wyradhe (wyradhe) wrote,
wyradhe
wyradhe

Categories:

Красавицы с услужниками, или что ж у них там творилось в Парголове?

Красавицы с услужниками, или что ж у них там творилось в Парголове?

В июле 1826 Булгарин  в "Северной Пчеле" напечатал очерк Грибоедова "Загородная поездка" - про поездку в Парголово. Грибоедов, как известно, вел с Булгариным тесное приятельство. Впрочем, на ту пору и Пушкин Булгарину писал: "Вы принадлежите к малому числу тех литераторов, коих порицания или похвалы могут быть и должны быть уважаемы" (1.02.1824 ) и "Голова и сердце мое давно Ваши" (это по поводу того, что он и Дельвиг идут к Булгарину в гости на обед, 1827). Поссорились они позже.

В этом самом очерке стоит пассаж:

Другого рода мысли и чувства возбуждает, несколько верст далее, влево от большой дороги, простота деревенского храма. Одинок и построен на разложистом мысе, которого подножие омывает тихое озеро; справа ряд хижин, но в них не поселяне. Нежная белизна красавиц и торопливость их услужников напоминают... не знаю именно, о чем; но здесь они менее озабочены чинами всякого рода.

Итак, рядом с храмом компактно живут в ряде _хижин_ (то есть домишек весьма небогатых) какие-то нежные красавицы, имеющие, несмотря на небогатость, собственных услужников. Красавицы эти не озабочены чинами (= при выборе мужчин-партнеров; в каком еще случае красавицы вообще могут быть больше или меньше озабочены чинами? Самим красавицам чинов не присваивают! А у Грибоедова это еще и постоянная тема - то, что, мол, в светском обществе тот завиден для женщин и привечаем мужчинами, кто богат и чиновен).

Красавицы эти, как и их услужники, вольные, не крепостные ("но в них не поселяне"). Живут они тут на территории деревенской, то есть с разрешения помещика.

Живут они явно без семей (ведь в качестве жителей хижин названы только они и их услужники. Допустим, их мужья еще могли бы просто быть вне дома, на своем трудовом поприще, - но тогда почему не упомянуты дети, старики и старухи, а также женщины некрасивые и обычной внешности? Что это за компактное проживание сплошь красавиц и их слуг?).

Они небогатые - живут в хижинах, но при этом имеют услужников - то есть либо кто-то их почему-то содержит (но это не крепостной гарем - они же не крепостные вовсе; и не-крепостным гаремом из содержанок барина они тоже служить не могут: почему бы помещик в свой гарем отбирал сплошь вольных, без единой крепостной? Кроме того, с прозрачным смыслом говорится, что эти женщины выбирают себе мужчин не по чинам - а гаремные женщины их вообще не выбирают), либо они работницы-промысловицы, и сами себе нанимают этих самых услужников, либо они наняты неким хозяином промысла как исполнительницы, и он уж им нанимает услужников.

Поскольку ни деревенских общежитий или микропоселений для женщин вообще, ни деревенских исправительных домов для проституток, ни Домов матери и ребенка не существовало (да и детей тут никаких не отмечено, только красавицы и услужники), то что же получается? И что это за такой промысел или вообще занятие, что занимаются им сплошь нежные красавицы, компактно живущие рядом друг с другом без старших, некрасивых, мужчин и детей? И характеризуются они тем, что не так разборчивы к мужчинам по части чинов, как женщины высшего общества? Как то ни было, трудами обычными они не заняты: кожа их нежна и бела, то есть не загорела на открытом воздухе летом и говорит об отсутствии черной работы (и подумать только, как это Грибоедов с дороги и нежную белизну углядел...)

И почему Грибоедов нарочито осекается, заговаривая о том, так что же напоминает ему все это? (Напоминает все это о... стоп, уйдем от этой темы, "не знаю, о чем именно").

Храм, скорее всего заброшенный, кстати: он стоит одиноко и рядом только хижины этих красавиц. И все это - сильно на отшибе - при дороге на мысе над озером. Но при действующем деревенском храме в норме стояли бы рядом или неподалеку дома и участки священника и причета. Очевидно, где-то еще построили новую церковь, а старую разрушать не стали.

Что же это такое за микропоселение?

(П.С. На всякий случай - любые попытки видеть в этих "красавицах" метафорическое обозначение каких-то не-человеческих существ или объектов (птиц, березки, животных, что угодно, кроме вполне реальных женщин) снимаются уже одной той фразой, что "здесь они [эти красавицы] менее озабочены чинами всякого рода". О березках или птичках и т.д. можно, конечно, в приступе противопоставления природы общественным путам сказать, что они, мол, чинов не знают и к чинам равнодушны (хотя от Грибоедова таких фиоритур ожидать трудно, он над духом таких фраз смеялся), - но никак нельзя сказать, что "здесь" они к чинам более равнодушны, чем где-то еще. Не знавал же автор каких-то таких птичек или какие-то такие березки, которые были более озабочены чинами, чем данные, парголовские...)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 55 comments