wyradhe (wyradhe) wrote,
wyradhe
wyradhe

Category:

6.6. Лодовико Цукколо, вариант лайт: Евандрия

6.6. Лодовико Цукколо, вариант лайт: Евандрия

О Цукколо и его хард-варианте (все равно очень мягком сравнительно с мэйнстримом), Счастливом Городе Сан-Марино (порядки - несколько устроженный Ликургов строй Спарты), см.
https://wyradhe.livejournal.com/546459.html

Евандрия ("Страна добрых мужей") - вариант-лайт. Он придуман Цукколо для страны, которая более богата ресурсами, чем Сан-Марино, хочет иметь более свободную частную собственность, куда более развитые товарно-денежные отношения, жить менее скудно и вообще иметь _неравные_ землевладения и бОльший разлет имущественного неравенства - вплоть до того, что богатые не имеют надобности трудиться, на них работают арендаторы и наемники. Они, однако, все равно принудительно трудятся. Очень характерно (повторюсь, что Цукколо - умный человек и в каком-то смысле предтеча монетаризма и макроэкономики в целом), что при этом именно в Евандрии Цукколо вводит всеобщее принуждение к труду, которого в Сан-Марино, кажется, нет. Это на самом деле логично: в скудном Сан-Марино люди наделены равными небольшими наделами, так что и так вынуждены работать, чтобы не помереть. В Евандрии земельные владения неравны, обмен более свободен, поэтому немало лиц может достигнуть такого богатства, чтобы работать им было уже экономически необязательно. Поскольку праздность нетерпима, их и придется принуждать к труду законом об обязательном труде, в то время как в Сан-Марино трудиться жизнь заставит.

Итак, в Евандрии много плодородной земли, она зажиточна. Государство огромно: только ополчения там более 1 млн. человек. Четверть земли - общественный сектор, эта земля сдается в аренду желающим, каковые находятся всегда. Арендная плата образует казну; других налогов нет. Остальная земля - частная; ограничены наследования и приданые (приданое - не менее 2 и не более 5 процентов собственности родителя), запрещено завещать землю мимо природных наследников (если их нет, то земля по смерти владельца идет государству, если они есть - часть им, часть государству), наследники - только по прямой мужской линии, женщины не наследуют отцу или мужу. Частная земля, перешедшая по отсутствию наследников республике, не поступает в общественный земельный фонд, а продается гражданам; выручка составляет особую часть казны, идущую на приданое бедным невестам, прокорм сирот (а напомню, что женщины по смерти своих мужей / отцов оказываются именно в таком положении, так как не наследуют), награды за службу республики и за полезные изобретения. Собственники земли, в общем, могут ей торговать, отчего одни будут беднее, другие - богаче. (Явно подразумевается, что общественный фонд земли примет тех, кто своей частной земли лишится - но уж как арендаторов-пользователей. Конечно, арендовать могут и богачи. Это, очевидно, и будет главная социальная гарантия беднякам - возможность сесть на общественную землю. Наживутся там при удаче и трудолюбии - прикупят частной, вновь станут частными собственниками).

Во всей этой части не перестаешь удивляться здравомыслию Цукколо. Он придумал нечто вроде Вавилонии начала II тыс. с государственным и частно-общинным секторами и возможностью для людей, потерявших землю в общине, сесть на государственную в качестве поземельно зависимых царских людей.

Еще одна часть соцгарантий - работные дома. Для любого бедняка, утратившего средства к существованию и при этом не имеющего вакантного участка общественной земли или не имеющего желания на ней работать, но при этом дееспособного - готово место в работных домах, существующих за счет республики: там дают работу, жилье и кормежку. Там же - но уже просто на иждивении, без работы - содержат вовсе недееспособных, оставшихся без иных средств к существованию. Милостыня в Евандрии поэтому не нужна. - Работные дома списаны прежде всего с Англии Тюдоров, но она не исключение. Общественные работы для обеспечения бедных не раз проводили и в Италии (а в Афинах Писистрат просто сделал это постоянной практикой, собирая налог в десятину и обращая этот налог по большей части на содержание флота с наемными гребцами и на разные полезные и приятные для социума работы, в том числе строительство. Цукколо об этом-то мог и не знать, но вообще Аристотеля знал очень хорошо).

