wyradhe (wyradhe) wrote,
wyradhe
wyradhe

Categories:

Соцгарантизм». Хоть имя дико... - заключение

Соцгарантизм». Хоть имя дико... - заключение


Более того, ведь и после этого сотни лет общинники, даже в раннеклассовых обществах, имели все возможности развернуть это обратно и учредить снова коллективное хозяйствование - что ж не развернули? Вот в Греции VI в. до н.э. в одном обществе за другим идут настоящие революции или радикальные реформы, проведенные по желанию большинства населения именно за ограждение его интересов от экономической экспансии богачей - почему же наседение не желает коллективного хозяйствования, а желает только каких-то элементов из стандартного набора: кассация долгов, общественное кредитование, общественное обеспечение работой и землей, запрет продажи и залога земли за долги? Почему даже самая тотальная и эгалитарная из этих революций, а именно спартанская, не ввела никакого коллективного хозяйствования, а только уравнительное распределение наделов и невозможность их пускать в обменные сделки ни в какой форме, то есть не пошла дальше восстановления соседской общины в ее самом эгалитарном виде? Народное собрание имело и реально практиковало верховную власть в сотнях обществ, и в самом деле оно и выдвинутые им власти вводили меры по ограничению частной эксплуатации - так что ж они никогда нигде не хотели установить колхоза или совхоза? В Китае не раз и не два брали власть повстанцы из народа - почему и они не хотели? Почему с самого того момента, как вести отдельное хозяйство стало возможно, и до самого XIX века коллективное хозяйствование – это утопический бред единичных искателей странного (их было очень мало даже среди бредящих искателей странного вообще), а никакое не народное чаяние? Даже такие изуверские секты, как табориты и мюнстерские анабаптисты, не отменили – первые: индивидуального хозяйствования внутри общин, то есть частного ведения хозяйства на своем наделе внутри общины, вторые – и вовсе частной собственности на недвижимость, - а ограничились лишь обобществлением движимости и продукции сверх положенного минимума личного потребления; но коллективное хозяйствование и они не ввели.

Второй вопрос: Почему и в конце XIX – XXI вв. в странах со всеобщим избирательным правом и реальной демократией трудящиеся не избрали во власть обобществителей, а те не ввели социализм? Ведь именно трудящиеся дают большинство голосов. Мало того, опыт показывает, что в 19-21 веках даже собственно пролетарии голосуют за эту идею только в виде исключения и от особого остервенения и/или голодухи, причем и среди пролетариев таких голосующих меньшинство, а так вообще-то, чуть только пролетарии немного отъедятся, как они начинают прокатывать на выборах не то что обобществителей, а даже социалистов-ревизионистов, т.е. европейских социалистов-некоммунистов XX в. – и прокатывать так, что те вынуждены еще больше отходить от социализма и превращаться и вовсе в Шредеров-Макронов-Блэров, только чтобы остаться на плаву? Блэр посягнул на самые основы, отменил программный пункт об общественном регулировании экономики, все трое проводили курс на известное уменьшение соцгарантий и известную либерализацию экономики, - и если бы их партии этого не приняли, им не светили бы победы на выборах. Итальянские социалисты вообще припособиться не смогли. Что ж трудящиеся до такой степени не понимают своего счастья и не поддерживают своих лучших друзей, уже 200 лет как охрипших от обещаний их осчастливить и вывести из царства угнетения в царство счастья и свободы?


(6) Как прикажете соцгарантистам относиться к лефтистам? По существу соцгарантисты должны были считать лефтистов (наряду с правофритредерами) скверными врагами людей, и даже не только врагами людей и общества вообще, но и особенно врагами по отношению к самому соцгарантизму – в частности, потому, что лефтисты паразитируют на тех самых началах, которые считают особо ценными и соцгарантисты, оскверняют эти начала своей их трактовкой и вообще тем, что к ним прикасаются, выводя шулерским образом из этих начал разнообразные гнусности, да еще и оправдывая себя во всем этом теми самыми началами и сочувствием к беднякам.

Лефтисты, ложно прикрываясь лозунгами социальной взаимопомощи (ложно и просто по факту, т.к. трудящимся от полновластия лефтистов обычно бывает даже больше зла, чем даже от правофритредеров, и на круг лефтисты принесли трудящимся больше зла, чем добра; а если учитывать только полновластных, получивших свободу рук лефтистов, исключив при подсчете баланса тех отфильтрованных левых, что работали под пристальным контролем сохранившей сильные рычаги влияния и ключевые позиции экономики "буржуазии", в рамках неприступного для этих отфильтрованных левых капиталистического общества и/или под дамокловым мечом США, - так общий баланс того, что принесли трудящимся лефтисты, совсем уж неприлично скосится в сторону зла),

- выступают против прав и достоинства людей: они намерены устанавливать принципиальные запреты на их естественные права, клеветнически и неповинно шельмуют ряд граждан по их вполне непредосудительному на деле классовому статусу как-де воров, угнетателей и врагов трудового народа, готовы принудительно отнимать их собственность и убивать или иначе репрессировать их при сопротивлении. Не имеет никакого значения, готовы ли они это делать бунтом или по "мирному" решению большинства голосов при демократическом законном правлении. Как удачно выразился, кажется, Ванситтарт о деятельности другого суверенного законного национального правления, осуществлявшего все свои акции с разрешения законного высшего гражданского представительства (рейхстага), согласно выданным им полномочиям (а именно, акту о чрезвычайном положении от 1933 г. и добавочным актам о расширении полномочий фюрера и уточнениям порядка изменения статуса германского подданства от 1942 г.), - все это лишь вопрос о длине веревок, на которых надо вешать героев данного правления.

Никакого невынужденного перемирия, никакого братства, никакой терпимости, симпатий и жалости в адрес лефтистов у соцгарантистов быть не должно; они должны считаться кромешным злом. Все остальное - прямая измена тем действительно человеческим началам, из которых исходят соцгарантисты и в которые кутаются не особенно умело лефтисты. (Как легко заметить, все оценки здесь, ниже и выше, даются "в авторской редакции" - а никак иначе оценки даваться и не могут. Никаких скрижалей, на которых высший авторитет написал ответы на вопросы, как должны вести себя соцгарантисты, можно ли убивать детей сограждан для веселья, возможна ли дружба между мальчиками и девочками, а равно и на другие насущные вопросы современности, - не существует, и это не предмет проверяемых фактов. Людям остается выражать свои субъективные мнения по данному вопросу, что делаю и я, - как и все остальные).

Сами лефтисты охотно прощают себе (а их друзья и толерарии – им) все вышеперечисленное, объясняя, что это все простительно, является следствием их гуманности и сострадания к бедам угнетенных и возмущения против безобразий общественного строя – пусть, возможно, все эти добрые чувства и завели их мысль слишком далеко; и, в конце концов, все это–де маловажно на фоне конкретных лефтистских текущих и исполненныъ требований вроде 8-часового рабочего дня и пр., многие каковые требования и сами соцгарантисты поддерживают. Не стыдно ли-де и не излишне ли-де на этом фоне придираться к тому, что лефтисты в порыве увлечения, возможно, и вправду несколько излишне резко отозвались о частных собственниках-эксплуататорах как о ворах и угнетателях. Да разве от этого кого-то убыло? Да мыслимо ли ставить это лефтистам в строку, когда народ голодает, а они о нем радеют? Да мало ли о какой экспроприации они мечтают теоретически, когда еще дойдет до этого дело, а вот сейчас они пока что требуют у Палаты Общин всего-то тарелки бесплатного супа для безработных – и вот на этом всем фоне им высчитывать их теоретические пожелания и ораторские выражения?

Ответ: Да, еще бы. Еще как. И, между прочим, вот за такие отмазки еще один политручий кирпик, кроме причитающегося этим оправдателям основного, должен был бы прилететь дополнительно и усиленно (в пределах дозволенного Заратустрой). Это же надо, как вы здорово придумали - вы будете шельмовать не по делу некоторых сограждан, честить то, что никакого поношения не заслужило, а мы вам этого писать в строку не будем, потому что вы ратуете и за что-то хорошее на данный момент? Ну ладно, друг с другом вы сговорились о таких ланкастерских взаимных послаблениях, это понятно, вам это взаимовыгодно (пока одни из вас не начинают пускать в расстрел других из вас же; тут эти другие выясняют, что, возможно, они несколько поторопились делать взаимные послабления, по меньшей мере в такой степени). Но нас-то всех зачем держать за таких непроходимых маразматиков, чтобы мы на это купились? Да, есть среди нас такие, и немало. Так ведь не все же...

