?

Log in

No account? Create an account
Рейнеке-Фукс, или как оберстлёйтнант Роммель рейхсъюгендфюрера фон Шираха надул. - wyradhe [entries|archive|friends|userinfo]
wyradhe

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Рейнеке-Фукс, или как оберстлёйтнант Роммель рейхсъюгендфюрера фон Шираха надул. [May. 13th, 2009|09:55 pm]
wyradhe


Райнеке-Фухс, или
как оберстлёйтнант Роммель рейхсъюгендфюрера фон Шираха надул.



25 февраля 1937 года подполковника Роммеля назначили уполномоченным вермахта по связям с Имперским руководством молодежи, то есть с рейхсъюгендфюрером Бальдром фон Ширахом (типичная толстая руководяще-комсомольская морда образца семидесятых годов). Официальная задача Роммеля при этом была такая: состоять военным советником при Гитлеръюгенде и в координации с югендфюрерами помогать военно-патриотическому воспитанию молодежи фон Ширахом. А неофициально военное министерство поручило Роммелю нечто совершенно иное:
тихой сапой добиться перехода молодежных организаций из-под власти партии и ее уполномоченного фон Шираха под фактический контроль вермахта. В 1935 армия уже пыталась перетянуть Гитлеръюгенд под свою эгиду, но тогда Ширах отстоял свое. Теперь Роммелю предстояло повторить попытку.

Год Роммель осваивал ситуацию, а в мае 1938 на веймарском сборе всей верхушки Гитлеръюгенда (три тысячи штук югендфюреров разного уровня, начиная с рейхсюгендфюрера), представил, наконец, для утверждения фон Ширахом свой доклад с проектом  взаимодействия вермахта и руководства фон Шираха в  управления Гитлеръюгендом. Ознакомившись с проектом, руководство встало на дыбы и отказалось наотрез: как сказал представитель Шираха на переговорах с Роммелем, «по смыслу этого доклада мы [Гитлеръюгенд] оказываемся уже не подразделением НСДАП, а организацией вермахта!» Роммель, которому того и надо было, начал нудно торговаться за каждый пункт. В итоге после долгого ожесточенного противоборства удалось выработать компромиссный вариант, о чем представители Шираха на этих переговорах Шираху  и доложили. После чего Роммель в тот же день явился к Шираху для подписания этого компромиссного варианта, и на голубом глазу сунул ему на подпись ИСХОДНЫЙ вариант. Роммель ставил на то, что Ширах, уже знающий о достижении компромиссного решения, такой наглости и предусмотреть не сможет, вчитываться в поданную ему бумажку не станет, а потом, когда дело вскроется, уже не захочет отрекаться от своей подписи, чтобы не выглядеть полным дураком.

В первой своей части этот расчет полностью оправдался: Ширах бумагу подписал, не вчитываясь, и довольный Роммель увез ее в вермахт, где тоже были очень рады.

Но вот во второй части своих расчетов Роммель прогадал, потому что когда дело вскрылось, Бальдр фон Ширах пришел в такую ярость, что не побоялся выглядеть совершеннейшим идиотом, дезавуировал свою подпись, объявил все происшедшее недопустимым и написал письмо прямо Гитлеру, где излагал всю эту историю и заклинал, чтобы его избавили от домогательств вермахта и в особенности лично от Роммеля.

Эффект это имело двоякий.  Полученный Роммелем документ дезавуировали, Гитлеръюгенд оставили партийной организацией, а Роммеля в августе 1938 без огласки убрали с поста уполномоченного вермахта по связи с Гитлеръюгендом, и вернули обратно в его военное училище. А Гитлер узнал, что есть у него такой оберстлёйтнант, который в буквальном смысле слова подметки на лету режет (до того он знад Роммеля только как фронтовика и автора военного бестселлера «Пехота атакует»), и на карьере Роммеля это, по-видимому, очень и очень отразилось.