Особый цензорат следит за всеми хозяйствами, в том числе частными, _и не допускает чрезмерной нормы эксплуатации частных владельцев по отношению к их арендаторам, слугам и иными наемникам. Точный уровень, естественно, не указан, говорится в общей форме, что их бремя не должно становиться непосильным, доводящим до нищеты и голода (сравни с русскими законами 16-17 веков и реальными практиками их применения, по которым не только у помещика, но и у вотчинника-боярина за разорение их крестьян чрезмерной рентой отбирали их поместья и вотчины и передавали другим).

Введен еще ряд способов перераспределения. Например, государство учреждает ломбарды, а доходы от части из них тратит на поддержку бедных, больных, калек, вдов и сирот деньгами и провизией. Для Цукколо вообще характерно сочетание многих разных способов соцгарантий.
Государство еще и поощряет благотворительность со стороны богачей.

Специальный магистрат выдает, выражаясь нынешним языком, гранты на постоянное обеспечение изобретателей, мастеров и художников.

Политическая власть: списано, в общем, с Рима с модификациями - "смешанное правление". Избирательные права бессословны, но связаны с имущественным цензом (их имеют и зажиточные крестьяне); на должности назначаются люди высшего сословия ("знатные" - их работа военно-административная); имеется сенат и выборный пожизненно государь. В чрезвычайных случаях созываются вснародные собрания. Власть короля весьма ограничена сенатом и законами. Ему выделен большой цивильный лист - казной в целом он по своей воле не распоряжается - тратить цивильный лист он может как угодно, но ему рекомендовано большую их часть тратить на общественные дела; если он этого не делает, он не пользуется доброй славой и после смерти не получает почетного погребения. Начинать войну король может только с согласия и сената, и народа (через народное собрание).

Отменена следственная пытка (как и вообще пытка), без доказательств вины подозреваемый немедленно освобождается. Отменена смертная казнь за воровство. Рабство запрещено даже для преступников; особо критикуется Мор за то, что у него за преступления обращают в рабы. Вместо этого их надо отправлять принудительно гребцами на галеры, или продавать в чужие страны - но внутри страны рабов иметь не следует. Недопустима и "варварская" идея Мора порабощать военнопленных: так нельзя делать еще и потому, что они, хоть и враги, сражались за свою страну, и потому нельзя унижать их рабством, так как нет почетнее дела, чем воевать за отчизну.

"Утопию" Мора Цукколо вообще нещадно критикует, заявляя, что невозможно учреждать государство по образцу монастыря, недопустимо уничтожать частную собственность, "вместо государства Мор изобразил огромнейший дом или монастырь", надежда на то, что семьи множества людей с разными интересами и желаниями станут жить так - "химерическая и пустая", все это "услада для слуха и сладкий обман", приносящие великий вред. Мор напрасно не проверил своей теории на практике. "Нельзя впадать в парадоксы и идти против природы, принуждая жить вопреки разуму, как хотел Мор и другие".

Все это производит самое отрадное впечатление, и, кстати, взято из разных реальных практик Рима и XVI века. Не случайно советский историк грустно, но систематически упрекает Цукколо, что в Евандрии он сохранил классовое общество своего времени, с неравенством и арендаторами, и только его "приукрасил"... Но дальше вступает в дело желание Цукколо, чтоб не было все же больших _движимых_ богатств, не было развращающей жизни в свое удовольствие, не было особых "роскошей"/прохлаждений/удовольствий даже и у честно заработавших на них средства (и даже дешевых таковых прохлаждений чтоб особо не было - по нравственным соображениям) и не было праздных. Без этого никак.
Поэтому:

- имеется закон о принуждении всех к труду. Даже "слепые, хромые, калеки, обязаны заниматься каким-либо делом". Нетрудящийся не может быть гражданином. Судьба совсем уж недееспособных оговаривается: их помещают жить в общественные жилища и кормят, см. выше.
Труд наследствен (по крайней мере один из сыновей должен наследовать профессию отца, желательно и больше), разные труды неравны, соответственно есть неравные сословия. Возможность перехода из сословия в сословие, видимо, есть, она связана (как сословия в Риме, но там сами сословия были совсем иными) с имущественным цензом и затруднена.

- имеется особый магистрат (ведомство), который следит за накоплением движимых богатств гражданами, и чуть у кого их появляется, по мнению магистрата, достаточно много, - бац, магистрат налагает на этого богача добровольно-принудительный расход, указывая, что он за свой счет должен на такую-то сумму (по усмотрению магистрата) совершить нечто общественно-полезное (от строительства мостов до устроения театральных зрелищ). Это делается, чтобы те, кто побогаче, не могли накопить сокровища и составить потенциальную угрозу республике. Заодно бедным находится еще один источник работы - они же и будут наняты на эти строительства и т.д.

