одними брошюрами, резолюциями, выяснениями ритуальных вопросов и ниагарами слов - то, конечно, они не то что большевиков и Вильгельма бы побили, а весь мир покорили бы. Если, конечно, не вспоминать, что ниагары слов и эвересты резолюций и сочинений о том, како праведное житие по опоньской истине устроити, могли бы учинять и все остальные. Но оказалось почему-то, что так править и воевать вообще не получается/.

Поколенческое

Поколенческое

Вот расположим людей определенного вида по датам рождения с пометками, насколько они в свое время были исключительными.

Вольтер (р. 1694) - считался, так сказать, провозвестником, для своего поколения нетипичным

Далее пошло по нарастающей, и люди этой парадигмы, родившиеся ок. 1720 - 1750, были для своего времени не большинством, но и не беловоронными одиночками, они не то что задавали тон, но были одной из сил, соперничающих за то, чтобы задавать тон, и их влияние сильно сказывалось на том, что в итоге выходило по равнодействующей.

Франклин (1706)
Кауниц (1711)
Фридрих II (1712)
Аранда (1718; много чего, включая введение государственных программ помощи бедным и обеспечения работой)
Екатерина II (1729)
Сиверс (1731)
Вермонтские руководители 1770-х и далее (освобождение рабов и запрет рабства, бесцензовое всеобщее избирательное право, бесплатное общественное образование): Читтенден (1730) , Фэй, который Джонас (1737)

Джефферсон (1743)
Йозеф II (1740)
Леопольд II (1747)
Кутузов (1745)
Безбородко (1747)
Айра Аллен (1751), Фэй, который Джозеф (1753) - еще Вермонтские руководители 1777 г.
Людовик XVIII (1755)
бр. Н.П. и С.П. Румянцевы (1754 и 1755)

....

А вот дальше как-то пошло резко в обвал. Наполен и Крылов (1769), скажем, оба прошли в юности нечто вроде руссоизма и прочего цивически-меланхолически-предромантического бреда с алканием высокодушной добродетели и отвращением к низменным поискам услад и комфортов, - и оба выправились потом. Но с потерями - и им было от чего выправляться. Виктор Кочубей (р. 1768, " Ни одно событие не могло произойти в Европе без того, чтобы Россия не обнаружила притязаний принять в нем участие и не начинала вести дорогостоящие и бесполезные войны… Что приносили многочисленному населению России дела Европы и ее войны, вызывавшиеся этими делами? Русские не извлекали из них для себя никакой пользы, а только гибли на полях сражений и с отчаянием в душе поставляли все новых рекрутов, платили все новые налоги... Мир и улучшение нашего состояния — вот те слова, которые нужно написать золотыми буквами на дверях кабинетов наших государственных деятелей") - это уже для своего поколения меньшинство. Франц II (1768) или Александр с Константином (1777, 1779) - намного типичнее.

Люди этой филы, родившиеся около рубежа веков (Грибоедов, скажем, - 1790, - или Мериме, - 1803) - в своих поколениях уже плохо понимаемые остальными одиночки.

Более поздние (АК Толстой ли, 1817, Островский ли, 1823, Теккерей ли, 1811, тем более Ключевский, 1841) люди той же филы - они в своих поколениях были чаще всего уже не столько одиночками, сколько вообще непонятными, ни во что не вписывающимися на самом деле людьми, чаще всего какими-то Штирлицами (если сами не заявляли прямо и громко это свое место, как АК Толстой - что бывало редко). Это уже время вступления в полновластие шизофрении новоевропейских идеологических, аксиологических и аттитьюдных инноваций "от 1790/1800 и далее". Эти инновации делились на частью яростно враждующие друг с другом, частью гибридизирующиеся кусты - это да; но пафосная глупость, изуверство и восторженность у них были однородными и единородными.

Иными словами, настоящих людей знакомая нам часть мира в изобилии рождала примерно (округленно) между 1710 и 1760 (с наибольшей частотой - в середине этого полустолетия). Дальше пошло быстро на спад.
А работали они активно, соответственно, между 1740-ми и 1790-ми. Всего-то. Да, за это время они успели частью завершить, а частью учинить вот все вот это: https://www.facebook.com/alexandre.nemirovsky/posts/1945480938898166
Подавляющей силы они не составляли и в это время, но тогда составляли большую силу, одну из самых влиятельных, хоть в большинстве стран и далеко не самую влиятельную.


Одно из самых удивительных известных мне явлений. И после них - обрыв с разумом и душой такой, как будто инопланетяне массово провели лучом смерти по головам.