А вот на репутации фон Шираха эта история не сказалась, потому что все и так знали, что он дурак.
LinkReply

Comments:
[User Picture]From: reineke
2009-05-13 07:53 pm (UTC)

фонетическое *корыстно*

Всё-таки Райнеке-Фухс, если уж оберстлёйтнант!
(Reply) (Thread)
From: wyradhe
2009-05-13 08:24 pm (UTC)

Re: фонетическое *корыстно*

Верно! Исправил.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: sergeyr
2009-05-14 06:04 am (UTC)

Re: фонетическое *корыстно*

Но не до конца - в заголовке поста так и осталось. B-)
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: yrkja
2009-05-16 09:17 am (UTC)

Re: фонетическое *корыстно*

Подождите, chs же читается как кс
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: sergeyr
2009-05-16 09:25 am (UTC)

Re: фонетическое *корыстно*

Ээ... Вы меня спрашиваете?
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: yrkja
2009-05-16 10:23 am (UTC)

Re: фонетическое *корыстно*

Нет-нет, это просто мой вклад впопыхах в развитие треда
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: cat_mucius
2009-05-14 05:54 am (UTC)

Re: фонетическое *корыстно*

А что это значит?
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: reineke
2009-05-14 06:01 am (UTC)

Re: фонетическое *корыстно*

Райнеке-лис
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: haliplea
2009-05-15 02:13 pm (UTC)

Re: фонетическое *корыстно*

Райнеке-Фухс, то бишь, Рейнеке-Лис - тот же трикстер в "плутовских" сказках о животных.

http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A0%D0%B5%D0%BD%D0%B0%D1%80-%D0%9B%D0%B8%D1%81

А прозвище Роммеля - Лис пустыни (после военной операции в Африке).

Если я правильно уловила игру ассоциаций :)))
(Reply) (Parent) (Thread)
From: wyradhe
2009-05-15 05:57 pm (UTC)

Re: фонетическое *корыстно*

Совершенно верно
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: cat_mucius
2009-05-15 10:02 pm (UTC)

Re: фонетическое *корыстно*

А, вот оно что. Спасибо.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: arno1251
2009-05-13 08:48 pm (UTC)
"Гитлеръюгенд" выглядит проcто чудовищно. Переставьте ер в хвост, так хотя бы: "гитлерюгендъ". Так прикольнее.
ссылка на всякий случай
(Reply) (Thread)
From: wyradhe
2009-05-14 06:30 am (UTC)
Дело не в прикольности, а в том, что по правилам русского языка написание гитлерюгенд должно произноситься со слогом "РЮ", таким же "рю", как в слове "рюмка", то есть с мягким р. А там реально произносится твердое -р-, как в немецком оригинале, так и в русской передаче. Следственно, необходимо писать -ръю-, ибо именно так по-русски надо передавать посдедовательность твердого согласного и йотированного гласного (съезд, двухъярусный)
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: arno1251
2009-05-14 07:44 am (UTC)

розенталь довлеет

Беда в том, что разделительный ер пишется ровно в трёх случаях, и "гитлерюгенд" не подходит ни под один из них.
http://www.evartist.narod.ru/text1/25.htm#%D0%B7_01
При всём неуважении к денотату "гитлер-" не является приставкой.

См. тж. пресловутые "гиперядро", "минюст" и "госязык" - все три взяты из орфографического словаря.
(Reply) (Parent) (Thread)
From: wyradhe
2009-05-14 08:57 am (UTC)