Надо сказать, что Цукколо не пришло в голову ввести прогрессивный или хоть плоский налог на богачей: налоги для него такое зло, что их в Евандрии нет (напомню, что вместо налогов там арендная плата держателей общественной земли). Придуманный им вместо этого потлаче-литургийный магистрат в реальности, конечно, оказался бы воплощением коррупции, рэкета и отката, а уж как богачи ухоранивали бы от него свои реальные доходы и как проплачивали бы признание их не такими богатыми, как на самом деле, - это во сне не приснится.

Особый магистрат следит за тем, чтобы никто не делал много долгов, и запрещает лишние (это частично и отдаленно отвечает тому, что сейчас банк не выдаст кредита неплатежеспособному, но у Цукколо этот магистрат следит за _всеми_ долгами и оценивает, можно ли взять еще. Иными словами, это магистрат, контролирующий доходы и расходы, а без его санкции нельзя брать в долг).

- Ограничено потребление и производство, не так как в Сан-Марино, но все равно. Золотые и шелковые ткани запрещены. Золото и серебро в быту запрещены. Жемчуг и драгоценные камни дозволены только незамужним девушкам. Богатая одежда запрещена всем, кроме главы государства, и то только при принятии послов. Каждому сословию присвоена своя, строго регламентированная и простая форма одежды. Гостиницы запрещены, кроме особых постоялых дворов для путешественников. Таверны запрещены. Профессиональные врачи запрещены. Лекарства дают только тяжелобольным. Все остальные лечатся только кровопусканием, диетами и ЗОЖ (минздрав РФ рыдает горючими слезами по такой благодати). Госпитали есть, но пользование ими крайне сужено. Вино запрещено мужчинам до 20 лет, женщинам - до 30 лет. Карты, кости, шахматы, вообще сидячие игры запрещены,тем более азартные; разрешены спортивные. Каждому профессионально-иерархическому сословию установлен свой потолок потребления и потолок в характере воспитания. Только при достижении людьми низшего сословия определенно высокого имущественного ценза они получают право воспитывать детей по обычаям высшего сословия (что не значит, что они туда поступят - они просто получают сходное воспитание). Воспитание это осуществляют только специальные общественные функционеры: они учат детей знати и привилегированных по цензу людей из низших сословий музыке, рисованию, верховой езде, игре в мяч и пр. и пр. Ремеслу детей учат сами отцы. Иностранцы не допускаются в страну, кроме послов, знатных визитеров (сроком не более чем на 2-3 месяца) и купцов, причем купцы могут проникать только в пограничье и только продавать свои товары, но не покупать никаких. Кроме того, ввозится при надобности иностранная рабочая сила (добровольно нанимающаяся) на ограниченные сроки. Они состоят под полицейским надзором. Евандрийцам выезд запрещен вообще, "чтобы не шатались по чужим странам", исключая купцов и людей, которых официально утвердили как лиц "высокого духа" , отправляемых за границу с целью получения полезных сведений для общества. Однако им запрещено обучаться в иных землях наукам и даже ремеслам и искусствам. Судопроизводств ускоренное, упрощенное, уголовные дела решают _немедленно_, гражданские - не более 15 дней. Апелляции нет. Адвокаты, прокуроры и другие "кровососы" - запрещены. Запрещено частное образование. В общественном под страхом сурового наказания запрещено преподавание на древних и иностранных языках, как и вообще их преподавание; письменное употребление всех языков, кроме родного, дозволено одно: на них можно писать эпитафии, но не прибегая к чужой помощи. За компанию уж бани строго разделены на мужские и женские, а женщины лишены права наследования, не допускаются на пиры и обязаны (на публике, естественно) всегда закрывать лицо вуалевой паранджой. Государственные магистраты контролируют и ограничивают расходы, доходы, объем имущества, долги, потребление, досуг, воспитание, следят, чтобы все трудились.

В общем, похоже, что душой Цукколо прилежал более всего к прекрасной Спарте, которую считал нужным только несколько ужесточить по части охраны равенства (и, конечно, без илотства), но будучи реалистом, подготовил также и вариант-лайт для большого государства, желающего иметь куда большую степень богатства, частной собственности и неравенства - и общую экономическую структуру этого государства продумал детально и дельно, но в социальный строй и ограничения напихал Свое Любимое - и вышло оно тоже тошнотворно. И лучшая из змей есть все-таки змея.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments