wyradhe (wyradhe) wrote,
wyradhe
wyradhe

Categories:

Грибоедов, роковые тайны рождения

Грибоедов, роковые тайны рождения

Это один из самых замечательных вопросов отечественной биографической хронологии - группы противоречащих друг другу свидетельств давно кристаллизовались, выводимые из них гипотезы - тоже. Есть, конечно, анекдотические изложения вроде Гришунинских, не могущие и изобразить дело внятно, но грибоедоведение не ими характеризуется.

Что известно точно (см. Ревякина, Фомичева и Мещерякова, а также их критиков):

- 1) что день рождения Грибоедова по всем документам и по его мнению (отраженному в его частной переписке) один и тот же - 4 января.

- 2) что свадьба родителей Грибоедова имела место в 1791 (установлено по документам Ревякиным в: А. И. Ревякин. Новое об А. С. Грибоедове (по архивным материалам) // Ученые записки Московского городского педагогического института им. В. П. По­темкина, кафедра русской литературы, т. XLIII, вып. 4, 1954, стр. 111—134). В 1790 матушка А.С. была, по разысканной еще в XIX в. исповедной книге моск. церкви Николы на Песках за 1790, еще незамужнею девицей, по книге - 22 лет, и проживала в доме собственной матушки с нею.

- 3) что в консисторском списке метрической книги Моск.Спаса Преображения на Песках за 1792 г. значится, что 4 июля этого года была крещена новорожденная дочь Сергея Ивановича Грибоедова (отца нашего Грибоедова). Стало быть, венчались батюшка и матушка Грибоедова между каким-то моментом 1790 и концом 1791 - началом 1792 (последнее - если дочь их была рождена в браке, но зачата до него).
Тем самым Грибоедов не мог родиться ни 4 января 1792, ни 4 января 1793 года - коль скоро сестра его родилась около 1 июля 1792...

- 4) что в метрической книге церкви Успения на Остоженке за 1795 значится, что 13 января сего года у того же С.И. Грибоедова родился сын _Павел_, и окрещен был 18 января (все это разыскал Ревякин). Восприемником был ген. Тиньков.
Ни малейшего разумного сомнения в том, что дьячок не мог перепутать имя и даты, быть не может. Это совершенно уничтожает возможность того, что Александр Грибоедов родился 4 января 1795 года.

- 5) что в 1805-1810 гг. в составлявшихся на ту пору московских документах - исповедных книгах моск. церкви Десяти Мучеников - датой его рождения, тем не менее, указывалось [4 января] 1795 года, ибо в исповедной книге за 1805 г. значится его возраст в 10 лет, за 1807 - в 12 лет, и за 1810 - в 15 лет. Возраст, естественно, называла его матушка. Она же сообщила, что дата рождения сына - 4 января 1795 года - вдове Грибоедова Нине, когда та готовила установление памятника Грибоедову (на которому эту дату и проставила). Таким образом, датировку рожд. Грибоедова 4 января 1795 г. можно назвать "официальной материнской".
И, как следует из п. 4), несомненным фактом является то, что эта датировка неверна.

Заранее скажем, что если матушка Грибоедова священнику и его помощникам называла для исповедных книг неверный возраст Грибоедова, то поймать ее на этом они не могли бы (иной и в 15 лет выглядит так, что можно его выдать за очень великорослого десятилетку), а если бы и могли, то вовсе не обязаны были отражать истинный заподозренный возраст вместо названного ею (за деньги и не то делалось, - да и бесплатно могли, доказательств обратного все равно не было).

- 6) в армейских же документах о военной службе Грибоедова за 1814-1816 гг. возраст его - с его же, понятно, слов - показан: в списке от 1.01.1814 - 20 лет, от 1.07.1814 - 20 лет, от 1.01.1815 - 21 год и в аттестате от 8.05.1816 - в 22 года. Все это отвечает 4 января 1794 как дате рождения (ясно, что 20 лет без нескольких дней спокойно можно было указать как просто 20 лет).
Это, стало быть, дата рождения, оглашавшаяся самим Г. для армии в пору службы его в ней. То есть первая официальная самодатировка рождения Г.

- 7) с 1818 г. Грибоедов неизменно заявляет в документах для своей статской службы возраст, отвечающей дате рождения 4 января 1790 года (то есть заведомо до брака его родителей! - чего, естественно, адресаты этих его заявлений и ведать не могли. Не знали они, естественно, и его сообщений для военного начальства, имевших место за несколько лет до того). В показаниях комиссии по делу декабристов он также сообщил, что родился в 1790, сообразно указанным документам. Это вторая официальная самодатировка рождения Г.

Прибавлять себе годы (и год, и пять лет) служащему человеку также мог быть смысл - если это усиливало его шансы на получение такого-то чина, чтобы предупредить возможный ход мысли его начальников "Ну, этот молоденек еще, что же ему давать такой-то чин? Пусть еще послужит!"

- 7.1) к этому обстоятельству примыкает то, в романе хорошей подруги Гр., В. Миклашевич (сожительница - собственно, гражданская жена - Жандра, ближайшего друга Гр. наряду с Бегичевым) герой (Рузин), прототипом коего является Г., говорит: "Матушка мне считает восемнадцать лет; но я не верю женской хронологии, а думаю, что мне гораздо больше". Для Гр. это "гораздо больше" означало бы, что он рожден до брака. Во фразе этой надо отметить два момента. а) герой, прототипом которого является Г., говорит прямо, что он считает, что его мать дает ему возраст, существенно отличный от настоящего - "гораздо" меньший. Он сам так считает, - а не набавляет себе возраст для документа. Реальный Г. действительно противоречил в этом вопросе своей матушке - та его дату рождения заявляла как 1795-й, а он - как 1790-й.
Если и подход Рузина к этому вопросу воспроизводит подход реального Г. (а зачем еще Миклашевич могла бы это вписать?), то, выходит, Грибоедов, заявляя себе иную дату рождения, чем заявляла его матушка, не набавлял себе годы для начальства, а совершенно искренне считал 1790-й своей реальной датой рождения, а матушкину датировку - ложной. б) Даже и независимо от реальных обстоятельств реального Гр., Миклашевич могла разбираемым замечанием только намекать на незаконнорожденность самого названного персонажа, Рузина, и на то, что сам Рузин это осознает: ведь матушка его не могла бы _по забывчивости_ ошибиться на приличное количество лет в таком вопросе ("гораздо больше" - это не год и не два), такое большое "омолаживающее" сына искажение она могла лишь сознательно выдумать (и сам герой тоже не мог бы этого не понимать) - а какой смысл мог бы быть в такой выдумке, кроме смещения даты рождения на время после заключения брака? _До_ указа о вольности дворянской мог быть и иной смысл - подольше потянуть с отправкой своего ребенка на службу. Но с 1762 такое ухищрение было уже не нужно.

- 7.2) к этому обстоятельству, как указал Мещеряков, примыкает то, что Булгарин в романе своем "Памятные записки титулярного советника Чухина" (1835) вывел героя Александра Сергеевича Световидова, прототипом коего был Грибоедов. Об этом Световидове Булгарин пишет, что "в юности Световидова пример родителей и недостаток нравственного воспитания едва не увлекли его на стезю порока и едва не свергнули в бездну разврата, если б сила ума его и характера не удержала его", и что Световидов "с двенадцатого года... брал частные уроки у профессора университета, на пятнадцатом стал слушать университетские лекции, а на осьмнадцатом выдержал экзамен на степень кандидата". Это довольно точно отражает этапы образования Гр. и их относительную хронологию: Грибоедов выдержал экзамен на кандидата 3 июня 1808, слушать универс. лекции стал с 30.01.1806, указанные уроки стал брать в 1803. Если переносить эти абсолютные даты на Световидова, получим, что тот родился в 1791 - около 1790. Но никак не в 1794-1795. А родители его подавали ему пример бездны разврата... Световидов, конечно, не Грибоедов, а всего лишь персонаж, прототипом коего является Гр. Тем не менее на фоне всего предыдущего... Булгарин, как указывает тот же Мещеряков, еще и выразился очень странно о дате рождения Грибоедова в своих "Воспоминаниях о незабвенном Александре Сергеевиче Грибоедове", опубл. в Сыне Отечества, 1 за 1830: "Грибоедов родился около 1793 года" - читателю было естественно зацепиться вниманием и спросить себя: к чему тут "около"? Не мог, что ли, Булгарин в течение года справиться в Министерстве иностранных дел в СПб или у матери Гр. в Москве, в каком в точности году родился столь незабвенный для него и отечества Грибоедов? Ведь они бы дали точную дату! (И вправду, ни министерство, ни матушка Гр. не замедлили бы с ответом - правда, дали бы разные ответы. Может, кстати, Булгарин и спросил...) Прилично ли отделываться такой нарочитой неопределенностью о годе рождения незабвенного Грибоедова, если выяснить точный труда не составляет? А уж если точный год рождения такого знаменитого человека не знаешь, так никакого, казалось бы, и не пиши. На надгробной плите, небось, не напишешь "около", а тут в надгробных воспоминаниях - написал... Что-то тут непонятное с этой датой рождения...

7.3) Просто процитирую Мещерякова про "...Д. П. Смирнова, дальнего родственника Грибоедова и его первого биографа, собравшего много ценных сведений об авторе знаменитой комедии. Публикация одной из неизданных при жизни Смирнова его работ о Грибоедове включает и письмо исследователя в дирекцию Публичной библиотеки в Петербурге (1857). Смирнов запрашивал, может ли он сдать на хранение в библиотеку запечатанное в конверт «сочинение» о Грибоедове, содержание которого он не мог и не хотел объявить как современникам, так и «даже слишком близким после меня нисходящим линиям». Однако дирекция не пошла навстречу такому желанию, и «сочинение» оказалось утраченным при пожаре [у Смирнова]. Сын Смирнова Ю. Д. Смирнов спустя тридцать лет сообщил, что располагает копиями работ отца, но также воздержался от публикации части из них по соображениям, которые он находил «неудобным высказать в настоящее время». И копии остались неизвестны литературоведам и историкам".
Мещеряков из всего этого заключает: "Очень похоже, что Смирнов и его сын имели в виду тайну происхождения Грибоедова, в силу чего и не решались обнародовать это «сочинение»"

***

В совокупности получаются такие возможности:

- А) Грибоедов родился 4 января 1794 года (Ревякин-1954). За десять лет матушка его попросту ошиблась на год, уверив себя, что он родился в январе 1795, в то время как реально тогда родился ее следующий сын, видимо, быстро умерший - Павел. Смещение _на год_ в памяти вполне мыслимо - не было бы ничего удивительного, если бы Настасья Гр. в начале нулевых ошибочно решила, что Александр родился в 1795, а Павел в 1796, в то время как реально оба рождения имели место на год раньше. Отсюда и даты в исповедных книгах времен детства Г. Показал себя Грибоедов великим вундеркиндом: с девяти лет берет уроки у университетских профессоров, в двенадцать лет и один месяц начинает учиться в университете, в четырнадцать с половиной лет получает степень кандидата словесных наук в этом самом университете (отвечает степени к.ф.н.). Далее либо Грибоедов, более интересовавшийся датами, чем его матушка, расчислил, что он родился в 1794, а не в 1795, и называл этот самый год на военной службе, либо он решил прибавить себе для военного своего начальства год по каким-то причинам - и случайно совпал с настоящим. А с 1817/1818 Грибоедов разом прибавил себе еще 4 года и стал из 23-летнего - 27-летним, то есть из "двадцатилетнего с небольшим" - - "тридцатилетним без малого", чтобы его начальники при обдумывании производства его в чины и вообще при его восприятии считали его солиднее, чем он был на самом деле. "Я не верю женской хронологии" у Миклашевич - случайность.


Б) Грибоедов родился 4 января 1790 и был, стало быть, внебрачным ребенком (Фомичев, Мещеряков, Филиппова и др.) - его рождение было лишь затем покрыто браком. Чтобы не обнаруживать свой грех перед церковными властями и скрыть его, его матушка давала церкви ложные сведения о дате его рождения, убавив ему 5 лет. Весьма возможно, она использовала, подправив, выписку о рождении сына Павла в этом самом январе 1795 г. - поправив дату и переправив имя. Дьячок-то в церкви ошибиться в этом имени и дате, записывая их в свой гроссбух, не мог, а вот мать Грибоедова в полученной ей выписке могла отскоблить и поменять иные места. Проверить все это в церкви не могли бы, да и задаваться такой целью не стали бы, и потому в исповедных книгах 1805-1810 отразили 4 января 1795, названное Настасьей Гр., как дату рождения Гр. Позднее Гр. узнал, что матушка его соврала на пять лет, и узнал, почему соврала (*). После этого он стал называть перед начальством правильную дату рождения, 4 янв. 1790 - мать-то он все равно этим нисколько не выдавал и ни ее, ни себя не бесславил: начальство понятия не могло иметь о том, когда его мать вышла замуж, оно не читало исповедной книги моск. церкви за 1790 год... Матушка же его, естественно, и впоследствии сообщала желающим свою датировку его рождения 1795-м (тем более, что едва ли и знала и могла знать, что сам-то Г. своему начальству с 1818 указывает другую). Грибоедов же поделился истинными обстоятельствами своего рождения как минимум с Миклашевич (то есть, надо думать, с Жандром и Миклашевич), и Миклашевич вставила потом в свое сочинение соотв. реплику Рузина. Что-то, вероятно, узнал от Гр. или докумекал своим умом по каким-то проговоркам и Булгарин.

(*) То, почему он поднял свой возраст сравнительно с исходной датировкой на год во время военной службы, может объясняться различно. Может, он дознался о своем брате Павле, рассудил (еще не зная истинных обстоятельств своего рождения), что, значит, мать ошиблась, он-то сам, значит, родился раньше - вычислил, что, стало быть, подходит только 1794, и называл соотв. возраст военному начальству. И лишь еще позже Гр. выяснил, что мать вовсе не ошиблась памятью на год, а намеренно солгала на пять. А возможно, год он прибавлял себе сравнительно с материнской датировкой по каким-то иным причинам.

Вот эти два варианта только и можно принимать в расчет (мне вероятнее кажется второй [**]. Выдвигается, правда, не выдерживающий критики аргумент, что будь Гр. добрачным ребенком, это стало бы широко известно в Москве. Да с чего бы? Рожает женщина в своем имении или чьем-то еще имении, потом живет в городе в сотнях верст от него, оставляя младенца под присмотром в этом имении или еще где, - кто в городе про это узнает? Да и еще дюжину сохраняющих тайну вариантов можно придумать).

Однако не менее популярны - а более популярны - в нашей странной информсреде версии, которые либо принимают 4 янв. 1790 г., но тихо опускают тот факт, что эта дата равносильна добрачному рождению Гр.; либо принимают 4 января 1795 г. и заявляют, что запись в метрической книге о рождении Павла Серг. Гр. 12 янв. 1795 г. ошиблась и в дате, и в имени (и на самом деле это и был Ал-р Серг., родившийся 4 янв. - так у Е. Цимбаевой и мн. др.), или игнорируют эту запись. Но и то, и другое исключено, и распространение этих версий поистине было бы удивительно, если бы не было заурядным явлением сейчас не только для нашей, но и для европейской науки и околонауки.

(**) Кто в таком случае физ. отец и мать Гр. - разные авторы предполагают (даже не на уровне гипотез, - их тут не на что опереть - а как условные догадки, по принципу "могло быть и так") разное. Мать-то большинство считает родной. Отцом предполагают то самого Серг. Ивановича (в этом случае он просто покрыл браком связь и плод от нее), то кого-то другого - хоть некоего низкородного безымянного для нас человека (Мещеряков), хоть смоленского помещика Квашнина-Самарина (Г. Овчинников, по сообщению Р. Степановой), хоть Алексей Федоровича, официального дядю Грибоедова и брата Настасьи Гр. (если матерью при этом и считать Настасью Гр., мать официальную, - то выйдет прямо-таки карамзинский Остров Борнгольм, очень в духе времени). По другой догадке (согласно Р. Степановой ее выдвинула А.А. Филиппова из "Хмелиты") и отец официальный, и мать официальные - не родные, Настасья приняла на себя внебрачного ребенка своего брата, того же Ал. Федоровича, и муж ее с этим согласился или это проглотил, или его и подобрали в мужья под это дело. Но все это, конечно, из разряда "все может быть"ю
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 44 comments