wyradhe (wyradhe) wrote,
wyradhe
wyradhe

Categories:

Лингв-1а.

Лингв-1а.

Перед тем, чтобы перейти к соображениям относительно "реакций", добавлю еще несколько пояснений.

(1) - Вы слышали, что она сказала командующему фронтом? В этом году имела место следующая история. Одна ливанка, отдыхавшая в Египте, на своей страничке в ФБ дала ряд оскорбительных отзывов о Египте. "Она назвала Египет "сучьей страной", назвала египтян попрошайками, обвинила египетских мужчин в том, что те постоянно к ней приставали, и даже назвала египетских женщин проститутками... Кроме того, она назвала президента Египта Абдель Фаттаха Сиси несправедливым правителем, добавив, что египтяне заслуживают то, что он с ними делает, и что она надеется, что Бог пошлет им кого-то еще более деспотического".
Поскольку в Египте действует суровый закон об оскорблениях египетского народа и клевете в его адрес, ее арестовали, когда она уже была в аэропорту для возвращения, судили и дали 8 лет тюрьмы. Сначала дали 11 лет, но адвокат указал, что она себя плохо контролирует после операции на мозге, а она очень извинялась и клялась, что на нее нашло, а так она любит и уважает Египет, - и ей скостили 3 года и дали 8.

Заметим, что тут не было даже ложного обвинения. Она действительно оскорбляла Египет и египетский народ. И закон на эту тему есть, и вынесенное ей наказание его не превышало.

И, несомненно, можно сказать, что 'пока люди публично оскорбляют и унижают бранными речами целые страны и народы, одной из естественных [не в смысле: правильных и приемлемых] реакций на эти предосудительные скверные дела останется вынесение за них таких приговоров, притом, что такая реакция, конечно, неприемлема'. Однако, мне кажется, в этом отзыве многого не хватает, хотя оспорить в нем нечего; мне казалось бы более уместным начать отзыв об этом с чего-то другого.
И если снизить принесенный этой даме физ. ущерб хоть на полпорядка, с 8 лет до полутора, это не изменится.

(2) Бывает такое общественное зло и непотребство (ниже - зло-I): когда, к примеру, Рабиновича заваливают на экзамене (просто вносят ему не сделанную им ошибку, или снижают балл за то, за что его снижать по правилам экзамена не положено, и т.д.) из-за его 5 пункта.

Бывает и другое общественное зло и непотребство (ниже - зло-II): когда Рабинович вопиет, что с ним поступили именно так, как сказано выше, а вопиет-то облыжно - на самом деле ему снизили оценку ровно за те реальные ошибки и настолько, за которые и насколько это положено, и это совершенно четко видно по составу дела, а он возводит ложные обвинения на экзаменаторов потому, что в упор не желает видеть и признавать правды. (Кстати, если об экзаменаторе известно, что он отпускал шуточки про евреев или выражал к ним неприязнь, облыжное вопияние Рабиновича ровно ничего не прибавляет и не убавляет в своей злостности и пакостности).

Распространенным заблуждением является то, что зло-II возникает только на фоне зла-I или даже только на фоне его массового распространения (так как иначе, предполагается, Рабинович не стал бы прибегать к ложной вере в то, что его притеснили по 5 пункту, ведь в отсутствие реальной такой практики это было бы неправдоподобно и не пришло бы ему в голову. Это рассуждение представляется значительно недоучитывающим способности человека, в частности, Рабиновича). Яркий пример обратного: ложные обвинения иудеев в ритуальных убийствах веками производились либо на фоне полного отсутствия реальных таких убийств, либо - как еще можно допустить - на фоне каких-то убийств, совершенных некими изуверскими сектантами из иудеев, причем убийств, куда менее многочисленных, чем ложные обвинения в таковых. Причем всем прекрасно известны среды, в т.ч. академические, в которых за само то предположение, что какие-то сектантские изуверы из иудеев все же хоть когда-то и где-то хоть раз такое чинили, - сровняют с землей, настаивая на том, что дым тут не то что без огня, а даже без единой искринки.