Re: розенталь довлеет

Да - я не спорил (в посте выше неудачно выразился - надо было написать не по "правилам", а по "законам" русского языка), что по действующим правилам там ера быть не должно. Но отказ от него в сложносокр. словах на том основании, что начало такого слова не является приставкой, представляется мне ярко-ошибочным, однако дело даже не в этом, а в том, что наш случай и сюда не относится, потому что в выражениях вроде Гитлер-югенд первая часть не является сокращенной, и все слово не является сложносокращенным! Эти немецкие конструкции отвечают таким русским формам, как "многоуважаемый" или "двухъярусный", где твердый знак как раз на стыке ставится, если после тв. согл. следует йотир. гласный ("двухъярусный"). Принятое написание слов вроде "гиттлерюгенд" по аналогии со сложносокращенными словами - очевидная ошибка.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: humanitarius
2009-05-14 08:11 am (UTC)
Или "Гитлер-Югенд"
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: humanitarius
2009-05-13 11:43 pm (UTC)
На карьере его более всего отразилось отсутствие высшего военного образования. Гитлер взял его комендантом ставки в Польскую кампанию, и Роммель лихо отсекал лимузины партийных товарищей, предоставляя фюреру возможность лично руководить и наблюдать за процессом.
В благодарность Гитлер мужественно смотрел в глаза, и сердце служаки таяло от того, что вождь немецкого народа не гнушается обсудить военные планы с простым армейским офицером.
Характерный такой пример честного национал-социалиста, ни сном, ни духом не знавшего о мерзостях реальной жизни
(Reply) (Thread)
From: wyradhe
2009-05-14 06:46 am (UTC)
То-то и оно, что на самом деле нет. Он прекрасно знал об основных мерзостях (не об их масштабе, а об их наличии - о масштабах знать он и не мог), и отношение к этому всему у него было самое определенное; но разыгрывать национал-социалиста для карьеры это ему не мешало. Например, обычно считается, что он ничего не знал до самого 44-го о расовом истреблении евреев и цыган и вообще о массовом истреблении мирных жителей на востоке, и ему об этом сообщил-де Штрёлин - и вел он себя так, как будто так оно и было; а на самом деле еще за два года до того, когда его сын Манфред собрался в СС, Роммель на него наорал, очень кратко сказал ему о геноциде и избиениях на Востоке и сказал, что если Мафред туда вступит, то будет риск, что он окажется причастным к таким преступлениям. До этого момента он ни единому человеку, в том числе и сыну Манфреду и словом не заикался о том, что вообще хоть где-то кем-то в Германии что-то такое делается - а про себя, выходит, все знал и понимал верно. Знать он о таких делах должен был еще с 39 года, с польской кампании - у него у самого в результате истребления польских образованных людей погиб свойственник (дядя его жены - ксендз и польский гражданин).
Опять же, он махал рукой партийным хайлем с 38-39 гг., к негодованию прочих офицеров, жене писал (через военную цензуру), что он настоящий национал-социалист, - а сам в те же 30-е годы, когда сын его спросил, не еврей ли такой-то военный врач, опять же наорал на сына, что приличному человеку без разницы, кто еврей, кто не еврей, а потом сыну, опять-таки, скупо объяснил, что еврейская политика Гитлера - дело скверное.

Он был весьма честолюбивый, хитрый, себе на уме шваб, который твердо решил, что уж не упустит возможность сделать быструю карьеру, изображая простого честного национал-социалиста фронтовика. И действительно, этот имидж обеспечил ему невероятное продвижение: за 7 лет из майоров в фельдмаршалы!

От успехов своих карьерных он действительно был в восторге, только это не увеличивало и не уменьшало ни в какую сторону его оценок тех или иных сторон политики Гитлера. Языком чесать он мог при малейшей надобности в любую сторону. Он в 43-м одновременно высказывал великий восторг по поводу того, как велик Гитлер, а незадолго до того говорил жене, что Гитлер окончательно спятил и губит государство.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: humanitarius
2009-05-14 08:09 am (UTC)
Человек заслоняется от неудобных для его мировосприятия обстоятельств - как минимум, пока эти обстоятельства не слишком касаются его самого.

"Например, обычно считается, что он ничего не знал до самого 44-го о расовом истреблении евреев и цыган и вообще о массовом истреблении мирных жителей на востоке, и ему об этом сообщил-де Штрёлин - и вел он себя так, как будто так оно и было; а на самом деле еще за два года до того, когда его сын Манфред собрался в СС, Роммель на него наорал, очень кратко сказал ему о геноциде и избиениях на Востоке и сказал, что если Мафред туда вступит, то будет риск, что он окажется причастным к таким преступлениям. До этого момента он ни единому человеку, в том числе и сыну Манфреду и словом не заикался о том, что вообще хоть где-то кем-то в Германии что-то такое делается - а про себя, выходит, все знал и понимал верно."
++++
Ииииииии.
Штрёлин ему рассказал о депортации и истреблении не евреев и цыган как таковых, а конкретно германских граждан, да еще и соседей.
Операции по изъятию и истреблению враждебного элемента начались еще в Чехословакии - но кто об этом знал? СС изымают врагов, с которым поступят с образцовой беспощадностью. В этом для германского офицера не было ничего особенного, для этих "технологов войны" расстрелять саботажника и диверсанта - обычное благоугодное дело.
Разговоры о геноциде и истреблениях на Востоке ходили в штабе Африканского корпуса - шила в мешке не утаишь. Однако немецкий офицер всегда готов заслониться от неудобного факта и объяснить все военной необходимостью и вражеской пропагандой.
Дёниц, например, не верил в зверства, пока не увидел уже в мае 1945 г. своими глазами транспорт с заключенными. А до тех пор сидел в Адмирал-штабе и слушал вражеское радио с мозговым фильтром.

"Знать он о таких делах должен был еще с 39 года, с польской кампании - у него у самого в результате истребления польских образованных людей погиб свойственник (дядя его жены - ксендз и польский гражданин)."
+++
Он обращался с запросом и ему объяснили, что след утерян, насколько я помню. Превратности войны.

"сам в те же 30-е годы, когда сын его спросил, не еврей ли такой-то военный врач, опять же наорал на сына, что приличному человеку без разницы, кто еврей, кто не еврей, а потом сыну, опять-таки, скупо объяснил, что еврейская политика Гитлера - дело скверное."
+++
Ничего странного. Он в свое время аж караул выставлял к дому еврея-отставника, чтобы пресечь возмутительное нарушение германских законов и попрание немецкого народного духа. Еврейская политика - дело скверное, но вот возрождение немецкого народного единства - это в порядке вещей.

"который твердо решил, что уж не упустит возможность сделать быструю карьеру, изображая простого честного национал-социалиста фронтовика."
+++
Выбранный образ не слишком отличался от его собственной личности. Он и был простым офицером-строевиком, не получившим образования сверх офицерской школы. Попал на глаза Гитлера - понравился прямотой и преданностью - понравился передовыми взглядами на тактику (а тактик он был выдающийся) - получил танковую дивизию - прикрылся авторитетом Гитлера от скандала из-за потерь и нарушения приказов в 1940 г. - получил назначение в Африку - и резко начал пороть отсебятину, которая вдруг пришлась ко двору.
Последующую возгонку популярности целенаправленно вел Гёббельс с зимы 1941-1942 гг., заслоняя африканскими успехами простого солдата и без лести преданного национал-социалиста провал на Востоке

"Он в 43-м одновременно высказывал великий восторг по поводу того, как велик Гитлер, а незадолго до того говорил жене, что Гитлер окончательно спятил и губит государство."
+++
А вот колебания объясняются неустойчивостью во взглядах. Гитлер - залог карьеры (тем более, что в армии его справедливо считают выдающимся тактиком, но не более), но Гитлер - непрофессионал, и ему нужно объяснять, как надо, а он не слушает. Он и в 1944 колебался от "уговорить" до "застрелить при аудиенции" или "открыть фронт и будем его судить немецким судом"
(Reply) (Parent) (Thread)
From: wyradhe
2009-05-14 09:21 am (UTC)
Так с большинством этих соображений я и не спорил. Но он именно что не заслонялся от неудобных для мировосприятий моментов - он их отслеживал и давал им вполне четкую принципиальную оценку, только не носился с ней на людях.

Я не говорил, что он был неким "антинацистом". Люди этого типа вообще не самоопределяются в таких выражениях. Есть государство и вождь, они делают разные вещи, в том числе программно, одни - преступные, другие - правильные. В преступных участвовать западло, в правильных - правильно. Вопрос о суммарной оценке имеет смысл ставить только при суммарном же самоопределении по отношению к государству и вождю то есть при постановке вопросов: "могу ли я еще оставаться верен своему государству, или оно наворотило такого, что я должен стать его врагом и отречься от него"; "должен ли я продолжать относиться к вождю по системе: его преступные приказы к черту пошлю, а непреступные выполню, или надо бы этого вождя вовсе снести?"

Первый вопрос для Роммеля не стоял принципиально (нельзя себе представить, чтобы он поднял оружие против своей страны и народа; иное дело против режима и власти); второй вопрос до 1944 не имел практического смысла. Какой смысл ему, в таком случае, был бы думать о суммарных баллах?

Но это никак не отменяет того факта, что выражения тотального энтузиазма к фюреру, декларации о том, какой он убежденный национал-социалист и партийное приветствие были липовыми. Потому что:

а) такой энтузиазм и декларации совершенно несовместимы с тем, чтобы считать вообще какую-то существенную программную или предписанную Гитлером часть нацистских предприятий преступной. Нельзя быть действительным искренним сторонником идеологии НСДАП и учения Гитлера и одновременно считать еврейскую политику режима принципиально недопустимой даже в формате 1933-34, и считать, что вот если бы евреи сохраняли полное равноправие и могли становиться гауляйтерами, то вот тогда в этом секторе Германия себя бы не позорила. "Не заметить", что гитлеровское учение и дело несовместимы с таким отношением к тому же евр. вопросу, было невозможно. Точно так же нельзя считать фюрера провиденциальным кумиром и одновременно сжигать такие-то и такие-то его приказы как чумную заразу, от которой надо оградить войска. Это никак не мешает радоваться его вниманию, потому что его внимание - это чины и слава.

б) никаких кризисов мировоззрения у Роммеля между 1940 и 1944 не замечалось никем решительно. Он не "прозревал" и пелена с его глаз не спадала. При этом в 44-м он не видел ни малейших этических препятствий к ликвидации обожаемого вождя. Из всего этого видно, что у него никакой пелены и не было. Степень осведомленности меняться могла, а вот что Гитлер и режим то и это делают позорно и преступно, он с самого начала про себя знал. Просто что это могло / должно было бы изменить в его поведении?

"Ничего странного. Он в свое время аж караул выставлял к дому еврея-отставника"

Уточню: там был не еврей-оставник. Там был отставной немец-генерал, который демонстративно продолжал общаться с евреями, и его из-за этого хотели освистывать и травить. К его дому Роммель и выставил караул. В этом акте, конечно, сказалось сочувствие Роммеля этому генералу и то, что Роммель в душе разделял его точку зрения (что известно и без того), но караул он выставлял именно к немцу.

Касательно его колебаний - тут, по-моему, не в неустойчивости взглядов дело, а во вполне разумных колебаниях по вопросу, как именно лучше будет устранить Гитлера, чтобы при этом не стало еще хуже, не разразилась гражданская война и анархия и не пали бы все фронты.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: humanitarius
2009-05-14 06:29 pm (UTC)
"могу ли я еще оставаться верен своему государству, или оно наворотило такого, что я должен стать его врагом и отречься от него"; "должен ли я продолжать относиться к вождю по системе: его преступные приказы к черту пошлю, а непреступные выполню, или надо бы этого вождя вовсе снести?"
+++
Ну, приказ о казни пленных легионеров-немцев он благополучно спустил на тормозах именно по этой системе
Радикальная постановка вопроса всплыла только в 1944 г., когда ему стало известно о истреблении собственно немецких граждан (Восток - дело другое, там своя война), а война была очевидно проиграна, и нужно было что-то решать, а фюрер решать не хотел.

Первый вопрос для Роммеля не стоял принципиально (нельзя себе представить, чтобы он поднял оружие против своей страны и народа; иное дело против режима и власти);
+++
Стоял. В 1944 г. он всерьез рассматривал вопрос об открытии фронта англо-американцам, чтоы побыстрее свалить Гитлера и судить его немецким судом за преступления против немцев.

а) такой энтузиазм и декларации совершенно несовместимы с тем, чтобы считать вообще какую-то существенную программную или предписанную Гитлером часть нацистских предприятий преступной.
+++
Очень даже совместимо. "Гитлер выступает против господства плутократии и мирового еврейства, а не против несчастной семьи Хиршманов. К сожалению, такова историческая необходимость, перед которой стоит немецкий народ". Подобное двоемыслие было вполне распространенным явлением.

Точно так же нельзя считать фюрера провиденциальным кумиром и одновременно сжигать такие-то и такие-то его приказы как чумную заразу, от которой надо оградить войска.
+++
"Фюрер выражает высшие интересы Германии и проводит в общем и целом правильную политику, он умело обходит и преодолевает сложнейшие международные препятствия. Да, в ряде вопросов он глубоко неправ, но не нам, военным, оспаривать приказы в военное время".
Как-то примерно так.

При этом в 44-м он не видел ни малейших этических препятствий к ликвидации обожаемого вождя. Из всего этого видно, что у него никакой пелены и не было. Степень осведомленности меняться могла, а вот что Гитлер и режим то и это делают позорно и преступно, он с самого начала про себя знал. Просто что это могло / должно было бы изменить в его поведении?
++++
Кризисов мировоззрения не было. Была разная степень приближенности к вождю. Пока Роммель был в фаворе - вопрос о преступности не возникал (хотя слухи о преступлениях среди офицеров ходили). Когда оказался в опале и на третьих ролях - начал задумываться и узнавать то, что мог бы узнать и раньше, но не очень хотелось.
К слову, вполне убежденный сторонник Гитлера Дёниц предвидел поражение еще в 1939 г. (у немецких моряков вообще кругозор был пошире, чем у генералитета) - а служил добросовестно. А ведь про Хрустальную ночь и эвтаназию все знали, католические епископы протестовали открыто.

Уточню: там был не еврей-оставник. Там был отставной немец-генерал
++++
Да, запамятовал. И дело было не в евреях - Роммель принципиально, как немецкий служака, не терпел беспорядка и беззакония. Он ведь сын бюргера.

как именно лучше будет устранить Гитлера, чтобы при этом не стало еще хуже, не разразилась гражданская война и анархия и не пали бы все фронты.
++++
Или - "а вдруг удастся уболтать вождя, и он сделает как я скажу"
(Reply) (Parent) (Thread)
From: wyradhe
2009-05-15 06:34 am (UTC)
""должен ли я продолжать относиться к вождю по системе: его преступные приказы к черту пошлю, а непреступные выполню, или надо бы этого вождя вовсе снести?"
+++
Ну, приказ о казни пленных легионеров-немцев он благополучно спустил на тормозах именно по этой системе"

Так я и говорю - он придерживался первого варианта (преступные приказы к черту пошлю, а непреступные выполню), а о втором до 44 года ему и думать было нечего. Не африкански-корпусного уровня дело.

"Радикальная постановка вопроса всплыла только в 1944 г., когда ему стало известно о истреблении собственно немецких граждан , а война была очевидно проиграна, и нужно было что-то решать, а фюрер решать не хотел".

Он и в начале 44, узнав обо всем этом, никаких положительных реакций на Штрёлина не проявил. А вот после бесед со Шпайдедем в апреле - вступил в заговор. Разница была в том, что Штрелин представлял сам себя и Нейрата и никакого плана не предлагал (непохоже, что он вообще сказал Роммелю о группе Гёрделера-Бека), а Шпайдель говорил от имени всего заговора Бека - Гёрделера - Вицлебена / Штюльпнагеля и предлагал нечто реальное. То есть разница в реакциях Роммеля определялась не тем, чтО он узнал о преступлениях (это, конечно, впечатление на него произвело, но то, как Гитлер тяет Германию в могилу, и без этого юбыло достаточным основанием его свергать а это Роммель понимал с 42-го), а тем, серьезно ли было предложение. Что Гитлер ведет страну к неизбежной (если его не заставить изменить политику или не выкинуть) катастрофе, Роммель считал и вовсе с ноября 42-го. И тогда же он говорид Вестфалю о возможности гражданской войны за свержение Гитлера - то есть уже тогда считал, что Гитлера нало бы либо заставить изменить курс, либо убрать. Но это, естественно, не могло привести его к практическим шагам - какие шаги на этот счет мог предпринять командир его уровня в иерархии?

