Category: знаменитости

Category was added automatically. Read all entries about "знаменитости".

Voila un vieillard

Voila un vieillard

("Voila un vieliard, poursuivait-elle [la Fortune], qui a toujour adoré mon séxe, qui l'idolâtre encore et qui n'a jamais été ingrat envers nous..." etc.)

На стогнах Букарешта,
обиженный судьбой,
рыдает безутешно
боярин молодой.
Он пал коллатеральной
потерею войны,
умученный морально
от тещи и жены.

Струя духи и блески,
являя знойный вид,
Катрина Барканеску
над городом парит!
Все прописи на свете -
на них она плюет,
поправши добродетель
на двести лет вперед.

В ней оценя подругу,
к рукам ее прибрал
давно знакомый Югу
наезжий генерал.
О сём седом сатире
известно всей стране,
что он искусник в мире,
а также и в войне.

Пристало им кружиться,
беся валашский свет,
и дочками дружиться,
хоть те и розных лет.
В восторге неустанном
от этого всего
Луксита Гулиано,
Элиза Хитрово!

Псковская кривь и влахи
ребячатся гурьбой
на вестерфранкском шпрахе,
довольные собой.
Потомства зачумленны,
постылые себе,
болбочут возмущенно
об эдакой собе.

А впрочем, что в убогих?
Останься, братец, рад,
что были те дороги
из Плескова в Царьград,
что добрая Фортуна
за масть и мастерство
дарила ими съюну
любимца своего.

(сюжет - https://wyradhe.livejournal.com/164698.html, https://wyradhe.livejournal.com/473472.html )

Доказательное наклонение

Доказательное наклонение

В юкагирском языке есть несколько наклонений, в частности, очень интересны два: в одном ставятся глаголы, когда передают акты, которым говорящий лично был свидетелем; в другом - "когда то, о чем рассказывается, является заключением, основанном на доказательстве" (Иохельсон), а не фактом, свидетелем которого был сам говорящий. Это наклонение Иохельсон называет "доказательным" (эвиденциальным), сейчас оно называется инференциальным. У него есть и другие применения, конечно.

Это очень перекликается с тем, как юкагирский фольклор различает собственные жанры. Когда в рассказе, по мнению говорящего, сюжет выдуман, то он называется (употребляю тундренную терминологию) караваал, "выдуманная история, сказка, беллетристика". Когда в рассказе, по мнению говорящего, сообщается о реальных событиях (недавнего времени), то он называется просто ньиэдьил, "рассказ о том, что на самом деле произошло". Когда в рассказе, по мнению говорящего, идет речь о том, что произошло реально, но очень давно, так что отдельные детали могут быть и сильно разукрашены или искажены за давностью времени, рассказ специально выделяется как особая разновидность ньиэдьил, а именно как ньиэдьил о давних людях. Если же в рассказе, по мнению говорящего, идет речь о том, что произошло реально и очень давно, да при этом еще и с особо знаменитыми людьми, так что расцвечивания надо ожидать особенно большого, а заодно и там и всякие вещи фигурируют, которые в жизни реально не наблюдаются, зато попадаются в караваал-сказках - то такие рассказы выделяются как особая часть ньиэдьил о давних людях, а именно как пунгул "сказания".

В итоге, кстати, совершенно одинаковые по сюжету истории могут подаваться носителями как караваал или ньиэдьил, в зависимости от того, считает ли говорящий, что это рассказ о реальных событиях или беллетристика/сказка.

Вот в связи с этими явлениями я подумал, что если бы грамматика отвечала не только свойствам языка, но и свойствам того, чтО в те или иные эпохи на нем обычно пишут, то, в частности, европейской культуре последних 250 лет позарез потребовалось бы три-четыре особых наклонения, по аналогии с "доказательным" наклонением юкагирского языка, а именно:

просто бездоказательное наклонение
бредово-бездоказательное наклонение
не-приходя-в-сознание-противодоказательное наклонение,
и, наконец,
врательно-наставительное наклонение (оно же нравственно-дидактическое, ценностно-построительное и пропагандунг-картинумираформировательное).

И подавляющая часть известных нам философских, идейно-политических и пр. текстов писалась бы с глаголами, стоящими строго в последних трех наклонениях. А так они, к сожалению, написаны с применением обычного индикатива.

Я, конечно, очень благодарен

Я, конечно, очень благодарен Ксении Собчак за то, что она предоставила желающим свое имя в качестве фактически бумажного пакетика, в который они могут отплюнуть негативные эмоции, накопившиеся у них в адрес иных членов нашего политикума, - ибо голосование "против всех" в точности эту роль и играет. И я вообще человек не особенно брезгливый. Тем не менее и пакетиком я буду пользоваться не всяким, - все ж к своим губам его подносить, не к на-помойке-найденным, - и вот пакетик, сформированный такими персонами, как К. Собчак при участии Малашенко, жены Чубайса и кого-то там еще, на мой вкус и отдаленно не годится для того, чтобы я его использовал. Уж такой пакетик.

Юкагирские предания о приходе русских-1

Юкагирские предания о приходе русских-1

Верхнеколымские юкагирские предания о приходе русских (большинство было опубликовано еще Иохельсоном) собраны в статье В.И. Шадрина (http://www.igi.ysn.ru/index.php?page=structura&str=ark&nm=shadrin , Шадрин В.И. Присоединение "Юкагирской земли": отражение в фольклоре // Языки и фольклор народов Сибири. Электронный научный журнал. 2010.3).

Их сопоставление выясняет довольно неожиданную картину. В свое время у верхнеколымских юкагиров бытовали две версии легенды о приходе русских - "мирная" и "военная". Вторая выдержана в духе "Баллады о Западе и Востоке". Но потом их контаминировали и получили необычайно драматичное и напряженное произведение, хотя исконные две версии тоже передавали в чистом виде.

Эти исконные версии выглядят так.

Мирная (Иохельсон 1900, Материалы... с. 90-91, ср. 75-77):

Однажды верхнеколымский юкагир со своим сыном пошли на охоту и увидели на своей охотничьей территории дом чужаков, столь высокий, что доставал до верхушки дерева (воспоминание о зимовьях с башней!). Они укрылись и залегли рядом. Из дома показался бородатый человек. Молодой юкагир захотел его убить стрелой (так как это были чужаки, поставившие жилье на их территории), отец отговаривал, и тот не стал стрелять, а бородатый человек вернулся в дом. Затем вышел второй, и сын вновь захотел выстрелить, отец унимал его, но тут уж не преуспел: сын выстрелил и попал вышедшему в ногу. Высыпали из дому много людей, стали искать, кто стрелял, и схватили обоих, отца и сына. Схватив их, им не сделали, однако, ничего плохого, а спросили: "Какие вы люди?" - "Одулы" (юкагиры). Тогда русские угостили их вином, чаем и курением табака. Обоим очень понравилось. Русские пригласили на завтра прийти весь их род и отпустили их. Домой старик, опьяневший больше, шел с пением. В стойбище спросили старика: "Что с тобой?" "Дети мои, бородатых людей нашел, они меня особенным питьемй поили, от этого такой стал. Позвали прийти всех". Все пошл назавтра. Русские всех напоили допьяна вином, поили чаем, давали курево, накормили своей едой и сказали: "Наша еда настолько вкусна, будем вас кормить такой, таким питьем будем поить - отдадитесь нам (в подданные), будете платить нам ясак?" "Отдадимся (в подданные), будем платить ясак".

Историю эту в 1895 рассказывал тогдашний вождь племенного объединения чолгоро (включало всех верхнеколымских юкагиров в составе трех родов - собственно чолгоро, анид и мэдьид), Григорий Спиридонов, потомок в 6 колене основателя рода чолгоро Табушкана (конец 17 - начало 18 вв.).

Военная (Иохельсон 1900, с. 92-93, ср. с. 89, прим.20).

Русские пришли и попытались покорить колымских юкагиров. Но те крепко держались вместе в битве с русскими, и русские отошли обратно в свою землю. В новый поход они выступили, прибавив новое оружие - особый короб, выпускающий оспу в виде дыма. Они заняли место ежегодного сбора колымских юкагиров на Колыме чуть выше устья Омолона и зимовали там. Весной юкагиры со всей Колымы выше этого места на плотах двинулись на них, и добравшись до стоянки русских, остановили передние плоты, а остальные все подходили, - они собирались высадиться и биться (в варианте: и начали с плотов - видимо, сначала с задних, - высаживаться на берег для битвы). Тогда русские открыли отверстие в коробе с оспенным дымом, и им накрыло всю реку. Все, кто были на плотах, умерли; некому было больше держать плоты на месте, и вместе с мертвыми воинами они поплыли дальше по Колыме и сгинули в океане (в варианте: уцелела лишь горстка из числа тех, кто успел высадиться на берег - те погибли не все. Выжившие погрузили тела погибших на плоты и отправили их вслед за остальными плотами мертвецов, сами же вернулись). На следующий год юкагиры, в прошлом году не ходившие в этот поход, вновь двинулись по реке походом к месту своего сбора, занятому русскими (теперь их было совсем мало, так как большинство погибло в походе предыдущего года от оспенного дыма), и, подойдя к этому месту со стоянкой русских, увидели, что те ждут. Они остановили плоты и вышли на берег (для нового боя). Русские, видя это, не стали вновь открывать оспенный дым против них, но вместо этого предложили им в почетный уважительный дар трубки с табаком, вино, острые железные топоры вместо куда менее удобных юкагирских каменных, ножи и разные хорошие вещи. Тогда юкагиры согласились платить ясак и согласились на то, чтобы русские утверждали их вождей, через которых русские и сказали им платить ясак.

Прод. след.

Две фразы по-мордовски, которые я ввел в семейное употребление

Две фразы по-мордовски, которые я ввел в семейное употребление

и всем рекомендую.

Простяк, тядяй, муворшизень - досл. "прости, мама, сложность моего характера".

То, что слово, включающее сочетание 'шизень', означает "сложность характера", так всем в доме понравилось (собственно, все и так считали, что эти сложности - чистая шизень), что вся фраза стала у нас извинительной формулой.

Нормальняй и пяштеняй - досл., вообще-то, "моя ягодка и зернышко", ласк., но в доме локально используется как извиняющая формула, отвечающая на предыдущую.

В одном фольклорном сборнике попалось также в русскоязычной статье хорватского автора выражение "сладострастный бэчарац" (бэчарац, бэчарэц - жанр югославянской песни, от бэчар - парень, кстати, дословно то же, что русс. андыльщина от юкаг. андил, адил 'парень' (об андыльщинах см. http://wyradhe.livejournal.com/493893.html ). С тех пор используется применительно ко всему.

В.Ф. Ходасевич в свое время вводил как приветствие латышск. tirgotava (" Сердечная tirgotava всем Вашим и Маргарите Васильевне"), но поскольку досл. это просто "торговая лавка, магазин", оно не прижилось).

Рука помощи

Рука помощи

https://rg.ru/2016/10/25/v-minobrnauki-prokommentirovali-oskorbitelnye-slova-o-rf-studentki-mgimo.html

Т.е. Э. Бажаева в малопочтительном тоне высказалась о Российской Федерации, а пресс-секретариат Минобра и ректорат МГИМО решили подать ей руку помощи и сделать все, что было в их силах, чтобы сделать ее тон как можно более оправданным /*/ (все равно недотянули - это не в их власти, но они, по крайней мере, старались).
В их лице, таким образом, она имеет верных друзей.

/*/ Потому что в приличной компании пресс-секретариаты министерств не выступают с публичными должностными оценками не нарушающих законов высказываний частных лиц на аске.ком (а нарушающие законы высказывания комментируют те, кто полномочен следить за нарушениями закона), а ректораты не проводят с ними за эти высказывания разъяснительных работ. Cовершенно независимо от того, какой моральной оценки эти высказывания стоят.

Лотыненанедура-2

Лотыненанедура-2

Попалось под руку в метро очередное горькое повествование Латыниной о том, как на современном обсоциалистившемся Западе на теле работающих паразитируют / жируют государства в союзе с бездельниками, которым эти государства пожаловали ренту за счет этих самых работающих (в виде пособий, которые государства выплачивают бездельникам из налогов, собираемых с работников). И поскольку этих велферовских получателей ренты очень много, то они и избирают соответствующие власти на всеобщих демократических выборах, и так этот тандем правителей и рентополучателей и сидит, не слезая, на шее работающих. И сие ограбление трудящихся государством и праздными получателями ренты (за счет трудящихся) есть прямое следствие всеобщего избирательного права, демократии и социал-демократии, сиречь перераспределения доходов. И через то Европа пребывает в упадке и терпит от мусульман и прочих китаез. А вот в юной, хищной и прекрасной Европе 16-19 веков, когда она первенствовала в мире и повелевала миром, ничего такого не было.

Вот это последнее и особенно любопытно. Потому что в Европе 16- [начала] 19 веков, как и в предыдущие столетия, властвовали в точности государства и праздные рентополучатели, жившие за счет работников; каковые рентополучатели получали ренту за счет работников потому, что им всё оное было пожаловано государствами, а также в результате иных видов перераспределения доходов силами государства. Только эти рентополучатели, жившие за счет работников, были не велферовцы на ренте в виде фудстампов и пособий по безработице, а землевладельческая знать на ренте в виде оброков, барщины и арендной платы. А в чем разница-то с получателями фудстампов в том плане, который интересует Латынину? Или кто-то думает, что лендлорды свою землю (или свое право на ренту с землепользователей) наносили себе по горстям, или купили на свободном рынке, или произвели на каком-то частном производстве? Ни на какой рынок они свой труд не предлагали, на жизнь не зарабатывали, а просто жили на обеспеченные государственным принуждением отчисления с доходов и пожитков тех, кто на жизнь сам себе зарабатывал. Чистые получатели пособий)))

И существовал этот греховный симбиоз государства и рентополучателей-за-счет-тружеников без всякой социал-демократии и всеобщего избирательного права. В те самые века, когда, по мнению Латыниной, такого ужас-ужаса не было.

(Многочисленные различия между землевладельческой знатью и халявщиком на вэлфере ясны и без слов. Просто очень смешно, что Латынина с круглыми глазами проповедует жуткую греховность самого принципа "у работника взять силой госпринуждения и неработающему отдать", считает его социалистическим и демократическим, а того не вспомнит, что на этом принципе держались все те общества с правящей землевладельческой знатью, где земельные владения знати сложились не на благодаря тому, что кто-то прикупил к тому участку земли, на котором работал сам, другие участки, и стал свою землю сдавать в вольную аренду. В рамках великих принципов Латыниной кошерен был бы только такой землевладелец).

Предвыборно-моэмное

Предвыборно-моэмное.

"— Идиотское голосование! - пробормотал Эшенден.
Вместо ответа Гербартус только пожал плечами:
— Предупреждаю, если вы не воспользуетесь этой возможностью сейчас, следующая едва ли скоро представится. Они не могут каждый день назначать перевыборы московского мэра.
— Вам не делается неуютно от одной только мысли, что придется голосовать за кого-то из этого списка?
— Мне это не нравится, но если это все же произойдет, страдать бессонницей я не буду, да и аппетита тоже не потеряю. А вы?
— Вряд ли.
— За чем же тогда дело стало? Победитель все равно известен заранее, это не выборы, а плохо составленный опрос о доверии, даже без внятного определения, кому и чему.
- Как вам сказать. - Эшенден почему-то вспомнил остроконечные звезды в морозном небе, на которые взглянул, когда шел по ночной улице. - Вопрос, по мне, упирается в одно. Кто призван вызывать у нас большее отвращение: те, кто предает и проституирует достойные, в сущности, идеи, притворяясь, что выступает от их имени, - или те, кто находятся в таком же соотношении с идеями, что и сами по себе заслуживали бы презрения? Никак не пойму, за кого из них голосовать вернее, если за всех остальных - еще хуже. То, что в какую-то из этих компаний затесались честные люди, приносящие пользу, ничего в целом не меняет.
— Иными словами, вы спрашиваете, кто должен представляться отвратнее - Яблоко или ЛДПР.
— Вот я и думаю.
— Через минуту я должен идти.
Эшенден достал из кармана монетку. — Тогда, может, бросим жребий? Если «орел» — Митрохин, если «решка» — Дегтярев.
— Отлично.
Эшенден положил монетку на ноготь большого пальца и ловким щелчком подбросил в воздух. Когда монетка, перевернувшись, упала на стол, Эшенден проворно накрыл ее ладонью. И он, и Гербартус одновременно подались вперед, и Эшенден медленно отвел руку. Гербартус глубоко вздохнул.
— Так тому и быть, — сказал Эшенден".

ЭЛГЭБЭТЭ

ЭЛГЭБЭТЭ

Над Пиреем повис небывалый глухой туман.
Всю-то ночь решает с десантом афинский штаб.
Генерал-лейтенант с генерал-майором крутит роман
(и прокинь: не то чтобы в  армию брали баб).

Генерал-лейтенант известен большой игрой,
проведенной в пользу родных не осин - маслин,
а генерал-майор возвратится кругом герой,
потому что таков он и есть, Гиппократов сын.

И войдет, улыбаясь, к старшому без стука он,
как в те дни, когда случалось им знатно пасть.
- Ну, привет тебе, - скажет, - генерал-лейтенант Солон!
Не надумал еще сдавать мне город и власть?

Еще раз, те же. Энн Шелберг и Независимость Украины.

Еще раз, те же. Энн Шелберг и Независимость Украины.

Звучали сомнения в том, чем именно мотивировалась жажда Энн Шелберг устранить текст  и самые упоминания "На независимость Украины" их двухтомника Бродского - попыткой отполиткорректировать Бродского или просто ревностным исполнением того, что ей мнится священной авторской волей (раз сам не публиковал - то и нечего). Мне представлялось очевидным, что второе объяснение может пройти только как вежливо-официальная версия или предлог, а истинным является первое.

Доказательство этого не замедлило обнаружиться:
http://www.newyorker.com/online/blogs/books/2011/08/a-note-on-brodsky-and-ukraine-1.html

Кийт Гессен упомянул в своем эссе о Бродском это стихотворение - и немедленно получил "мягкий упрек" от Шелберг за то, что он вообще упомянул его! И писала Шелберг так (цитирую Гессена): ...I’ve since received a note from Brodsky’s literary executor, Ann Kjellberg, mildly rebuking me for not pointing out the complex circumstances of the poem, both political and bibliographic. “A poem known only from private manuscripts and other unauthorized sources should perhaps not be taken as representing an author’s settled views,” she writes. “Dating and historical circumstances might also be borne in mind when considering an archival source. In the summer of 1992, for example, newly independent Ukraine declared administrative control over former Soviet nuclear capability on its territory, including 176 ICBMs. Perhaps somewhat inflaming circumstances, later reconsidered.” "Стихотворение, известное только по частным рукописям и другим неавторизованным источникам, возможно, не должно было бы восприниматься как выражающее устойчивые взгляды автора.... Надо также иметь в виду датировку и исторические обстоятельства, оперируя архивным источником. Например, летом 1992 недавно независимая Украина заявила свой административный контроль  над бывшим советским ядерным потенциалом на ее территории, включая 176 МБР. Возможно, какие-то воспламенившие [Бродского] обстоятельства, о которых он впоследствии пришел к иному мнению"

Как видим, со стороны Шелберг имеется несомненная и совершенно  недобросовестная попытка навести тень на плетень по сугубо идеологическим причинам - попытка, мотивированная исключительно жаждой утвердить, что-де Бродский не мог, не мог так всерьез думать и чувствовать, что это минутное помрачение в раздражении было, что он потом наверняка должен был передумать... Мотивы, связанные с долгом уважать авторскую волю, тут не выражены вовсе.

По существу и обсуждать слова Шелберг было бы на самом деле излишне. Бродский прочитал это стихотворение публично, на своем выступлении, в колледже, в котором он сотрудничал; если это не обнародование, то уж и не знаю, что такое обнародование. К моменту означенного авторского чтения этого стихотворения в Квинз Колледже (1994) Украина была независима около трех лет. - времени передумать хватало, так что речь идет именно об усточивых взглядах.  Бродский, как-то специально воспламененный именно тем, что Украина заявила об административном контроле над МБР, принадлежит к миру фантомов; Бродский, который этим воспламенен два года подряд (но потом-то, конечно, уж должен быть передумать) - принадлежит к миру фантомов горячечных. Писать процитированный выше "мягкий упрек" можно только при потере всякого стыда и чувства реальности - либо при потере всякого стыда и расчете только на американскую аудиторию, которая это проглотит.

Так оно и вышло: сам Гессен немедленно сделал реверанс и присягнул, что, несомненно, так оно и есть, как Шелберг говорит. Сделал он это вовсе не из политкорректности, а просто по глубокому незнакомству с предметами разговора (которого и сам не скрывает).