Таким образом, зло-II может возникать и вовсе без зла-I; конечно, это бывает намного реже, чем когда оно возникает на фоне зла-I, как удобная спекуляция на нем. При этом, когда оно возникает на фоне зла-I, соотношение масштабов обоих зол может быть любым: и на 100 случаев реального заваливания Рабиновича по 5 пункту может приходиться 1 случай облыжной жалобы на это, и наоборот, на 1 случай реальный - 100 случаев облыжных жалоб, и в любом ином соотношении. Судить об этом можно только по детальному разбору данных, причем само по себе количество непроверенных жалоб, о правдоподобности которых ничего конкретного неизвестно, не может тут ни о чем говорить - так как неизвестно, какой процент из них ложен, а какой истинен.

Даже если зло-II осуществляется на фоне зла-I, оно едва ли может рассматриваться как "реакция на зло-I". Формально это, конечно, возможно, так как "реакцией на А" в самом широком смысле слова можно назвать любое действие или чувство, развернувшееся после А и в связи с А (под его влиянием; с его учетом; под впечатлением от него; с целью так или иначе воздействовать на обстановку, созданную А или с вкладом А, и т.д.). "Реакцией Васи на прочтение Пятнадцатилетнего капитана было решение посвятить себя изучению фауны и флоры тропической Африки". "Реакцией Джонса на эвакуацию Лос-Анджелеса было решение разграбить там магазин".

Тем не менее есть нечто оксюморонное и лингвистически напряженное в том, чтобы зло-II - то есть реакция на дело, как раз НЕ содержащее притеснения по 5 пункту! - описывалось как реакция на притеснение по 5 пункту (= на зло-I)! Есть нечто не особенно верное в том, чтобы описывать крик пастушка из нравоучительной сказки "Волк! Волк!" (когда никакого волка явно нет) как _реакцию на волков и чинимое им зло_, а ведь соотношение тут как раз в точности то, как между облыжным воплем Рабиновича о том, что его притеснили по 5 пункту, издаваемом на фоне реальных частых таких притеснений, - и этими самыми притеснениями. Ведь не будь реального частого зла, чинимого волками, пастушок как раз бы не стал кричать Волк!Волк! для привлечения внимания. Он смог употребить в своих целях облыжный крик Волк!Волк! только потому, что волки и в самом деле общеизвестно чинили то зло и угрозы, про которые он в данном случае кричал ложно.

Если при этом обманный крик пастушка Волк!Волк! называется реакцией на зло от волков (и не в случае, когда пастушок добросовестно ошибся, приняв с перепугу, например, собаку за волка, и не в случае, когда он со страха перед волками пережил неподконтрольный нервный срыв восприятия и увидел волка в корове), - то тут, по-моему, что-то не лучшее с вокабуляром.

(3) Собственно, мои последние посты были "реакцией на" одну научно-черепаховую историю, а именно:

(англ) https://www.nytimes.com/2018/07/16/us/turtle-researcher-women-bikinis-richard-vogt.html

(рус) https://batrachospermum.livejournal.com/206626.html

В связи с этой историей следует упомянуть, что имеется соответствующее зло-I: это когда женщин в науке ряд их коллег-мужчин (а также, кстати, и коллег-женщин) недолжным образом третирует (невежливо с ними обращается, несправедливо занижает их научные заслуги, не выдает им против правил заслуженных наград) по причинам каких-то негативных оттенков своего отношения к женщинам или большинству женщин (вообще или в науке) / негативных оценок в их адрес. Недолжное третирование в науке, учиняемое именно по этим причинам, выделяется в особую разновидность зла "недолжного третирования коллег вообще" в силу специфики мотива.

Имеется и соответствующее зло-II: это когда ряд женщин в науке предъявляют явно ложные или бездоказательные обвинения кого-то или чего-то в зле-I, причем при добросовестности суждения ложность или бездоказательность обвинения здесь ясна (*, **).

В черепахоскандале с Вогтом имел место яркий случай зла-II, так как фотографии презентации, за которые его с громом и молниями обвинили в зле-I и лишили премии, ни в какой степени, заведомо, самым явным образом этим злом НЕ являлись. Период.
Те предыдущие, известные исключительно по слухам, "неподобающие акты" Вогта, которые поминались в дополнение к этим обвинениям как примеры зла-I, либо не являются злом вообще, в том числе и злом-I (иллюстрация сравнительных размеров черепахи и человека фотографией, где черепаха лежала рядом с сотрудницей в бикини), либо не являются злом-I, и при этом в любом случае не имеют отношения к качеству основного обвинения (к презентации) и следующему из него качеству - нижеплинтусному - обвинителей.

Можно ли описать все это, тем не менее, как реакцию на зло-I - на том основании, что именно во зле-I было предъявлено обвинение той самой презентации? См. прим. (*); да, конечно, можно - с тем же правом, с какой злостно-ложный донос на некое преступление может быть объявлен реакцией на действительные такие преступления.

Добавлю аналогию. Пусть у нас имеется известная женщина-археолог, начальница экспедиции. Она получила по своим заслугам научную премию. Между тем она иной раз отпускает шуточки о брутальности и ограниченности мужчин, а также может спросить студента, не доводилось ли ему спать с профессоршами (женщинами-профессорами).
И вот она делает доклад с презентацией, на которой, в частности, есть много фото, где участники экспедиции-мужчины с мачете прорубают путь в майянских джунглях и несут тяжелую. часть инвентаря (и женщины тоже местами, но по большей части они несут часть инвентаря полегче) - как это и полагается по условиям и задачам работы. Или даже просто изображены и мужчины, и женщины с мачете (как на фото из презентации Вогта и женщины, и мужчины бывают легко одеты).
Тут часть именитых и неименитых мужчин (и некоторое, возможно, количество женщин) на конференции начинает топать ногами, кричать, что этими фотографиями она дико унижает мужчин и желает провести ту мысль, что они насильники и грубые животные, и в науке годны только на то, чтобы делать грубую физ. работу и ножами махать, - и за такое неподобающе=оскорбительное поведение в адрес коллег-мужчин ей учиняется обструкция, а премии ее за это же самое лишают.

Какой процент от людей, готовых описать поведение соотв. участников черепахоскандала как "реакцию на зло-I", с той же готовностью согласится описать поведение участников скандала из моего примера как "реакцию на зло-II"?

---
(*) "Реакцией на зло-I" это может быть названо с не большим и не меньшим правом, чем облыжное заявление "портной Фишман еврей и носит бороду прям как у Маркса, значит, он творит или готовится творить большевистские злодеяния!" может быть названо реакцией на злодейства большевиков и представительство евреев среди оных.

(**) Надо сказать, что соотношение масштабов зла-I и зла-II в данном случае (с женщинами в науке) мне неизвестно. Я слышал неоднократно, что данное зло-I распространено много шире, чем зло-II, однако неясно, следует ли это из чего-то, кроме многочисленности жалоб насчет зла I; между тем сама эта многочисленность ни о чем не говорит, так как непонятно, сколько из этих жалоб отвечают случаям реального зла-I, а сколько - образует случаи зла-II (бездоказательные или явно ложные обвинения в зле-I). Я вспоминаю яркий случай, когда коллега-женщина крайне негодовала на то, что
ее взяли в аспирантуру за красивые глаза - и примерно так ей это и сказали, только намеками и с улыбками (говоривший вовсе не считал плохим делом брать женщин в аспирантуру за красивые глаза - та аспирантура не была конкурсной); горе в том, что на вступительном экзамене она плавала как топор (не зная элементарный материал не то что программы 1 курса, а программы 5 класса средней школы), и я в очень мягкой форме довел до нее, что по всем остальным критериям она экзамен заведомо провалила, так что в рамках ее логики ей следовало бы забирать заявление и отказываться от аспирантуры - если за красивые глаза она получать нужную оценку и место в аспирантуре не хочет, а хочет только по правде и по делу, то по правде и по делу она экзамен завалила с треском и в аспирантуру взять ее сейчас нельзя. Форма моих речей оказалась такая мягкая, что она меня не поняла (она настолько не могла себе представить, что может не знать чего-то важного, что доводить это до нее мягкими намеками было совершенно бессмысленно). Я не знаю, какой процент жалующихся на недооценку их проф. качеств со стороны коллег-мужчин проходит у нас или в США именно по этому разряду - точно, что далекий от нуля (как и процент истинных таких жалоб), а какой именно - 10 процентов, 20, 50 или 75 - судить не возьмусь. Говорят, что в передовом приличном обществе а каше ист ойх трейф (спрашивать [об этом] тоже запретно, идиш), - я, правда, слава Богу, к этому обществу никогда не принадлежал.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 67 comments