Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Подражание Бирсу

Подражание Бирсу

На некоей Земле поколения проводили время в безрассудном расточительстве и разврате; они в изобилии потребляли глазированные сырки и беспрерывно играли в видеоигры. Всякий глазированный сырок они заворачивали в особую пластиковую обертку, не разочтя, какой парниковый эффект возникнет из-за их сжигания, а электричество для видеоигр также получали от сжигания различных веществ, лишь умножая означенный эффект. И вот приблизилась мера глазированным сыркам, и срок видеоиграм, и невдолге должен был разразиться Конец Света.

Меж тем был некий праведный старец, отец двоих сыновей; не желая оказаться повинным перед ними в том, что и сам он приближал бездумно их гибель, он удалился с ними в отдаленное место и жил там одними трудами своих рук. Ни одного глазированного сырка не видала его хижина, ни один электропровод не осквернял ее чистоту и ни одна видеоигра не помутила взор ему и его сыновьям.

- Смотрите, дети мои! - говаривал он сыновьям. - Когда случится Конец света из-за безумного расточительства прочих, да не скажете вы: - И ты, батюшка наш, тоже виновник этому, и ты копал нам, детям своим, пагубную яму! Нет, вы скажете: мы сделали, что могли, и на нас нет ни скрупула вины!

И вот! Вострубили трубы, и правительственная комиссия объявила, что Конец света и впрямь случится и наступит на той неделе во вторник, около четырех (а был вечер субботний).

И праведный старец обратился к сыновьям и сказал: - Вот, дети мои, не прав ли я был? Если бы все или хотя бы многие поступали, как я, не дошли бы мы до такого!

Они же приблизились к нему, имея руки свои за спиною, и сказали: - О отец! Сообразив все обстоятельства, мы находим, что от Конца Света погибнем мы равно с теми, кто ничем не жертвовал ради будущего, а они погибнут от него равно с нами, но они по крайности все это время услаждали себя глазированными сырками и видеоиграми, мы же не имели и этого, и, стало быть, в проигрыше, а конец нам теперь один! Мы чувствуем, в этом кроется какой-то обман. Мы чрезвычайно огорчены из-за этого и нашли, что виноват в этом ты.

С этими словами они показали, что было у них в руках (а это были добротная веревка, крюк, мыло, гвозди и молоток - все сработанное на диво их собственными руками без единого тока электричества) - и тут же повесили старца посреди его дома, после чего отправились в город, чтобы хотя последние свои дни наслаждаться глазированными сырками и видеоиграми.

Я слышал, что после Конца Света им выделили в Раю направление в Шестое Блаженство. Обсуждалось, говорят, и Пятое; однако Высшая Сила, хоть и бесконечно милосердна, все же взыскательна - и нашла, что с веревкой и крюком они запоздали.

----

ОФФТОП:
https://salery.livejournal.com/171666.html

Чуть не к каждому посту salery эпиграфом можно ставить набоковское:

"и это было так, словно голос скрипки вдруг заглушил болтовню патриархального кретина".

Юридическое

Юридическое

1. https://news.mail.ru/incident/37493310/?frommail=1

"Вчера в Нефтеюганске подросток, которому нет 14 лет, сжег два венка у памятника воинам-освободителям. Его личность сразу была установлена. Он еще не достиг возраста наступления административной и уголовной ответственности, поэтому наказание понесут его родители по статье «Ненадлежащее исполнение родительских обязанностей по воспитанию»"

2. Это либо УК 156, либо КоАП 5.35

2.1.  Комментарий к этой самой статье УК 156:
http://stykrf.ru/156

"...Обязательным признаком объективной стороны является жестокое обращение с несовершеннолетним, которое может быть выражено в его избиении, издевательстве, унижении человеческого достоинства, отказе в питании, ограничении в свободе передвижения и т.д.
. Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. При этом лицо осознает, что не исполняет или ненадлежаще исполняет обязанности по воспитанию несовершеннолетнего, а также свое жестокое с ним обращение, и желает совершить эти действия".

Не подойдеть.

2.2. А  КоаП 5.35 гласит:
"Неисполнение или ненадлежащее исполнение родителями или иными законными представителями несовершеннолетних обязанностей по содержанию, воспитанию, обучению, защите прав и интересов несовершеннолетних -
влечет предупреждение или наложение административного штрафа в размере от ста до пятисот рублей."
Комментарий к ней гласит (http://koapkodeksrf.ru/rzd-2/gl-5/st-5-35-koap-rf )

Объективную сторону данного правонарушения образует неисполнение либо ненадлежащее исполнение указанных обязанностей по содержанию, воспитанию, обучению, защите прав и интересов ребенка. Семейный кодекс содержит лишь общую, рамочную норму об обязанностях по воспитанию ребенка. Поэтому понятие надлежащего либо, напротив, ненадлежащего исполнения обязанностей по воспитанию ребенка является оценочным и зависит от конкретных обстоятельств.
С субъективной стороны указанное правонарушение может быть совершено как умышленно, так и по неосторожности.

***

Так что под КоАП 5.35 оно подходит. Под нее подходит вообще все, что угодно, включая плохой почерк несовершеннолетнего - ибо "понятие надлежащего либо, напротив, ненадлежащего исполнения обязанностей по воспитанию ребенка является оценочным и зависит от конкретных обстоятельств."

От 100 до 500 рублей, стало быть.

6. Лодовико Цукколо, друг человечества, вариант А + о ком, собственно, речь: кто эти "левые-тм"?

6. Лодовико Цукколо, друг человечества, вариант А + о ком, собственно, речь: кто эти "левые-тм"?

Лодовико Цукколо (ок. 1570 - 1630), состоявший при дворе в Урбино, на службе в аппарате Святого Престола, член Академии в родном городке, может быть приведен как пример крайне умеренного друга человечества - крайне. Он резко критиковал Мора как радикала. Сам же в своих сочинениях предлагает два проекта: один для обществ с меньшими ресурсами, другой - с большими.
Обличительная часть общая: как богатство, так и нищета порождают антиобщественные пороки, "подрывающие под корень" счастье людей, мир наживы, по удачной суммирующей формулировке Чиколини, основан на несправедливости; необходимо, чтобы "никто не имел силы попирать других" (обратим внимание: не чтобы никто не попирал, а чтобы никто не имел силы попирать), и чтобы "никто не испытывал страха быть униженным", а "один не пожирал того, что подлежит многим". Социальные контрасты возмутительны: "В зимнюю стужу бедняков и несчастливцев оставляют неодетыми дрожать на улице от холода, чтобы во всякое время года убирать стены комнат в шелк и в золото". "За один вечер проигрывают, на один пир тратят треть годового дохода". Пару обуви покупают за средства, которых хватило бы на оказание помощи близким и друзьям в течение года. "Десяток лопается от жира, а тысяче не хватает на жизнь от крайней бедности. Таковы плоды роскоши, эти удобства, порождаемые массой золота, из-за которого мы на деле начинает постигать древние басни о Тантале и Мидасе". "Отсутствие равенства среди граждан есть начало и источник всех мятежей и переворотов". Должен наступить на смену всему этому "век дружбы", в котором человек исполняет свое естественное предназначение, а таковое состоит в том, что один человек создан для радости и утешения другого.

Проект для тех, кто попроще - Счастливый Город Сан-Марино. Даже в этом варианте Цукколо изумительно умерен: у него нет ни обобществления имуществ, ни обобществления труда, ни полного равенства (тем более полного равенства в потреблении), ни уравнительного перераспределения, ни централизованного распределения из общего котла, ни, кажется, принудительного труда. Нет даже, сколько можно судить, юридического ограничения потребления! (Хотя приведение в образец Спарты позволяет думать, что все же есть. Но в любом случае в Счастливом Городе все держится отнюдь не на них). По сравнению с большинством перечисленных выше (и с критикуемым им Мором) Цукколо просто какой-то праволиберал. Он использует лишь отмену частной собственности на землю, ограничение производства и обмена, ограничение численности детей в семье. За образец у Цукколо - что он и пишет - взята попросту Спарта и ее ликургов строй, только без илотов и с некоторым ужесточением: законы "великого и благородного" Ликурга, пишет Цукколо, были всем хороши, кроме того, что можно было давать приданые разного размера и иметь по семьям произвольное и разное количество детей, отчего и возникло-таки между спартиатами неравенство. Эти недостатки у Цукколо устранены.

В Счастливом Городе Сан-Марино земля поделена на равные наделы, выданные гражданам фактически в наследственное держание (распоряжение своим наделом ограничено так, что это фактически уже не собственность: продажа и заклад наделов и их частей запрещены, дарение почти полностью запрещено). Размер надела рассчитан так, чтобы семье стандартной численности (а превышать ее нельзя) хватало на жизнь лишь весьма скромную, но все необходимое для существования она произвести могла. Размеры приданого ограничены и уравнены. Количество детей на семью ограничено: никто не запрещает заводить их сколько душе угодно, но сверхлимитные дети неукоснительно выселяются за пределы страны (подразумевается, естественно, по достижении совершеннолетия). Кроме того, применяется экономическое регулирование численности детей: введено ограничение на производство продовольствия, его допускается производить лишь в умеренных количествах, - так, чтобы на воспитание сверхлимитных детей семьям попросту не очень хватало бы продовольствия (до совершеннолетия кормить-то их всяко надо); зная это, родители сами будут избегать рождения сверхлимитных детей. Ростовщическая деятельность, банки и банковская деятельность, внешняя торговля запрещены. "Ненужные ремесла", производящие излишества, не-необходимые вещи, запрещены - как в Спарте, чтобы не было "порчи нравов". Запрещены профессиональные врачи и пр., тоже в общем духе Спарты, тоже чтоб не было вреда здоровью и нравам. Страна закрыта, общение и контакты с иностранцами запрещены, чтобы внешнее влияние не испортило добрые обычаи. А внутри страны денег чеканится мало, чтобы сузить внутреннюю торговлю и товарно-денежные отношения - они внутри страны не запрещены, но малый объем чеканки денег обеспечивает их невысокое развитие (Цукколо был, без всякой иронии, очень умный человек и предпочитал общее "внешнее" макроэкономическое регулирование мелким запретам и регламентации по всем случаям жизни, что видно и из данного пункта, и из пункта об ограничении производства продовольствия для авторегулирования семьями числа детей). Господствует поэтому натуральное хозяйство, люди живут в основном на то, что производят сами ("живут на своё", а не выменянное). Имеются налоги, устанавливаемые только с одобрения большинства населения.
В результате всех этих мер, хотя нет запрета на обмен, найм и пр., все равно население живет в приблизительном имущественном равенстве и труде. В других странах, говорит счастливый санмаринец, "о нас считают, что мы бедны и несчастны, а мы пребываем в удобстве и довольстве друг другом": по меркам соседей сан-маринцы живут в тягости, скудости и бедности (однако именно живут, а не помирают от нищеты), но им самим всего этого вполне достаточно. Тем более, кстати, достаточно, что, по Цукколо, главное удовлетворение надлежит испытывать от добрых дел на благо других людей, а полезные занятия и есть счастье, удовлетворение же физических потребностей надлежит ограничивать поближе к необходимому.

***

Описание второго проекта Цукколо, так сказать, лайт-версия, а равно и разбор того, кого я называю "обобществителями" и "левыми-тм", - в след. номерах.

Ребенок с вагонеткой: упрощенное логическое древо

Ребенок с вагонеткой: упрощенное логическое древо

В контексте обсуждений тем, затронутых в предыдущих постах (обсуждений не только в ЖЖ), мне так часто поминали детей, надрывавшихся на катании вагонеток в шахтах при капитализме 19 века, что я счел полезным неким образом откомментировать этот мем (а используется оно именно как мем; живого чувства в адрес этих детей у обсуждаемых обобществителей-ТМ [на всякий случай: нет, это вовсе не все сторонники соцгарантий и ограничений частной эксплуатации; означенные вещи отнюдь не подразумевают обобществительства-ТМ и даже вообще какого бы то ни было обобществительства, пусть и не ТМ-ного - разнице между всеми этими вещами будет посвящен отдельный нудный экскурс] - ровно столько же, сколько у нацистов-ТМ - в адрес страданий немецкого народа от кризиса и версальского диктата. Причем я не хочу сказать, что это-де в обоих случаях ноль живого чувства; я не телепат, да и не очень интересен мне состав чувств лиц обеих названных категорий - по одним и тем же причинам. Так что я охотно признАю, что оно в обоих случаях ненулевое живое чувство, и Прудон, Маркс и Штрейхеры с Заукелями и фюрером во главе очень жалели голодающих безработных. Просто оно вот такое своеобразно и одинаково живое чувство - в обоих случаях).

Итак, вот у нас имеется надрывающийся ребенок с вагонеткой. Что в этом плохого? То, что он несет такое-то весьма большое страдание (оценим его в 100 страдательных баллов условно), потому что иначе - из-за того, что вот такая сложилась рыночная конъюнктура - он вообще с голоду помрет. Его же семья не потому послала работать в шахту, что вот такая у него пакостная семья, а потому, что в силу сложившейся на рынке ситуации его батюшка не получает достаточной зарплаты на его прокорм, - или вообще не выдерживает с ним, ребенком, конкуренции за рабочее место и не имеет потому зарплаты вовсе, так что ребенку остается кормить себя самому.

Далее идет первая логическая развилка. Решение I-А: "Жалко, конечно, бедного, но раз никто силой его не гонит на шахту, раз дилемма "загибайся медленно на шахте или быстро от голода" создана Невидимой Рукой Свободного Рынка, то общество принудительными мерами вмешиваться не должно, - пусть ему помогают по своему желанию частные и общественные благотворители, и все". Такое решение диктуется фритредерским вариантом религии "антихалявства" - как же-де можно ему помогать принудительно, то есть отрезать в его пользу принудительно долю от куска кого-то другого (*) за так, на халяву?! (* Ибо чем еще-то ему помочь? "Естественным, не-принудительным" путем ситуация сложилась для этого ребенка как раз в ту самую дилемму "шахта или умирай с голоду"; пособить тут можно только перенаправлением на этого ребенка - самыми разными способами - неких средств, которые предназначались для иного, и средства эти - это именно средства других людей, у самого ребенка средств на это нет, иначе он и не был бы в обсуждаемом положении).

Решение I-Б. "Испокон веков общество считало своей обязанностью принудительно взимать со своих членов ту или иную долю их кусков и возможностей, чтобы оказать пособление тем членам общества, которые попали (по крайне мере без своей вины в этом) в ситуацию определенного уровня бедственности по неудачному для них стечению обстоятельств; либертарианцы-фритредеры из своей изуверной ненависти к халяве и реквизициям совершенно напрасно вычеркивают из списка этих ситуаций неурожаи или неблагоприятную рыночную конъюнктуру".
При этом ясно, что какую именно долю с менее бедствующего А можно принудительно сгрести на помощь более бедствующему Б, - это вопрос из серии "без поллитры не разберешься", но уж одно при этом самоочевидно: с А недопустимо стащить на помощь бедствующему Б столько, чтобы в результате у самого А осталось меньше, чем оказалось у Б (далее - условие N).
Указанное пособление, конечно, вовсе не обязано идти в форме выплаты денег или раздачи супа бедствующему Б из бюджета. Оно может идти и в иных формах - от вручения Б не рыбы, а удочки, или от установления минимальной оплаты труда или иных способов регулирования рынка и найма - до вложения госсредств в операции, имеющие в качестве последствия повышение спроса на рабочую силу. Общее тут одно: некие средства, взятые с иных лиц, тратятся так, чтобы Б от этого вышло облегчение его ситуации.

Следующая от I-Б развилка определяется тем, что страдания бывают разные. Обсуждаемый ребенок с вагонеткой находится в ситуации, когда ему надо либо страдать на 100 баллов, либо попасть в еще худшее положение, чем это 100-балльное страдание. Топ-менеджер, получающий з/п в миллион долларов за, допустим смеха ради, два часа непыльной работы в год, тоже страдает - ему надо либо тратить два часа на непыльную работу, либо попасть в еще худшее положение, чем с этой тратой энергии на эти 2 часа в год. Оценим страдание от необходимости тратить два часа в год либо оказаться еще в худшей ситуации в 0,001 балла по той же шкале.

Развилка здесь такая: надо ли отрезать кусок от А в пользу страдающего Б при любом уровне его страдания, соблюдая лишь условие N (решение I-Б-1), или лишь при таком-то порогово высоком уровне страдания Б (решение I-Б-2)? То есть если у нас топ-менеджер Б страдает от необходимости в лучшем для него случае тратить два часа работы в год и получать за это миллион долларов, то надо ли срочно искать некоего А, которому еще лучше/менее хуже (он работает час в год и получает за это два миллиона), и отрезать от него куски в пользу Б, пока мы не упремся в условие N, или все-таки не надо?
Если надо - то мы автоматически получаем требование непрерывного передела всех кусков и благ, произведенных и добытых разными людьми, поровну (с коэффициентами, возможно, на рост, вес и пр.:)). Этому и равносильно решение I-Б-1. (Заметим, что это не обязательно обобществление хозяйства, это только раздел поровну всей совокупной продукции). Очевидная абсурдность и несправедливость такого решения снимает его с рассмотрения.

Итак, выходим на решение I-Б-2: при некоем пороговом уровне вызванных бедственными обстоятельствами страдания лица Б общество взимает определенную (понятно, что не основную) долю кусков других членов общества в пользу Б для вспоможения ему подняться выше указанного порогового уровня, при соблюдении, в частности, условия N (чтобы тот, у кого взяли кусок на помощь Б, не остался от этого взимания в более бедственном положении, чем оказался в итоге этой операции сам Б).

В таком случае имеем третью развилку: считать ли обсуждаемую 100-балльную бедственность ребенка, надрывающегося в шахтах, достигающей искомого порогового уровня, при котором общество должно вмешиваться с принудительным переводом средств на помощь ему в выходе из этой ситуации (I-Б-2-б), или считать, что она этого уровня не достигает (I-Б-2-а) - так что никакой принудпомощи тут и не будет? Одними гуманными воплями на тему "вы посмотрите, ему же ОЧЕНЬ ПЛОХО!" здесь никак не отвертишься, поскольку если уж мы поневоле ввели правило о пороговом уровне страдания, на помощь которому взимается кусок, то надо хоть как-то обосновать, почему этот пороговый уровень надо проводить именно ниже данного "очень плохо", а не выше. Для такого обоснования по определению недостаточно констатации того, что имярек страдает или очень страдает. Механизмы такого обоснования, разумеется, аморфные, в любом обществе имеются; результаты его, естественно, спорны и условны (как и все вопросы меры).

Допустим, мы приняли, что при текущем уровне экономики и общего богатства пороговый уровень бедственности, задающей взимание средств на пособление страдающему, таков, что страдание обсуждаемого ребенка в шахте под это дело подпадает.

Ура, - итак, ему окажут пособление в его бедствиях за счет других людей.

Способов такого пособления - тьма-тьмущая. Могут применяться введение минимальной з/п; установление пороговых условий труда; запрещение нанимать на такой труд малолетних (эта мера должна обязательно предваряться проверкой того, а не приведет ли это к тому, что обсуждаемого ребенка просто не наймут - это же теперь запрещено, - но отца его при этом тоже не наймут, - такая вот конъюнктура, - так что этот ребенок не выиграет, а еще больше проиграет; и если это так, то надо принимать дополнительные меры, которые предотвратят или скомпенсируют такой исход); стимулирование создания новых рабочих мест или просто учреждение оных за госсчет, включая общественные работы; выдача подъемных на переселение в колонии, где можно взять землю; раздача и пропаганда предохранительных средств и планирования семьи - ведь ребенок этот часто берется вовсе не от жажды родителей его завести, они часто и сами не рвутся "плодить нищету", но и целибат по этому случаю не собираются на себя накладывать; и.. и... и.. - в том числе в сочетании.

И вот на этом фоне возникает обобществитель Сидоров и предлагает такой способ вспоможения обсуждаемому ребенку (и требует этого и только этого способа): отобрать шахту, на которой он вкалывает, у шахтовладельца в казну, и то же самое сделать со всеми срвами прва, а дальше уж казна положит условия труда и з/п, которые избавят обсуждаемого ребенка от его бедствия!

Ничего себе! Почему из миллиона способов помощи данному ребенку за счет других членов общества Сидоров выбрал именно этот, особо грабительский? Почему он требует именно этого способа, как будто других нет? Способ-то, помимо того, что грабительский, еще и означает заезжать в Москву из Тулы через Оклахому! С чего вообще Сидоров взял, что государственная казна положит условия этим шахтерам лучше, чем частник клал? Ну кроме камланий на тему о том, что в народном социалистическом государстве казна ужо будет думать только о благе трудящихся на казну? При товарище Сталине в 30-х норма эксплуатации работников была ощутимо тяжелее, чем при Империи, в 1970-х - ощутимо легче - но только если не включать в эксплуатацию то, что колбасник рабочий Петров кормил не только бюрократа, но и танкостроителя рабочего же Водкина, а если и это включить - так ведь и в 1970, глядишь, норма эксплуатации того, кто производил реально нужные вещи, окажется выше, чем при империи была, это еще посчитать надо (уровень жизни при этом все равно был больше, чем при империи - так это в технологии упирается). А социалистический общественный строй одинаково был и в 1935, и в 1975. Далее, с чего Сидоров взял, что казенное / обобществленное хозяйствование не обрушит сам уровень производства, так что даже при желании пособить ребеночку куском общего пирога - пирог-то усохнет вместе со всеми возможностями выделять куски. Может, бедный Сидоров в 1848 не мог предсказать, что казенка менее эффективна из-за меньшей заинтересованности, может, это послезнание? Да с такими байками только современные наиболее безграмотные апологеты обобществителей могут подступаться к слушателям. Что ж Сидоров ксперименты не поставил для начала, чтоб это проверить, или не сравнил по чужому общедоступному опыту, с каким КПД идут дела у казенки и у частников? Далее, неужто Сидоров не заметил, что обобществить срва прва, отобрав их у собственников, - это не такое плевое, легкое и секундное дело, что это возможно только через великую смуту и слом, переворот всего хозяйства, в ходе которых кто-кто - а дети нынешних обездоленных поколеют с особо страшной силой, так что ребенка с вагонеткой, которому он якобы рвется помочь, он не спасет, а уморит. А хорошо придется каким-то другим, будущим детям - а этому, которого он якобы так жалеет, это готовит голодную смерть особо быстро. Далее... еще много тут далее.

