wyradhe (wyradhe) wrote,
wyradhe
wyradhe

Categories:

Продолжение к

Продолжение к: "Английский след" - источники ( http://wyradhe.livejournal.com/470174.html )

Напомню, что суть тегеранской операции против Грибоедова состояла в том, что 1) сначала (в последний момент накануне отъезда Грибоедова из Тегерана), тайно движимый чьей-то (но не шахской) волей, к нему навязался с переходом в русское подданство второй человек шахского гарема, Мирза-Якуб, и несмотря на все уговоры Грибоедова, настаивал на своем. Грибоедову не оставалось иного выхода кроме как его принять и ее выдавать, что сорвало отъезд посольства, вызвало крайнее озлобление шаха против Грибоедова и побудило в конце концов шаха попускать подготовке нападения на миссию, в расчете на то, что толпа убьет Мирзу-Якуба, а посла не тронет (убийства Грибоедова и русских он, вне сомнения, не хотел); 2) а через считанные дни после Мирзы-Якуба Аллах Яр-хан сам подсунул Грибоедову двух женщин своего гарема, пожелавших-де перейти в русское подданство - в такой форме, что Грибоедов опять же не мог отказаться их принять; после этого ни персидские сановники, ни Аллах Яр-хан по поводу этих женщин никаких требований и жалоб Грибоедову не предъявляли (пересылался с ним только шах о Мирзе-Якубе), зато Аллах Яр-хан и муллы развернули бешеную агитацию по поводу этих женщин, как будто насильно, против их желания взятых и удерживаемых Грибоедовым для своего разврата и разврата пребывающих при нем армян. Истории о Мирзе-Якубе, будто бы бесчестящем ислам и защищаемым в том русскими, к этому прибавлялись. Наконец, утром 30 января муллы объявили для горожан джихад против посольства с ограниченными целями: напасть на посольство и отобрать Мирзу-Якуба и женщин Аллах Яр-хана. Толпа это и исполнила с некоторым, но незначительным кровопролитием - и удалилась от посольства; 3) но после короткого перерыва подоспела "неизвестно кем" (на самом деле Аллах Яр-ханом и его союзниками среди мулл и агентами в войсках) поднятая вторая волна - горожан вперемешку с примкнувшими к ним солдатами, и вот она уже истребила самое посольство с Грибоедовым вместе.

Итак, соображения, которые позволяют вообще ставить вопрос о причастности англичан к этим тегеранским событиям 21-30 января (хронологию см. в: http://wyradhe.livejournal.com/469659.html ), таковы:

1) Общее: у них будто бы был мотив (желание умалить влияние России в Иране - в то время как воля и таланты Грибоедова, а также доверие к нему Паскевича, командующего всеми силами России на Кавказе, затрудняли, конечно, для англичан возможности такого умаления [Паскевич: "они неравнодушно смотрели на перевес нашего министерства в Персии и на уничтожение собственного их влияния"; Мальцов: "Англичане страшились влияния посланника нашего на персидское правительство; с самого приезда его никто на них не обращал внимания... Все долголетние труды их и деньги пропадали разом, им надлежало дела свои поправить решительным ударом или вовсе отказаться от Персии. Известно, как англичане завистливы на власть и влияние свое в Азии..."])
- и при этом была возможность (связи с самыми разными персами и возможность их еще и подкупать).
Подробнее об этом соображении см. ниже.

2) Конкретная зацепка А. Указана Паскевичем: если знали о готовящемся нападении на миссию персидские власти (а они знали - как мы знаем, они даже предупреждали на все лады Грибоедова об этой угрозе, всего четыре раза), то как могли не знать об этом же англичане, имеющие в Иране полное осведомление? Подразумевается: а коль скоро знали - то как же в таком случае употребили они свое влияние, если нападение все же состоялось? "Если персидские министры знали о готовившемся возмущении, то несомненно это было известно и английскому посольству, у которого весь Тегеран на откупу" (Паскевич, неизвестное письмо к Нессельроде). "Общеизвестно, что все окружение шаха, или все правительствующие, на содержании у англичан, и что по этому самому от них ничто не скрыто..." (Паскевич, письмо к Нессельроде от 13 апреля).

Эту зацепку следует сразу отвести: Паскевич не расчел (и, вероятно, не знал) хронологии событий, когда выдвигал это соображение. Англичане могли заранее сговориться с нужными людьми в Тегеране обо всех операциях подсовывания Грибоедову взрывоопасных "аппликантов" русского подданства, но вот узнать о готовящемся нападении и как-то на него реагировать они не успевали бы никак. Вся цепочка событий началась 20-21 января, нападение начали готовить, самое раннее, с 25 января, - англичане не успели бы получить об этом известие в своем Тавризе и тем более что-то сделать в Тегеране в ответ на него. И действительно, мы знаем то, чего не знал Паскевич: Макдональд в Тавризе как раз не имел из Тегерана никакого осведомления и, получив слухи об участи русского посольства, должен был командировать (никак не напоказ, так как это было внутренним делом англ. посольства) своего родственника Рональда Макдональда в Тегеран, чтобы тот на месте выяснил, что произошло, и представил ему в Тавриз доклад об этом.

3) Конкретная зацепка Б. Почему англичане еще до отъезда Грибоедова в Тегеран стянулись в Тавриз и во все время пребывания Грибоедова в Тегеране никого из англичан там не было, все сидели в Тавризе? Не получается ли, что они заранее знали, что в Тегеране выйдет чрезвычайное дело с русским посольством, и хотели обеспечить себе алиби на этот счет, нарочито держась все это время далеко от Тегерана? Паскевич: "Cтранно, что в кровавый день убийства Грибоедова в Тегеране не было ни одного англичанина, тогда как в другое время они шаг за шагом следили за русскими" (неизвестное письмо к Нессельроде); Паскевич: "...все правительствующие на содержании у англичан, и... по этому самому от них ничто не скрыто. Следственно, подозрительно, что во время пребывания Грибоедова в Тейрани там не было ни единого англичанина, в то время как во всяком другом случае, когда русские находились в сей столице, они [англичане] не выпускали их из вида" (к Нессельроде от 13 апреля); Мальцов: "Все персидские вельможи на жаловании у англичан по мере своей власти, и я полагаю, что муштеид Мирза Масси, человек, пред которым трепещет сам шах, вероятно, продал им совесть свою. Когда был в Тегеране барон Розен, потом адъютант графа Паскевича Эриванского Фелкерзам, там всегда находился английский чиновник для наблюдения за их сношениями с двором шахским; отчего же, когда г-н Грибоедов, который был для них гораздо опаснее, поехал в Тегеран, они не отправили туда никого из своих? Эта излишняя предосторожность, кажется мне, может также служить поводом к подозрениям" (к Нессельроде от 25 марта).

Рассмотрим же эти соображения /1/ и /3/ (соображение /2/ снимается хронологией событий, см. выше).

1. Qui prodest? Заранее скажем, что судить тут можно лишь об интересах политических и корпоративных. В романе (в жизни так тоже бывает) совершенно спокойно прошла бы хоть та схема, что англичанин НН придумал весь маневр против Грибоедова и подстрекнул Аллах Яр-хана его исполнить просто потому, что лично питал к Грибоедову злобу или хотел получить от его смерти личную выгоду. Такие вещи не проверишь и строить о них гипотезы нельзя. Если же говорить о том, было ли _политически_ выгодно англичанам убиение Грибоедова персами с точки зрения усиления английского и ослабления русского влияния в Иране, или провоцирования новой войны России с Ираном и тем самым ослабления позиций России на фронтах ведущейся ею тогда войны турецкой, -
то приходится признать, что убийство Грибоедова англичанам было НЕвыгодно, и невыгодно сильно. За век с лишним писаний на эту тему никто так и не предложил никаких внятных объяснений того, на какое же выигрышное для себя развитие событий могли рассчитывать англичане после такого убийства (характерно, что Паскевич предполагал, что англичане хотели нападения на посольство, но не убийства посольских; это Мальцов подозревал, что они хотели и умерщвления Грибоедова и посольских). Россия в начале 1829 года одолевала в напряженном противоборстве Турцию. С наличными на Кавказе силами успешно воевать разом и с Ираном Россия не могла (что и Паскевич подчеркивал, и император знал). Но сильно напрячься и снарядить на Кавказ десятки тысяч новых бойцов Россия могла - если бы сочла, что оно того стоит (Паскевич просил на случай войны разом с Ираном и Турцией добавить ему всего 10 тыс. человек и брался уже и при этом успешно оборониться от обоих врагов, хотя, конечно, не наступать), и в этом случае Иран был бы снесен, Каджары низвержены. Другое дело, что Россия очень не хотела нести такое напряжение и ввязываться так глубоко в завоевание Ирана. Но если бы Иран повел себя так, что создалось бы впечатление, что он, воспользовавшись русско-турецкой войной, безнаказанно уничтожил русское посольство, то этого Россия как раз стерпеть не могла бы заведомо, - в этом случае без всяких вариантов ей пришлось бы принимать на себя то самое дополнительное большое напряжение и уж тут разгромить Иран напрочь. А _предотвратить_ создание такого впечатления и дать России возможность хотя бы сделать вид, что она и без войны с Ираном получила сатисфакцию и может не считать себя обесчещенной (то есть дать России возможность НЕ воевать с Ираном) сам Иран в имеющихся обстоятельствах мог только ценой самых униженных извинений, демонстрации лояльности России и готовности к компенсации.
Получается, что убийство Грибоедова могло вызвать лишь одно из двух следствий: разгром Ирана Россией (если уж она бы решилась напрячься достаточно, чтобы воевать с Ираном, не прекращая войны с Турцией) - либо униженные извинения Ирана, принятые Россией на условии исполнения Ираном ее требований по компенсации (если бы Россия по каким-либо не захотела бы так напрягаться по _самому факту убийства_ Грибоедова. Однако если бы Иран еще и не извинялся самым униженным образом и не готов был бы идти на компенсации, то у России попросту не осталось бы иного выхода, кроме войны). Но каждое из этих двух следствий шло против интересов Англии. Если бы Россия разгромила Иран, не уменьшая успехов против Турции, это был бы вообще худший провал, какой Англия могла бы понести в регионе, - и то, что России ради этого пришлось бы очень напрягаться, было бы никуда не годным утешением. Второй сценарий, который и реализовался в реальности, - Паскевич грозит Ирану войной, если только тот не даст полной компенсации, Иран метет землю бородой, просит прощения и пощады и отправляет искупительную делегацию, - был только новой демонстрацией русского могущества над Ираном и никак не мог служить умалению русского влияния. А Паскевич весной 1829, хоть в душе отчаянно не хотел воевать сейчас с Ираном, писал персиянам такое: "Не употребляйте во зло терпения Российского Императора. Одно слово моего Государя и я в Азербайджане, за Кафланку, и, может статься, не пройдет года — и династия Каджаров уничтожится; не полагайтесь на обещания англичан и на уверения турок... Не заставьте Россию поднять оружие против Персии; не забудьте слов моих в прошедшей войне с вами: ...Персия нужна только для выгод Ост-Индской купеческой компании и Европе равнодушно, кто управляет сим краем. Все ваше политическое существование в руках наших; вся надежда, ваша в России: она одна может вас свергнуть, она одна может вас поддержать". В ответ на это персияне в полном ужасе отправили миссию Хозрев-Мирзы в петерьург (выбрав принца, правда, похуже, чтобы Россия, если захочет, могла бы его убить - неофициальным, конечно, образом, - во искупление смерти Грибоедова), а Аббас-Мирза распинался в преданности русским. Это все было никак не в интересах Англии. А вот такого следствия убийства Грибоедова, чтобы просто у Ирана и России разгорелась война, которая Россию на турецком фронте ослабит, а Иран к гибели не приведет, или такого, чтобы русская сторона испугалась и сократила свое присутствие в Иране в ответ на такое убийство, - таких следствий и быть не могло, и надеяться на них нельзя было.
Конечно, у разгрома посольства могло быть (и было на деле) еще одно коллатеральное следствие: под воздействием тегеранского восстания (громили-то именно толпы, поднятые муллами) Россия могла заново оценить, не перегнула ли она палку с требованиями по контрибуции, и скостить ее, - чтобы не вызывать смуту в самом Иране, которая и России была не на руку. Это и произошло: из 10 куруров персидской контрибуции один скостили, один отсрочили. Но а) заинтересованы в этом были вовсе не англичане, у которых шах занял бы деньги на эту выплату, тем самым усиливая свою зависимость именно от них, а лишь сам шах; б) для этого нужны были только восстания, а не убийство посла; в) сам-то Грибоедов, как хорошо известно, был как раз за смягчение условий по контрибуции.

Итак, убийство Грибоедова англичанам было как раз НЕ на руку.

Что же касается соображения /3/, то вот его сбросить со счетов никак нельзя. Действительно, убрать поголовно своих представителей из Тегерана (включая Макнила, пристроенного вообще-то врачом в гарем шаха) на все время пребывания там Грибоедова, да еще с большим запасом, просто так было бы совершенно невероятно. Можно только согласиться с Паскевичем и Мальцовым: англичане могли так поступить лишь в том случае, если заранее знали: должна будет в Тегеране с Грибоедовым выйти некая история, и история это будет такая, что им, англичанам, надо держаться от нее подальше. При этом самого Грибоедова они об этой угрожающей ему истории не предупреждали, - стало быть, они хотели, чтобы он в нее попал.

Вопрос, однако, в том, какая же это должна была быть история. Если англичане планировали именно убийство, то держаться подальше от Тегерана они могли бы только для того, чтобы состроить себе алиби. Но в том-то все и дело, что никакого алиби они себе этим не состроили бы: все прекрасно понимали, что любые договоренности о действиях против Грибоедова англичане могли заключить заранее. Получается, что при замышлении убийства держаться вдали от Тегерана им не имело бы смысла: некие подозрения они на себя этим как раз навлекали бы, а алиби не получали бы.

Итак, если взвесить соображения /1/ и /3/, то получится, в полном соответствии с оценками именно Паскевича, а не Мальцова, что англичане в самом деле строили некие враждебные Грибоедову замыслы на время его пребывания в Тегеране, но замыслы эти состояли НЕ в его убийстве руками персов, а в чем-то другом. А конкретнее - в чем-то таком, что должно было умалить русское влияние в Иране и в то же время проходить так, что англичанам желательно было бы держаться подальше от места и времени проведения этого чего-то во избежание некоей скользкой и неловкой для них ситуации. Что же это было за "что-то"?

А то самое, о котором писал Паскевич.
Окончание след.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments