Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

"Гроб хрустальный. 2.0" Сергея Кузнецова, синопсис.

"Гроб хрустальный. 2.0" Сергея Кузнецова, синопсис.

WARNING. Нижеследующее никоим образом не следует смотреть ни до прочтения этого романа (вторая книга трилогии "Девяностые: сказка"), ни вместо этого прочтения, ни после него, если он вас не увлек.

Конечный вариант: http://lit.lib.ru/k/kuznecow_s_j/grob_ver20-1.shtml
Ранний вариант, который имеет смысл читать только после конечного (и не целиком, а только признания героини, глава 31-я - остальное там ничего к конечному варианту не добавляет): http://www.eunet.lv/library/koi/RUSS_DETEKTIW/KUZNECOW_S/grob.txt

Cинопсис имеет смысл потому, что позволяет дополнить знание читателем фабулы такими фактами, которых он при всем желании не заметит без составления синопсиса (см. первый коммент).

***

I. Начальное действие.

§ 1 . 5 июля 1967. Род. Марианна Степановна Царева. Collapse )

§ 69. 2001/2002. «Сервер, где располагался подписной лист их класса, упал, и Вольфсон не стал его поднимать. Выяснилось, что им, в принципе, не о чем говорить. Глеб [Аникеев] снова растерял одноклассников, и порой думал, что не так уж важно сейчас, живы ли Абрамов и Марина, поскольку еще со школьных времен знал: быть в Америке и быть мертвым -- почти одно и то же. Глеб никогда больше не звонил ни...»

Нетипичный революционный социалист Лопатин + будни правосудия

Нетипичный Лопатин. (Личный знакомый Маркса, переводчик "Капитала" на русский, 20 лет Шлиссельбурга после длительного стажа революционной борьбы). При этом:

- в "Народную волю" до 1884 не входил, поскольку а) был категорическим противником революционного террора (по сути - вообще силовых peacebreaking методов); б) очень уважал лично Александра II - против режима которого боролся, - как за реформы, так и за храбрость, о которой и через 30 лет отзывался с восхищением, поминая, с каким мужеством император выдерживал охоту на него и как не прогибался ни в какую сторону под ее влиянием. Впрочем, этот фактор не давал ему входить в Нар. волю только до весны 1881, а он и после того не вошел.

- а в 1884 вошел - чтобы активно принять участие в организации убийства Судейкина, коего обрек на это за - тут самое интересное и не очень афишируемое самим Лопатиным - недопустимые методы в борьбе с революционерами. Не за борьбу, а вот за это. Недопустимость методов состояла в следующем: а) Судейкин активно пользовался полицейской провокацией, подводя тем самым под монастырь тех, кто без него в революционную деятельность, может, и не полез бы; б) Судейкин соблазнял Дегаева тем, что он-де, Судейкин, ведет тайно игру и против самого царя и правительства и намерен вместе Дегаевым наносить удары в обе стороны, в том числе террористические (сулил, что пошлет Дегаева убить графа Толстого, великого князя Владимира и еще нескольких человек, чтобы вызвать этим панику и на этом забрать побольше влияния).
Никакой мести за разгром "Народной воли" в 1881 при этом Лопатин никому готовить не пытался. То есть, называя вещи своими именами, он вступил в "Народную волю", чтобы убрать из стана врагов такого врага, который работал особо грязными методами, втягивал сам людей в революцию, собирался нарочно расшатывать ситуацию и тайно готовить теракты против своей же стороны и общего мира. А гоняй Судейкин революционеров просто, перевербовывая их, шпигуя их агентами, в общем, принося им максимальный вред всеми такими методами, но не провоцируя людей на приход в революцию и углубление революционной деятельности и не готовя двойной игры против представляемой им же стороны государства, - Лопатин не нашел бы, из-за чего его трогать. Вероятно, убийство Судейкина было единственным в истории революций убийством по таким мотивам.

- О программе забрать всю землю у помещиков, да еще без выкупа, в пользу крестьян, отзывался
кратко и ярко: "Нам нужна земельная реформа, а не земельный грабеж" (он был за неполную передачу крестьянам земли за выкуп).

- О студенческих забастовках отзывался не менее ярко: "Совершенно не понимаю такого способа борьбы - не учиться".

- Отсидев за убийство Судейкина 20 лет и выйдя (собственно, сидел бы и дальше, но вышел по амнистии 1905 года), отзывался о социал-демократах и социалистах-революционерах еще более ярко, придумав для них обобщенное именование "эс-дуры". (то есть "с-д" - эсдеки + "с-р" - эсеры - дает "с-д+р" - эсдуры).

- Ну и за компанию отзывался в 1917 с полным антагонизмом о лозунге "мир без аннексий и контрибуций", хотя был противником военной экспансии. Говорил, что такой лозунг уничтожает всякое оправдание войны.

- Стоял в том же 1917 за двухпалатную систему, чтоб не было перебора с народовластием,а само углубление революции клял на чем свет стоит.

Все на свете бывает...

***

Будни гоминид: оказывается, прокуратура наезжает на библиотеки за хранение и предоставление ими читателю литературы, внесенной в список "экстремистской", а суды прокуратуру в том поддерживают - хотя законодательство прямо говорит, что на библиотечное хранение и выдача никакая цензура не распространяется, прокуратура и суд руководятся своей оригинальной трактовкой другого закона - об экстремизме, где запрещено массовое распространение заведомо экстремистских материалов и хранение их для массового распространения, - но в эрэфском законодательстве не определено, среди много чего другого, и то, что есть массовое распространение, а что есть не массовое. Интересные коллизии на этот счет и способы адаптации к ним обсуждают сами библиотеки:
http://www.rodb-v.ru/adults/librarians/publication_of_routines/childhood/issue_15/the_work_of_libraries/

Интересно, что при Советской власти были спецхраны. Нынешнее начальство спецхраны не ввело - стесняется пока, хотя такой его избирательной стеснительности можно только удивляться, - и потому в случаях, когда прокуратура возбуждается по вышеназванному поводу, она требует соотв. издания просто из библиотеки выкинуть, - а не хранить, пусть даже в спецхране. Это еще один пример повышения брудастости и бочковатости ребер сравнительно с Советским периодом (а селективность таких наездов, вместо единообразного централизованного и всеобщего распоряжения - тоже характерна для нынешнего времени).

!!! Нашлась "Подросточек девица" - спасибо В. Трегубову!

!!! Нашлась "Подросточек девица" - спасибо В. Трегубову!
(и социальным сетям с гуглом)

Знаменитая песенка начала века "Одна подросточек девица", которую запомнили многие люди "Серебряного века" и которая в искаженном виде жива и посейчас в среде студентов МИФИ (или, во всяком случае, была жива там в начале 90-х; ее варианты середины и конца 20 века - http://www.vladi.tyshkevich.ru/archives/songs2.htm ) - нашлась в одном из полных ранних вариантов. Ее обнаружил в 2011 г. В. Трегубов, у которого оказалось в распоряжении случайно уцелевшее ее дореволюционное издание с нотами. Привожу по его публикации (http://vk.com/wall2236199_789 ), однако с исправлениями очевидных искажений по другим источникам (воспоминания Ракитина и Пяста), а также с дополнениями по ним же:

Слова Н.Н. Званцева, музыка Р.Ж.

Одна подросточек девица
Бандитами была взята.
Принуждена им покориться,
была в мансарде заперта
Она веселая была
и припеваючи жила. [в переделке МИФИ уцелели в этой строфе две заключительные строки, явно восходящие к одному из ранних вариантов: Но ей темница не страшна, Превесело живет она.]

А поутру она вновь улыбалась
Перед окошком своим, как всегда.
Её рука над цветком изгибалась.
И вновь лилася из лейки вода.

Услыша смех ее, злодеи,
Связав ей [явно пропущено слово, напрашивается: крепко] кисти рук
и косу затянув у шеи,
Её повесили на крюк.
Оставив так её, ушли
И в пьянстве ночь всю провели.

А поутру она вновь улыбалась
Перед окошком своим, как всегда.
Её рука над цветком изгибалась.
И вновь лилася из лейки вода.

Душа убийц черна как сажа,
Короток был их разговор
И с 23-го эта́жа
Её столкнули под мотор.*
Автомобиль того и ждал,
Всей тяжестью ее прижал.**

[* вариант, приведенный по памяти Пястом: ее бросают под мотор, - вероятно, не отвечает исходному тексту, т.к. все глаголы в строфе выдержаны в пр. времени. Вариант середины XX в., зафиксированный Шпановым, также гласит: её бросают под мотор.
** вариант, приведенный по памяти Пястом: бедняжку мигом распластал].

А поутру она вновь улыбалась
Перед окошком своим, как всегда
Её рука над цветком изгибалась.
И вновь лилася из лейки вода.

Тогда взбешенные убийцы*
Её оттуда извлекли,
И сто ударов, кровопийцы,
По всем местам ей нанесли
И нанеся ей сотню ран,
Её бросают в океан.

[*в варианте середины XX в. - ужасные убийцы]

А поутру она вновь улыбалась
Перед окошком своим, как всегда
Её рука над цветком изгибалась.
И вновь лилася из лейки вода.

Когда же труп моей красотки
Всплыл на поверхность светлых вод,
То киль морской военной лодки,
Её рассек вот этак вот.
Её останки скушал скат
И после вырыгнул назад.
[в варианте МИФИ две последние строки: Куски сожрал какой-то гад И тут же выплюнул назад, - восходят, возможно, к одному из ранних вариантов].

А поутру она вновь улыбалась
Перед окошком своим, как всегда
Её рука над цветком изгибалась.
И вновь лилася из лейки вода.


[Шпанов запомнил от середины XX в. еще начало строфы без продолжения: Тогда ужасные убийцы, Разрезавши её на сто частей… - Сопоставление с вышеприведенным текстом показывает, что это, скорее всего, не дополнительная ранняя строфа, а часть варианта предпоследней строфы].

Вот это удача! Нашлось!

(П.С. И уж за компанию по дальней ассоциации приведу многократно публиковавшийся полный текст "маленького зуава", сочиненного К. Подревским. По ритмическому рисунку это небывалое явление в русской поэзии, по содержанию - образцовый киплинговско-моэмовский колониальный "магический реализм" пополам с "Из Заволжья, из родного края..." Грибоедова.

Филибер

Пой, забавляйся, приятель Филибер,
Здесь, в Алжире, словно в снах,
Темные люди, похожи на химер,
В ярких фесках и чалмах.
В дымном трактире невольно загрустишь
Над письмом любимой той.
Сердце забьется, и вспомнишь ты Париж,
И напев страны родной:

В путь, в путь,
кончен день забав,
в поход пора.
Целься в грудь,
маленький зуав,
кричи "ура"!
Много дней
веря в чудеса,
Сюзанна ждет.
У неё
синие глаза
и алый рот.

В плясках звенящих запястьями гетер,
В зное смуглой красоты
Ты позабудешь, приятель Филибер,
Все, что раньше помнил ты.
За поцелуи заплатишь ты вином,
И, от страсти побледнев,
Ты не услышишь, как где-то за окном
Прозвучит родной напев:

В путь, в путь...

Темная кожа, гортанный звук речей
Промелькнуть во сне спешат.
Ласки Фатимы, блеск ее очей
- И внезапный взмах ножа.
В темном подвале рассвет уныл и сер,
Все забыто - боль и гнев.
Больше не слышит приятель Филибер,
Как звучит родной напев:

В путь, в путь,
кончен день забав,
в поход пора.
Целься в грудь,
маленький зуав,
кричи "ура"!
Много дней
веря в чудеса,
Сюзанна ждет.
У неё
синие глаза
и алый рот.)

Дело Грёнинга: германская государственность в своем классическом репертуаре

Дело Грёнинга: германская государственность в своем классическом репертуаре

"В течение долгого времени официальная позиция немецкой юстиции заключалась в том, что она преследовала только тех сотрудников концлагерей, которые участвовали непосредственно в убийствах узников. Поэтому из 6,5 тысячи членов СС из персонала Аушвица, выживших после войны, в ФРГ были привлечены к ответственности 29 человек, в ГДР — 30 человек. С 2011 года позиция юстиции изменилась — бывший гражданин США и СССР украинского происхождения Иван Демьянюк, который был членом СС и служил охранником в концлагере Собибор, был признан виновным в пособничестве убийству в 27900 случаях и приговорен к пяти годам тюрьмы. Центр по раскрытию преступлений нацистов в немецком Людвигсбурге признал, что, опираясь на прецедент Демьянюка, одного доказанного факта несения службы в администрации концлагеря достаточно для того, чтобы признать человека виновным в причастности массовым убийствам".