Если так выбирать способы решения проблемы с этим ребенком, так почему бы не еще проще: а просто устроить этому ребенку, а равно и всем детям, коих родители не могут по рыночной конъюнктуре прокормить, не посылая их на тяжкий труд, - быструю безболезненную эвтаназию. Шахтовладелец тогда уж не сможет нанимать детей вместо взрослых, спрос на рабочую силу подымется, з/п ее вырастет и т.д. Чем этот способ хуже обобществительного? Номинально - только тем, чем убийство (применяемое в данном способе) хуже грабежа (применяемого при обобществоении), а реально так и этим не особо хуже, посколько для обобществления тоже придется совершить немало убийств, миром свое добро люди в обобществление не отдадут...

И, стало быть, вот на этом фоне я должен поверить, что Сидоров на обобществление запал от сочувствия к тому ребенку с вагонеткой? И что ужасы с этими вагонетками являются для Сидорова и этого его выбора смягчающими хоть на копейку? Или что они могут объяснять сам выбор Сидорова в пользу обобществительства?

Это за какого дурака меня/всякого надо было бы держать, чтобы приступать ко мне/всякому вот с _этим_? (Это не относится к моим собеседникам в моем ЖЖ - они мне, собственно, подобного и не говорили. Но вообще, вне моего ЖЖ - это звучит массово, а чтобы тут не звучало ни это, ни иная лапша на уши, да еще в товарных количествах, мне пришлось вводить "комменты только для френдов" и жесткий ценз самих френдов - уж таков состав новоевропейских образованных).

"Нет, благодарю вас, благодарю от всей души, но чувствую, что мне лучше остаться дома, потому что я щепетилен, гуманен, вспыльчив, и я не вынесу, если молодой мистер Рокфеллер, которого я так высоко ценю, поднимется на кафедру и примется подмалевывать Иосифа. Примите мои наилучшие пожелания" (Твен).

Между дел, для тех, кому нравился фильм "Аназапта" и кто его помнит+ Новое из Ос.-Гипш.

Между дел, для тех, кому нравился фильм "Аназапта" и кто его помнит + прекрасное новое из Осипова-Гипша

Про Аназапту:

( https://www.youtube.com/watch?v=YTnYt2Vg0FI

рус. https://uakino.tv/video/43474-film-anazapta-2001-smotret-onlajn.html )

Пересмотрел с подраст. покол., посмотрел потом описания сюжета - диву дался. Collapse )

Егор Осипов-Гипш о протесте.
https://www.facebook.com/molukkenstraat2/posts/994180824051825

"И еще пара критических замечаний о сегодняшнем невиданном всероссийском протесте, примечательным, в первую очередь, отсутствием лидера и новым, как я смог понять из трансляций, контингентом. Отсутсвие лидера — особенно важное в случае Петербурга, где демонстрантам удалось наибольшее — наконец-то может вывести российскую практику протестов на уровень Occupy в Зукотти-парк, площади Тахрир и парка Гези, где демонстранты, как пишет Уильям Митчелл, использовали тактику “предвосхищения аргументов противника путем их опустошения”, одним из проявлений которой, в том числе, было “высказывание путем отказа от высказывания”, включая отказ от назначения лидера, представителей, и озвучивания своих требований. Бернард Харкорт называет эти протесты политическим неповиновением (противопоставляя их неповиновению гражданскому), которое отрицает существующий политический и идеологический ландшафт сам по себе, в то время как практика “завладевания” (occupy) общественными пространствами дает возможность для рождения новых идей, тактик и форм сопротивления. Тем самым Харкорт не соглашается с Жижеком, утверждающим, что без-лидерность, которую тот наблюдал на примере афинской Экзархеи, ведет в никуда. Для Харкорта без-лидерность и есть манифестация протеста против прежних идеологий вообще; и если в американском случае протестующие выступали и против правительства, и против “неолиберальной иллюзии свободных рынков”, о чем в России, про причине незнакомства (или презрения) большинства протестующих с новыми левыми движениями, говорить бесполезно, то в случае Москвы и Петербурга — в силу абсолютной недосягаемости власти (в отличие от Киева) — к протесту против правительства, вероятно, можно добавить, своего рода, протест против самих себя (который, по сути, и есть иная форма протеста против неолиберализма) и своего образа жизни, и который, я рискну предположить, и привел эту, по выражению Гасана Гусейнова, “абсолютно другую толпу”. Сила не в концентрации протеста за одним лидером, требованием, видом или образом действий, а в отказе толпы упростить свои требования (они могут ей быть не известны, это нормально, но должно быть известно, что уйти в фейсбук после площади больше не вариант). Джудит Батлер пишет, что никакое согласие между протестующими невозможно, а войны за (само-)определение оказываются для собравшейся толпы губительны, ведь именно тогда она перестает ощущать, что это ее способность привести в действие механизм репрезентации народа, который никогда невозможно довести до конца по причине его гигантских размеров, и есть ее сила, а вовсе не итоговый результат сбора тел на площади. Это наблюдалось много раз, и именно внутреннее несогласие между протестующими — а не их лидерами — служит спасением от этой ловушки."

***

Я бы сказал, что передать суть дела точнее было бы невозможно.

Красавицы с услужниками, или что ж у них там творилось в Парголове?

Красавицы с услужниками, или что ж у них там творилось в Парголове?

В июле 1826 Булгарин  в "Северной Пчеле" напечатал очерк Грибоедова "Загородная поездка" - про поездку в Парголово. Грибоедов, как известно, вел с Булгариным тесное приятельство. Впрочем, на ту пору и Пушкин Булгарину писал: "Вы принадлежите к малому числу тех литераторов, коих порицания или похвалы могут быть и должны быть уважаемы" (1.02.1824 ) и "Голова и сердце мое давно Ваши" (это по поводу того, что он и Дельвиг идут к Булгарину в гости на обед, 1827). Поссорились они позже.

В этом самом очерке стоит пассаж:

Другого рода мысли и чувства возбуждает, несколько верст далее, влево от большой дороги, простота деревенского храма. Одинок и построен на разложистом мысе, которого подножие омывает тихое озеро; справа ряд хижин, но в них не поселяне. Нежная белизна красавиц и торопливость их услужников напоминают... не знаю именно, о чем; но здесь они менее озабочены чинами всякого рода.

Итак, рядом с храмом компактно живут в ряде _хижин_ (то есть домишек весьма небогатых) какие-то нежные красавицы, имеющие, несмотря на небогатость, собственных услужников. Красавицы эти не озабочены чинами (= при выборе мужчин-партнеров; в каком еще случае красавицы вообще могут быть больше или меньше озабочены чинами? Самим красавицам чинов не присваивают! А у Грибоедова это еще и постоянная тема - то, что, мол, в светском обществе тот завиден для женщин и привечаем мужчинами, кто богат и чиновен).

Красавицы эти, как и их услужники, вольные, не крепостные ("но в них не поселяне"). Живут они тут на территории деревенской, то есть с разрешения помещика.

Живут они явно без семей (ведь в качестве жителей хижин названы только они и их услужники. Допустим, их мужья еще могли бы просто быть вне дома, на своем трудовом поприще, - но тогда почему не упомянуты дети, старики и старухи, а также женщины некрасивые и обычной внешности? Что это за компактное проживание сплошь красавиц и их слуг?).

Они небогатые - живут в хижинах, но при этом имеют услужников - то есть либо кто-то их почему-то содержит (но это не крепостной гарем - они же не крепостные вовсе; и не-крепостным гаремом из содержанок барина они тоже служить не могут: почему бы помещик в свой гарем отбирал сплошь вольных, без единой крепостной? Кроме того, с прозрачным смыслом говорится, что эти женщины выбирают себе мужчин не по чинам - а гаремные женщины их вообще не выбирают), либо они работницы-промысловицы, и сами себе нанимают этих самых услужников, либо они наняты неким хозяином промысла как исполнительницы, и он уж им нанимает услужников.

Поскольку ни деревенских общежитий или микропоселений для женщин вообще, ни деревенских исправительных домов для проституток, ни Домов матери и ребенка не существовало (да и детей тут никаких не отмечено, только красавицы и услужники), то что же получается? И что это за такой промысел или вообще занятие, что занимаются им сплошь нежные красавицы, компактно живущие рядом друг с другом без старших, некрасивых, мужчин и детей? И характеризуются они тем, что не так разборчивы к мужчинам по части чинов, как женщины высшего общества? Как то ни было, трудами обычными они не заняты: кожа их нежна и бела, то есть не загорела на открытом воздухе летом и говорит об отсутствии черной работы (и подумать только, как это Грибоедов с дороги и нежную белизну углядел...)

И почему Грибоедов нарочито осекается, заговаривая о том, так что же напоминает ему все это? (Напоминает все это о... стоп, уйдем от этой темы, "не знаю, о чем именно").

Храм, скорее всего заброшенный, кстати: он стоит одиноко и рядом только хижины этих красавиц. И все это - сильно на отшибе - при дороге на мысе над озером. Но при действующем деревенском храме в норме стояли бы рядом или неподалеку дома и участки священника и причета. Очевидно, где-то еще построили новую церковь, а старую разрушать не стали.

Что же это такое за микропоселение?

(П.С. На всякий случай - любые попытки видеть в этих "красавицах" метафорическое обозначение каких-то не-человеческих существ или объектов (птиц, березки, животных, что угодно, кроме вполне реальных женщин) снимаются уже одной той фразой, что "здесь они [эти красавицы] менее озабочены чинами всякого рода". О березках или птичках и т.д. можно, конечно, в приступе противопоставления природы общественным путам сказать, что они, мол, чинов не знают и к чинам равнодушны (хотя от Грибоедова таких фиоритур ожидать трудно, он над духом таких фраз смеялся), - но никак нельзя сказать, что "здесь" они к чинам более равнодушны, чем где-то еще. Не знавал же автор каких-то таких птичек или какие-то такие березки, которые были более озабочены чинами, чем данные, парголовские...)

r>>>Барским крестьянам<<< ВИЧ-носителям от их доброжелателей из IPPF поклон

Барским крестьянам ВИЧ-носителям от их доброжелателей из IPPF поклон

С 1952 г. имеется на свете неправительственная организация IPPF ( International Planned Parenthood Federation ), основанная двумя анархистками-радфеминистками-евгеничками - шведской (Оттесен-Йенсен) и американской (Зангер). О том, как эти матери-основательницы стояли за малоприятные варианты евгеники, добровольно-принудительную стерилизацию, а в случае Зангер и за принудительную стерилизацию и расизм, теперь в IPPF вспоминать не любят - эта компания сильно сменила интерфейс за истекшие 60 лет. Оная неправительственная организация активно сотрудничает с ЕС и ООН и крышуется их учреждениями. Окормили они и ВИЧ-инфицированных брошюрой о том, как им быть "Здоровыми, счастливыми и сексуально активными" ( www.ippf.org/system/files/healthy_happy_hot.pdf ). Основные авторы: Lia De Pauw и Alex McClelland, издатели Adam Garner и Tim Shand.

На стр. 8 этого сочинения авторы заявляют об ужасной неприемлемости законов разных стран, запрещающих ВИЧ-инфицированным заниматься сексом без предупреждения партнера о своей инфицированности, и учат инфицированного, что его святое право - свободно решать, говорить ли партнеру о своей инфицированности, и если говорить, то на какой стадии отношений, и ничем-де, кроме своего комфорта, он при этом руководиться не должен. Ударное место: Some countries have laws that say people living with HIV must tell their sexual partner(s) about their status before having sex, even if they use condoms or only engage in sexual activity with a low risk of giving HIV to someone else. These laws violate the rights of people living with HIV by forcing them to disclose or face the possibility of criminal charges. (В некоторых странах есть законы, по которым ВИЧ-инфицированные должны сообщать своим секс-партнерам о своей инфицированности до первого секса, даже если они используют презервативы или занимаются сексом в формах с низким риском заражения. Эти законы нарушают права ВИЧ-инфицированных, принуждая их раскрывать свое положение или оказываться под угрозой преследования по закону.
- [Этот топорный перевод не передает всю чарующую прелесть замены выражения "ВИЧ-инфицированный", которое в переводе есть, а в оригинале отсутствует, на то, чем оно заменено в оригинале - "Живущий с ВИЧ". "Живущий с ВИЧ, living with HIV " - это, конечно, политкорректнее и гуманитарнее, чем стандартное "HIV infected"]). С сожалением они прибавляют, что из-за мерзких, нарушающих все права законов, по которым человек несет уголовную ответственность за заражение другого СПИДом, если не предупредил его о своей инфицированности, лучшим способом самозащиты инфицированного от такого ужаса будет - там, где такие гадкие законы есть - все-таки признаться партнеру заранее (The best way to protect yourself is to share your status with your partner(s) before becoming intimate (including kissing, oral sex or full penetrative vaginal and anal sex). New laws criminalising the transmission and exposure of HIV to others are based on whether the person living with HIV has disclosed their HIV-positive status to their partner(s) or kept it hidden). Других причин, которые требовали бы признаться, авторы не знают, да и эта вовсе не требует, а лишь делает такое признание благоразумным способом оградить самого себя от преследования по этим гадким законам.

На с.13 авторы сообщают инфицированным, что их святое право заводить детей, ежели им то будет благоугодно, и призывают их делать это по первому, никакими соображениями не ограничиваемому желанию, предупреждая, конечно, что при этом есть 25-30-процентный риск, что и ребенок будет болен СПИДом, но это если не предпринимать специальных мер, а если их предпринимать, то риск существенно снижается. Насколько существенно - опущено. Тот аспект, что и избежав этого риска на момент рождения, ребенок будет этот риск иметь все время совместного проживания, и уже со стопроцентной гарантией лишится родителя в нежном возрасте, причем этот родитель последние свои годы проведет тяжелым инвалидом, вообще не представляется авторам сколько-нибудь значимым при обсуждении того, как легко и почему стоит на такое решаться, а потому и не оговаривается.

Авторы выражают также ту идею, что одиноким ВИЧ-инфицированным и однополым парам ВИЧ-инфицированных следовало бы предоставить право усыновлений, но не вдаются в подробности, ибо тоталитаризм современного общества на этом участке пока непреодолим. Так что идея эта выражена лишь в том, что в раздел о праве иметь детей включено примечание: "Your local family planning clinic can help you create a plan – whether it is for having children safely, preventing or terminating unplanned pregnancies, or figuring out how to start a family if you are single or in a same-sex relationship". Действительно, придумать, как же start a family (family здесь - именно семья с детьми) при таких обстоятельствах, без подразделения IPPF было бы трудно. (А так - может, они сподобятся приискать инфицированного ребенка, которому как раз такое усыновление было бы лучше хотя бы потому, что приемные старшие не будут бояться близко с ним контактировать. Но судя по всему остальному, такие аспекты авторов не занимают).

Мощная контора эта IPPF, в самый раз для сотрудничества с ООН и ЕС. Вот только у них, в силу узости тематики, пробел: ежели кто, скажем, будет готовить пироги, в каждую энную их часть положит стрихнин (или он там и так будет лежать, а данный кто это будет знать) и пригласит их отведать граждан, не предупреждая их об этом стрихнине - так злые люди его покарают, даже если никто не отравится. И не во всех случаях от него отвяжутся, если он даже и предупредит. Борьба с таким варварским подавлением прав угощающего не должна была бы игнорироваться IPPF только потому, что к размножению отношения не имеет! Если не они, то кто?

Ответ на вопрос предыдущего поста

Ответ на вопрос предыдущего поста

Даю его суммарно без цитат (по совокупности гординской биографии Ермолова в ЖЗЛ, журнальной ее фрагментарной публикации и выступления Г. о Е. на ЭхеМосквы).

Кто-нибудь мог бы подумать, что Я.Гордин, учитывая его "либерально"-гайдароельцинофильско-сугуборукопожатный статус и преданность идее радикальными реформами привести, наконец, Россию в цивилизованный вид,
- расценит означенные действия Ермолова в Дадан-юрте как преступные и на худой конец извинит их варварскими нравами того времени вообще или России в частности.

Ничуть не бывало. Я. Гордин вообще не сказал об этом предприятии (подробно его описав и откомментировав) ни одного худого слова. При этом он вообще не трудился выяснять, а что тогда было или не было нарушением законов войны и зверством, - ему при освещении этой истории это оказалось безразличным, он об этом и не знает, и не пишет. Соответственно, он не дал себе труда уяснить и отразить ту границу, которая была принципиально важна для военных и даже для самого Ермолова - границу между организованным избиением гражданского населения по приказу (1) и стихийными убийствами его солдатами по ходу овладения штурмом соответствующим населенным пунктом с боями за дома (2; Ермолов изобрел фактически третью опцию - целенаправленное создание ситуации, вызывающей к жизни и поощряющей убийства типа 2, ради того, чтобы эти самые убийства совершились и имели полезный для военных действий устрашительный эффект. Формально эта опция втискивалась им во вторую. Предназначалась она им для войны с первобытными обществами. Во французской армии Ермолову повезло бы больше: там ему не пришлось бы ничего никуда втискивать, так как на войне с племенными обществами там и прямо организованная резня женщин и детей вне боя допускалась, хоть и как чрезвычайное явление - равно как и у Ермолова).

Я.Гордину все эти вопросы, столь важные даже для его героя, настолько не важны и он настолько ими не интересовался, что он приписал Ермолову организованное уничтожение мирного населения после штурма Дадан-юрта, а заодно он приписал и Суворову специальную организацию резни в Праге для устрашения Варшавы (что Суворову и в мысль не могло бы прийти).

Равным образом он не отмечает (и явно не осознает), что изобретение Ермолова, согласно самому же Ермолову, было беспрецедентным - чеченцы ничего похожего не ожидали, русская армия ничего такого не делала, вся стратагема Ермолова была вызвана тем, что _до сих пор_ чеченцам не было надобности особенно бояться за участь женщин и детей, и потому они предпочитали в случае похода русских войск на аул оставлять их в ауле (и уж тогда ожесточенно оборонять его), чем выводить их заранее в леса. Этот момент тоже Я.Гордину оказался совершенно неважен.

Предприятие Ермолова он сопровождает только сдержанными одобрениями / оправданиями. Одобрения и оправдания эти основаны вовсе не на апелляции к тому, было ли так по тем временам можно действовать - как указано выше, этот вопрос Я.Гордина не заинтересовал вообще; он даже не потрудился уточнить, что же именно сделал Ермолов - предписал/организовал в прямом формальном смысле слова истребление женщин и детей, или нет (сам Е. как раз постарался о том, чтобы "нет").

Одобрения/оправдания состоят в том, что:

1. Это было эффективно.

2. Это была, как выражается Я.Гордин, "своеобразная гуманность": Ермолов-де принес в жертву немногих чеченских женщин и детей, чтобы спасти намного большее количество чеченских женщин и детей. Ведь после резни в Дадан-юрте из остальных аулов женщин и детей выводили заранее, и тем самым они от военных действий потерь уже не несли; а без них и сами аулы чеченцы сдавали проще, с меньшим кровопролитием для себя. [Реально, конечно, Ермолову и в мысль не входило заботиться таким замечательным способом о минимизации потерь чеченцев и их женщин и детей. . Он заботился об облегчении взятия аулов, чтобы их затем сжечь. Если для этого облегчения полезно устрашить чеченцев массовым вырезанием населения первого на очереди аула - ок, подготовим вырезание, кое-как попробовав втиснуть это в предельные рамки того, что допускается в России на войне. Если после этого аулы будут сдавать легче, потому что из аулов будут заранее уводить женщин и детей, и тем самым заодно и женщины и дети не погибнут при боевых действиях - ну и ради бога, старались-то в любом случае не об этом, как и не о том, чтобы истребить их ради истребления, а о том, чтобы сделать взятие аулов более легким].

3. Ермолов хотел не просто нейтрализовать или покорить чеченцев, он хотел их потом цивилизовать [нет, не хотел. Его это так же мало интересовало, как минимизация или, наоборот, максимизация потерь вражеских женщин и детей]. Таковая высокая цивилизаторская цель Ермолова меняет значение и оценку его мер по борьбе с чеченцами, в том числе и этой.

***

Всем участникам событий 1819 года от всего этого ни тепло, ни холодно. А вот жителям России предстоит иметь дело с Я.Гординым и Ко, с их представлениями о гуманности, добре, зле, прогрессе и цивилизаторской миссии, еще очень долго.
А между тем именно они, жители России с точки зрения Г. и Ко. и есть объекты очередной, текущей миссии по цивилизовыванию, исполняемой очередными носителями прогресса.
Так что еще надо сказать спасибо (и решительно не удивляться), что Я.Гордин только "реформы" 1990-х годов поддерживает. А не грезит о том, чтоб какой-нибудь новый Ельциногайдар учинял в прямом смысле слова Дадан-юрт в качестве "своеобразной гуманности" на пути цивилизовывания российских варваров.
И то сказать, почти двести лет прошло. А то, в самом деле, - перестреляли бы в каком-нибудь городе 80 процентов населения, остальные сами мгновенно приняли бы Реформы в том самом законченном формате, который Гайдар, согласно плачу всех его сторонников (в т.ч. и самого Я.Гордина), так и не смог осуществить из-за косности всех вокруг и недостаточной готовности терпеть и принимать еще более "непопулярные решения".

Напрасно забытый: "Марш против подлецов"

Напрасно забытый: "Марш против подлецов"
Предыдущий пост был продиктован любопытством не в адрес психологии лучших людей города, а любопытством по поводу того, кому и почему понадобилось их опять включить.

Психологию лучших людей города гораздо легче уяснять даже не по сент. "Маршу мира"-2014, а по "Маршу против подлецов" 13 января 2013 г.

Если кто забыл, кнопочку тогда реально нажимал все тот же Немцов, к которому, по его словам обратились за помощью "рядовые активисты, возмущенные аморальностью последних решений Путина и холуйствующих депутатов и сенаторов. Мария Орловская [любопытное ее более позднее замечание - https://www.facebook.com/maria.orlovskaa/posts/818795628172830?fref=nf ] и Екатерина Тараканова обратились ко мне и к другим представителям КС и оппозиции с просьбой поддержать организационно и информационно Марш", что Немцов-РПР-Парнас-Солидарность и сделали.

Главные лозунги шествия были "За роспуск Думы!" и "За отмену закона подлецов / Закона Димы Яковлева!"

Все, натурально, помнят, что в ответ на акт Магницкого главные ветви власти Collapse )

Но это постановление ВС вышло 22 января. Когда подавалась в конце декабря заявка на Марш против подлецов, и когда он состоялся - 13.01 - то, как именно отзовется закон на детях, процесс передачи которых в США уже начался, как и то, продолжится ли усыновление в 2013 г., было неизвестно. Песков еще 10.01 ошибочно заявлял, что продолжится на весь 2013 год ( http://ria.ru/society/20130110/917607368.html ), вопреки собственным словам чуть ранее ( http://tvrain.ru/articles/peskov_pojasnil_dozhdju_iz_52_usynovlennyh_shestero_uedut_v_ssha_po_nim_est_reshenija_suda-334855/ )

А далее - простое доказательство того, что вышедшим на этот марш был решительно наплевать на судьбу тех самых детей-сирот, из-за которой они номинально и вышли на протест.

Допустим, я хочу добиться от имярека, чтобы он несколько сдал назад по сравнению с решением, которого он же настойчиво добивался и добился. Или чтобы он решил пограничные вопросы, связанные с этим решением, не в духе самого этого решения, а в противоположном.

Спрашивается, при каких условиях моей цели будет способствовать, если я, добиваясь этого от имярека, буду кликать его подлецом? Примерно так: "Эй, подлец, а ну, разделывай, что наделал!"

Только при одном условии: если я имею по отношению к этому имяреку подавляющую и устрашающую его силу, которой он и так готов был бы уступить с перепугу, если бы знал, что я всерьез на него разозлился и готов эту силу против него применить (вариант: если я могу ему продемонстрировать, что коли он не удовлетворит мое требование, то подставится под аналогичный удар какой-то третьей силы. В общем, ему же дороже выйдет). Тогда, если я в дополнение к этой силовой угрозе еще и наору на него ругательными словами, он убоится, осознает это как знак моей готовности применить против него эту мою подавляющую силу // как дополнительное проявление моего силового превосходства, и воспримет мое требование с бОльшей готовностью уступать, чем если бы я его не обзывал.

Во всех остальных случаях обзывания и вообще требования с позиции неприятия окажутся контрпродуктивными. Если что и может подействовать в этих остальных случаях, то исключительно упрашивания имярека с позиции уважения к нему и понимания его решения (в целом). Как-то так устроен мир, что в ответ на вопль "Сука, а ну давай то и се!" - окликаемый, каков бы он ни был, испытывает сильное желание дать нечто прямо противоположное.
И если он тебя не боится, то он от такого формата домогания с твоей стороны в лучшем случае (А) испытает дополнительное нежелание делать то, чего ты от него хочешь, и (А1) ничего такого и не сделает, а в худшем случае (Б) испытает желание добавочно сделать нечто прямо противоположное тому, что ты от него требуешь и (Б1) оное желание удовлетворит.

В обсуждаемом январском случае от начальства как раз требовали, чтобы оно что-то сделало против собственного уже вынесенного решения, именуя его при этом подлецами. Никакой силы, способной начальство напугать, у требующих заведомо не было. Стало быть, оставались опции А1 и Б1. Если бы могла быть уверенность, что начальство пойдет по пути А1, то есть просто проигнорирует демонстрацию и не изменит ничего в том, что запланировало и так, то никто ничего и не мог бы потерять - хуже не было бы. Однако имеется ведь и опция Б1, и поскольку оставались подвешенными многие вопросы касательно судьбы разных детей на 2013 год, то первое, что должно было прийти в голову демонстрирующим - это то, а не ответит ли начальство на их прибранки тем, что еще и усугубит свою линию в тех вопросах, которые оно пока еще не предрешало, так что детям от этого и выйдет хуже?

Быть может, демонстрирующие считали себя вправе быть совершенно уверенными в том, что начальство так ни за что не поступит и ну ни в жисть не ответит на эту демонстрацию дополнительным ужесточением своей линии в сфере означенных подвешенных вопросов?

Да нет, никак они такого считать не могли. Во-первых, такую уверенность нельзя класть в основу своих действий в принципе, - недопустимо так рисковать, если выиграть для соотв. детей ничего нельзя в любом случае, а вызвать ухудшение их положения все-таки можно, если обсуждаемая уверенность окажется все же ошибочной и реализуется опция Б1.

Во-вторых, демонстранты и вышли демонстрировать под своими лозунгами потому, что по их же убеждению начальство только что ужесточило самым подлым образом судьбу означенных детей (сократив возможности их усыновления) в ответ на то, что ему сказали уязвительное фэ американцы. И вот от такого начальства они никак, ну совершенно никак не могли ожидать, что в ответ на новое уязвительное фэ, которое начальству скажут сами демонстранты, оно еще подсократит эти возможности (в сфере, где они уже принятым решением пока не были определены точно)? Никаких не было у них оснований опасаться того, что вот это самое подлое начальство в ответ на крик: "Давай, подлец, разделывай, что сделал!" - не просто отмахнется, а еще и ответит: "Мало того, что прежнего не разделаю, а раз вы эдак, так я и еще что-нибудь по этой части подпущу! Шоб не думали, что я под вас прогнусь!"?

В такую наивность со стороны демонстрантов нисколько не верится.

А что ж они тогда выходили на такую демонстрацию "в защиту детей", которая этим детям помочь не могла ничем заведомо, а вот вызвать дополнительное отягчение их участи в случае Б1 - могла?

А потому, стало быть, что наплевать им на самом деле на этих детей было с высокой колокольни.
Было бы не наплевать - они бы успели об означенном моменте подумать. Если бы речь шла о них самих или об _их_ детях, и это _их_ судьба могла бы пострадать, вздумай начальство им в ответ дальше демонстрировать свою твердость и отпор наездам в том же духе, как продемонстрировало отпор акту Магницкого самим законом 272 - так еще как подумали бы.
Но им-то заведомо ничего не грозило, - это была мирная санкционированная демонстрация.

(НБ: надо подчеркнуть, что это "в-упор-не-видение" - это не эффект какого-то кукловодства со стороны заказчиков и организаторов демонстрации. Участвовавшие сами по себе этим в-упор-не-видением-всегда-когда-хочется характеризуются).

П.С. В тот день еще Яшин в твиттере написал:
"Удальцов зачем-то порвал и сжег портрет Путина. Это и покажут по государственному ТВ. Глупость иногда хуже провокации".

Тонкость куртуазности Яшина в этом случае не поддается самому смелому пониманию. Путин подписал этот самый закон (что он его и инициировал - это, допустим, еще говорилось, но не доказывалось. Но что он его одобрил и подписал - это факт). Стало быть, по прямой квалификации со стороны демонстрации, он и есть этот самый подлец. Получается, что согласно тонкости чувств Яшина квалифицировать имярека подлецом можно, а вот порвать и сжечь его портрет - это уж будет компрометирующее того, кто это сделал, хамство.

Но это про тех, кто там заведовал хороводом. А я, собственно, про самих хороводившихся.

Забавный когнитивный диссонанс

Забавный когнитивный диссонанс

В дневнике капитана Биллингса, осуществлявшего на русской службе экспедиции на северо-востоке Азии в конце 18 века и побывавшего, в частности, у верзнеколымских юкагиров, читаем о них (в переводе его русского современника Ф. Каржавина): "Мужской пол, как и все другие мужчины разных поколений, обитающих в тех суровых странах, весьма ленив и за верх блаженства почитает, чтобы всегда можно 6ыло есть, пить и спать. Удовлетворение скотоподобной похоти занимает место нежнейших чувств любовного желания, о котором нет у юкагиров ни малого воображения, ибо они в женах видят не иное, как подлейшую часть творения, определенную к трудам и работе. Пока у них есть что есть, то котел день и ночь кипятят на огне. Женский пол в лености не подражает мужскому; ба6ы и девки ходят за дровами, готовят пищу и исправляют вообще всю черную работу" (Этнографические материалы Северо-Восточной географической экспедиции. 1785–1795 гг. Магадан, 1978. С.23).

Осведомленный читатель, читая это, немедленно встает в пень, потому что отлично знает об исключительно развитой культуре любовных чувств у юкагиров и весьма свободном положении женщины у них. Любовная лирика юкагиров Верхней Колымы очень богата, полностью сосредоточена на индивидуальных чувствах юноши и девушки друг к другу как равных партнеров, причем настолько поражала воображение якутских и русских пришельцев, что появился жанр любовных многоязычных песен, по-русски называемых "андыльщина" от юкагирского адил - "юноша", т.е. дословно жанр назывался, так сказать, "серенады юкагирских юношей". При этом любовь там выражается в точности как сочетание amare (хоть для себя, желать) и bene velle (хотеть заботиться о благе данного человека из любви к нему; терминологическое различение этих составляющих в латинской традиции ввел Катулл, что кратко и ярко изложено у Гаспарова, http://www.philology.ru/literature3/gasparov-86.htm ). Именно на таких взаимных чувствах, согласно традиционной юкагирской культуре, желательно строить семью; тягчайшим семейным проступком считалась не "физическая измена" (к которой относились примерно так, как в срединной Европе конца XIX века - так, в XVIII веке на всем Северо-Востоке Азии величайшими ревнивцами считались коряки, так как у них измена жены мужу могла в те времена по обычаю караться изгнанием, хотя и не смертью), а вероломный или тяжкий обман доверия. История об инцестуальном браке брата и сестры, где они Collapse )
Вообще и любовная лирика, и эротический фольклор юкагиров давно опубликованы (первое - см., напр., https://yadi.sk/i/86n7JVSWbsQHN , 187-188, 194-195; второе - см. https://yadi.sk/i/-wkybhUDbfdgF , с. 5-34 ). Ни они, ни описания реального быта юкагиров ровно ничего общего с пассажем Биллингса - Каржавина не имеют.

Как же это понимать?
Прежде всего, конечно, надо отрешиться от языковых русских форм XIX века (например, "нежнейший" в этом пассаже Каржавина - вовсе не "самый нежный", а "более нежный", и т.д.) и читать этот пассаж так:

"Мужской пол, как и все другие мужчины разных племен, обитающих в тех суровых странах, весьма ленив и за верх блаженства почитает, чтобы всегда можно 6ыло есть, пить и спать. Удовлетворение животной похоти занимает место более нежных чувств любовного желания, о котором нет у юкагиров ни малого воображения, ибо они в женщинах видят не иное, как низших существ, определенных к трудам и работе (по хозяйству). Пока у них есть что есть, то котел день и ночь кипятят на огне. Женский пол в лености не подражает мужскому; ба6ы и девки ходят за дровами, готовят пищу и исправляют вообще всю черную работу".

В таком виде понятно, что именно поразило воображение Биллингса. Сексуальная составляющая отношений в браке и свободной любви до брака юкагирской культурой очень ценилась (см. хоть набор текстов по второй ссылке, в том числе такую историю: некий отец отваживал всех женихов дочери, она тогда взяла с него слово, что он некоторое время будет обходиться без зубочистки. Когда он с негодованием через некоторое время сказал, что без зубочистки мучение, а не жизнь, и от еды-то даже удовольствия нет, она отвечала в том смысле, что вот и ей без мужа удовольствия мало, с прозрачными фаллическими аллюзиями на зубочистку, после чего отец устыдился и больше женихов не отваживал). Но с точки зрения просвещенного мореплавателя конца 18 века (лет за сто до того проблем бы не возникло) это и означало, что в данном случае все вертится вокруг животной похоти, исключающей более нежные чувства любовного желания. При этом ему и в голову не пришло, что женщины-юкагирки разделяют в этом отношении позицию мужчин, потому что даже дикарские, но все же обычные женщины до такого разврата, по мысли Биллингса, дойти не могли бы, так что ежели сексуальная составляющая так ценится, то, ясное дело, это разве что мужчины навязывают женщинам свою обезличенную животную похоть, сексизм, лукизм, объектифайинг и прочие ужасы (Биллингс всех этих слов не употребляет, натурально, но ход его мысли говорит сам за себя).

Коль скоро к этому ужасу добавилось еще и то, что женщины занимались всей черной работой и всем хозяйством (это и понятно, мужчины занимались охотой и рыбной ловлей, женщины - собирательством и всем остальным), - то общая картина стала Биллингсу совершенно ясна.
И сел он в лужу.