"Первый вопрос для Роммеля не стоял принципиально (нельзя себе представить, чтобы он поднял оружие против своей страны и народа; иное дело против режима и власти);
+++
Стоял. В 1944 г. он всерьез рассматривал вопрос об открытии фронта англо-американцам"

Так это как раз не против страны и народа, а против режима и власти. И он, и независимо Клюге собирались полностью открыть фронт и уходить в Германию, то есть начинать скоротечную бескровную гражданскую войну и переворот в союзе с англо-американцами (чья победа над Германией в любом случае была неминуема). Никаких сил, которые Гитлер смог бы противопоставить Западному фронту, который его командующие спешно ведут в Германию, у Гитлера не было. Войска западных генералов были бы в Берлине самое большее недели через две - ведь их продвижению никто бы не мешал. Англо-американцы за это время точно так же спокойно вышли бы к Рейну.
Когда я говорил, что Роммель не стал бы поднимать оружия против страны и народа, я имел в виду, что он не стал бы воевать с ними как с целым извне, к примеру, эмигрировать из страны и вступать во враждебные Германии интрвенционистские армии из вражды к режиму, какой бы эта вражда теоретически ни была. А поднимать военный мятеж и идти на Берлин очизая Францию и даже частть Германии для англо0американцев (которые тем самымс становятся его партнерами и партнерами той Германии, которую он образует, а не врагами) - это да. Возможность гражданской войны он для себя принципиально принял еще в ноябре-декаьре 42.
(Reply) (Parent) (Thread)
From: wyradhe
2009-05-15 06:37 am (UTC)
"Очень даже совместимо. "Гитлер выступает против господства плутократии и мирового еврейства, а не против несчастной семьи Хиршманов. К сожалению, такова историческая необходимость, перед которой стоит немецкий народ". Подобное двоемыслие было вполне распространенным явлением".

Да, но только такие люди именно что считали еврейскую политику Гитлера _оправданной_. Печальной исторической необходимостью, но именно необходимостью. А Роммель ее считал недопустимой. Тут уж одно из двух.

Кроме того, даже приведенная тобой схема означает ересь по отношению к национал-социализму и Гитлеру, потому что Гитлер и его пропаганда не уставали доказывать, что нет никаких "хороших евреев", которых приходится сейчас по неизбежности притеснить вместе с прочими, по исторической необходимости из-за мирового еврейства; специальные разъяснения выходили, что все разговоры про "хороших евреев" - диверсия евреев нехороших (кстати, Роммель и в "мировое еврейство" никогда не верил - ни разу в жизни даже в пронацистских выступлениях его не поминал). Так что по логике, тобой приведенной, мог бы рассуждать попутчик национал-социализма, но никак не (убежденный) национал-социалист, а Роммель себя заявлял внешне именно как убежденный н-с. Т.о. он скорее сознательно при этом врал, чем двоемыслил. Примеров такого сознательного вранья в его жизни вообще много. Есть прямые примеры, когда он жене писал одно - нацистски-патриотичное и оптимистичное, а одновременно более серьезным людям говорил нечто прямо противоположное. Тут даже не только в цензуре писем дело - он вообще семью старался держать не в курсе своих политических мнений, и проговаривался о них семейным только при крайней необходимости или в совсем уж большом стрессе.
И Гитлеру он выражал внешне самую большую преданность и любовь еще и осенью 44-го, а семье о своем участии в заговоре не говорил вовсе.
Так что если судить по тому, как он выражал преданность и любовь к Гитлеру, то придется считать, что он его до смерти продолжал благоговейно почитать. Что заведомо не так. Но, значит, его официальные изъяснения про любовь к фюреру гроша ломаного не стоят; но тогда почему мы должны принимать за чистую монету такие же роммелевские изъяснения от 39-го или 40-го года? Его оф. изъяснения лета-осени 44-го года про его любовь к Гитлеру ничуть не менее восторженны, чем в 40-м.

"Фюрер выражает высшие интересы Германии и проводит в общем и целом правильную политику, он умело обходит и преодолевает сложнейшие международные препятствия. Да, в ряде вопросов он глубоко неправ, но не нам, военным, оспаривать приказы в военное время".
Как-то примерно так.

С одной поправкой: он же именно что отбрасывал эти приказы. _Оспаривать_ их в точном смысле слова, то есть протестовать, он бы, естественно, не стал - что бы это дало? А в остальном - да, но это и значит, что он в фюрере видел не провиденциального кумира, а просто действующего правителя своего сообшества, судил о нем вполне трезво и относился к нему (в душе) так, как вообще любой нормальный человек, остающийся членов национального сообщества, должен был при его уровне информации к Гитлеру относиться. О том, что Гитлер намеренно втравил Германию в войну, он не знал и, вероятно, не узнал до конца жизни. А все остальное, что он о Гитлере мог знать, полностью укладывается в эту самую парадигму: "в целом с делом национального руководства справляется, попутно чинит ряд преступлений и оскверняет это самое руководство и страну. Ну, с этим ничего не поделать, вот только самому не участвовать, а будут втягивать в такие дела - саботировать". А что тут, собственно, еще можно было бы сказать? Как должен был самый что ни на есть добропорядочный римлянин - хоть Траян - относиться к власти Домициана в 90-х? Точно так же: держит империю, правит, много преступлений совершил; тому, что он предписывает непреступного для империи, я буду служить, а преступлениям его я не пособник.

(Reply) (Parent) (Thread)
From: wyradhe
2009-05-15 06:38 am (UTC)
"Кризисов мировоззрения не было. Была разная степень приближенности к вождю. Пока Роммель был в фаворе - вопрос о преступности не возникал (хотя слухи о преступлениях среди офицеров ходили). Когда оказался в опале и на третьих ролях - начал задумываться и узнавать то, что мог бы узнать и раньше, но не очень хотелось".

Вот этой зависимости, мне кажется, не заметно. Принципиальную оценку злодеяниям режима (от "вегетарианских", - еврейской политики 33-37, которая по меркам революций этого времени была просто тихими играми, - до преступных приказов времени войны) он давал совершенно четкую и тогда, когда был в фаворе. Давал не какими-то выступлениями о том, насколько преступен Гитлер, а реакцией на сами эти злодеяния (сожжение приказов, разъяснения сыну по еврейскому вопросу). А каких-то общих оценок преступности Гитлера в баллах он и в 44-м не выставлял! Вообще, если взять ВСЕ его негативные высказывания о Гитлере, то они будут касаться исключительно того, что он руковолдит как безумный и является бедой Германии. Нравственных оценок Гитлеру или кому бы то ни было иному он вслух не давал вообще. Полагаю, что он относился к типу людей, которые считают бессмысленным формулировать суммарные оценки человека, - вот оценки поступков - дело другое. Есть поступки, за которые пообает судить или убить, но от этого суммарная этическая оценка не становится более осмысленной.

"А ведь про Хрустальную ночь и эвтаназию все знали, католические епископы протестовали открыто".

Про эвтаназию знали многие, но далеко не все. Гален же устно выступал, а не по радио на всю Германию. Про Кристалнахт знали все, но никто толком не знал, кто именно ее предписал и предписывал ли вообще. Но дело не в этом. Если уж Роммелю еврейская политика 33-34 казалась принципиально недопустимой, то его отношение к Кристалнахту сомнений не вызывает; если уж он английских диверсантов, если они в форме, считал необходимым брать в плен, а не расстреливать на месте, то нет сомнений в том. как бы он оценил эвтаназию, знай он о ней. Просто как это могло на что-либо влиять в его поведении?

"Уточню: там был не еврей-оставник. Там был отставной немец-генерал
++++
Да, запамятовал. И дело было не в евреях - Роммель принципиально, как немецкий служака, не терпел беспорядка и беззакония".

Имхо, нет. Ночь длинных ножей он приветствовал, приказам сплошь и рядом не подчинялся. Так что из-за одной преданности дисциплинарному благочинию как таковому он таких демонстраций устраивать бы не стал. Кроме того, о еврейской политике Гитлера он высказывался с принципиальным осуждением как о таковой, независимо от того, что при ней чинилиись стихийные или самочинные беспорядки. Он, пиитворяясь дурачком, это осуждение и самому Гитлеру в лоб высказал (хотя о геноциде как политике тогда еще ничего не знал - он высказал осуждение именно неравноправию).


"как именно лучше будет устранить Гитлера, чтобы при этом не стало еще хуже, не разразилась гражданская война и анархия и не пали бы все фронты.
++++
Или - "а вдруг удастся уболтать вождя, и он сделает как я скажу""

Да. Правда, думаю, не столько уболтать, сколько припугнуть..
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: cat_mucius
2009-05-14 05:53 am (UTC)
Какая прелесть. :-)
(Reply) (Thread)