(7) Разумеется, правофритредеры им. тт. Рикардо, Тревельянов, Чубайсов и Ходорковских - также для соцгарантистов должны фигурировать как изуверные упыри. Темой для интересных разговоров между соцгарантистами за файфоклоком могло бы стать то, кто и чем их сих двух ветвей воителей с халявой и друзей человечества прогресса друг друга превосходит.

С одной стороны, запах от правофритредеров идет в ряде отношений даже еще пронзительней, чем от лефтистов. Это потому, что идея, паразитирующая на исключительно ценном и важном лозунге взаимопомощи и гарантий и пришивающая к нему разные гнусности, оказывается (благодаря тому, что сам-то этот лозунг она признает) при первом вдохе несколько менее поражающей обоняние, чем идея, которая еще и с самого начала на лозунг взаимопомощи и гарантий горделиво плюет. Подлость второй идеи, так сказать, не то что более очевидна, а быстрее очевидна. Тут и обертки или отвлекающего мелодичного колокольчика никакого нет. Лозунг "бедствующему соотечественнику помогать не надо, пусть сдохнет!" умиляет своим гнусообразием сразу, а лозунг "надо помочь бедствующему соотечественнику! А помочь ему надо тем, что..." - вот он хоть по первой своей части располагает к себе; надо еще дождаться второй, чтобы заслуженно омерзиться ей, распробовать все вместе, уяснить, какая тут пошла подмена и т.д. Лозунг "успешные в обществе ничего не обязаны отстегивать на менее успешных, хоть они сдохни!" – кирпика в рожу просит сразу. Лозунг "Общество не должно безразлично допускать подыхать неудачливых своих членов" тоже просит за себя сразу, только не кирпика, а совсем наоборот, поддержки, и надо дождаться продолжения, чтобы оценить все вместе. В римской риторике применение такого приема называлось каптатио беневолентиэ, уловление благорасположения слушателя.

А с другой стороны, хотя правофритредеры еще несколько подлее и отвратнее по запаху лефтистов, мир так хитро устроен, что правофритредеры со свободой рук, взятые на круг, приносят вреда трудящимся _меньше_, чем взятые на круг лефтисты со свободой рук. Марксизм отозвался бы об этом, вероятно, как о диалектическом противоречии.

Однако эти сравнительные характеристики хороши в застольных беседах, желательно - проводимых над могилами правофритредерства и лефтизма разом. В реальности же бывает, что выбирать приходится между разными видами изуверского зла – какое все же меньше людей сожрет. Так, Прибалтике с конца 30-х если и остается выбирать, то между тем, чтобы идти под большевиков и с большевиками, или тем, чтобы идти под нацистов и с нацистами. Вообще-то ей и этого выбирать никто не дал, это за нее решали иные великие силы – но если бы дали выбирать хоть что-то - то оставалось бы ей выбирать только одну из этих двух опций.

В этой ситуации – между лефтистами и правофритредерами (на самом деле надо добавить боевых этноромантиков) оказываешься в том самом положении, которое Трумэн охарактеризовал словами: "Если будет одолевать Германия, надо будет помогать Советам, а если будут одолевать Советы, надо будет помогать Германии, и пусть они убивают друг друга как можно больше". Однако и такая линия может выдерживаться лишь при достаточной собственной силе и вдобавок в том случае, если кроме этих самых "нас" (в данном случае США), "нам" не о чем заботиться. А вот если "мы" заботимся не только о нас самих, но и об интересах не-преступной части населения Германии и Советов, то линией Трумэна никак руководствоваться нельзя, поскольку при ней эти самые части и погибнут (наряду с преступными) в степени "как можно больше".

(8) Именно в таком положении оказались соцгарантисты в Европе конца 18 - 20 веков. Ибо по крайне неудачному стечению обстоятельств все это время дела в Европе развивались в очень большой степени в поле опережающего влияния противоборства двух изуверских бредовых политических религий - правофритредерства и лефтизма. Они вышли из разных рукавов шинели физиократов (сама шинель была все-таки намного лучше, надо признать, каждого из них, так как она-то рукава все же пыталась сочетать; Тюрго не просто требовал отменить регулирование зернового рынка в пору голода, он все же требовал и общественные работы устраивать для голодающих, пока невидимая рука рынка не подвезет им хлеба. Жаль только, что с работами как раз не очень пошло, а рука тоже не особо сработала) и гремели тем замечательнее, что очень ловко и успешно вешали лапшу на тему о том, что против одной из них можно и нужно бороться именно на стороне или в союзе с другой.

За одной из этих религий стояли интересы части собственников, твердо решившей, что копейки из нее не выжмут на соцгарантии. За второй из них стояли интересы... нет-нет-нет, вовсе не трудящихся, это и обсуждать смешно, - а интересы части той неопределенной среды у границ верхнего и нижнего классов, каковая часть рвалась стать начальниками, вождями, функционерами в чаемой социалистической организации. В этом смысле Оруэлл все написал очень правильно: за всякими ангсоцами стоят не пролы, за ними стоят те вторые, пребывающие где-то в ногах, но не под ногами господствующего класса, которые хотят и могут стать вместо него первыми, стать новым господствующим классом (под соусом того, что они вожди и слуги народа, конечно). Большинству рабочих это так и так не светит, им суждено наниматься либо к частному собственнику, либо к государству-собственнику.

От противоборства этих сил зависела и текущая, и дальнейшая судьба населения Европы. Похоронить обе силы было физически невозможно, в силу нижеплинтусного качества общественной/гуманитарной европейской культуры 19-20 веков (таковое ее качество явственно и независимо от всей политики – вы только посмотрите на то, кого и за какие свершения держали в это время за великих философов, властителей дум и научателей правде, добру и истине). Людям, ценящим обе эти силы по достоинству / соцгарантистам, оставалось бы, к сожалению, только комбинировать две линии:

1) поддерживать то одних, то других в надежде на то, что на каждом обороте трудящимся прибудет разумных социальных гарантий, а классовое общество останется классовым и сохранит государственность и права и свободы частного лица, включая частную собственность и эксплуатацию. Это, так сказать, линия Трумэна, она же в некотором смысле линия романтизированного Азефа (будь последняя линий реальной и не запрещай ее Заратустра. Сама линия такая: сегодня прикончил руками революционеров особо вредного людям представителя одной изуверской ориентации, - той, что по европейскому раскладу числится «правой/реакционной»; завтра, наоборот, руками охранки прикончил особо вредного людям пламенного революционера из другой антилюдской зоны спектра; и так, откусывая то от одного куска, то от другого, как сказочная лиса-третейский судья, до тех пор, пока не повыведешь и тех, и других лучших друзей отечества – конечно, с уклоном и общим соблюдением баланса в пользу действующего государственно-общественного строя, чтоб его по ходу этого процесса не обрушили асвабадзители в пользу своих утопий);

и 2) пытаться самим составить некую общественную силу, которая смогла бы вырвать ситуацию из вилки фритредерства/лефтизма и продвигаться нормальным способом, а не посредством подыгрывания то тому злу как противоядию от другого, то наоборот, причем кто из них большее зло, а кто меньшее, все время меняется в зависимости от набранных каждым злом на данный момент очков.

