wyradhe (wyradhe) wrote,
wyradhe
wyradhe

Categories:

Понасенков и Быков + приложение

Понасенков и Быков + приложение

Говоря о глупостях, сказанных о Кутузове, трудно, конечно, не помянуть Понасенкова (за Люксандру Гулиано он в духе времени квалифицировал Кутузова еще и как педофила, http://echo.msk.ru/blog/eponasenkov/927418-echo/ , - это правильно, надо уметь быть созвучным передовейшим скрепам как эрэфийским, так и "Гарвардского университета", столь ценимым К.Сониным), и вот на тебе - и его, Понасенкова, успел попиарить Д. Быков!

https://www.youtube.com/watch?v=eW1rux8BMj8
http://sobesednik.ru/dmitrij-bykov/20120917-istorik-evgenii-ponasenkov-v-voine-1812-goda-vlast-poimela-rossiyan

***

Впрочем, иногда cудьба жестоко испытывает Д.Л. Так, вот отметил он в 2013, что
К.Крылов - "один из крупнейших современных российских мыслителей", преклонился перед "убежденностью и мощью этого человека" и сказал о нем: "первоклассный писатель, замечательный мыслитель, многие его убеждения не совпадают с моими, но я горд и счастлив, что я с ним в одно время живу" ( http://www.echo.msk.ru/programs/personalno/999206-echo/ . Соответственно, Д.Л. тогда окормлялся от К.А. ответами на величайшие вопросы современности класса подплинтусом - подплинтусом возможна ли дружба между мальчиками и девочками: "Этот вопрос — какие нравственные качества отличают верующего? — я задал как-то философу Константину Крылову, у которого способность к формализации интуитивно угадываемых, но неопределимых вещей чрезвычайно высока", http://kommersant.ru/doc/1997972),

- а первоклассный писатель и мыслитель возьми да и отнесись без взаимности: https://www.facebook.com/k.a.krylov/posts/1281060035293718 :  "Главная человеческая ошибка Дмитрия Быкова состоит в его неосмотрительном происхождении. Ему надо было армянином рождаться, а он решил - евреем перспективнее, ну и воплотился евреем. Ну вот всю жизнь и ёрзает, неуютно ему. А ведь из него мог выйти отличный армянин! Сидел бы в телеящике на месте Петросяна, а в остальное время наслаждался бы жизнью - так, как это умеют только армяне. Но сгубила душу жадность, жадность да тщеславие".

(или: http://krylov.cc/prnt.php?id=224283304591709&c=f: "Быкова и Прилепина очень часто выставляют эстетическими антиподами... А вот на этой фотке отлично видно, что это представители ОДНОЙ КУЛЬТУРЫ. Не "похожей", а именно одной. Единой советской культурки. В её высшем выражении. Включая атрибутику - сига, бухло и х[]й стеклянный, который "дураку в руки не дают" (а Быков не дурак, ему дали). И вот это самое ЕДИНСТВО и полнейшее отсутствие "стилистических разногласий" (с) Синявский) - - -",

или: https://www.facebook.com/k.a.krylov/posts/1281060035293718 : "когда-то чувство языка у Быкова было – или хотя бы прорезывалось иногда. Но, успешно задавив в себе остатки искры Божьей ради окончатеьного вхождения в мишпуху и жирования-масляния, он и этого лишился."

и т.д., и т.п. -  а ежели высказывает известные симпатии, то эдак: https://www.facebook.com/k.a.krylov/posts/919660241433701 :

"Я, несмотря на известные обстоятельства, отношусь к Быкову с определённой симпатией. И к тому же не люблю несправедливости. Поэтому я охотно признаю, что есть вопросы, в которых считаю Быкова человеком осведомлённым и в которых его мнение для меня важно. Например, у Быкова есть дар находить недорогие, но пристойные едальные заведения, где можно выпить и закусить, не отравившись. (...) Также – Быков великолепно рассказывает похабные анекдоты. (...) Быков обладает редким талантом импровизатора. Никогда не слышал тостов в исполнении Быкова, но прямо-таки уверен, что при желании он мог стать отличным профессиональным тамадой. Если кому-то показалось, что упомянутые выше сферы компетенции несерьёзны и принижают таланты Быкова – то скажу, что он очень хороший редактор слабых и беспомощных текстов. Он способен за пару минут переписать какое-нибудь жалкое «письмо читателя» или мертворождённую статью так, что это можно будет читать. И даже публиковать. Это дорогого стоит. И, наконец, главное. Быков хороший фельетонист. В крепком советском стиле – ну там «протащить негативные явления» какие-нибудь. Он может написать ярко и свежо даже о таких несвежих явлениях жизни, как чиновник-взяточник или дурное обслуживание в провинциальной гостинице. Ибо чувствует фельетонную стихию как свою духовную родину. Ну а литература нефельетонная – это просто не его. Ну вот просто - не его это. Так что "не обращайте вниманья". Даже ежели Быков чего про Довлатова сказал. Хотя не Бог весть какая жирная кура этот самый Довлатов, а уж (по)читатели его и подавно бройлеры. Но даже у Довлатова можно найти что-то, выходящее за пределы быковского понимания. А ежели Дмитрий "в порядке саморекламизма" посягнёт раздраконить, скажем, Набокова - да просто рукой махните и сделайте вид, что этого не было. Ибо нефиг и пофиг, гевел гаволим кулой гевел [тщета тщет, все тщета]".

***

Так вот понятно, что это все как раз тот случай, когда "многие его [Крылова] убеждения не совпадают с моими [Быкова]"; но сохранил ли Д.Л. достаточно смиреннонравия и чувства for to admire, чтобы по-прежнему сказать: "но я горд и счастлив, что я с ним в одно время живу"?

А то вот Давид Самойлов сотоварищи уж и так и этак были "откровенными марксистами", и очень старались и в период борьбы с низкопоклонством ими быть, да тут-то вот и не вместили, сломались. Сам он вспоминал: "Когда встретились после войны, из шестерых осталось нас трое... Несколько лет держались вместе. Пытались вырабо­тать пригодную для жизни платформу в рамках «откро­венного марксизма». Старались освоить постановления о журналах и о музыке. Передавали слова Сталина о Зощенко: — Если он ничего не понимает, то пусть идет к черту со своей обезьяной! Старались свести концы с концами. Сергей рассуждал. Победа над фашизмом показала, что решающим фактором исторического движения явля­ется Россия. Казалось прежде, что вектор исторических сил идет от античной Греции через западный Рим и Западную Европу. Время показало, что он проходит через Византию и Россию... Так или иначе этот взгляд разделяли мы со Слуцким. На фоне глобальных категорий казалось несущест­венной литературная судьба Ахматовой, Пастернака и Зощенко. — Европа стала провинцией,— утверждал Сергей.— Постановления учат нас избавляться от провинциа­лизма... Литература отстала от политики. Постановление спасает ее от мещанской узости и провинциального прозябания… Как видим, откровенный марксизм по — своему довольно толково оценивал ситуацию... Мы не хотели сильно обижать Ахматову, Зощенко или Пастернака, но считали, что обижают их из тактических соображений. И гордились тем, что умеем четко отличать стратегию от тактики. Тактикой, как видно, мы считали начало великодержавной и шовинистической политики. Ждали восстановления коминтерновских лозунгов.
Беда откровенного марксизма состояла в том, что он был явлением односторонним [без взаимности со стороны власти]. Власть не признавала ни откровенности, ни марксизма. Тактика оказалась стратегией. И те, поруганные и ошельмованные, были за то и поруганы, что поняли раньше нас смысл стратегии... Ближайшие два года показали подлинный смысл государственной стратегии. Держава окончательно отливалась в азиатско — византийские формы. Требовались новые идеологии. Пресловутая борьба с космополитизмом была тридцать седьмым годом для ортодоксально — марксистских идеологов довоенного типа... Но Слуцкий все же со свойственной ему ясностью ума выстраивал новую концепцию. С Петра I до наших дней происходит бурное развитие государственности и культуры России. Растет ее значение в исторической жизни человечества. Причины этого ее бурного развития лежат где‑то в истоках русской истории, русского народного характера и государственности. В XIX веке Россия сравнялась с Европой. Белинскому, Герцену и Чернышевскому для осознания этого факта достаточно было проследить отечественную историю до Петра. Для них русская история начинается с Петра I. Октябрь, революционное переустройство России и победа в последней войне как результат этих событий сделали Россию главной движущей силой истории и прогресса. Для объяснения факта выхода России в главные двигатели современной цивилизации требуются исследования более отдаленных истоков. Важное значение приобретает то, что игнорировалось прежде в истории духовной, общественной и государственной жизни России. Проследить это нужно до самых отдаленных времен. С этой точки зрения живопись Рублева может быть важнее живописи Джотто. Преобразования Ивана Грозного значительнее кромвелевской революции. «Слово о полку Игореве» серьезнее «Песни о Роланде» и сказаний о нибелунгах. Нужно пересмотреть всю историю человечества с древнейших времен с позиций русской революции. Схема такова: Восток — античность — Византия — русское средневековье — Россия XVIII‑XIX веков — русская революция. Эта концепция была последним усилием откровенного марксизма. Он не выдержал ударов реальности, мерзких статей в газетах, распоясавшегося хамства и всего, чем богата была эпоха послевоенного переустройства жизни"

Не шмогла. Все выдержала, а вот тут не шмогла. Как до собственного 5 пункта дошло, так и не шмогла.

Правда, вспоминает об этом Самойлов тоже диалектически. "Трудно писать про это, потому что тогдашнее наше мировоззрение оказалось во многом слабым, ложным и постепенно распалось. Но твердо могу сказать, что оно было честным мировоззрением и отнюдь не исчерпывалось идеей служения искусства власти. Наше как бы согласие с властью не было полной гармонией. Мы требовали признания прав литературы откровенно говорить с народом. У нас было представление о гражданском назначении поэзии. И ощущение эпохи у нас было. Тут уж я могу сказать, что оно компенсировало неполноту или неточность помыслов. Оно не было заблуждением. Умники того времени гордятся тем, что уже тогда все понимали. А они не понимали одного и самого главного: что назначение нашего поколения — воевать и умирать за нашу действительность, что иного исторического выбора у нас нет, что для многих это и будет главным назначением жизни. Потому голоса мудрых скептиков всегда звучали для меня, как карканье ворон над полем боя.
Мы тоже ощущали приближение войны и внутренне снаряжались для нее, потому и посейчас продолжается наш спор с всеведущими змиями довоенных времен, посейчас, когда как бы и нету предмета для спора и надо бы признать их правоту. Но дело в том, что важна не только истина, а и путь к ней. А пути у нас разные".

Вот и подумаешь с внутренним страхом: выдержит ли радость и гордость Д.Л. Быкова по поводу того, что живет он в одно время с К. Крыловым, вышецитированные удары реальности и т.д.? Но, уповательно, если и не выдержит, - то и тогда он сможет с гордостью сказать каким-либо давнишним хулителям К. Крылова, так сказать, всеведущим змиям, нечто в том же исполненном достоинства духе, что написал Д. Самойлов об "откровенном марксизме".
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 70 comments