Конкретно Грёнинг учитывал имущество. Тем самым, согласно обвинению, он "экономически помогал нацистской Германии и соучаствовал в массовом убийстве 300 тысяч заключенных".
Чего ж они всех трудящихся на немецких заводах в войну не сажают? Уж те точно экономически помогали нацистской Германии посильнее лагерного эсэсовского учетчика добычи. А всякий боевой чин вермахта был "соучастником" массового убийства заключенных в большей, опять же степени, чем этот учетчик. Потому что вклад его в это массовое убийство был намного больше, - поскольку вклад этот измеряется вовсе не тем, состоишь ты в том же учреждении, или в каком-то другом.

"с 2011 года позиция юстиции изменилась". И изменилась она так, что "причастность к убийству" стали толковать расширительно, да не по какому-то принципиальному решению, а по прецеденту для данных случаев (это расширение применяется только к служащим в лагерях. Оно не затронуло понятие о соучастии вообще, - оно и понятно).

То есть пока они были под оккупацией и в течение некоторого времени после этого - ничего, фунциклировали нормально.
А как поотдохнули на свободе, да на фоне общего освинения Европы с этими ее Холокост-денайер-законами и прочим, так это государство и потянулось по мере сил на то, чтоб хоть кого достать не по вине. Ну, евреев больше нельзя не по вине, групповые "возмездия" гражданскому населению тоже чего-то не обламываются, ну так хоть персонал лагерей прижучить по "групповой ответственности"... Ну Васенька, ну капельку...

Один из уникальных для вермахта приказов

Один из уникальных для вермахта приказов

Хорошо известно, что для вермахта характерны приказы о "суровом" и враждебном отношении к населению на Востоке (не только с самого верха, но и от командармов, - вроде Рейхенау-приказа и приказов, отданных на его основе командирами среднего звена, Манштейном и др.). Сохранились они в изобилии.

Однако в уникальных случаях находились в вермахте командиры, которые отдавали прямо противоположные приказы, стремясь хоть что-то противопоставить "приказу о подсудности на Востоке" и его последствиям. Один из таких уникальных приказов - самый яркий, вероятно, - оставил Клюге. Это его приказ по 4 армии от 11.09.1941.

"Особый приказ о поддержании дисциплины" (Sonderbefehl zur Aufrechterhaltung der Manneszucht)

"К моему величайшему негодованию, я вынужден был найти, что несмотря на изданные приказы, продолжаются грабежи, а частью и худшие вещи, как, например, изгнание жителей под угрозами. Имеют место отнятия даже единственной [у семьи] коровы, рысканье [по дворам и домам] и кражи в отсутствие жителей и другие подлые преступления, как, например, омерзительнейшие изнасилования, особенно в тыловой зоне армии. Эти преступления подталкивают самым ужасающим образом к тому, что в результате возникнет серьезное ослабление дисциплины, особенно у войск, находящихся вне боевых действий [на передовой]. Ныне настал крайний срок без остатка покончить с неправомерными методами снабжения, с набегами, с грабительскими походами на большие расстояния, со всеми безумными и преступными действиями!" (Ich habe zu meinem größten Befremden feststellen müssen, daß trotz ergangener Befehle immer wieder Plünderungen, teilweise übelster Art, wie Wegnahme unter Bedrohung der Bevölkerung. Fortnahme der einzigsten [sic] Kuh, Herumstrolchen und Diebstähle in Abwesenheit der Bewohner und andere gemeine Verbrechen, wie übelste Vergewaltigungen, besonders im rückwärtigen [Armee-] Gebiet vorkommen. Diese Schandtaten lassen in ganz erschreckendem Maße auf eine bedenkliche Lockerung der Disziplin, vor allem der nicht im Kampf stehenden Truppen, schließen. Es ist nunmehr höchste Zeit, mit den unberechtigten Versorgungsmethoden, den Raubzügen, den Plünderungsfahrten auf große Entfernungen, allem sinnlosen und verbrecherischen Treiben restlos Schluß zu machen!")

За это Клюге грозил "драконовскими мерами" (drakonischen Maßnahmen) вплоть до смертной казни и приложил затем к приказу "Закрытые обращения" (geschlossene Appellen), где писал, что строевые командиры должны "довести [до войск], что грабителей и преступников с сообщением об их преступлениях передадут в военный суд" (bekanntzugeben, daß der Plünderer und Verbrecher mit Tatbericht dem Kriegsgericht zu übergeben), что за тяжкие грабежи полагается смертная казнь, что начальников, не преследовавших преступления своих подчиненных, самих должно карать в военных судах.

В приказе Клюге также "категорически" требовал "достойного поведения по отношению к населению на завоеванных территориях, [до сих пор] в основном благоприятно настроенному [к немецкой стороне]" (ein anständiges Auftreten gegenüber der zumeist gut eingestellten Bevölkerung in den eroberten Gebieten) и добавлял в целом: "Такие действия являются преступлением и [кроме того] по своему воздействию [на население] обращаются также и против других, достойных солдат [восстанавливая население против немецкой армии вообще]. Ибо настроение населения, самого по себе по преимуществу добронамеренного, переходит из-за такого поведения [немецких преступных солдат] в ненависть. Тогда остается ожидать роста [его] участия в партизанской и диверсионной деятельности, особенно зимой, и собственных потерь" (Solche Handlungen sind ein Verbrechen und richten sich in ihrer Auswirkung auch gegen die anderen anständigen Soldaten. Denn die Stimmung der an sich überwiegend gutartigen Bevölkerung schlägt durch solches Verhalten in Haß um. Vermehrte Teilnahme an Partisanen- und Sabotage-Tätigkeit besonders im Winter und eigene Verluste sind dann zu erwarten).

Приказ этот Клюге предписал после доведения его до войск уничтожить (неудивительно - он хотел минимизировать возможности того, чтобы его письменный текст дошел до начальства), но некоторые подчиненные его сохранили.

14 сентября Клюге еще дополнительно поговорил с обер-квартирмейстером своей 4 армии, после чего тот и сам отдал приказ-разъяснение по частям, где указывал: "Господин фельмаршал мне заявил, что при первом же дошедшем до него случае он жесточайшими мерами - смертной казнью - добьется, чтобы этим примером устрашения остановить эти, еще не вошедшие в твердую привычку действия. Он также заявил, что будет безжалостно вмешиваться против начальников, в сфере дисциплинарной ответственности которых [эти деяния произошли]" (Der Herr Feldmarschall hat mir erklärt, daß er beim nächsten ihm gemeldeten Fall mit den härtesten Maßnahmen (Todesstrafe) durchgreifen wird, um durch das abschreckende Beispiel ungefestigte Charaktere von solchen Taten abzuhalten. Er hatweiter erklärt, daß er gegen die zuständigen Disziplinarvorgesetzten rücksichtslos einschreiten wird).

Литература:

Johannes Hürter. Hitlers Heerführer: die deutschen Oberbefehlshaber im Krieg gegen die Sowjetunion 1941/42. Oldenbourg, 2006. S.452.

Krausnick, H., & Wilhelm, H.-H. Die Truppe des Weltanschauungskrieges: Die Einsatzgruppen der Sicherheitspolizei und des SD 1938-1942. Stuttgart, 1981. S. 230.

Thun-Hohenstein, Romedio Galeazzo Graf von. Generalfeldmarschall Günther von Kluge // Militärgeschichte 3 (1994), S. 39-47 (о приказе - 43-44) [к сож., доступна мне лишь минимально]

Great minds think alike

Great minds think alike и разные юкагирские похвальные формулы и описания.

I did it my way (Пол Анка, пел Синатра) = Никогда не ездил по тропе, которую проторили другие (Курилов 2007: 141; = "жил своим умом")

Сам ни с одним человеком ссоры не начинал (Фольклор юкагиров: 446-447)

Относился ко всем без предвзятого мнения (Г.Курилов в: Огрызко 2006: 130)

Если проторенная тропа проторена была криво - срезал петли (т.е. если в обычае или в привычке было поступать тут кривовато, - поступал по правде вопреки привычкам)(см. Курилов 2007: 141)

До старости дожил, не совершив ни единого ньалльэ (= не убив никакого человека иначе, как в порядке необходимой непосредственной самообороны в конфликте, возникшем без его вины /или в порядке такой же, и при этом требуемой долгом инообороны в конфликте, возникшем без вины как его самого, так и тех, кого он оборонял/) (см. Фольклор юкагиров: 162-163. Любое убийство, совершенное иначе, именовалось ньялльэ, и короче понятие "ньалльэ" не объяснить. Надо сказать, что человек мог оказаться в обстоятельствах, когда ньалльэ оказывалось этически оправданным, но все равно оно рассматривалось как скверное взятое на себя дело, которого вообще-то лучше бы избегать).

Одним дыханием прожил жизнь (идиома со значением: прожил жизнь, никого не обижая; подразумевается, что агрессия и злость стесняют дыхание самого того, кто их чинит, требуют от него запыхаться) (Курилов 2007: 17)

Ни разу не ударила своих детей (похвала и самопохвала достойной матери) (см. Курилов 2007: 141)

Живи, себе не встречая неудовольствий, а с другими людьми обращаясь по-хорошему (см. Фольклор юкагиров: 432-433)

Так хорошо обращался со своими оленями, что они у него были самыми игривыми (см. Курилов 2007: 142)

Жену любил как дочку (см. Курилов 2007: 140; разъяснение смысла этого оборота - http://wyradhe.livejournal.com/371241.html?thread=12316713#t12316713 )

Что ни делает, все получается лучше, чем у обыкновенных людей (Курилов 2007: 106)

Негодящего человека, даже самого негодящего человека уважай, приюти - тогда по-хорошему будешь жить (см. Курилов 2007: 113; в тексте стоит перевод "плохого, даже самого плохого", но имеется в виду, естественно, не рекомендация давать поддержку, приют и уважение даже самому ужасному преступнику, а рекомендация "уважать" человеческий чин даже в самом большом негодяе и оказывать ему положенное людям вообще милосердие)

Литература:


Огрызко В. (сост.). Юкагирская литература. М., 2006
Курилов Н.Н. Тидаанэ титэ моннунги (Раньше так говорили). Якутск: Дани Алмас, 2007
Фольклор юкагиров. М., Новосибирск, 2005

Свирженье-покушенье!

Свирженье-покушенье!

Акт 1. Минимум лет 10 по конторам РФ ходит произведение офисного юмора о том, что как бы ни было туго в офисе, надо благодарить родную фирму уже за то, что ты не оленевод тундры. Пример 10-летней давности:
http://sysadmin.mail.ru/pforum/viewtopic.php?p=14819&sid=bdf4707157fb9d33119c86f285698a0d

Текст гласит: "Если вы никак не можете себя заставить работать... Если вам надоела
ваша работа... Если вы думаете только о том, как бы поскорее слинять
домой... Если все вокруг вас раздражает... В конце концов, если у вас
просто плохое настроение... Подумайте вот о чем. Представьте, как если
бы вы были Оленеводом Крайнего Севера... На что была бы похожа ваша
жизнь тогда? Посмотрим. Понедельник. Вы пасете оленей. Вторник. Вы пасете оленей.
Среда. Вы пасете оленей. Четверг. Вы пасете оленей. Пятница. Вы пасете оленей.
Суббота. Думали выходной, да? Хрен!!! Вы пасете оленей. Воскресенье. Ну вы уже поняли, что вы делаете, да? Правильно. Пасете оленей. У вас один выходной в год - это день, когда приезжают геологи, и вы обмениваете оленей на водку. В чуме вас ждут: страшная жена,
семеро голодных детей, паленая водка от геологов, и соленая оленина на
ужин. Вы моетесь дважды в течении всей жизни: при рождении, и после
смерти. Вы никогда не видели горячую воду. Настоящим лакомством для вас являются ягоды и коренья, собранные вашими детьми. Если вы плохо пасете оленей, вы умрете от голода.
Сравните такую жизнь с тем, что у вас есть сейчас. Радуйтесь. Плачьте
от счастья. Обнимите сослуживцев и подарите каждому подарок. Поблагодарите руководство вашей фирмы за мудрость и хорошее отношение. Поблагодарите свою семью и друзей, за то что они у вас есть. И, наконец, поблагодарите себя - за то, что вы не стали Оленеводом
Крайнего Севера... И прекратите, наконец, заниматься ерундой. Начните
работать".

Нельзя сказать, чтобы это искрометное произведение отличалось особенным умом. Качество у него нижеплинтусное, в том числе по содержанию (равное качество имело бы живописание профессоров-искусствоведов как сюсюкающих божьих одуванчиков-импотентов). Тем не менее нечто криминальное в нем можно усмотреть лишь.. а, неважно. Натурально, здесь содержится, так сказать, диффамационно-клеветническое очернение образа жизни оленеводов, уничижительное для них - если вообще доходить до того, чтобы поднимать вопрос на такую принципиальную высоту (анекдоты о блондинках на такой высоте тоже будут клеветнически-диффамационным уничижением группы по совокупности признаков пола и цвета волос, а человеческий разум на этой стратосферной высоте, полагаю, не живет - по недостатку то ли кислорода, то ли чего-то еще). Но если уж до этого доходить, то надо заодно дойти и до следующего:

- в этом тексте содержится не меньшее клеветническое очернение властей и общественного строя РФ. Авторы утверждают, что если оленеводы будут плохо пасти оленей, они умрут с голоду! Это же полнейшая клевета, разве органы власти не придут на помощь в этом случае и оставят помирать с голоду людей, утративших оленей? Не говоря о том, что авторы фактически обвиняют власти в полном нарушении всех законов применительно к оленеводам - они работают без отпусков и выходных, не говоря о лишении их доступа к гарантированному законами образованию и здравоохранению!

- в этом тексте содержится не меньшее клеветническое очернение геологов. Сказано, что они продают оленеводам паленую водку. Между прочим, это нарушение закона - и продавать водку частным порядком, и продавать паленую! Что, геолог не может угостить оленевода бесплатно хорошей водкой, вместо того, чтобы паленую продавать? Между тем у авторов именно продажа геологами паленой водки рисуется как универсальное всеобщее явление, распространяющееся по контексту на все или подавляющее большинство случаев контактов геологов с оленеводами!

И т.д.


Акт 2. Эту самую шутку юмора один работник одной Магаданской детской библиотеки вешает в частном порядке в библиотеке, чтобы порадовать прочих работников и призвать их к работе. Обычные офисные утехи.

В библиотеке в публичной доступности этой шутке юмора в самом деле делать категорически нечего, в детской - тем более.

Акт 3. Студенты Университета замечают эту бумажку на стене, поднимают по этому поводу справедливую бучу и требуют ее убрать. Ее немедленно убирают. Начальство библиотеки вразумительно изъясняет, что оно в глаза не видело бумажки - кто-то ее повесил из сотрудников.

Акт 3 1/2. Но нимало этим не ограничиваясь, означенные студенты обращаются по этому поводу с заявлением в прокуратуру и иском по случаю разжигания и унижения и т.д. "Завтра студент 5 курса юрфака СВГУ Денис Рахто унесет обращение в прокуратуру. К мнению Председателя Ассоциации КМН и ЭГС А. И. Шахурдина и специалиста отдела по национальным вопросам учащиеся не прислушались. Останавливаться не будут. Обращение все-таки унесут"

Отрадно, конечно, что Председатель Ассоциации и специалист отдела пытались - отталкивающему безумию, стало быть, не все подвластны. Но куда интереснее отклики общественности по этому поводу:

- Вот такое висит в детской библиотеке в г. Магадане. Сфотографировала одна из студенток СВГУ. Студенты хотят подать в суд и собирают подписи. У каждого из них есть родственники оленеводы.

- Поддерживаю. Неудачный "юмор".

- Нельзя такое оставлять без последствий

- Все возмущены. Студенты собирают подписи и хотят подавать в суд.

- Надо надо!

- Это точно.

- И это в некогда втором оленьем крае с миллионом голов. даа, разруха в университеты пришла
[данный праведник даже не заметил, насколько он прав; а равно и не заметил, что толком и дела-то не понял. Хотел-то он сказать, что разруха - это то, что повесили означенную бумажку, но повесили-то ее не в университете, а в детской библиотеке. Студенты университета, напротив, разоблачили и пошли в прокуратуру заявлять]

- Моему возмещению нет предела!!! Это ведь настоящее проявление высшей степени национализма и пропаганда национальной розни. Это вдвойне страшно, поскольку эта информация предназначен для детских умов.. Этим срочно должна прокуратура, иначе у вас скоро вспыхнет мощные межнациональные конфликты. Суд- это дело длинное... Срочно письмо в прокуратуру. Молодцы, что сфотографировали. Нужно несколько фото с интерьером...

- По-моему, так прекрасная реклама натуральному образу жизни на исконной земле. Девочки, лучше уж пасти оленей, чем быть таким оленем, обнимая сослуживцев. Прекрасный текст, иллюстрирующий всю тленность бытия офисного планктона и отсутствие необходимых извилин, чтобы даже просто понять, что с ним что-то не так.

- Этот "офисный планктон" детей воспитывает, к сожалению. А мы думаем откуда ноги растут? Кто нацистов вскармливает? А мы про Украину говорим и высказываемся, что они подонки, националисты и т.п.

- Шутки шутками, но да, я согласна, что библиотека - это не паблик вконтактике. Не надо бы там нарушать права граждан, на землю которых ты пришел, чтобы жить.

- Я столько лицемеров встречаю.... И твои двоякие высказывания мне тоже не нравятся. Просто пофилософствовать зашла?
[Вот какой суровый человек! Не только, так сказать, по уклону, но и по примиренцам!]

- Прости, нельзя ли поконкретнее, что именно тебя обидело?

- Я считаю, что такое нигде не должно звучать. Не только ни висеть на стене в детском учреждении. Ты считаешь по-другому.

- Суд, прокуратура... [это в одобрение суда-прокуратуры, а не в пожимание плечами]

- Даже в голове не укладывается,что такое может быть. Точно это правда???

- Надо завтра сфотаться,рядом и пошире запечатлеть с интерьером, а то уберут, поскрывают улики

- Такое повесить в детской библиотеке может только скудоумный... Помимо явного неуважения к другим национальностям, заслуженной профессии, еще и слова "хренушки!", "еХрУндой". Чему это должно научить детей? Может надо было обратиться не в прокуратуру, а в больничку, чтоб проверили сотрудников на олигофрению?

- обесценили само понятие библиотеки

***

Комментариев тут никаких не надо, разумеется. Чего уж тут комментировать (истории красная максимальная цена - заслуженный выговор деятелю, повесившему бумажку: если в публично доступных помещениях, то письменный, если в служебных, то скорее устный. Вместо этого - возмЕщению нет предела, свирженье-покушенье, куда смотрит полиция, сегодня он лабает джаз, а завтра он нацист у нас...). Историю с уничижающей шуткой про такси и хлеб ( http://wyradhe.livejournal.com/277114.html ; в той шутке, в отличие от обсуждаемой, вообще ничего предосудительного не было) тож не начальство инициировало - видать, народ так хочет, народ (с).

Те оленеводы (а равно пешие охотники на оленей) Северо-Востока Азии, культуру которых я изучал и изучаю, не были, конечно, студентами в каком бы то ни было университете. Но еще от силы лет 50 назад, при Советской власти, один из них, будучи спрошен о каком-то сильно проворовавшемся и попавшем под суд за хищение деятеле, сказал: "Что хорошего в том, что человек попал в беду! И все же некоторые люди уж слишком всем общим распоряжаются как своим" (Кодэ нярчидеха эюлги нэмэлэк амот. Таханэк лье, конмэлепэ энгэнэнг нэмэлэ явно титтэ кэдэлле дитэлё мойнанунга. - Транкрипция упрощенная, не отвечающая нормам орфографии). Другой, рассказывая о приходе советской власти, описал так свою классовую месть тем богачам, что некогда его поколачивали, когда он был у них в услужении: " Когда Советскую власть взяли, меня в совет избрали, и с теми меня прежде бившими богачами я сурово разговаривал". (Ср., кроме того, http://wyradhe.livejournal.com/173269.html). За вероломное предательство при отягчающих обстоятельствах и за наиболее тяжко-унизительное незаслуженное оскорбление достоинства у них приветствовалась беспощадная месть (некоторые рассказы о ней строятся, как можно заметить, на один образец, о чем будет рассказано отдельно), но только они очень здраво отличали, где все это имеет место, а где не имеет (в частности и потому, что мстить там приходилось самим, заявы в прокуратуру не помогли бы). Все это имело место по той причине, что их культура была исполнена разума, справедливости, вежественности и меры, - качеств, напрочь отсутствующих в культуре (пост)советской, в поле которой успели преобразоваться многие оленеводы, не-оленеводы и родственники тех и других, где бы они ни обучались и ни работали.

Больше, вроде, комментариев и нет.
Разве что признаюсь теперь, устрашенный гневом советского народа: сочинимши я под разнообразными впечатлениями хульный стишок, очень не бог весть какой, и его оглашамши. Под заглавием "С походкой члена юденрата-2".

Патриотический жидок
на фронт ни разу не ездок,
его желания иные:
душой распяться за Россию.


Вот теперь сижу и, должно быть, думаю: чо мне за это будет? Покойный Семен Израильч Липкин, который сочинил-то как раз сильное стихотворение с означенными словами "А вот полезный жид / с походкой члена юденрата" - ему-то ничего не будет: он на том свете. Да и при жизни не то чтоб боялся, что ему за то или се будет от всех вот от этих.

Сага - 8. Концы типографии в воду. Как Орлов и Дубельт опять всех обвели, а Липранди первого

Сага - 8. Концы типографии в воду. Как Орлов и Дубельт опять всех обвели, а Липранди первого.

Предыдущее - http://wyradhe.livejournal.com/366313.html

Для расследования дела петрашевцев императором сразу после ареста (23 апреля) была учреждена особая комиссия из 5 доверенных сановников, в подавляющем большинстве своем не имевших отношения ни к МВД, ни к III Отделению: из всех служащих последних в комиссию был введен один Дубельт - от Отделения. Тем самым император хотел обеспечить максимальную объективность и непредвзятость суждений.

Липранди - от МВД - и вовсе был причислен лишь к вспомогательной комиссии по разбору добытых бумаг.

Реальные следственные действия, однако, велись главным образом чинами Отделения, и к этим действиям Отделение иногда привлекало и Липранди - просто чтоб тот не отбился от рук и был повязан общими делами с действиями Отделения. Таковое тесное привлечение Липранди к некоторым своим операциям осуществляли сами Орлов и Дубельт. Полученные же материалы чины Отделения через Дубельта представляли следственной Комиссии - за вычетом того, что они этой Комиссии предоставлять не хотели.

Касалось это нехотение прежде всего вопроса о типографии. Дело в том, что план Семерки основать типографию и ее действия по реализации этого плана (см. http://wyradhe.livejournal.com/365407.html ) были во всем деле всех петрашевцев единственным предприятием, выходившим за рамки пустопорожних разговоров. И вот на тебе - именно тут расследование начинало буксовать и глохнуть.

Напомним, что Collapse )
Это в который уж раз трудам Орлова по оставлению всех сих крамол в мертвой тайне от властей мешали сами крамольники...


***

К сему мнение предконстсуда В. Зорькина об освобождении крестьян Александром II.
( http://www.rg.ru/2014/09/26/zorkin.html )

"Наиболее провальной, по общему мнению специалистов, стала крестьянская реформа. Прежде всего она была очевидно половинчатой: формально даровала свободу, но не создала условия для того, чтобы крестьяне смогли этой свободой реально воспользоваться; освободила крестьян от власти помещиков, но усилила зависимость от общины (ведь земля не принадлежала крестьянину на правах собственности, ею распоряжалась община); дала личную свободу, но обесценила ее жесткой экономической зависимостью и т.д. Но дело было не только в этом. Что-то такая реформа очень болезненно обрушила в российском обществе. Некрасов очень точно выразил эту мысль так: "Распалась цепь великая, распалась и ударила одним концом по барину, другим - по мужику". Какую "цепь великую" разрушила реформа? Она разрушила уже и без того заметно ослабевшую к этому времени связь между двумя основными социальными классами нации - дворянством и крестьянами. При всех издержках крепостничества именно оно было главной скрепой, удерживающей внутреннее единство нации. Не случайно же крестьяне, по свидетельству историков, говорили своим бывшим господам после реформы: "Мы были ваши, а вы - наши".... Основная линия социального напряжения - между властью и крестьянскими массами - лишилась важнейшего амортизатора в лице помещиков. И это стало одной из существенных причин роста "бунташных", а затем и организованных революционных процессов в России на исходе XIX и в начале ХХ вв.
Нельзя не сказать и о темпах реформ, которые были воистину беспрецедентными. Эти темпы предопределили не просто болезненный, а шоковый характер преобразований. Сама по себе болезненность для общества реформ такого рода не уникальна. По социально-культурному содержанию она очень близка к тем - крайне болезненным и кровавым - процессам перехода от феодализма к рыночному капитализму, через которые ранее проходила Европа. Но в Европе эти процессы все-таки были менее шоковыми, чем в России. Ведь европейская городская буржуазия, вышедшая в основном из крестьянских масс, еще в феодальную эпоху обеспечила себе и крестьянству определенные гарантии свободы от феодального произвола, а также возможности судебно-правовой защиты. И очень постепенно освобождалась от опеки общинного коллективизма, а также очень постепенно вырабатывала те моральные нормы и обычаи, которые облегчали переход к классической правовой и судебной системе типа Кодекса Наполеона. В России ни таких предпосылок, ни такого времени для адаптации реформы Александра II не давали. И потому погружение широких масс в новую нормативность жизни было исключительно шоковым. И здесь тоже была заложена мина замедленного действия, потому что скорость изменений не соответствовала культурным ресурсам общества, необходимым для быстрой адаптации к новой реальности. Реформа законодательно отменяла старую систему социальных норм в условиях, когда новая система норм еще не была не только овнутрена и принята, но даже еще не была вполне осознана. Реформа одновременно упраздняла устоявшуюся, привычную систему горизонтальных и вертикальных социальных связей, то есть создавала мощную сетку отчуждения между массами и элитой, между массами и государством как творцом такой реформы, и в немалой степени между элитой и государством. То есть создавала достаточно массовое ощущение погружения в нормативный и социальный хаос"
.

Тут все понятно и органично, и вопрос только один: что это за подавляющее большинство специалистов, на "общее мнение" которых ссылается автор? Пока его нет; обретение страною таких специалистов, чтоб у них было такое "общее мнение" (и чтоб они думали, что к революционным процессам 1850-х - 1890-х имело какое-то отношение крестьянство, или что от реформ были какие-то болезненные и кровавые последствия, как в Европе в XVI-XVII веках, когда уровень, безопасность и продолжительность жизни рядового населения действительно упали, - при Александре II все это как раз выросло, не надо его рядить в одеяния РСФСР-РФ образца 1991 слл. - и т.д.) - это пока еще дело будущего, хоть и недалекого. Пока РФ только работает над задачей формирования таких специалистов.

Еще замечательный пример

Еще замечательный пример.

Как известно, лихим гринписовцам (и находившемуся при них фотографу) предъявлено обвинение в пиратстве по 227 статье УК.
Пиратством у нас по этой самой статье азывается "нападение на морское или речное судно в целях завладения чужим имуществом, совершенное с применением насилия либо с угрозой его применения".

Нефтяная платформа «Приразломная» - судно, она зарегистрирована в судовом реестре Нарьян-Мара. Если там имело место (как пишут) движение гринписовцев на столкновение с лодкой пограничников, то это может быть приравнено к угрозе насилием (угроза не обязательно должна быть выражена словами). Но вот считать, что гринписовцы хотели залезть на платформу с целью завладения ей как имуществом, или каким-то другим находящимся на ней имуществом, можно только в транс-состоянии. Следствие потому и заявляет, что пока в определении целей опирается не на показания участников, а на "объективную картину преступления" ( http://sledcom.ru/actual/356460/ : "В отсутствие показаний подозреваемых об обстоятельствах и целях, которые они преследовали, нападая на платформу, следствие устанавливает эти обстоятельства, исходя из объективной картины произошедшего. А картина на данный момент следующая: группа лиц на судне «Arctic Sunrise» с большим количеством оборудования, пока не установленного предназначения, нарушает 500-метровую зону безопасности платформы «Приразломная» и приближается к ней. Предупреждения отойти на безопасное расстояние полностью игнорируются. Затем, спустив на воду несколько лодок, подозреваемые используют специальное оборудование, с помощью которого пытаются подняться на платформу. Требования представителей власти прекратить противоправные действия они также не выполнили и, более того, пошли на таран лодки, в которой находились пограничники. Все эти действия следствие расценивает, как реальную угрозу личной безопасности сотрудников платформы и имуществу, а также оказание сопротивления сотрудникам правоохранительных органов").

Ну а ежели гринписовец лезет напролом на стационарную буровую установку, то не ясно ли из этой объективной картины, что он делает это, скорее всего, с целью завладеть ей как имуществом или каким-то иным чужим имуществом, на ней находящимся? Ну, по ходу следствия цели могут уточнить...

Ну ладно, это СКР. Но вот результаты голосования почти 30 тысяч человек на мэйл ру:
http://news.mail.ru/incident/15034981/?sent=1#articlepoll

29 процентов считают, что это именно "пиратство" (затруднительно представить себе, что СКР наслал сюда ботов).
Иными словами, содержание УК они смело конструируют из глубин своего духа, не глядя в УК, а дух у них несколько такой... подмарихуанный.

Концепция ньалльэ и воинский этос юкагиров

Концепция ньалльэ и воинский этос юкагиров

У юкагиров есть много слов с корнем ньа(а)- - "плохое, wrong". Одно из этих слов - ньалльэ - употребляется (о чем я сочиняю статеечку, здесь представлю только выводы) в нескольких тесно связанных смыслах. Вообще говоря, - льэ - именной формант со значением "нечто, проистекшее от того, что названо корнем, сконцентрировавшее то, что названо корнем; "тосковать по кому-то"+льэ = 1) тоска по другу; 2) привет. Т.о., ньалльэ досл. означает просто "скверное, зло"; однако это слово употребляется как термин со специфическим значением.

Значение это, по-видимому - "убийство человека, совершенное не в состоянии необходимой само-/инообороны от агрессии, начавшейся не по твоей вине [даже частичной]" (если это понимание правильно, то одним из примеров ситуации, где убийство не будет ньалльэ, будет убийство врага в бою, если враг этот не успел отказаться от сопротивления, а сам бой возник не по твоей вине).

Фольклорные тексты юкагиров дают нам следующие ситуации:

Человек, убивший в бою врага, который отказался от сопротивления или лишился сил (на момент убийства), совершает ньалльэ, даже если этот враг неспровоцированно напал на него и будет пытаться его убить, если оставить его в покое.

Человек, который убил на смертном поединке человека, неспровоцированно вызвавшего его на этот смертный поединок,- убил, хотя в принципе мог бы (благодаря своему превосходству в боевых искусствах) остаться в живых, и НЕ убивая этого противника-зачинщика, а только уклоняясь от всех его ударов, - совершает ньалльэ.

Если человек по приоритетным (для него самого и для юкагирской культуры) этическим соображениям ввязывается в войну на стороне тех, кто хотя бы частично сами были виноваты в начале этой войны, - то (даже если этот человек выступает на стороне соплеменников против иноплеменников) всякое совершенное им на этой войне убийство в дополнительной степени окажется ньалльэ [кроме, возможно - хотя не обязательно, - убийства, совершенного в состоянии непосредственно необходимой само- и инообороны].

Является ли во всех подобных случаях убитый соплеменником или иноплеменником, пусть даже сколь угодно враждебным агрессором-иноплеменником - его убийство в равной степени остается ньалльэ.

Всякое такое ньалльэ по юкагирскому воинскому этосу - само по себе скверное дело, и желательно его избегать. Кто сумел его избежать, не нарушив более важных этических обязательств, - тот заслуживает особого почета и вправе особенно гордиться собой.
Есть, однако, обстоятельства, в которых можно или даже нужно идти на ньалльэ - если этого требуют более важные этические соображения или достаточные для такого требования соображения безопасности.

Например, некий богатырь, всю жизнь крайне заботившийся о том, чтобы не совершить никакого ньалльэ (ради этого он даже отселился от всех и живет отшельником с двумя женами, так как живя вместе с другими, трудно оградить себя от ситуаций, когда твои этические/корпоративные обязательства потребовали бы от тебя ввязаться в схватку, где ты совершишь ньалльэ), все же столкнулся с ситуацией, когда надо было выбирать: спасать ли угнанных чукчами в рабство близких его родственника (с которым эти чукчи смертельно враждовали), или оставить их чукчам на погибель - притом, что сам конфликт между чукчами и этим родственником начался не без вины последнего. Указанное обстоятельство сделало бы убийства в грядущей борьбе за спасение этих близких убийствами-ньалльэ; кроме того, чтобы спасти этих близких, уйти с ними живыми и обеспечить им и себе дальнейшую безопасность, крайне желательно было бы истребить множество пленивших их чукч вне необходимой самообороны (а просто чтоб некому было преследовать, вызвать подмогу, потом приходить с местью), т.е. совершить ньалльэ. Богатырь без колебаний делает этический выбор в пользу похода за спасением упомянутых близких его родственника, но выбор этот для него тяжек, он очень ярится, что поведение родственника вызвало всю эту историю и поставило его перед этим выбором, и высказывает родственнику такую позицию: если бы эти чукчи убили твоих близких, а не похитили их, и некого было бы уже спасать, то я бы ни за что не стал помогать тебе против этого стойбища чукчей и совершать ньалльэ, но раз они все же живы и их можно спасти, то я пойду с тобой на этих чукчей и помогу тебе; таким образом из-за тебя [тем более поскольку сам твой конфликт с этими чукчами возник не без твоей вины] все же придется мне совершить ньалльэ; я это сделаю, но после этого никогда больше не обращайся ко мне, после того как мы закончим дело, я не желаю тебя больше знать. Богатырь этот в глазах юкагиров - однозначно положительный герой.

В другом случае два юкагирских героя, ведущих возникшую без их вины войну с другими чукчами, схватываются с врагом-чукчей. Тот, получив тяжелую рану, отказывается от дальнейшей борьбы и просит убить его побыстрее. Его убийство целесообразно и оправданно (что еще с ним делать, тем более, что вражды он не оставляет, а рана неисцелима), но окажется ньалльэ - ведь это будет убийство беспомощного и подставившего себя под удар врага. Тогда один из героев выступает перед другим с такой позицией: ты еще молод, ты еще не брал на себя ньалльэ, а я уже много их совершил; поэтому и это ньалльэ я возьму на себя, а ты, раз уж тебе повезло до сих пор не совершать ньалльэ, и сейчас останься чистым от них.

Ньалльэ, таким образом, всегда является бременем на совести, но не всегда - пятном на совести. В последнем случае (бремя, но не пятно) его можно сравнить с уничтожением в воздухе пассажирского самолета, захваченного террористами, которые с пороговой вероятностью могут обрушить его на какой-то объект, вызвав этим еще намного большие потери невинных. Ближайший по смыслу перевод ньалльэ - "тягостное убийство", "обременяющее совесть убийство" >> "тяжко обременяющее совесть дело" (не обязательно неправое - но всегда долженствующее считаться нежеланным).

Вероятно, и месть за незаслуженное оскорбление могла быть оправданием для совершения ньалльэ в адрес оскорбителя.

Снять с себя ньалльэ было, по-видимому, невозможно. Согласно фольклору, никаких обрядов очищения от ньалльэ или его искупления не проводят даже герои, крайне сожалеющие о том, что им пришлось его совершить. Именно так обстоят дела в приведенных мной сюжетах. Вообще, если бы ньалльэ можно было снять с себя обрядом, то ни герою первого сюжета не было бы нужды так огорчаться и ожесточаться из-за того, что ему все же придется и пришлось на старости лет совершить ньалльэ (хотя ранее он, к своей гордости, этого избегал), ни герою второго сюжета не было бы нужды так оберегать товарища от совершения им первого в его жизни ньалльэ: ведь их можно было бы снять. Но в обоих этих случаях совершение ньалльэ рисуется как акт необратимый. Это и понятно, поскольку ньалльэ, судя по всему - этическое, а не ритуальное понятие. Для ритуальных грехов существуют другие слова.

Весьма вероятно, что могли существовать обряды (хотя они нигде не упоминаются, но источники и не дают полной сводки юк. ритуалов), которые оберегали бы человека от мести духов или людей за то или иное совершенное ньаллэ. Но очиститься от самого ньаллэ было невозможно.

Вторичные, расширенно-переносные значения ньалльэ - а) любое убийство (например, убийство зверя на охоте; ничего этически тяжкого или скверного в нем, конечно, нет, никакой тяжести на совести оно не образует, никто не будет яриться, как вышеназванный богатырь, если его втянут в охоту, где ему предстоит убить добычу); б) любая скверна, ложащаяся на объект (например, "ньалльэ железы" = опухоль железы, "выскрести ньалльэ" = очистить рыбу или что-либо иное от нечистого или непригодного на поверхности соответствующего объекта, обычно - ободрать рыбу, очистив ее от всего непригодного в пищу, т.е. от скверного или нечистого для приема в пищу).

Рафинированная концепция ньалльэ - одна из многих очень неожиданных для присваивающих культур (по сложности) и вообще для человеческих культур (по стоящему за ней отношению к агрессии и признанию определенной ценности любой человеческой жизни - даже если это жизнь агрессивного врага-иноплеменника!) черт юкагирской культуры.