wyradhe (wyradhe) wrote,
wyradhe
wyradhe

Category:

Московские «Унесенные ветром».

Московские «Унесенные ветром». Народный роман XV – XVI вв. (представлен песнями на сюжеты «Молодец и королевна» и «Худая [плохая] жена», соединяющимися по ряду вариантов в один сюжет).

(Осн. тексты: Худая жена - жена умная: Исторические песни. Баллады / Азбелев, "Наш совр." 1981,233-237; Молодец и худая жена - там же, 231-232; Молодец и королевна - там же, 136-141; Рыбников, Песни, II, номера 49-50).

Сюжет (изложен сводно по разным вариантам, по совокупности прямых сообщений в текстах и по наведению от контекста, от того, как тексты рисуют разные аспекты отношений героев и их характеры в целом. Например, женатый герой – причем женили его против воли их обоих, жениха и невесты, - в начале жалуется, что жизнь у него такая, что утром он встал – не позавтракал, вечером лег спать – не поужинал, когда обедать схватится – не всегда и хлеб найдется. Объяснять это теоретически можно двояко: (1) жена его не любит и потому не заботится даже о том, чтобы приготовить и накрыть ему, как положено, совсем уж не выполняет свои обязанности; (2) он сам, зная, что жена его не любит, стремится поменьше бывать дома и не сидеть с ней за одним столом – им это было бы горько и неловко. В обоих случаях, кстати, обращает на себя внимание то, что герой не заставляет жену выполнять ее обязанности, - не хочет, чтобы она их выполняла поневоле, не нужна ему такая жизнь. При этом объяснение (1) само по себе, конечно, выглядит намного вероятнее; но смотрим дальше в те же тексты, и видим: а) когда дальше он жалуется непосредственно на жену, то предмет жалоб только в том, что хотя он к ней со всей душой, она его так и не полюбила, неласкова с ним и избегает физического контакта с ним, а не в том, что она плохо ведет хозяйство и не исполняет своих обязанностей хозяйки; б) еще позже песня раскрывает ее характер, и оказывается, что она относится к мужу с уважением, - только не любила и сторонилась, - а хозяйка как раз хорошая. Остается считать, что независимо от того, как понимали мотив «утром не позавтракал, вечером не поужинал» те, кто ввел его впервые (они-то, скорее всего, понимали его именно по модели (1)), - в итоге в контексте он приобрел именно смысл (2). Соответственно этому мы этот момент и изложим. Ниже черта / передает переход от цитирования одного текста к цитированию другого).

(I) Как-то одного молодца против его воли мать и отец женили на невесте из очень богатой семьи. Молодец, хоть и женили его неволей, хотел зажить с женой по-хорошему, но она тоже была за него сговорена поневоле, и хоть и уважала его, не была с ним ласкова, не любила его, не стремилась сама к телесному общению с ним и старалась его избегать. Он ее не принуждал, однако сильно печалился из-за того, что их супружеская жизнь так скупа и бедна. Хотя с женой он в ссоры не вступал, жизнь их из-за этого разошлась так, что он даже перестал есть обычно дома с ней, избегая проводить время с ней рядом - уходил рано, не завтракая, приходил поздно, уже и не ужиная, а когда приходило ему в голову все же пообедать дома, не всегда и хлеб находился, - настолько не готова к такому была теперь его жена. Между тем иногда они все же сходились как муж с женой, хоть без радости, и она все же от него понесла – как оказалось потом, двух мальчиков-близнецов. Но не успели еще они оба узнать, что она забеременела, как ему окончательно стало горько от того, что у них за отношения, и он решил он уйти из дома, оставив ей все. Высказал он при этом сам себе жалобы на свою жизнь. Песни излагают это так:

Закручинился добрый молодец, запечалился,
Повесил головушку ниже могучих плеч,
Утупил очи ясные во сыру землю:
«Как мне-ка, добру молодцу, не кручиниться
Не кручиниться удалому, не печалиться!
Вечор-то я лег – не поужинал,
Поутру встал – не позавтракал,
Хватился обедать – и хлеба нет.
Еще-то меня, добра молодца,
Поневолили родители женитися /
Как женил-то меня батюшко неволею,
Родна матушка – неохотою /
Поженили-то в деревне у соседушка,
У соседа они брали у богатого /
И много-множество было приданого за ней,
И много-множество, а человека с дела [стоящего, настоящего] нет /
Хоть приданого много, человек худой;
Цветное платьице на грядочке висит [то есть она не наряжается для него, ей не хочется быть для него привлекательнее, так как она к нему равнодушна],
Худая-то жена на ручке [своей cобственной] спит [= не в обнимку со мной / не у меня на плече; со мной спать не хочет];
То мне не с кем добру молодцу погладиться,
Да не с кем добру молодцу поластиться».

Обратим внимание на то, что герой не хочет пытаться принуждать жену к тому, чего она не делает, - ему не нужно от нее ничего поневоле. Видя, что она его дичится, он решает просто уйти из дома и искать своей доли, где придется. За ее судьбу, кстати, ему при этом бояться нечего – она же сама из очень богатой семьи, а весь свой дом и достаток он оставляет на нее.

(II)

Оттого-то молодец да во гульбу пошел [оставил дом],
Во гульбу пошел, да во гуляньицо.
Еще день за день, как будто дождь дожжит,
Да й неделя за неделею как река бежит,
Да пошел-то молодец а из земли в землю,
Из земли в землю, да из орды в орду.

О скитаниях своих он сам отзывается так:

Как на соловья не зима бы да не студёная,
Не морозы бы да ведь крещенские,
Не летал бы я соловей по мхам, по болотищам,
И по частыим да наволочищам.

(То есть не от хорошей жизни я скитаюсь, а потому что дома уж очень горько).

Побывал он за время своих скитаний и на московской воинской службе на Северской Украине, но оттуда ушел в Литву.

А зашел молодец к королю в Литву:
«Аи ты, батюшко, да король польский!
Ты прими молодца во слуги-рабы,
Во слуги-рабы прими, да хоть во конюхи».

Король литовский взял его на службу.

Служил он королю верою-правдою,
Верой-правдою служил неизменноей.
А король удалого жаловал:
Он ел сладко, носил красно,
Спал на кроваточке тесовыя,
Спал на периночке пуховыя.

Обращался король к нему со словами: «Слуга моя верная, неизменная!»

Три года он служил конюхом, и все то время «не ходил в кабак, и не пил меду сладкого, и не пил пива пьяного, не закусывал белым сахаром» - и не проговаривался поэтому, каково ему служится, не разглашал ничего из того, что он видел на службе королю и что надлежало бы хранить в тайне. Король его «любил-жаловал» и «пожаловал молодца во стольнички». Стольником литовским герой пробыл еще три года, по-прежнему не ходил в кабак и не болтал там о том, чего не следовало разглашать. Король его и дальше любил-жаловал и пожаловал в ключники. Королевским ключником он прослужил еще три года –

- и тут он приглянулся дочери короля Настасье. Она попросила у короля, чтобы он дал ей его в постельничьи – а на самом деле хотела, чтобы он стал ее любовником, о чем отцу-королю, естественно, не сказала.

Как у того короля политовского
Была дочь Настасья красивая.
«Государь ты мой, да король-батюшко!
Ты дай-ко мне к кровати кроватничка».
Испроговорит король политовский:
«Выбирай себе к кровати кроватничка:
Хоть из князей-то иль из бояров,
Иль из сильных могучих богатырей,
Или из тех ли поганых [неверных] татаринов» [речь идет о литовских служилых татарах].
Испроговорит Настасья королевична:
«Мне не надо к кровати кроватничка
Мне не из князей-то, не из бояров,
Не из сильныих могучих богатырей,
А ты дай-ко мне к кровати кроватничка
Своего ты любимого ключничка».

(III) Король отдал ей героя в постельничьи, и три года он занимал этот пост, и эти три года была у него связь с Настасьей королевичной. Но потом все же зашел он в кабак, и спьяна разболтал об этой связи.

А напился молодец меду сладкого,
А напился молодец пива пьяного,
А он сам говорит таково слово:
«Я служил королю всех двенадцать лет:
Перво - три годы служил я да во конюхах,
Друго - три годы служил я да во стольниках,
Третье - три годы служил я да во ключничках,
Четверто - три годы служил я да во постельничках.
Я тесовой кроваточки не складывал,
Я пуховой перинки не растряхивал,
Круто-складного зголовьица не складывал,
Соболина одеяльца не натягивал,
А я спал-то со Настасьей королевичной,
А я спал у ей да на правой руки,
Часто я бывал да на белой груди».

Его тут же схватили, и разгневанный король вынес ему смертный приговор (а вот дочери ничего не сделал).

