?

Log in

No account? Create an account
Грибоедов, роковые тайны рождения - wyradhe — LiveJournal [entries|archive|friends|userinfo]
wyradhe

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Грибоедов, роковые тайны рождения [Jul. 18th, 2016|11:19 pm]
wyradhe
Грибоедов, роковые тайны рождения

Это один из самых замечательных вопросов отечественной биографической хронологии - группы противоречащих друг другу свидетельств давно кристаллизовались, выводимые из них гипотезы - тоже. Есть, конечно, анекдотические изложения вроде Гришунинских, не могущие и изобразить дело внятно, но грибоедоведение не ими характеризуется.

Что известно точно (см. Ревякина, Фомичева и Мещерякова, а также их критиков):

- 1) что день рождения Грибоедова по всем документам и по его мнению (отраженному в его частной переписке) один и тот же - 4 января.

- 2) что свадьба родителей Грибоедова имела место в 1791 (установлено по документам Ревякиным в: А. И. Ревякин. Новое об А. С. Грибоедове (по архивным материалам) // Ученые записки Московского городского педагогического института им. В. П. По­темкина, кафедра русской литературы, т. XLIII, вып. 4, 1954, стр. 111—134). В 1790 матушка А.С. была, по разысканной еще в XIX в. исповедной книге моск. церкви Николы на Песках за 1790, еще незамужнею девицей, по книге - 22 лет, и проживала в доме собственной матушки с нею.

- 3) что в консисторском списке метрической книги Моск.Спаса Преображения на Песках за 1792 г. значится, что 4 июля этого года была крещена новорожденная дочь Сергея Ивановича Грибоедова (отца нашего Грибоедова). Стало быть, венчались батюшка и матушка Грибоедова между каким-то моментом 1790 и концом 1791 - началом 1792 (последнее - если дочь их была рождена в браке, но зачата до него).
Тем самым Грибоедов не мог родиться ни 4 января 1792, ни 4 января 1793 года - коль скоро сестра его родилась около 1 июля 1792...

- 4) что в метрической книге церкви Успения на Остоженке за 1795 значится, что 13 января сего года у того же С.И. Грибоедова родился сын _Павел_, и окрещен был 18 января (все это разыскал Ревякин). Восприемником был ген. Тиньков.
Ни малейшего разумного сомнения в том, что дьячок не мог перепутать имя и даты, быть не может. Это совершенно уничтожает возможность того, что Александр Грибоедов родился 4 января 1795 года.

- 5) что в 1805-1810 гг. в составлявшихся на ту пору московских документах - исповедных книгах моск. церкви Десяти Мучеников - датой его рождения, тем не менее, указывалось [4 января] 1795 года, ибо в исповедной книге за 1805 г. значится его возраст в 10 лет, за 1807 - в 12 лет, и за 1810 - в 15 лет. Возраст, естественно, называла его матушка. Она же сообщила, что дата рождения сына - 4 января 1795 года - вдове Грибоедова Нине, когда та готовила установление памятника Грибоедову (на которому эту дату и проставила). Таким образом, датировку рожд. Грибоедова 4 января 1795 г. можно назвать "официальной материнской".
И, как следует из п. 4), несомненным фактом является то, что эта датировка неверна.

Заранее скажем, что если матушка Грибоедова священнику и его помощникам называла для исповедных книг неверный возраст Грибоедова, то поймать ее на этом они не могли бы (иной и в 15 лет выглядит так, что можно его выдать за очень великорослого десятилетку), а если бы и могли, то вовсе не обязаны были отражать истинный заподозренный возраст вместо названного ею (за деньги и не то делалось, - да и бесплатно могли, доказательств обратного все равно не было).

- 6) в армейских же документах о военной службе Грибоедова за 1814-1816 гг. возраст его - с его же, понятно, слов - показан: в списке от 1.01.1814 - 20 лет, от 1.07.1814 - 20 лет, от 1.01.1815 - 21 год и в аттестате от 8.05.1816 - в 22 года. Все это отвечает 4 января 1794 как дате рождения (ясно, что 20 лет без нескольких дней спокойно можно было указать как просто 20 лет).
Это, стало быть, дата рождения, оглашавшаяся самим Г. для армии в пору службы его в ней. То есть первая официальная самодатировка рождения Г.

- 7) с 1818 г. Грибоедов неизменно заявляет в документах для своей статской службы возраст, отвечающей дате рождения 4 января 1790 года (то есть заведомо до брака его родителей! - чего, естественно, адресаты этих его заявлений и ведать не могли. Не знали они, естественно, и его сообщений для военного начальства, имевших место за несколько лет до того). В показаниях комиссии по делу декабристов он также сообщил, что родился в 1790, сообразно указанным документам. Это вторая официальная самодатировка рождения Г.

Прибавлять себе годы (и год, и пять лет) служащему человеку также мог быть смысл - если это усиливало его шансы на получение такого-то чина, чтобы предупредить возможный ход мысли его начальников "Ну, этот молоденек еще, что же ему давать такой-то чин? Пусть еще послужит!"

- 7.1) к этому обстоятельству примыкает то, в романе хорошей подруги Гр., В. Миклашевич (сожительница - собственно, гражданская жена - Жандра, ближайшего друга Гр. наряду с Бегичевым) герой (Рузин), прототипом коего является Г., говорит: "Матушка мне считает восемнадцать лет; но я не верю женской хронологии, а думаю, что мне гораздо больше". Для Гр. это "гораздо больше" означало бы, что он рожден до брака. Во фразе этой надо отметить два момента. а) герой, прототипом которого является Г., говорит прямо, что он считает, что его мать дает ему возраст, существенно отличный от настоящего - "гораздо" меньший. Он сам так считает, - а не набавляет себе возраст для документа. Реальный Г. действительно противоречил в этом вопросе своей матушке - та его дату рождения заявляла как 1795-й, а он - как 1790-й.
Если и подход Рузина к этому вопросу воспроизводит подход реального Г. (а зачем еще Миклашевич могла бы это вписать?), то, выходит, Грибоедов, заявляя себе иную дату рождения, чем заявляла его матушка, не набавлял себе годы для начальства, а совершенно искренне считал 1790-й своей реальной датой рождения, а матушкину датировку - ложной. б) Даже и независимо от реальных обстоятельств реального Гр., Миклашевич могла разбираемым замечанием только намекать на незаконнорожденность самого названного персонажа, Рузина, и на то, что сам Рузин это осознает: ведь матушка его не могла бы _по забывчивости_ ошибиться на приличное количество лет в таком вопросе ("гораздо больше" - это не год и не два), такое большое "омолаживающее" сына искажение она могла лишь сознательно выдумать (и сам герой тоже не мог бы этого не понимать) - а какой смысл мог бы быть в такой выдумке, кроме смещения даты рождения на время после заключения брака? _До_ указа о вольности дворянской мог быть и иной смысл - подольше потянуть с отправкой своего ребенка на службу. Но с 1762 такое ухищрение было уже не нужно.

- 7.2) к этому обстоятельству, как указал Мещеряков, примыкает то, что Булгарин в романе своем "Памятные записки титулярного советника Чухина" (1835) вывел героя Александра Сергеевича Световидова, прототипом коего был Грибоедов. Об этом Световидове Булгарин пишет, что "в юности Световидова пример родителей и недостаток нравственного воспитания едва не увлекли его на стезю порока и едва не свергнули в бездну разврата, если б сила ума его и характера не удержала его", и что Световидов "с двенадцатого года... брал частные уроки у профессора университета, на пятнадцатом стал слушать университетские лекции, а на осьмнадцатом выдержал экзамен на степень кандидата". Это довольно точно отражает этапы образования Гр. и их относительную хронологию: Грибоедов выдержал экзамен на кандидата 3 июня 1808, слушать универс. лекции стал с 30.01.1806, указанные уроки стал брать в 1803. Если переносить эти абсолютные даты на Световидова, получим, что тот родился в 1791 - около 1790. Но никак не в 1794-1795. А родители его подавали ему пример бездны разврата... Световидов, конечно, не Грибоедов, а всего лишь персонаж, прототипом коего является Гр. Тем не менее на фоне всего предыдущего... Булгарин, как указывает тот же Мещеряков, еще и выразился очень странно о дате рождения Грибоедова в своих "Воспоминаниях о незабвенном Александре Сергеевиче Грибоедове", опубл. в Сыне Отечества, 1 за 1830: "Грибоедов родился около 1793 года" - читателю было естественно зацепиться вниманием и спросить себя: к чему тут "около"? Не мог, что ли, Булгарин в течение года справиться в Министерстве иностранных дел в СПб или у матери Гр. в Москве, в каком в точности году родился столь незабвенный для него и отечества Грибоедов? Ведь они бы дали точную дату! (И вправду, ни министерство, ни матушка Гр. не замедлили бы с ответом - правда, дали бы разные ответы. Может, кстати, Булгарин и спросил...) Прилично ли отделываться такой нарочитой неопределенностью о годе рождения незабвенного Грибоедова, если выяснить точный труда не составляет? А уж если точный год рождения такого знаменитого человека не знаешь, так никакого, казалось бы, и не пиши. На надгробной плите, небось, не напишешь "около", а тут в надгробных воспоминаниях - написал... Что-то тут непонятное с этой датой рождения...

7.3) Просто процитирую Мещерякова про "...Д. П. Смирнова, дальнего родственника Грибоедова и его первого биографа, собравшего много ценных сведений об авторе знаменитой комедии. Публикация одной из неизданных при жизни Смирнова его работ о Грибоедове включает и письмо исследователя в дирекцию Публичной библиотеки в Петербурге (1857). Смирнов запрашивал, может ли он сдать на хранение в библиотеку запечатанное в конверт «сочинение» о Грибоедове, содержание которого он не мог и не хотел объявить как современникам, так и «даже слишком близким после меня нисходящим линиям». Однако дирекция не пошла навстречу такому желанию, и «сочинение» оказалось утраченным при пожаре [у Смирнова]. Сын Смирнова Ю. Д. Смирнов спустя тридцать лет сообщил, что располагает копиями работ отца, но также воздержался от публикации части из них по соображениям, которые он находил «неудобным высказать в настоящее время». И копии остались неизвестны литературоведам и историкам".
Мещеряков из всего этого заключает: "Очень похоже, что Смирнов и его сын имели в виду тайну происхождения Грибоедова, в силу чего и не решались обнародовать это «сочинение»"

***

В совокупности получаются такие возможности:

- А) Грибоедов родился 4 января 1794 года (Ревякин-1954). За десять лет матушка его попросту ошиблась на год, уверив себя, что он родился в январе 1795, в то время как реально тогда родился ее следующий сын, видимо, быстро умерший - Павел. Смещение _на год_ в памяти вполне мыслимо - не было бы ничего удивительного, если бы Настасья Гр. в начале нулевых ошибочно решила, что Александр родился в 1795, а Павел в 1796, в то время как реально оба рождения имели место на год раньше. Отсюда и даты в исповедных книгах времен детства Г. Показал себя Грибоедов великим вундеркиндом: с девяти лет берет уроки у университетских профессоров, в двенадцать лет и один месяц начинает учиться в университете, в четырнадцать с половиной лет получает степень кандидата словесных наук в этом самом университете (отвечает степени к.ф.н.). Далее либо Грибоедов, более интересовавшийся датами, чем его матушка, расчислил, что он родился в 1794, а не в 1795, и называл этот самый год на военной службе, либо он решил прибавить себе для военного своего начальства год по каким-то причинам - и случайно совпал с настоящим. А с 1817/1818 Грибоедов разом прибавил себе еще 4 года и стал из 23-летнего - 27-летним, то есть из "двадцатилетнего с небольшим" - - "тридцатилетним без малого", чтобы его начальники при обдумывании производства его в чины и вообще при его восприятии считали его солиднее, чем он был на самом деле. "Я не верю женской хронологии" у Миклашевич - случайность.


Б) Грибоедов родился 4 января 1790 и был, стало быть, внебрачным ребенком (Фомичев, Мещеряков, Филиппова и др.) - его рождение было лишь затем покрыто браком. Чтобы не обнаруживать свой грех перед церковными властями и скрыть его, его матушка давала церкви ложные сведения о дате его рождения, убавив ему 5 лет. Весьма возможно, она использовала, подправив, выписку о рождении сына Павла в этом самом январе 1795 г. - поправив дату и переправив имя. Дьячок-то в церкви ошибиться в этом имени и дате, записывая их в свой гроссбух, не мог, а вот мать Грибоедова в полученной ей выписке могла отскоблить и поменять иные места. Проверить все это в церкви не могли бы, да и задаваться такой целью не стали бы, и потому в исповедных книгах 1805-1810 отразили 4 января 1795, названное Настасьей Гр., как дату рождения Гр. Позднее Гр. узнал, что матушка его соврала на пять лет, и узнал, почему соврала (*). После этого он стал называть перед начальством правильную дату рождения, 4 янв. 1790 - мать-то он все равно этим нисколько не выдавал и ни ее, ни себя не бесславил: начальство понятия не могло иметь о том, когда его мать вышла замуж, оно не читало исповедной книги моск. церкви за 1790 год... Матушка же его, естественно, и впоследствии сообщала желающим свою датировку его рождения 1795-м (тем более, что едва ли и знала и могла знать, что сам-то Г. своему начальству с 1818 указывает другую). Грибоедов же поделился истинными обстоятельствами своего рождения как минимум с Миклашевич (то есть, надо думать, с Жандром и Миклашевич), и Миклашевич вставила потом в свое сочинение соотв. реплику Рузина. Что-то, вероятно, узнал от Гр. или докумекал своим умом по каким-то проговоркам и Булгарин.

(*) То, почему он поднял свой возраст сравнительно с исходной датировкой на год во время военной службы, может объясняться различно. Может, он дознался о своем брате Павле, рассудил (еще не зная истинных обстоятельств своего рождения), что, значит, мать ошиблась, он-то сам, значит, родился раньше - вычислил, что, стало быть, подходит только 1794, и называл соотв. возраст военному начальству. И лишь еще позже Гр. выяснил, что мать вовсе не ошиблась памятью на год, а намеренно солгала на пять. А возможно, год он прибавлял себе сравнительно с материнской датировкой по каким-то иным причинам.

Вот эти два варианта только и можно принимать в расчет (мне вероятнее кажется второй [**]. Выдвигается, правда, не выдерживающий критики аргумент, что будь Гр. добрачным ребенком, это стало бы широко известно в Москве. Да с чего бы? Рожает женщина в своем имении или чьем-то еще имении, потом живет в городе в сотнях верст от него, оставляя младенца под присмотром в этом имении или еще где, - кто в городе про это узнает? Да и еще дюжину сохраняющих тайну вариантов можно придумать).

Однако не менее популярны - а более популярны - в нашей странной информсреде версии, которые либо принимают 4 янв. 1790 г., но тихо опускают тот факт, что эта дата равносильна добрачному рождению Гр.; либо принимают 4 января 1795 г. и заявляют, что запись в метрической книге о рождении Павла Серг. Гр. 12 янв. 1795 г. ошиблась и в дате, и в имени (и на самом деле это и был Ал-р Серг., родившийся 4 янв. - так у Е. Цимбаевой и мн. др.), или игнорируют эту запись. Но и то, и другое исключено, и распространение этих версий поистине было бы удивительно, если бы не было заурядным явлением сейчас не только для нашей, но и для европейской науки и околонауки.

(**) Кто в таком случае физ. отец и мать Гр. - разные авторы предполагают (даже не на уровне гипотез, - их тут не на что опереть - а как условные догадки, по принципу "могло быть и так") разное. Мать-то большинство считает родной. Отцом предполагают то самого Серг. Ивановича (в этом случае он просто покрыл браком связь и плод от нее), то кого-то другого - хоть некоего низкородного безымянного для нас человека (Мещеряков), хоть смоленского помещика Квашнина-Самарина (Г. Овчинников, по сообщению Р. Степановой), хоть Алексей Федоровича, официального дядю Грибоедова и брата Настасьи Гр. (если матерью при этом и считать Настасью Гр., мать официальную, - то выйдет прямо-таки карамзинский Остров Борнгольм, очень в духе времени). По другой догадке (согласно Р. Степановой ее выдвинула А.А. Филиппова из "Хмелиты") и отец официальный, и мать официальные - не родные, Настасья приняла на себя внебрачного ребенка своего брата, того же Ал. Федоровича, и муж ее с этим согласился или это проглотил, или его и подобрали в мужья под это дело. Но все это, конечно, из разряда "все может быть"ю
LinkReply

Comments:
[User Picture]From: khebeb
2016-07-18 08:41 pm (UTC)
моск. церкви Десяти Мучеников - на самом деле Девяти (Кизических), откуда Девятинский переулок с реставрированным домом Грибоедова на углу - в моем детстве там был магазин канцтоваров, где советские матери-женщины в дни разрешенного возмущения неправильной политикой Океании покупали пузырьки с чернилами и кидались в соседнее американское посольство; пятна от чернил еще долго оставались на самом магазине, напоминая о Лютере
Еще там рядом было два кооперативных дома, один мидовский, другой Союза художников, в обоих жили заводные девчонки-одноклассницы -
они уже бабки не первый год, вышли на пенсию,
а мы все тянем лямку...
Еще рядом дом кн. Щербатова - первый пентхауз на свете -
у него не было денег на особняк,
и он решил построить доходный дом с особняком на крыше.
Прямо лирическая ламентация получилась



(Reply) (Thread)
From: wyradhe
2016-07-18 11:25 pm (UTC)
Спасибо. Да и дом Шушириной, где по указанию метр. книги за 1795 родился Павел Грибоедов 13.01.1795 (это был дом Остоженка 34/1), как я читал, снесли...
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: mithrilian
2016-07-18 09:41 pm (UTC)
С одной стороны успешное бавление возраста аж на 5 лет - это вау даже в, гм, "доинтернетную" :) эпоху. Всё-таки вау. Если брать уроки у профессоров и т.п., то либо профессора тактично держали язык за зубами, либо пошли бы слухи. С другой стороны - а так ли это было скандально через столько лет? Кого волнует чужой ребенок. Не сомневаюсь только в том, что его учителя прекрасно осознавали его настоящий возраст - если речь шла о разнице аж в пять лет. Один год - запросто, но пять? Будь ты какой угодно вундеркинд, близкое общение не скроет ни физиологию, ни психологическое развитие. А оно даже с характерным социальным отставанием вундеркинда такую разницу не замажет в ноль, не верю. Но, может, это было достаточно обычное дело, внебрачный ребенок, признанный отцом, при этом не претендующий на громкое имя, т.е. нет повода для скандала?

В пять лет хорошо укладывается его последующая поэтапная корректировка возраста, да.
(Reply) (Thread)
From: wyradhe
2016-07-18 11:12 pm (UTC)
"С одной стороны успешное убавление возраста аж на 5 лет - это вау даже в, гм, "доинтернетную" :) эпоху".

Да нет, вполне безопасно, ибо безнаказанно и непроверяемо, и властям это неважно и неинтересно - если речь о неподатном сословии. Пока ребенок маленький, показывать его властям вообще нет поводов. А потом - только если сам захочешь делать карьеру. И разные ведомства и структуры друг друга не проверяют, а каких-то сквозных документов, которые надо показывать одинаково всем ведомствам (вроде совр. паспорта или свидетельства о рождении), нет вовсе. Никто не интересовался обычно и точной датой рождения - напр., в полковом списке указывалось, сколько лет, и все. Русские дворяне 18 - начала 19 вв. нередко вообще не знали и того, сколько им лет - с точностью до 1-2 лет, иногда больше. Там, где можно спокойно не знать, 30 тебе или 33 и писать где как или принимать что-то условно - там, где литературный герой бытового романа спокойно говорит, что он не знает, сколько ему лет - не то 18, не то гораздо больше - там прибавка в 5 лет (да еще около 1800 г.) сложностей не представляет.

"Если брать уроки у профессоров и т.п., то либо профессора тактично держали язык за зубами, либо пошли бы слухи".

Вообще говоря, неизвестно, какой возраст называли Университету и профессорам. Но если тот же, какой называли в церкви, куда на исповедь водили (это действительно проще всего), то что получалось? Профессорам в 1803 показывали мальчика 13-ти лет, и говорили, что ему 9 или под 10 лет (дата рождения никого не волновала), но вот она такой рано вымахавший и талантливый. Что их должно было так уж потрясти или вызвать на подозрения? Щуплый мальчик 13-ти лет без особого труда может быть выдан за вымахавшего и рано развившегося десятилетку. Поступил он в унив. в январе 1806, - реально 16 лет, если назвали 1795-й (что не факт) - то представили как 11-ти или 12-ти летнего. Ну вот такой акселерат. Сейчас не исключение парень, который в 12 лет рост имеет такой, какой иной - в 16. В университете вообще могли не интересоваться, сколько там лет было ему, - а тринадцатилетние первокурсники тогда и вовсе никого не поражали. Грибоедоведы давно приводят набор примеров навскидку - некий Лыкошин стал студентом университета в 13 лет, В.М. Прокопович-Антонский родился в 1793 г., а в 1804 уже успел поступить в Моск. университет и зачислиться на службу в Московский Архив Коллегии Иностранных дел, то есть поступил он в университет 11-ти лет.

"Его учителя прекрасно осознавали его настоящий возраст - если речь шла о разнице аж в пять лет. Один год - запросто, но пять?"

Прежде всего, не было никакой необходимости им даже и называть какой бы то ни было возраст. И преподаватели в самом университете этим не интересовались бы. Далее, если бы они и спросили, то назвать можно было любой возраст (с разницей уже не в 5, а пару лет) - не пошли бы они проверять в консисторские копии. Ну и если бы вдобавок назвать им решили бы возраст именно тот же, какой сообщали в церковь, то сошло бы объяснение с акселерацией. Я уж о том не говорю, что и священник в церкви, и клерк в университете не стал бы поднимать истории даже если бы и считал или подозревал, что его дурят, и это не акселерат 10-11 лет, а нормальный паренек 15-ти. Именно так - какое ему дело? Повода для скандала нет просто потому, что эти люди не создают этим никакой взрывоопасной ситуации или ситуации уклонения от исполнения каких-то обязательств - перед университетом ли, перед государством ли, перед кем бы то ни было. Подати им платить не надо, на службу поступать не обязательно, - так кто будет волноваться, реально он такой акселерат или мать ему просто годы убавила?
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: yu_sinilga
2016-07-18 10:29 pm (UTC)
...официального дядю Грибоедова и брата Настасьи Гр. (если матерью при этом и считать Настасью Гр., мать официальную, - то выйдет прямо-таки карамзинский Остров Борнгольм, очень в духе времени)... - прямо-таки случай А.К.Т. с дядей Погорельским, приписываемым ему в отцы, на основаниях всё же гораздо более сомнительных, нежели у другого Алексея Толстого.
(Reply) (Thread)
From: wyradhe
2016-07-19 09:49 am (UTC)
Оснований, так сказать, документальных нет вовсе - только передаваемые мнения. Так считал Федор Толстой ("В 1818 году в положенные природою девять месяцев после свадьбы родился сын, названный Алексеем — по имени брата, с которым у Анны Алексеевны еще в невестах была тесная дружба....Вскоре по уезде Перовских подозрительная всем тесная дружба Алексея Алексеевича с Анной Алексеевной открылась брату, как непозволительная между родными братом и сестрою связь. Брат, оставя жене письмо, тотчас оставил свой дом навсегда. Анна Алексеевна тоже скоро с братом и сыном уехала в деревню, и с этого времени я не встречался ни с нею, ни с Алексеем Алексеевичем" - ну уж Толстой Ф. должен бы отлично знать эти обст-ва), и подробно рассказывал (П.П. Гнедичу) Гончаров: " От Гончарова же я слышал подтверждение того, о чем так горячо стали писать в последнее время в печати, -- о происхождении графа Алексея Константиновича Толстого. Не знаю, в каких отношениях был Гончаров с А. К., но то, что граф сделал для "Обрыва" перевод гейневской пьески, как бы указывает на их близость... Гончаров вот в какой форме передавал при мне легенду о Перовском. Перовский был уже немолодым важным сановником, когда получил сообщение о смертельной болезни своей матери, поехавшей лечиться в Италию со своей младшей дочерью. Приехав к матери, он уже не застал ее в живых и нашел"у ее тела только свою сестру -- семнадцатилетнюю красавицу, которой он никогда в жизни не видел, так как она была младшей из сестер и родилась на Украине, когда Перовский уже уехал оттуда. Общее горе -- потеря матери, ум Перовского, красота девушки, совместное путешествие в Петербург, родственная близость и в то же время новизна отношений -- сделали то, что братская любовь видоизменилась в горячую, неудержимую, пылкую любовь совсем иного вида".

Считал так и Венгеров. Черт его знает, как оно было на деле, но во всяком случае неверно, что автор биографии Толстого 1912 года доказал обратное: он не доказал обратное, он просто указал, что ничего, кроме мнений таких-то лиц, на эту тему нет.

Edited at 2016-07-19 09:55 am (UTC)
(Reply) (Parent) (Thread) (Expand)
From: nedovolny
2016-07-19 07:10 am (UTC)
Ну а вы-то к какой версии склоняетесь?
(Reply) (Thread)
From: wyradhe
2016-07-19 09:27 am (UTC)
Я там написал - к 1790 (Фомичев и пр. и пр.), добрачному рождению. В силу 1) фразы из романа Миклашевич + 2) вариант с 1794 требует считать, что Настасья Гр. сместила два рождения своих сыновей на год (с 1794 и 1795 на 1795 и 1796) просто по ошибке памяти. Это не исключено - но все же странно, что у нее дома не было записано ни одной из этих дат, или было записано, но она с этими записями не сверялась + 3) было бы возможно, но все же странно, чтобы она 8-летнему с половиной, по ее же мнению, мальчику, нанимала университетских профессоров читать лекции (Грибоедову их нанимали с 1803), тем более, что Булгарин дает Световидову "12-й год" от роду для начала таковых занятий.

Контраргументов же, которые делали бы этот вариант менее удобным, чем 1794, нет вовсе. Цимбаева пишет, что "Москва бы знала", будь он добрачным. Но: Москве не с чего было бы про это узнавать, - только и дело Москве было интересоваться тем, сколько лет малолетнему ребенку Настасьи Грибоедовой, да когда она венчалась, и как эти сроки соотносятся друг с другом. Да и как в Москве могли бы все это узнать, даже если бы и хотели? По церквам пошли бы исповедные и метрические книги читать? Так исповедные (из которых известно, что в 1790 Настасья еще была девицей) и не дал бы смотреть никто... Дату венчания Настасьи установить никто не мог бы тогда вообще: венчались-то они, похоже, не в Москве. С другой стороны, если бы в Москве и знали - то до нас-то почему это знание должно было найти? Московские кумушки не завалили нас своими мемуарами, а вдобавок подавляющая часть рукописных сведений о Грибоедове и вовсе погибла при пожаре у Смирнова (собиравшего их и записывавшего устные рассказы), нанеся невосполнимые потери его биографии, а в напечатанных текстах 19 века о Гр. такие сюжеты и не могли бы описываться.
Пишут и то, что неужто он, зная о том, что он добрачный, стал бы указывать истинную дату рождения в списках с 1818 года. Но и это несостоятельно: ничем он при этом не рисковал, ибо его начальство не имело никаких возможностей и намерений выяснять, когда венчалась его мать. Кроме того, он и сам мог вообще-то этого не знать и не ведать, что 1790 означает его добрачность (это из Миклашевич мы выводим, что ведал!)

Есть один совершенно не идущий к делу, но много обсуждаемый аргумент: Грибоедов о своем дне рождения 4.01.1825 написал в письме, что вот он "на полпути моей жизни", а чего достиг? Так, мол, что такое пол-жизни - 30 лет, как попадается у Жуковского, Пушкина, Даля, Н.С. Гумилева, или 35, как у Данте, по псалму Давидову 89, в дневнике Кюхельбекера?
Но поскольку полпути жизни вообще не обязаны быть точкой, а могут быть "серединой" в смысле неопределенного отрезка, и Гр. мог соотносить с этим выражением не один-единственный свой д.р., не обязательно ориентируясь на определенное число лет, а просто ад хок с данным др, и а если уж ориентировался на определенное число лет, то мог и на 30, и на 35, - то разговор этот беспредметен. Если уж на то пошло - то, раз Грибоедов , как только смог самостоятельно называть свой возраст, стал называть 1794-й, то, значит, 1795-й он уже в пору службы в армии в нач. 1810-х скорее всего не считал своим г.р. (а считал им 1794-й) совершенно искренне: ведь было бы не очень понятно, если бы он, считая своим г.р. тогда 1795-й, набавил себе год - зачем бы ему понадобилось такое малое набавление? Поступить в 1812 году на военную службу он имел право и в 17 лет, и в 18, для продвижения в чинах эта разница как будто не могла иметь значения...

Но тогда, значит, в 1825 он не мог ориентироваться на 30 летнюю половину жизни (это дало бы 1795 г.р., в который он сам, стало быть, к тому времени не верил), и в своем замечании о полпути 4.01.1825 либо имел в виду неопределенную середину жизни (тогда это замечание не имеет отношения к точному г.р.), либо как раз свое рождение в 1790.
(Reply) (Parent) (Thread) (Expand)
From: nedovolny
2016-07-19 02:09 pm (UTC)

поясните, плиз

Я ничего про жизнь Грибоедова, его семью и родителей не знаю. Не могли вы, ув. wyradhe, в трех словах пояснить -что у него за мать такая гулящая была, и кто у него был такой непутевый отец?
(Reply) (Thread)
From: wyradhe
2016-07-19 02:36 pm (UTC)

Re: поясните, плиз

Почему гулящая, мало ли дворянок до брака имели романы. Первая дочь Кутузова родилась до брака ее родителей, просто считалось, что после - кто б стал их уличать и кто бы смог их уличить...

Настасья - http://lib.pushkinskijdom.ru/Default.aspx?tabid=6474
Сергей - http://lib.pushkinskijdom.ru/Default.aspx?tabid=6469

К изложенному там требуется коррекция: мать Гр. в 1795-1802 жила в основном как раз во Владимирской губ. (выявил Овчинников). Так что они жили действительно не дружно и с 1795, но окончательный разъезд состоялся в 1802.
(Reply) (Parent) (Thread) (Expand)
[User Picture]From: 37greshnik
2016-07-23 07:43 pm (UTC)

Как обещал.

Сергей Петров. ГРУЗИНСКАЯ НОЧЬ
фуга о Грибоедове

Памяти Тынянова

Какая ночь! Как далеко Россия!
Мохнатая, как шуба, спит Москва.
Чего у Господа ни попроси я,
Всего наобещает сей вития,
И я иду вершить слова пустые,
а под рукой одни слова.

Во тьме собаки, звёзды и грузины,
как в зодиаке некоем, сошлись,
а эти горы, как с бельём корзины,
глядят прохладно утром на Тифлис.
Старик, как чебурек горячий в бурке,
усы повесил, фиги сторожа.
А государь балует в Петербурге,
Анету в кабинете разложа.

Что делать мне с моей грузинской ночью,
когда судьба мне – не кума?
Уже подходит жизнь ко многоточью,
а мне ещё полгоря от ума.

Шепчу я как молитву имя Нины.
Хоть это слово, слава Богу, есть!
А у княгини завтра именины,
и жизни снова окажу я честь.
И вовлекусь в какую кабалу я,
раскрыв, как потаённый ларчик, ум
и сладких дам остротами балуя,
как будто поднося рахат-лукум?

А где-то копится последняя промашка
и грянет, точно снег из облаков.
Лежит, как Волга, мой счастливец Сашка,
за четверых храпит он бурлаков.
Жизнь у него румяная, как Машка.
Знай мни её! Вот счастье простаков!
А он, мерзавец, именно таков.

Стоит Тифлис в окне, как призрак исполинский
(болит, как после бала, голова).
Плывёт огарок, и в ночи грузинской
как далеко мохнатая Москва.
А в Питере слепит лепная позолота.
Столица важничает, как мундир царя,
и, как прозрачное холодное болото,
чуть зеленея зыблется заря.
Всё было… И умишко санкюлота,
и непробудный сон богатыря,
и лесть, и месть, и прегрешенье Лота,
и, честь-капризницу боготворя,
стрельба из пистолета…То-то!
Всё это было – и, пожалуй, зря.

А что ещё? Смиренный голоштанник,
но в пляске парень удалой
вертелся, будто бес, средь сарафанных Танек,
не помышляя заорать: «Долой!»
Ещё князь Фёдор, физик и ботаник,
стоял над книгою, как аналой,
и на параде полк румяных Ванек-встанек…
Oh, ces poussahs…* И где-то я былой.

Как иноземец я, зажатый в холод русский.
(Ужель высмеивает забияку трус?)
Торгую я собой с усушкой и утруской.
Плюй мне в лицо, а я, смеясь, в кулак утрусь.
Себе я труден, как язык этрусский.
(С бумагами пожалуйте к утру-с!)

Мне умирать, пожалуй, и не рано.
Но року не положишь пальца в рот.
И доведёт меня до Тегерана,
как под руку, плюгавец Нессельрод.

А ночь в Тифлисе тёмной дебри глуше,
не слушает меня спокойный человек,
усы развеся и повеся уши, -
старик, теплеющий, как чебурек.
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: 37greshnik
2016-07-23 07:44 pm (UTC)
Я просто самому себе оратор,
пророк, каких распиливали встарь;
а в Петербурге стынет император,
во фрунт поставленный царь-государь.

И если я у персов уцелею,
то орденок и мне перепадёт.
И ничего я больше не жалею.
Россию разве? Но Господь и с нею.
И кругом ночь, как голова, идёт.

Нет, с детства никакой не знал я веры.
Я жил в обычае (и, сколько мог, блажил),
но не ломал я, как безумец, меры.
И всё же не скажу, что подло жил
(лишь раз свинью себе же подложил).
Бывало, что бесился и тужил,
но не изображал я недотрогу
и кривду жаловал (когда была нужда),
но меры не ломал я, слава Богу,
со временем не шагивал я в ногу.
Вот разве с дамами? Так тут уж да!

Писал о мере некий немец Гегель
(валяй себе и дале, пустословь!).
А мне предстала деревянней кегель –
хоть бей шаром по ней! – сама любовь.

И не с кем драться мне и некому молиться.
Россия, Персия – одна ебёна мать.
До инока я рад бы умалиться
и самого себя сломать.

Какие розы расцветут в Тавризе?
Где суждено мне голову сложить?
И долго ль буду, словно попик в ризе,
Молебны за куруры я служить?
У этой ночи много разных версий,
кровавых, муторных и славой осиянных…
Горячих, словно очи или перси
по-псиному послушных персиянок.
И всё такая пусть и мерзость, право,
что даже лень что-либо понимать,
и стал я сам себе одна отрава…
Россия, Персия… Одна ебёна мать!

Тифлис как сифилис, а горы - будто гуммы.
Куда ни сунешь нос – сплошной провал.
Подушке так и той поверить страшно думы,
(которые всю жизнь я от себя скрывал)
Как в дебрях ночи, здесь ещё в своём уме я.
Жиреет ласково княгиня Саломея
и ждёт меня, глазаста и нежна,
пылающий дитёночек-княжна
(как партию, которая нужна).
Ужель, вкусив тебя, мой червячок восточный,
я зацеплюсь за жизненный крючок?
(Какое крючкотворство!) Но уж точно,
что проглочу тебя я, червячок!
Ведь ты моя последняя приманка
в реке времён и мутной и пустой;
грузинка, россиянка, персиянка,
мне всё равно, что с этою, что с той!

Ужели я всю жизнь толок водицу в ступе?
(Но вон глаза тому, кто поминает старь!)
И стал теперь себе я недоступен,
как тот студёный в Зимнем государь.
Так что же, в длинный гроб я уложусь
или до тайного, быть может, дослужусь
и буду жалобно кивать из кресел,
паралитически, как дедушка точь-в-точь?
Не сплю я. А старик усы развесил
На всю грузинскую таинственную ночь.

До тайного? И в тайном – уйма фальши
(а смерть, быть может, и ещё фальшивей).
Сиди в Тифлисе, от ума паршивей
и в ящик сыгрывай! А что же дальше?
Нинуша с пенсионом генеральши.
Жизнь сыграна. Но как без нот соната.
Ужель и перед смертью бабу мять?
В Тафризе – розы, а Москва мохната.
Россия, Персия – одна ебёна мать!

29 апреля – 5 мая. 1975 г.

*Ох, эти неваляшки… (франц.)

Ещё выкладывать?
(Reply) (Thread)
From: wyradhe
2016-07-23 08:14 pm (UTC)
Да, не то слово!!
Спасибо огромное...

(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: 37greshnik
2016-07-23 08:31 pm (UTC)
Как бы продолжение стихотворения Толстого.

Сергей Петров. Всё тот же Поток-Богатырь.

Зачинается песня от старых речей,
от весёлого русского слова,
от старинных медов, от былых калачей
и от графа Алёшки Толстого,
от Алёшки, да только, знать, не от того,
кто за век свой, ей-ей, не жалел никого
а трубил (если выгодно) марши, -
от Алёшки, который постарше.

Гой ты, графе-матёрище, иже еси
во гробу на потеху потомкам!
Ведь водились тогда на руси караси,
Красовались монахи еломком.
Но каков поворотец в истории сей!
Позабыли гусей, не едят карасей,
Лебедей за столами не рушат.
Только брюхо историки сушат.

Расстилается прежняя русская ширь,
Только жизнь в ней иного фасонца…
Жил весёлый Михайло Поток-Богатырь
при Владимире Красное Солнце,
спал по веку и больше – и всяких чудес
навидался во сне. Но всесилен прогресс,
и детина, веками молчащий,
просыпаться стал несколько чаще.

Перспектива казалась не очень ясна.
Засыпал богатырь в огорченье,
просыпался опять, но из каждого сна
выходило ему поученье.
Он ударился в сон от лихого суда,
от витий, говорящих туда и сюда,
патриотов, и девок бескосых,
и аптекарей гнусоголосых.

И решил веселейший из русских сынов,
что ему просыпаться не надо,
ибо каждый из снов удивительно нов,
а на деле всё та же баллада.
Так не лучше ль в дремучей печали лежать?
Но уж как ни хотелось детинушке спать,
спать полвека ему не годиться,
и пришлося ему пробудиться.

Пробудился и видит: кругом всё красно!
Полыхает! Ох, батюшки-светы!
Пламя красное жрёт вся и всех под одно,
Русь огромным пожаром согрета.
Обрядились теперь мужики в пиджаки,
Расплодились повсюду, как в мае жуки,
на коней повскакали матросы,
а за ними и бабы бескосы.

Усмехнулся Поток: «То бывало допрежь –
Режь родимую с краю до краю!
Называлося это великий мятеж.
Что из оного выйдет, не знаю».
И он видит: на фоне кумачной зари
в шлемах войлочных добрые богатыри
по Руси совершают наезды,
а на шлемах багряные звезды.

И промолвил Поток про себя: «Ничего!
Дело правое многих обидит.
Да опять же, ей-ей, невтерпёж без него.
Погляжу, что из этого выйдет».
Выходило, что Русь всё живёт и живёт,
подтянув пуще прежнего тощий живот,
а по ней скачут с рожей уродской
всё какие-то Врангель да Троцкий.

Выходило, что Русь всё живёт и живёт,
поневоле бедно и убого,
но дивится Поток, что строчит пулемёт,
со всей мочи по Господу Богу.
А на место порубленных в щепы икон
Понавешали рож. И чурается он
и пугается: «Батюшки-светы!»
Называется это портреты.

Покачал головою Поток: «Ну и ну!
Вот какая великая драка!
Разорили, что борти медведи, страну
и над ней изгаляются всяко.
и при мне у князей тоже драка была,
да не дрались тогда, как теперь , догола.
Сами ходят и босы и наги,
а орут об общественном благе».

И дивится поток и от страха дрожит,
аж рубаха от пота промокла.
Вон какой-то сердитый с бородкою жид
На Потока глядит через стёкла.
Почесал в голове богатырь: «Ну и ну!
Я, пожалуй, со страху на годик сосну.
Пусть опомнятся малость покуда,
ан не явят ли некое чудо?»

Пробудился Поток через год-полтора
и дивится, что дело неплохо –
суетится, как прежде, мужик у двора,
гладит ласково матушку-соху.
И взирает Поток и туды и сюды:
У народа прикрыты срамные уды,
Стали снова старик и старуха
по-боярски отращивать ухо.

«Превратил же Господь карася в порося, -
озирает поток магазины,
предовольно младыми усами тряся, -
вывез Русь из кровавой грязины!
Этак в яблоки Он принарядит сосну!
Лягу я да опять лет полсотни сосну!
А Господь на Руси всё наладит,
если бес или пёс не подгадит».
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: 37greshnik
2016-07-23 08:31 pm (UTC)
Пробудился Поток, видит – что-то не так!
Волокут всё кого-то солдаты,
Как тьма тем умножается призрачный враг
и растут на Руси казематы.
И усатый какой-то бесчинствует хан:
он от крови народной и весел и пьян,
как отец он трудящихся любит
и отечески головы рубит.

В ожиданьи застыл обалделый народ,
на коленях стоит он во прахе,
слыша, как повелителю славу орёт
голова, покатившися с плахи.
Как увидел такое отважный Поток,
так с испугу он даже и пискнуть не смог,
и в носу он тоскливо копает
и от горя опять засыпает.

Но недолго детинушка нежился тут,
а представилась взору картина,
как друг дружке ручищи кровавые жмут
два отъявленных сукиных сына.
И, навытяжку встав, простодушный народ
по команде «Ура!» от восторга орёт.
И полезли названные братцы
смертным боем безжалостно драться.

«Потрудиться и мне, знать, придётся мечом,
коль война запылала на свете!-
молвил храбрый Поток-богатырь. – Но при чём,
не пойму, эти сукины дети?»
Ранен был и контужен Михайло Поток
И, сконфужен, во вражеский госпиталь лёг.
А за раны воителю дали
десять лет и четыре медали.

Расстилается прежняя русская ширь,
и давно уже зажили раны,
но сидит или дремлет Поток-богатырь,
иль уехал в далёкие страны –
никаких ни вестей, ни известий о том,
даже справки не даст соответственный том
Уложений Великого Рока
о кончине Михайлы Потока.
(Reply) (Thread)