Сразу скажем, что обе эти задачи соцгарантисты Европы (включая Россию) не выполнили от слова никак. На то предварительно видятся три-четыре причины. Во-первых, из-за все того же нижеплинтусного качества новоевропейской общественно-гуманитарной культуры 1800-2000, означенных соцгарантистов в Европе банально оказалось очень мало для того, чтобы составить какую бы то ни было общественную силу. Во-вторых, у них практически нигде не было социальной опоры - в силу тех же качеств общества. Некоторые просвещенные абсолютные монархии а-ля 18 век еще могли бы составить такую опору, но под влиянием ВФР абсолютные монархии до смерти перепугались и перешли в состояние "превеликих нежелателей добра никому, а то вот ужо сыграем в руку революции и развратим массы". Какие там социальные гарантии по хотя бы относительно доброй воле – если не считать исключений вроде Александра II, Бисмарка, рабочего законодательства Александра III... Из Австрийской монархии с 1792 по 1918 гг. выжать что-то в пользу улучшения состояния основной массы населения можно было только силой и страхом (отчего ее и возлюбили все ее подданные именно так, как любили к 1918 году). Екатерину II и Йозефа II из земли не выкопаешь, Александры II и Бисмарки, повторим, редчайшие исключения.

В-третьих, в рамках замечательной новоевропейской классификации измов соцгарантисты были накрыты той же терминологической шапкой, что и лефтисты, рассматривались наряду с ними как "левые", как некая умеренная периферийная часть "левых". Несмотря на полный антагонизм их по сути - причем антагонизм как с теми лефтистами, кто хотел продвигать свое вооруженной революцией, так и с теми, кто хотел продвигать своё «мирным-законным» голосованием большинства при демократии. Естественно, с "левыми" соцгарантистов смешивали воедино правофритредеры, которым вообще всяк "левый", кто не вовсе людоед (точно так же, как для большевиков даже социал-демократ - это прислужник и холуй капитализма). Правофритредеры и Липит-Иштара с Хаммурапи и Аммицадукой записали бы в леваки, да не могли – поскольку не было в бронзовом веке таких милых людей. Ни правофритредеров, ни лефтистов. Некому было писать и не в кого было писать.

Но с лефтистами соцгарантистов смешивали не только фритредеры - частично в силу общего гуманитарного оглупления Европы и усиления «эмоционально-ассоциативного» начала, то есть безмозглого самоопаивающего вранья. Те за соцгарантии, эти тоже за угнетенных вписываются, - чего еще надо-то, чтобы их соединять?

В-четвертых, и лично для меня это самое прискорбное - немалая часть соцгарантистов оказалась сама изменнической дрянью и пошла брататься с лефтистами, смешиваться с ними и якшаться с ними, а не только иногда тактически с ними блокироваться, как Финляндия и Гитлером, а Англия с СССР. Из соцгарантистов (того, что мы так до сих пор называли) они, конечно, тем самым и выбыли в лефтисты. Что усугубило и без того дрянную картину.

Соцгарантистами в нормальном виде были, кстати, русские белые. И у них действительно были очень плохие отношения и с большинством эсеров, и с большевиками, и с крайне правыми. Но артиллерийские и прочие оружейные запасы империи под контролем большевиков и служащей им части дельного офицерства, в сочетании с вызвавшей все это полной бездарностью и безответственностью демократических лефтистов, блистательно и угробивших наступление, и сдавших армию и центр страны недемократическим лефтистам, привели к тому, что...

На этом лефтистско-правофритредерском пути Европа пришла вовсе не к нынешнему благосостоянию, уж какой там душок у него ни усматривать. На этом пути она пришла к дивной ситуации 1940-1941 гг., и вытаскивать из нее Европу пришлось совершенно иной силе, выросшей из Просвещения XVIII в. и лефтизма не переносивщей на дух, а стоявшей между соцгарантизмом и правофритредерством. Но уж коль скоро означенная сила Европу из собственных ее, Европы, кровавых нечистот вытащила, то Европа приосанилась и разъяснила, что это ее передовые идеалы сработали, лефтистские в том числе, тщетно реакция и ксенофобия пытались на них покуситься...

Так оно, действительно, и вышло. Но это все никак не значит, что кому-то что-то надо забывать и спускать. Разве что держать в голове, что после двухсотлетней разрухи в головах и социал-демократами, и умеренно-правыми могут себя называть и вполне приличные люди, причем и программы, и конечные цели, и средства-то у них реально будут одинаковыми. Однако наличие таких людей (в любом случае не делающих погоду ни в каком лагере) никак не должно влиять на оценку качества самих соответствующих лагерей в целом и осеняющих их идеологий.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments