wyradhe (wyradhe) wrote,
wyradhe
wyradhe

Categories:

"Гостиница "Европейская"-1

"Гостиница "Европейская"-1. Был в Российской империи такой анекдот – не то русский анекдот, ушедший в еврейскую среду, не то наоборот, не то еще что-нибудь (героем его выступал то офицер, то Вайнштейн, то безымянный еврей, то много еще кто). Один из вариантов:

Вайнштейн у врача.
– Доктор, это у меня насморк?
– Нет, батенька, это у вас сифилис!
– Вот я и думаю – и откуда бы у меня быть насморку?

Новоевропейские базовые идеологии конца 18 – 21 вв. (*) /зародились, впрочем, немного раньше/ просто вопиют о переделке этого анекдота:

- Доктор, правда, это у меня временная болезнь роста, вызванная некоторыми крайностями и увлечениями, естественно появляющимися в ходе трудного, но здорового по своей сути поиска исцеления кричащих язв человечества?

- Нет, батенька, это у вас сифилис.

- Вот я и думаю: и откуда бы у меня быть временной болезни роста, вызванной некоторыми крайностями и увлечениями, естественно появляющимися в ходе трудного, но здорового по своей сути поиска исцеления кричащих язв человечества?!

(*) как то:
(1) «регулярное государство» и его физиократическая производная
(2) руссоизм и его производные
(3) старинное левое освобожденчество от угнетения иерархическим государством и нетрудовой частной собственностию с частной же эксплуатацией;
(4) новейшее квазилевое освобожденчество от микроагрессии, дискриминации, объективации, обесценивания и пр.
(5) другой, "правый" клон-потомок физиократических поисков опоньского царства (**), а именно, клон либертарианско-фритредерский;
(6) романтический национализм с «началами», «цивилизациями» и «духовностями», и воинствованиями по всем этим великим ценностным поводам;
(7) социал-дарвинизм;
(8) фундаментализм доброго-и-мудрого благочиния и воспитабля со скрепами и основами (марки «Священный Союз» / запрет межрасовых браков), оно же государственно-патриотическое бубубу;
(9) миксы и комбинации всего этого. Например, нацизм – это синтез (3), (6), (7) и (8) с изрядной примесью обидок и пеплоклаасовства фактически по типу (4). .

А то несколько надоело, что все это рассматривается как «Европа». То, что называется «Европой» в положительном смысле – это старая Европа, так сказать, - от Алкеев, Писистратов и Феогнидов до Кауницей, Безбородок и Джефферсонов (хотя формально последний и вовсе Америка), а также ее наследство и инерция – очень мощные, но недостаточно, правда, мощные, чтобы предотвратить полное банкротство континента в 1914 – 1940. А все перечисленное еще выше – это как раз ненасморк Европы. (АПДЕЙТ - см. в самом конце, под катом).

(**) Поскольку с 18 века протекло много времени, сейчас кажется, что Тревельяны, негодующие по поводу идеи оказывать бесплатную помощь голодающим за госсчет, и Марксы / Прудоны - это полные противоположности. Они и есть противоположности - примерно такие, как кальвинисты и католики в Европе 16 века. Корни у них одни и те же, а именно жажда научно открыть законы Справедливого Устроения Экономики, где все устроено согласно справедливости, а справедливость состоит в том, чтоб дееспособный человек получал ту или иную долю общественного (= совокупного) пирога в меру полезности своего труда для остальных членов общества, а паразиты никогда; где никто на халяву не кормится чужим куском и никого не угнетает, а все делается на вящую общую пользу - и свободное, социально ответственное развитие каждого является условием такового же развития всех. У фритредеров По Настоящей Правде расставляет все невидимая рука рынка, у левых - стодвадцатьнадцатый подкомитет по разработке цен и тарифов. Когда случился взрыв в Мск, и люди срочно нуждались в такси, а многие таксисты взвинтили цены - то наши либертарианские существа голосили, что и молодцы, ибо именно при неограниченном росте цен в таких случаях в итоге, согласно механизму аукциона, такси получат именно те, кто готовы за него заплатить больше, то есть - стало быть)) - кто больше в нем нуждается, а ведь это и есть наибольшее счастье наибольшего числа людей - максимальное приближение к идеалу. Французские физиократы 18 века на полном серьезе объясняли, что при голоде в такой-то местности там не надо вводить твердые цены и принудительную продажу по ним, а также продажу из госзапасов нуждающимся, а надо вместо всего этого цены отпустить - тогда цены на продовольствие взлетят до небес, на такие цены слетятся и навезут хлеба торговцы со всей страны, соответственно, цены упадут и былые голодающие получат массу хлеба по низкой цене. И все это само собой, без всяких телодвижений и расходов государства. К сожалению, физиократы не объясняли, как голодающим продержаться все время до того, как весь этот цикл не дойдет до прибытия возов с зерном, и поскольку эта мелочь не была ими учтена, применение их методы на практике дало в 1775 очень плохой для населения результат. - Ну-с, а левые-тм в той же истории с таксистами, дай им волюшку, ничего не оставили бы руке рынка, а национализировали бы на месте всех таксистов, приняли бы от всех желающих заявки на услуги оных, с указанием цели и заполнением анкет в трех томах, после чего за какие-нибудь два дня трудами тридцати комиссий постановили в соответствии со своей оценкой нужды заявителей в такси и их заслуг перед обществом, кому именно и в порядке какой именно очереди выдавать ордера на пользование такси...
Именно в 18 веке ряд умов в очередной раз осенила идея, что в правильном обществе должна быть искоренена жизнь за чужой счет, ибо это есть неправедность и кража. Общая схема идеи была такова (в таком виде, как изложено ниже, ее не встретишь, но именно эта схема лежит в логической основе тех текстов, которые как раз встречаешь):

- практически все блага жизни создаются трудом.
- люди, вестимо, пользуются не только плодами своего труда, но и плодами труда других. Однако как они получают эти плоды чужого труда? способы эти очевидным образом делятся на праведные и неправедные.
- неправедно отнимать насильно у человека плоды его труда в свою пользу. Это кража или все равно что кража. Праведно же - меняться с ним по обоюдной доброй воле, давая ему нечто взамен получаемого от него. По сути дела, иного праведного пути приобретения плодов чужого труда нет /*/ (добровольный дар по щедрости души оставляем пока в сторонке). При этом, естественно, в обмен на что-либо праведно давать лишь то, что праведно и было тобой ранее получено; расплачиваться же наворованным - самоочевидно неправедно.

/*/В частности, недопустимо поэтому собирать налоги, не утвержденные представителями тех самых людей, с которых их собирают. Ведь если такого утверждения нет, то нет и подлинно добровольной сделки по обмену налогов на госуд. деятельность в интересах налогоплательщиков.

***

А вот дальше пути искателей странного / Опоньской Правды в получении и перераспределении благ сильно разошлись. Одни искатели руководились таким рассуждением:

- Если человек не трудится, но имеет, то, стало быть, имеет он плоды чужого труда и ими-то и живет. Как же он, однако, их получил? Он не трудится, следовательно, у него вообще не может быть плодов его труда, то есть у него нет ничего такого, чем он мог бы праведно заплатить (прямо или опосредованно) за плоды чужого труда. Если у него и есть чем за них платить - то разве что каким-то образом полученными им плодами чужого труда - своего-то он не ведет. Каким же образом полученными? Уж точно, что не праведным: праведный образ потребовал бы вложить в цепочки обменов плоды своего труда, но он не ведет своего труда! Стало быть, если он не трудится, но имеет, то по существу он обворовывает всех тех, плодами чьего труда пользуется (= левая позиция).

Другие же искатели на то отвечали, что не, ни в коем разе, ибо есть еще один кошерный способ пользоваться плодами чужого труда - это получить их в дар, в том числе в наследство. Ибо при этом чрез нынешнего (не трудящегося) владельца средств вступают превращенным образом в обмен все те покойные, что в конечном счете именно своим трудом некогда наработали то, что он от них в конечном счете унаследовал, - так что никто никого не обворовал (= фритредерски-либертарианская позиция).

На что первые искатели не соглашались, и потому с маниакальным упорством выступали против наследств (Прудон так и о возможности делать подарки сокрушался), ибо ежели наследство освобождает от необходимости трудиться самому, то оно, стало быть, и есть кража. Равномерно и вся прочая собственность, позволяющая жить, не трудясь, тоже есть кража - по самому тому факту, что если ты не трудишься, но имеешь, стало быть, ты получил плоды чужого труда, не дав взамен плоды своего труда, то есть обворова... см. выше. Сбить этих добрых людей с того пункта, что жить не своим трудом есть обворовывание трудящихся, было не проще, чем сбить Гитлера с того пункта, что если евреев непропорционально много среди адвокатов, то это значит, что они эти места у немцев уворовали, ибо иначе откуда ж у них могло бы взяться непропорционально много этих мест?!

Второе великое расхождение проходило по вопросу о том, ежели вот, к примеру, рабочие Ивановы, пользуясь своим большинством при голосовании, наложили на буржуев Петровых через государство налог или ограничение обменных сделок в свою, Ивановых, пользу, - то это кошерно али нет? С одной стороны, тут решило большинство представителей нации по вопросам жизни нации. Оно с виду вроде и кошерно (= левая позиция). С другой стороны, тут на самом деле людей заставили отдать свой кусок БЕЗ их согласия и без согласия ИХ, выбранных ими представителей. Значит, некошерно! Итак, если государство наложит на работодателя ограничение или обременение сделок по найму рабочей силы в пользу работника без согласия на то самого работодателя, - то, будь оно по общему голосованию или нет, а это некошерная кража имушества буржуя, совершенная рабочим! (= либертарианская позиция). Когда Тревельян считал скверным делом помощь голодающим из налоговых сумм - это он, бедный, страдал за тот принцип, чтоб никто насилием не воровал чужого имущества, - а коли так, то как же можно принудительно обязать кого-то делать отчисления на помощь голодающим? Ведь это кража!

Третье великое расхождение касалось того, всякий ли добровольный (не вызванный принуждением со стороны людей) обмен - кошерная сделка. Собственно, поиск Истинной Опоньской Стоимости труда / всего на свете пошел все с того же 18 века. На выходе, с одной стороны, получилась фритредерская точка зрения, по которой что на свободном рынке в каждой точке сложилось в данный момент - это и есть Опоньская-Цена-по-Правде для этой самой точки/момента (ср. выше про таксистов и взвинчивание цен). Левые же их оппоненты, не приводя тут уже никаких аргументов, кроме "ды как же это так, ежели трудящий человек с голоду идет на каторжные условия, а буржуй на том жирует? Нет, не могет оно такое быть кошерным, не могет!", пепелили на тему о том, что условия сделок должны быть ограничены Сраведливой Ценой, а что такое Справедливая Цена - это такая цена, при которой всем хорошо и все получают честно заработанное, а что это такое - "честно заработанное" при обменной сделке, в которой каждая сторона хочет побольше получить и поменьше отдать - это тайна неисповедимая никем и никому, кроме как 167-й подкомиссии по ценам, заработкам и тарифам Мировой Ассоциации Трудовых Союзов в шарообразном вакууме.

Собственно, вот они и все главные отличия. Выкрасить бы и выбросить эти дервишские вычисления, сколько Добродетели на грамм хлеба присутствует в булках разных сортов. Диву даешься, как у новоевропейской гуманитарной культуры хватает наглости выдавать эти средневековые (в расхожем смысле слова) бреды за какие-то там искания блага трудящимся, обществу и пр. Кстати говоря, при применении в 19 веке из этих двух злоутопий именно фритредерской one в полном ее объеме- жизнь пойдет отвратная, с голодовками иной раз на миллион покойников, но все ж какая-никакая пойдет и даже постепенно с улучшением для трудящихся (см. статистику спж в годы дикого капитализма -1800-е - 1850), а вот при применении утопии левой в аналогичном объеме - и с голоду поколеть придется трудящимся в разы чаще и больше, и в нищету они впадут, небывалую даже при фритредерах (***). Уж это такой неизбежный парадокс для искателей странного - хуже всего от реализации их исканий приходится именно тем, о ком они всего больше, = ежели им невесть с какой радости поверить на слово, -
заботятся.

(*** Зато ежели левые ограниченно оттесняют занимавших было командные высоты фритредеров, но при этом ничего, кроме некоторых подвижек, добиться не могут, а до власти и свободы рук их все равно не допустят, - то от этого как раз трудящимся и стране в целом может выйти некоторая польза. Правда, такой способ получения польз примерно за три четверти века дает трудящимся на выходе Европу 1939/1940 гг. - и тут уж дальше не попрыгаешь, если не вмешаются заокеанские плутократы, успевшие ответвиться еще от старой Европы до того, как она впала в изложенные прелести...)


АПДЕЙТ Очень любопытный отклик на данное мое писание обнаружил в сети. Один пользователь написал: "Я полагаю, что прогресс - это уменьшение насилия, увеличение свободы и рост материального благосостояния".

Истинно так, что тут еще скажешь?
А вот другой пользователь ему возразил и сослался в этом своем возражении на этот самый мой пост: "Это мировоззрение очень хорошо прокомментировал сегодня wyradhe" и т.д. (https://langobard.livejournal.com/7784700.html?thread=72007932#t72007932)

Поскольку "это мировоззрение" - это и есть в точности мое мировоззрение, так что странно мне было бы против него выступать и ассоциировать его с сифилисом, то, стало быть, требуется пояснение, которое я дал там и повторяю для верности (с прибавлениями) тут.

Да, именно так, прогресс - это уменьшение насилия, увеличение свободы и рост материального благосостояния. Только вот Европа своими новыми путями конца 18/середины 19 - начала 20 веков дошла до катастрофы 1914-1940. К 1940 в Европе было очень-очень плохо с "уменьшением насилия, увеличением свободы"; там свобода рухнула, а насилие взлетело до Эвереста. Что касается роста материального благосостояния - то он в Европе 19 - начала 20 веков шел, конечно, и очень сильно, и под фашистами обычно тоже шел, хотя уже не так сильно (а вот под красными - наоборот), только шел он не благодаря перечисленным мной новым веяниям, а благодаря развитию технологий + имевшемуся, отнюдь не этими новациями 19-м века созданному, социально-политическому раскладу и его механизмам. Швеция 19 века вышеприведенным сифилисом практически не страдала, США не страдали (так как ответвились от Европы еще до того, как этот сифилис в Европе взорлил), Япония 1868 и далее не страдала, а рост благосостояния там шел отлично, причем Швеция к 1900, управляемая сплошь буржуазными партиями (они и управляли до 1930-х, а в 19 веке никаких левых заметных конкурентов не имели) была чуть не первой по продолж. жизни рядового населения страной Европы, обогнав все Англии, Германии и Франции. Для этого не нужны социалисты, анархисты, романтические националисты, фритредеры и социал-дарвинисты, достаточно роста технологий, нормальных людей и всяких ландтагов и риксдагов. Германия имела лучшее в Европе трудовое законодательство трудами Бисмарка, врага социалистов, а не трудами социалистов. Старовавилонские цари стандартно проводили в интересах рядового населения ограничения цен и тарифов, ограничения долгового рабства и процента, предоставление нуждающимся земли, создание гос. фонда товаров и продажу из товаров по твердым сниженным ценам, - и им не надо было для этого бредить вслед за Марксами и Прудонами. Генрих VII ответит на умножение бродяг и обезземеливания запретами сгона с земли и декретами о необходимости за счет общества и государства давать потерявшим источники существования работу, кров и корм за эту работу ("работные дома") - и тоже не имел при этом ничего против частной собственности, и никакие фритредеры тоже не колготились на тему о том, как это так он "крадет" у имущих в пользу данных неимущих, - с чего это они должны раскошеливаться принудительно на этих неимущих, какая вопиющая кража! Так что граммофон перераспределения и соцгарантий изобрел не император Франц-Иосиф/левые 19 века, а охрану собственности и частного интереса - не их братья-враги, ультрафритредеры, они все только колоссально изгадили и злонаправили идеи этих граммофонов своими изуверствами, иррационализмом и утопизмами.
Развитие технологий тоже никак не социалисты, фритредеры и прочие прекрасные люди продвигали. Маркс, Прудон, фритредеры, романтические националисты, ницшеанцы и прочие социал-дарвинисты - они ложки изобрести не смогли бы, не то что паровоза. Они только в буквы и слова умели. Ницше возил, настегиваемый хлыстиком, в тележке свою любовницу, - так он в этой тележке колеса бы не починил, сломайся оно в порыве страсти.

Так что прогресс прогрессом - он в Европе и вправду шел. А сифилис сифилисом - он тоже шел, прогрессу не помогая, и дошел не до высот прогресса, а до 1914-1940. Когда континентальная Европа стала поделена на фашистскую, нацистскую, большевистскую, кучи гнили а-ля Франция 1939/1940 (впрочем, в 1940 Франция из кучи гнили стала просто фашистской - и отнюдь не потому, что ее немцы изнасиловали и заставили учредить новый вишистский строй) - и маргинальные остатки старого (всякие Швеция-Швейцария), тоже полностью обреченные. Вот уж замечательно там было со свободами, правами, насилием/гуманностью! С материальным благосостоянием тоже бывало разнообразно; у большевиков оно упало и для основной массы населения, у фашистов в Италии подросло, у нацистов - подросло у большинства, только параллельно кое-кто программно и безвинно лишился своего добра, а местами и жизни; не больно-то оно усредняется.

Вся эта катастрофа 1914-1940 гг. была изнутри Европы совершенно не обращаемой вспять, спасти ее можно было бы только при помощи извне. Причем шанс выкрутиться с помощью извне был тоже невеликий - слава богу, что он все же реализовался. А вот сговорились бы два Великие Ваххабита друг с другом, не был бы один из них такой свихнувшийся и беззаветный, чтобы напасть на второго в 1941 - так и США ничего бы поделать не смогли. Еще не факт, что сами бы отбились. А не отбились бы - так осталась бы на весь мир наименее бесчеловечной и наиболее здравой, причем с отрывом, развитой страной Япония Сёва - большое удовольствие, учитывая абсолютный уровень ее человечности и здравости.

Но в реальности пришли американцы, сифилисом практически не зараженные (тк ответвились от Европы еще ДО того, как он там пошел в рост), взяли труп европейского континента, подохшего не от прогресса, а от сифилиса, который там с уверенностью приняли за часть и даже за главный привод прогресса (взяли, впрочем, ту часть трупа, которая им досталась - почти половина трупа ушла к большевикам), реанимировали, вкачали в нее тонну денег, держали под своими автоматами и под своей военной гегемонией, - и оно опять пошло все хорошо, опять пошло "уменьшение насилия, увеличение свободы и рост материального благосостояния". Часть видов сифилиса была просто запрещена, часть - зачмырена и маргинализована, часть - радикально видоизменена под американским прицелом (много у европейских социалистов осталось от социализма? Сильно они похожи на социалистов 1930-х годов? Мыслимы были после войны коммунисты коминтерновского сталинистского толка и союзы социалистов с такими коммунистами по своим Народным фронтам?) - вот оно и пошло иначе. После чего Европа погладила себя по пузику и объяснила, что это она такая хорошая и правильная была все это время и вот дошла до своих высот своими великими путями. Нет, теми путями, о коих при этом речь, она дошла до ямы 1940 года, а до дальнейших высот она дошла, потому что чужой дядя, который этими путями принципиально не ходил, по своим собственным мотивам вытащил ее силой оружия из этой ямы, отмыл, взял на помочи и водил дальше, ограничивая ее пути так, как сам считал нужным.

Правда, в Европе с 1990-х идет еще и УМЕНЬШЕНИЕ свобод, и некоторый рост госнасилия (там, где как раз не надо), и рост относительного разрыва между самой богатой частью общества и основной его частью, а вот сейчас, похоже, наметилось еще и некоторое падение материального благосостояния основной массы населения - очень уж часто слышится, что впервые за сто ++ лет средний рядовой молодой человек в передовых странах Европы может материально позволить себе меньше, чем мог себе позволить в том же возрасте его отец. Не знаю, не проверял этого, чтобы об этом говорить уверенно, надо владеть огромным объемом статистики потребления, цен и доходов за 50 лет - но вот что это говорят часто в самой Европе (и наши западники - западники, а не гусударственники! - бывающие и общающиеся в Европе), это точно.
Так что с прогрессом там снова как-то туманно.

И надо добавить, что хотя послевоенное время и возвело действительно Европу на небывалую высоту "уменьшения насилия, увеличения свободы и роста материального благосостояния-" (впрочем, никак не большую, чем в Японии; а не так уж нескоро и Китай сравняется со средней Европой по мат. благосостоянию населения, - не по свободе, конечно), - но почему-то не предотвратило начавшегося ускоряющегося замещения европейцев мигрантами. Если процесс будет продолжаться (а пока нет никаких показаний в пользу того, что НЕ будет), то лет за 100 с небольшим европейцы просто исчезнут. Вымрут по собственному выбору. Не уверен, что такое вымирание - даже на фоне великих свобод и благосостояния - это такой уж прогресс.

Так что все правильно - " уменьшение насилия, увеличение свободы и рост материального благосостояния" -- это прогресс. А перечисленное мной выше - сифилис. История Европы 1789/1848 - 1914/1940 показывает, что этот сифилис и его последствия убивают носителя и при прогрессе, и вместе с прогрессом. А прогресс может идти какое-то время, конечно, и на фоне сифилиса. А без сифилиса оно все равно как-то намного лучше. И сифилис от его совместимости до поры до времени с прогрессом симпатичнее не становится, - он и есть сифилис. А что говорят разные люди, что это был не сифилис никакой, а это и есть мотор прогресса, вот только сопровождающийся в порядке болезней роста прыщиками на губах и щечках, - так не всякому вранью верить надо, а этому тем более.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 63 comments