Тут схватили удалого молодца,
Повели в тюрьму да богадельную.
Через три дни молодцу решеньицо
Отрубить-то ему буйну голову.

(IV) Однако благодаря любви и хитрости Настасьи он получает тайное спасение:

Испроговорит удалый добрый молодец:
«Аи же вы, палачи политовские!
Вы берите с меня золотой казны,
А вы только берите, сколько надобно,
Вы ведите меня мимо окошечек королевичних».
Закричал удалый добрый молодец:
«Ты прости, прости, Настасья королевична [прости за то, что разболтал]!
А ведут меня-то на дощечку да на липову,
Отрубить-то мне да буйну голову!»
Тут проговорит Настасья королевична:
«Аи же вы, палачи политовские!
Вы спустите сего удалого молодца,
Вы берите с меня золотой казны,
А вы только берите, сколько надобно,
Вы возьмите татарина хоть мертвого,
А хоть мертвого, да еще мерзлого,
Отрубите ему да буйну голову,
Донесите королю политовскому,
Что за его [героя] поступки неумильные
А отрублена ему буйна голова».

Королю доложили, что казнен именно герой (в случае надобности показали бы и голову), а героя укрыла пока у себя Настасья.

(V) Но оставаться в Литве при Настасье было герою, теперь, конечно, невозможно. Оставалось тайно от короля наладить ему путь из Литвы в иную страну; герой решил вернуться домой. Добрая Настасья спросила у него, есть ли у него на родине жена, и узнав, что есть, отсыпала ему подарков и для нее. (В цитируемом ниже варианте она спрашивает героя и о том, есть ли у него дети, и тот отвечает, что есть. Однако в текстах, описывающих его возвращение, он не узнает, что у него родились тем временем дети, пока не возвращается домой, и это, несомненно, базовый вариант, так что эти фразы о детях мы берем в угловые скобки).

Тут проговорит Настасья королевична:
«Аи же ты, удалый добрый молодец!
А есть ли дома у тебя отец и мать,
Есть ли у тебя да молода жена,
>А есть ли у тебя да малы детушки?<»
Тут проговорит удалый добрый молодец:
«Есть у меня дома отец и мать,
Есть у меня и молода жена,
>Есть у меня и малы детушки!<»
Тут проговорит Настасья королевична:
«Ты возьми-ко мои золоты ключи,
Отмыкай мои кованы ларцы,
Ты бери себе да золотой казны.
Ты только бери, сколько надобно,
>Чтобы было довольно твоим
да малым детушкам!<» [в одном контексте с базовым вариантом подарки должны были бы причитаться просто жене].

В этом варианте специально подчеркивается, что главная героиня тут Настасья, и она достойна в своих поступках всяческой похвалы и подражания:

А тут век про Настасью старину скажут,
Синему морю на тишину,
А вам всем добрым людям на послушание.


(VI) А тем временем жена его подняла и вырастила двоих сыновей, а сама по одному кусту вариантов обеднела и жила трудно, по другому – жила богато, в богатом тереме; но в обоих кустах вариантов она хорошая, справная хозяйка, а за время разлуки ни с кем не сходилась, уважая мужа, а заодно стала по нему тосковать и задним числом его переоценила и полюбила. Молилась святителям и чудотворцам, чтобы он вернулся.

Ниже мы выбираем из двух альтернативных элементов, что живет она богато, а в остальном излагаем сводно по обоим кустам.

(VII)

Как поехал удалый добрый молодец
На свою родимую на сторонушку,
Не пешом идет, на коне едет.
Скоро скажется, тихо едется.
Приезжает на родимую сторонушку.

Рассудил он так:

«Мне к батюшке идти – живым не застать,
К роду-племени идти – не узнают меня,
Я пойду-ка, добрый молодец, к молодой своей жене».

И видит он, что где он жил, стоит изба, а рядом играют два мальчика

И он идет-то, добрый молодец, по улице,
Вдоль по улице идет да по широкой.
Тут играли-поиграли два мальчика.
Он говорит таковы слова: /

«Уж вы здравствуйте, малые вьюноши!
Вы какой семьи, роду-племени,
Вы какого отца-матери?»

– «Ай же ты наш дяденька незнамый!
У нас нет семьи, роду-племени»./

«Гой вы еси, два мальчика!
Кто этта живет? Чья изба это стоит?»

«Тут живет-то наша матушка родимая
И пречестная вдова благодатная».

– «А где у вас родимый батюшка?»

/ – «Ай же ты наш дяденька незнамыий!
Не запомним мы своего родного батюшки,
Только слышали мы от родной матушки,
Слезно плакала, причитала нам:
„А же вы родимые детушки!
Уж как я вас повырощу, повыкормлю,
Ваш-от батюшка в гульбу ушел"».

Как закипело ретивое сердечушко у добра молодца,
Полились слезы рекой из ясных очей:
«Ведь это мои родимые малы детушки!
Ай же вы глупые-малые вьюноши!
Где же у вас родная матушка?» /

Услыхала их матушка из высокого из терема
И отворяла окошенку стеклянную,
И сама говорила таковы слова:

«И не всходило красно солнышко три года,
II не всходило красно солнышко шесть годов,
И не всходило красно солнышко девять лет,
А сегодня красно солнышко высоко взошло!»

И бежит она на улицу на широку,/
хоть худая жена, жена умная,
Умная жена, разумная:/

«Ой вы гой еси, мои дети милые!
И пришел-то ваш родимый батюшка,
И берите его за белы руки,
И ведите его в нову горницу,
Садите за столы за дубовые,
За скатерти браные,
За яствы за сахарные,
И пойте, кормите, кланяйтесь».

Герой ей говорит:
– «Уже ты есть жена мужняя, разумная!
Поди-тко во правой карман:
Во кармане есть шелков платок,
Во платке есть злачен перстень,
Которым с тобою обручалися».

(То был ее собственный перстень).

Говорит жена мужняя, разумная:
«Я которым святителям молилася,
Я которым чудотворцам обещалася,
Что[б] пришел ко мне законный муж!» /

Она брала-то за ручушки за белые,
За его за перстни за злачёные,
Целовала во уста его сахарные,
Называла-то себе мужом любимыим.

***

Вот, собственно, и герои этой истории, и те, кто все это сочинил, и большинство тех, кто это слушал с пониманием - они суть то самое, что на нынешнем воляпюке называется "развитыми личностями" в положительном смысле слова.

А вот, к примеру говоря, Лиза Марклунд, одна из ведущих шведских писательниц, "совладелец третьего по величине издательского дома в Швеции «Пиратфёрлагет»", посол доброй воли ЮНИСЕФ, 4-я в списке самых популярных женщин Швеции в 2004 г., и прочая, и прочая, и прочая, -

она тоже сочинила много историй, в частности, историю о том, как высокоположительная эмансипированная передовая личность журналистка Анника Бенгтсон совершила правую месть попытавшейся посягнуть на ее личность другой личности, Софье Гренборг, и двинулась дальше по жизни с высоко поднятой головой (эту историю даже экранизировала одна из крупнейших скандинавских кинокомпаний, Yellow Bird). С означенной Софьей спал муж Анники (тайком от Анники); чтобы отомстить Софье, Анника, зная, что ту продвигают на ее, Софьиной, работе, звонит на эту самую работу (объединение областных советов) и делает на Софью, прикрываясь своим журналистским статусом, ложные доносы: врет, что та уклоняется от уплаты налогов, является правым экстремистом и растратчицей казенных денег. Тем самым она хочет разрушить Софьину карьеру. Объединение областных советов навело кое-какие справки и поняло, что это клевета, но - сюрприз! - все равно уволило Софью Гренборг, так как "весной должно состояться их слияние с объединением общин, и они любой ценой хотят избежать клеветнической кампании, а именно теперь малейшее недоверие к объединению может испортить результат напряженной четырехлетней работы". Узнав об этом, Анника торжествует, - сработало,- но ее угрожает уволить за это ее начальник в ее газете; однако она его шантажирует кое-какими его собственными грязными делишками, он отступается и поневоле принимает ее предложение возвышаться в карьере борцов за правду и общественные интересы вместе; это и есть хэппи энд, победа добра и пр.

Роман этот ("Красная волчица") был опубликован в 2003, по итогам его (в первую очередь) Марклунд и стала столь популярна в Швеции в 2004 (в самом 2003 она была на 14-м месте среди самых популярных женщин, в 2004 стала 4-й).

Вот они тут тоже все личности, - и Марклунд, и Бенгтсон, и аудитория, отдающая им своейную любовь. Только очень уж все это мразотненькие личности, - и очень уж понятно, почему им так дорога идея, что вот у тех людей, про которых выше, с личностями было плоховато.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments