wyradhe (wyradhe) wrote,
wyradhe
wyradhe

Categories:

Эррио-1933

Эррио-1933
https://ru-history.livejournal.com/4770623.html

Сентябрьское интервью Эррио после поездки в СССР в 1933 г.:

- Потемкинские деревни? Не знаю. То, что я видел в России, было прекрасно, а о том, чего я не видел — я не могу говорить.
- Но голод!
Эррио начинает волноваться. Это слово почему-то особенно волнует его. Он сильно стучит кулаком по столу и восклицает:
— C'est un mensonge pure, pure, pure!
Итак, голод в СССР — чистейшая ложь. Его спутники подтверждают и разсказывают, что в СССР люди одеты лучше, чем до войны. Эррио слушает и утвердительно кивает головой.

(о сабже в целом - https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%AD%D1%80%D1%80%D0%B8%D0%BE,_%D0%AD%D0%B4%D1%83%D0%B0%D1%80 )

Там, правда, не сказано, что 9 июля 1940 он призвал в самых велеречивых выражениях всех депутатов поддержать Петена в его ликвидации Репюблика. "Сплоченная вокруг маршала, с чувством благоговения, которое его имя внушает всем, наша нация объединилась в своем горе. Не будем нарушать того согласия, которое установилось под сенью его авторитета". И необходимо "сделать более суровой нашу Республику, которую мы сделали слишком мягкой".

Вот ведь у немцев сидел потом, общая директива Гитлера была при общем крахе всех таких расстрелять, чтоб союзникам не достались, да исполнители струсили, не выполнили. Конечно, хорошо, что не выполнили - наряду с Эррио в таком положении была тьма нормальных людей. Но применительно к Эррио могли бы, право, и выполнить. Карму бы себе хоть немного улучшили; впрочем, их карма не интересовала.

Не пришлось бы болезному заочно препираться потом с Кальтенбруннером (уже казненным) по вопросу, опять же, о питании. Пишет бедолага Эррио в своих печатных послевоенных оправданиях-самовосхвалениях следующее:

"...в протоколах Нюрнбергского процесса (том XI, стр. 348) я прочел показания Кальтенбруннера, которого, по некоторым данным, в феврале 1945 [1946!] года допрашивали, желая выяснить, предполагалось ли отдать приказ о расстреле некоторых лиц, интернированных в районе Берлина. Кальтенбруннера спросили, что он имеет в виду под "специальным обращением" применительно к этим лицам. Вот что он ответил прокурору:
– Знаете ли Вы, что такое Вальзертраум в Вальзертале или Винцерштубе в Годесберге и о том, какое они имеют отношение к тому, что вы называете "Sonderbehand-lung"? Вальзертраум – это самый элегантный и самый аристократический горный отель во всей Германии. А Винцерштубе в Годесберге – это хорошо известный отель, где проводились многочисленные международные конференции. В этих отелях были размещены такие видные деятели, как Понсэ, Эррио и другие. Они получали тройной рацион по сравнению с нормальным рационом дипломата, то есть в девять раз больше, чем немец во время войны. Каждый день им выдавалась бутылка шампанского, они свободно переписывались со своими семьями, могли получать посылки от семей, оставшихся во Франции. Этих интернированных часто навещали и спрашивали о всех их желаниях. Вот что мы называем "специальным обращением"".
Однако я никогда не жил ни в одном из отелей, о которых говорил Кальтенбруннер, и вообще я не жил в каком-либо отеле. Рацион мой был самый простой (подчас он состоял только из одного супа). Мне никогда не предлагали ни одной бутылки шампанского (от которого я, впрочем, отказался бы). Я не получал ни известий, ни тем более каких-либо посылок от семьи: Посещать меня было запрещено. Каждое слово Кальтенбруннера о моем пребывании в Германии – это сплошная ложь".

Даже неинтересно проверять, ложь это, или в самом деле немцы давали ему жрать ровно настолько, насколько сказал К. В любом случае даже самый простой рацион из подчас-одного-супа - это неизмеримо больше, чем досталось в 1933 примерно шести миллионам советских граждан, которые умерли в тот год от несуществовавшего, по Эррио, голода.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments