wyradhe (wyradhe) wrote,
wyradhe
wyradhe

Categories:

К предыдущему. Ср. прод. ж. мужчин во Франции, 1740-1870

К предыдущему. Ср. прод. ж. мужчин во Франции, 1740-1870

Соурсы:
http://www.persee.fr/docAsPDF/pop_0032-4663_1975_hos_30_1_15697.pdf
http://www.persee.fr/docAsPDF/pop_0032-4663_1989_num_44_6_3528.pdf


для 18 века можно оценить только среднюю по десятилетиям. Данные привожу округленно до вторых (кроме кризиса конца 1840-х). СПЖ_М_

1740-е ---24
1750-е ---27
1760-е ---26,5
1770-е ---28
1780-е ---27,5
....
1800-е - 32,5 (это при войнах!)
1810 - 35,5
1811 - 34
1810-е с 1816, средняя 38
1810-е с 1816, крайние: 36,5 - 39
1820-е, средняя - 38
1820-е, крайние - 36,5 - 39
1830-е, средняя - 38
1830-е, крайние - 34 - 40,5 ("плохие годы" 1832 - 35 и 1834 - 34; "хорошие годы" - 1836 - 40,5; 1839 - 40)
1840-е, средняя - 39,5
1840-е, крайние НЕ СЧИТАЯ 1849 г.: 39 - 42,5 (1848 - 39,5),
в том числе кризис 1847-1849:
1845 - 42,6
1846 39,4
1847 - 39,3
1848 - 39,3
1849 - 35,1!
1850 - 42,4
1850-е (без учета военных 1854-1855 и 1859), средняя - 40
1850-е (без учета военных 1854-1855 и 1859), крайние - 40,5 - 42,5
1860-е, средняя - 40,5
1860-е, крайние - 38,5 - 42

***

Итак, что мы видим?

1. Никакого нарастания обнищания масс не было. Напротив, спж мужчин только росла от десятилетия к десятилетию, хоть и очень медленно ( 1816-1830-е - 38; 1840-е - 39.5; 1850-е - 40; 1860-е - 40.5).

2. Однако на протяжении 1830-х - 1840-х гг. обнаружилось то самое явление, которое легло в основу всех апокалиптических писаний всех Марксов и Прудонов. А именно - амплитуда (здесь и ниже - в смысле peak-to-peak amplitude) спж плохих и хороших лет в зависимости как от кризисов сбыта, так и от урожаев. Наличие больших масс рабочих, положение которых полностью зависело от сбыта и занятости и не имело подушек безопасности, усугубляло качание этой амплитуды, и амплитуда для самих рабочих была еще сильнее, чем средняя по стране. Амплитуда спжм по стране конца 1810-х и 1820-х была одна и та же - и небольшая: 2,5 года. Но амплитуда 1830-х выросла более чем вдвое и составила 6,5 лет!
Для самих рабочих она была еще немного выше, чем средняя.
Вот этот рост амплитуды и есть количественное отражение тех самых вещей, которые...

В 1840-х, однако, амплитуда упала сравнительно с 1830-ми, хотя была выше, чем в 1820-х, и составила 3,5 года. Однако при этом даже на всем протяжении плохих 1846-1848 года спж м народа не падала ниже 39 лет, то есть оставалась не ниже максимальной спж 1820-х и выше средней спж 1830-х!
Вот _теперь_ писать апокалиптические вещи об обнищании народа и его нарастании было уже прямым нелепым враньем. Именно в нем все эти Прудоны и подвизались. Вышли-то они со своими идеями в самом начале 1840-х, но ведь и в конце и далее продолжали. (Ну, то, что из нескольких событий такого-то десятилетия немедленно выводятся мировые законы на всю историю по безумной экстраполяции, с преувеличениями и произвольными прибавлениями, - это я уж не беру, у европейских интеллектуалов и в лесных школах для умственно отсталых это святое).

3. Бедствия, постигавшие именно рабочих в "плохие" годы из числа 1830-х - 1840-х, были сильнее, чем падавшие в среднем на народ в целом. Меры, принимавшиеся по этому поводу, были откровенно и безобразно недостаточны.
Объяснялось это тремя вещами. а) К тому, что неурожаи и вызванный ими голод есть чп, при котором общество обязано организованно помогать работникам, все привыкли давно. А к тому, что рабочая масса так же зависит от сбыта, как мужик от погоды, а подушки безопасности у нее нет даже и той, что у мужика, - и к масштабам этой проблемы - привыкнуть не успели. Спрашивается, как ведет себя сплошь и рядом парламентское правление, когда разражается кризис, требующий лишних расходов? Правильно, надувает щеки и старается сделать вид, что само пройдет. Оно так себя ведет в Германии ли начала 1930-х или Европе 1830-х - 1840-х. Ну а если оно еще и представляет тех самых собственников, за счет чьих налогов и доходов и придется принимать меры помощи, то тем более.
б) помогать рабочим сложнее, чем крестьянам - рабочие некредитоспособны и не имеют своих средств пр-ва. Все веками отлаженные какие-никакие механизмы помощи крестьянам опирались на то, что им можно давать помощь в кредит, и что средства пр-ва при них есть и так, их не надо обеспечивать работой. А единственный механизм помощи рабочим, опробованный на тот момент, был доступен только диктаторским властям и/или странам с большим госсектором: он заключался в том, чтобы казна нанимала людей сама и/или давала большие заказы производителям (а местами и просто нажимала на них, чтоб не увольняли людей, в том числе давая им кредиты). Такой способ применял в 1811 Наполеон - и у него посреди войны свирепый кризис унес намного меньше жертв, чем кризисы 1830-х посреди мира. Но парламентское государство так и не очень может, и не сильно хочет.

в) средневековый бред европейских политических/политэкономических идеологий, окончившийся полным крахом Европы к 1940 году, начался отнюдь не с социалистов и пр., а с физиократов (и выручали Европу силы, которые происходят от другой линии 18 века). Опоньское царство ЭКОНОМИКИ-ПО-ИСТИНЕ и по научной кошерности начали искать именно они. И если социалисты и пр. были одной из ветвей их потомков, специализировавшейся на том, чтобы все получали и отдавали ПО СПРАВЕДЛИВОСТИ (у физиократов эта жажда выражалась в том лозунге, чтобы налоги брали только с доходов от земли; да, это был полный бред и абсурд, и никто никогда... - но по их высокой теории это и только это выходило СПРАВЕДЛИВО),

то была у физиократов и другая, не менее бредовая ветвь потомков, и она специализировалась на присущем физиократам либертарианстве/фритредерстве. (В этом вопросе среди физиократов, например, была та богатая мысль, что при голоде в той или иной области правительство не должно туда ни в коем случае направлять продовольствие по сниженным ценам или требовать твердых цен и выдач от местных держателей запасов; напротив, правительство должно не вмешиваться, а дать там ценам на все необходимое подниматься до небес совершенно свободно, т.к. тогда-то со всей страны туда ринутся продавцы, гонясь за такими ценами, продавцов с соотв. товарами там окажется очень много, и цены на них там потому и сами упадут, а продуктов будет вдосталь. На практике эксперименты такого рода проваливались с большими бедами для рецепиентов - физиократы недосмотрели, что пока продавцы поспеют, так ведь мужички-то начнут мереть со страшной силой, да и продавцов для такого счастливого понижения цен в реальности хватит далеко не всегда, так хорошо все получалось только в шарообразном вакууме в головах физиократов. Другой счастливой фритредерской идеей было то, что протекционистские меры лишь вредят делу. В общем, невидимая рука рынка).
Фритредерские потомки физиократов разделяли их бред насчет опоньски-справедливой экономики, но трактовали его иначе, чем социалисты: они силились объяснить, что частная, в т.ч. частнокапиталистическая собственность - это и есть справедливое вознаграждение собственникам за их труды (или унаследованное ими вознаграждение за труды их предков). Ну, понятно, именно этот бред "левые" разоблачали на редкость успешно - чего тут не разоблачить? Пытаться доказывать, что Иванов, продавая право работать на его земле или заводе, получает вознаграждение за свои труды или за труды тех, от кого он унаследовал землю или завод (или деньги на них) - это действительно феерический абсурд. Он вполне в духе физиократов, которые все считали, как там что таинственно превращается в стоимость и прочее, и от которых эту алхимическую схоластику унаследовали прочие теоретики стоимости.

И именно фритредерские потомки физиократов имели огромный вес в политике во второй четверти 19 века. А с позиций, к которым склоняет этот поход, "кража" - это вовсе не найм рабочего и не сдача в аренду, как у Прудона; нет, это трата налогов на то, чтобы дать работу или вспоможение безработному рабочему или голодающему мужику! Так что ежели рабочие голодают при кризисе, то это невидимая рука рынка и природы саморегулирует производство и демографию, и когда еще умные-то люди говорили, что бедняки безответственно плодятся во вред опчеству, - ну вот им и выходит регуляция численности путем роста смертности, и неча мешать процессу. Этот подход применялся и к рабочим, и к мужикам - и, как я уже имел случай упоминать, в пору миллионного вымирания от голода в Ирландии Чарльз Тревельян, чиновник британского казначейства, публично заявлял, что никакой программы помощи им вообще не должно быть, что голод полезен как средство уменьшения избыточного населения, что Господь голодом по заслугам проучил Ирландию, каковой урок не следует слишком смягчать, и что истинная проблема не в физических бедствиях ирландцев от голода, а в скверной иждивенческой и вообще скверной морали ирландцев (это та самая безответственность, от которой они бедны, да еще столько дитев наплодили за ряд поколений, что теперь им жрать нечего).

Так что кроме пунктов а) и б) была и струя сильного принципиального нежелания положение рабочих смягчать и заботиться об их обеспечении в периоды кризиса.

4. Все это ни в малейшей степени не оправдывает Прудонов и Марксов - по трем причинам:
а) по той же, по какой кризис 1930-х, версальский диктат, полное нежелание немецких руководств 1929-1932 г. принимать нужные меры по борьбе с кризисом, - не оправдывают программу и пр. стороны Гитлера;
б) потому что все сказанное выше оправдывало бы требование ограничений и дополнений частнособственнического капиталистического рынка соцгарантиями, - но никак, ни на микрон не оправдывало ни поношений самого этого рынка и кап. найма как-де ограбления трудящихся нанимателями и арендодателями, ни похода против самой частной "нетрудовой" собственности.
в) а еще и потому, что введи те системы экономики, за которые стояли сами Прудоны и Марксы ВМЕСТО фритредеризированного капитализма (и стояли за то именно, что их надо бы ввести именно сейчас, а не через 300 лет в постиндустриальном обществе), - и мало того, что те же климатические колебания конца 1840-х вызвали бы в разы, если не в десять раз бОльшие жертвы, чем при фритредерском капитализме. Рабочие и крестьяне при этих системах мерли бы и при самых лучших природных условиях так, как им не снилось в тяжком 1848-1849 годах.

В общем, борьба фритредеров с соотв. "левыми" второй четверти 19 века и далее - это борьба двух средневековых изуверских сект, каждая из которых исходит из того, что получать на халяву, не по труду, - это кража, мошенство, преступление, - и взыскует того, чтобы такого не было ни в жизнь, - но только расходятся они в том, кто по труду, а кто на халяву, кто кошерно, а кто нет, и понимать ли "по труду" как строго по личному труду, или и наследование и дарение превращенного труда тоже кошерно. Фритредеры считали, что арендодатель и наниматель - они получают по труду, и работники их - по труду (ежели сделка их заключена "свободно"), а вот пособия и общественные работы - это кража, и госрегулирование условий труда - кража, все равно как якудза припрется на рынок и велит покупателю выложить из кошелька не столько, на чем они с продавцом сами сторгуются, а минимум столько, сколько якудза скажет. А соотв. левые считали, что, напротив, арендодание и найм, за счет которых можно жить - это кража.

Из этих двух изуверских сект при фритредерах, осуществись _их_ кошерность, население мерло бы от голода периодически, а при обсужд. левых - оно бы мерло еще сильнее, чем при фритредерской кошерности. Тут, надо сказать, никакого равенства нет.
Зато когда под напором левых не очень много отгрызалось от фритредеров, - но перевес все равно оставался за последними, - то получившееся могло примерно совпасть с тем, что и в самом деле надо было делать для рабочих. Или даже не дотянуть до этого.
Так что соотв. "соц." чума была хуже "фритредерской" холеры, но ежели они вместе сочетались, и первая отспаривала кусок от второй (до определенных пределов), то это выходило лучше, чем каждая из них по отдельности в своем полном торжестве. Вот она какая дыалэктыка.


Что с этими людьми было делать? Варианта два: 1) выкрасить да выбросить. 2) Выбросить, не тратя силы на покраску.
Этого сделано не было, так как одна изуверская секта очень потрафляла страстям собственников, а другая - страстям неимущих и малоимущих. Ну так они и танцевали, пока Европа не накрылась позорным и зверским образом, а вытаскивать ее пришлось наследникам иного извода 18 века. В которых было неск. больше от фритредерства, неск. меньше от социальных гарантий, но, главное, было нечто и от того, и от этого - и которые бредом ни в ту, ни в другую сторону особо не страдали и не считали, что это несовместимые и воюющие друг с другом Кошерное и Некошерное начала. (Ср. введение законов о минимальной з/п началось в США в 1910х, окончательно в масштабах всей страны введено в 1930-х - не для ста процентов рабочих, но для огромной их части - при длительной борьбе в судах в течение этих 20 лет на тему о том, законно ли так ограничивать сделки. В 1961-1966 расширили на практически всех. Во Франции минимум з/п по всей стране был введен в 1950. В Китае введен в 2004. А в Австралии - вообще в первой четверти 20 века, правда, лишь для половины рабочей силы.
Профсоюзы, профсоюзная борьба и забастовки в США были легализованы в 1842.
Во Франции - легализованы в 1864, снова частично запрещены в 1872, разрешены окончательно в 1884. Кстати, запретили их до того в 1776, а особо драконовски - французская революция, законом 1791 года, проведенным якобинцами. Друзья народа почти всегда такие друзья народа. Французская революция стачки и профсоюзы запрещает, "цезаристский" конституционный монарх с большим уклоном в авторитаризм Наполеон III разрешает, свергнувшая его свободная республика немедленно запрещает снова...).

Европа немножко отмылась, развалины отстроила, трупам поставила пристойные памятники, с американскими деньгами и под косвенным американским военно-политическим контролем (*) переустроилась, - и часть ее высоких умов снова завела шарманку про старые великие идеи - кто про фритредерские, кто про социалистические. Одно хорошо - высокие умы в Европе потеряли всякое значение, а партийные мошенники, слава богу, чужды их великим идеям.

(*) Косвенный-то он был косвенный. Но в 1936 или 1938 французские социалисты и коммунисты знали, что введение во Франции режима хоть прямо советского зависит только от их согласия между собой на эту тему (социалисты вовсе не собирались давать на это согласие, но я и не об этом). Всем было понятно, что никаких местных Франко не возникнет. А вот в 1948 они столь же ясно понимали, что независимо от их согласия на эту тему, даже в случае, если бы они такого согласия достигли и решили бы учредить во Франции "народную демократию", - то были бы они там же, где оказался Альенде в 1973 и где оказался бы Г.А.Зюганов в 1996, настаивай он на признании своей победы и выводи людей в защиту этого признания. Нет, конечно, американо-английские империалисты не вывешивали французским или итальянским коммунистам таких ультиматумов и предупреждений. Собственно, и Зюганову в 1996 г. разве что передали весточку от Ельцина - Коржакова устно. Но там все "сами понимали" - было что понимать. Как раз в 1944-1949 англосаксонские хищники-плутократы давили силой оружия аналогичное предприятие в Греции, лежавшей на периферии их интересов, - а уж во Франции или Италии они бы действовали с быстротой и бочковатостью ребер, уму непостижимой.
Этим я вовсе не хочу сказать, что не будь американского пистолета у виска, социалисты Франции и Италии так-таки сговорились бы с коммунистами о построении народной демократии. Но с пистолетом как-то надежнее. Вообще можно заметить тенденцию, что когда в группах, стоящих за построение царства великой справедливости / праведности, будь то либертарианцы, социалисты, ортодоксальные церкви, заранее знают, что при покушении на такие-то вещи с ними не спорить будут, а силой нейтрализуют / головы оторвут, - то и сами эти группы меняются по составу, в их составе расширяется представительство тех фракций, которые и вполне искренне считают, что на эти самые вещи покушаться нельзя, независимо от пистолета. А в этих фракциях к руководству приходят люди, которые еще тверже это считают.
Но стоит убрать пистолет, - и очень часто смотришь, а как-то и в составе этих групп умеренных поубавилось, и к руководству прежде умеренных фракций все больше приходят все менее умеренные люди... Нет, те, кто раньше был принципиально умеренный, часто и теперь ими останутся (хотя далеко не всегда). Просто они как-то начнут часто задвигаться на задний план...

P.S. Кстати - знает ли кто-нибудь примеры "хороших" правлений социалистов при свободе их рук? Под свободой рук я понимаю ситуацию, когда социалисты или А) пользуются авторитарной властью, или Б) когда так случилось, что они при демократии НЕ имеют сильных буржуазных/правоцентристских конкурентов, которые дышат им в спину, при первом серьезном огрехе придут к власти вместо них на выборах - и потому (и не только потому) данным социалистам заведомо не дадут развернуть сколько-нибудь серьезный поход против капитализма, даже если они этого захотели бы.

Кубу, Вьетнам, Никарагуа, Анголу, ГДР и Чехословакию и аналоги по понятным причинам не предлагать. Всё, еще худшее, - тем более.

Какие есть кандидатуры?
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 89 comments