wyradhe (wyradhe) wrote,
wyradhe
wyradhe

Categories:

Грибедов 1829 - "английский след" - в стопятьсотый раз

Грибоедов 1829 - "английский след" - в стопятьсотый раз

Раздобылся огромным томом С.Н. Дмитриева - "Последний год Грибоедова. Триумф. Любовь. Гибель". Обещает массу интересного. И хотя, конечно, опять про спланированную англичанами операцию и "перехват писем Грибоедова в Россию", - очень много про то, кому и почему среди самих высших персидских людей что в этом деле было на руку.

Напомню хронологию событий, предшествующих смерти Грибоедова (6 шаабана = 30 января). До 25 января (1 шаабана) 1829 г. она не совсем устойчива, так как для этого периода дня на два расходятся наших три главных источника (А: довольно сжатый доклад о происшествии, поданный в английское посольство в Тебризе 21 марта н.с. Рональдом Макдональдом, в феврале откомандированным этим самым посольством в Тегеран для выяснения случившегося;
Б: пространное компилятивное изложение, изданное (формально неизвестно кем, на деле англичанами) по-французски как сообщение будто бы некоего оставшегося анонимным персидского дипломатического работника при Грибоедове. Впрочем, в тексте прямо сказано, что "автор" не совсем твердо помнит-де, что в какой день было; В: донесение Мальцова), но, в общем, их можно согласить. Получается так (желающим приведу подробные аргументы; подробное пошаговое изложение - см. http://wyradhe.livejournal.com/315152.html , http://wyradhe.livejournal.com/315431.html ):

- на 27 реджеба (21 января с.с.) был назначен отъезд Грибоедова из Тегерана в Тавриз.
- 25 реджеба (19 января) шах вечером прислал подарки отъезжающим.
- 26 реджеба (20 января) шах дал прощальную аудиенцию Грибоедову.
- но вечером того же 26 реджеба (20 января) второй по старшинству евнух шахского гарема, рожденный христианином Мирза-Якуб, пришел к Грибоедову, прося у него убежища, признания русского подданства и вывоза в Россию согласно Туркм. договору. Грибоедов был как громом поражен, прекрасно понимая, что если его принять, то отъезд назавтра срывается и все это не к добру; он попытался отделаться от просителя, заявив с немалой натяжкой, что тайно, под покровом темноты, такие вещи не делаются, пусть Якуб возвращается к себе, а если уж сохранит свое намерение, то пусть приходит назавтра открыто.
- утром 27-го реджеба (21 января) Якуб пришел открыто и все подтвердил. Грибоедов пытался его всячески отговаривать, но тот настаивал - Грибоедову ничего не оставалось, кроме как его принять. Отъезд был сорван. Весь день 21 января от шаха один за другим шли гонцы, требуя вернуть Мирзу-Якуба. Грибоедов не имел возможности в рамках Туркм. трактата этого сделать и отказал.
- в конце 27 реджеба (конец 21 января) шах неофициально передал, что-де Мирза-Якуб задолжал казне много денег и поэтому должен быть выдан. Разбираться с этим Грибоедов отправил Мирзу-Якуба в сопровождении Мальцова к главному евнуху гарема. Мирза-Якуб все отрицал и осталось ему с Мальцовым вернуться в посольство.
- 28 реджеба (22 января) шах с утра прислал к Грибоедову официальное обвинение Мирзы-Якуба в том, что за ним остался долг казне. В ходе переговоров решили, что дело рассмотрит шариатский суд.
- 29 реджеба (23 января) шариатский суд собрался при участии Мальцова, и выяснилось, что Мирза-Якуб по тому же Туркм. договору при имеющихся против него недостаточных, не подкрепленных необходимыми документами уликах, - разбирательству о долге не подлежит вовсе.
В тот же день 29 реджеба иранский сановник с Грибоедовым в посольстве разбирали поведение Мирзы-Якуба на только что прошедшем суде, и Грибоедов проявлял большое озлобление против Мирзы-Якуба (понимая, что тот подводит посольство под монастырь)
- 30 реджеба (24 января) шах дал Грибоедову специальную аудиенцию, на которой договорились, что все дело о Мирзе-Якубе рассмотрит в присутствии самого Мирзы-Якуба совместное заседание русского представителя и двух сановников Ирана под председательством верховного муллы Тегерана.
- 1 шаабана (25 января) русский представитель с Мирзой-Якубом явился к верховному мулле; тот заставил их долго ждать перед домом, надеясь, что собравшаяся вокруг толпа убьет их обоих или хоть Мирзу-Якуба, но толпа не решалась, верховный мулла сказался в итоге больным и передал, что сейчас не может провести заседание и проведет его позже.
- 2, 3, 4, 5 шаабана (26-29 января) мулла все переносил грядущее разбирательство со дня на день.
- между тем где-то между 24 и 26-27 января Аллах Яр-хан, каджар, зять шаха, важный сановник и злейший враг Грибоедова, желая будто бы продемонстрировать свою добросовестность в исполнении Туркм. договора, сам представил Грибоедову двух женщин своего гарема, урожд. христианок-армянок, чтобы они сказали Грибоедову, хотят ли они перейти в русское подданство и вернуться домой. Они заявили, что хотят - и Грибоедову ничего не оставалось, как принять и их. Аллах Яр-хан не выдвинул и тени протеста, ничего по этому поводу не возражали и от шаха и иранских министров. Однако в то же время и Аллах Яр-хан (тайно), и муллы (открыто) по всему Тегерану развернули бешеную пропаганду на тему о том, что русский посол будто бы самовольно отнял у Аллах Яр-хана гаремных женщин против их же воли. Все время пребывания в посольстве эти женщины поддерживали сношения с Аллах-Яр-ханом, а при разгроме посольства их и пальцем не тронули, а доставили целыми и невредимыми к Аллах Яр-хану. Нет сомнения, что Аллах Яр-хан навязал этих женщин Грибоедову именно с тем намерением, чтобы поднимать народ (не могший, естественно, знать, что Аллах Яр-хан сам этих женщин буквально всучил Грибоедову так, что тому и деваться было некуда, чтобы их не принять), обвиняя Грибоедова в отъеме женщин из гаремов против их же воли. (Кстати, похоже, что в иранской устной истории это обвинение так прижилось, что один из сюжетов каджарской эротической миниатюры - развратный европеец с внешностью, сильно напоминающей стилизованного Грибоедова (конечно, не его одного, да еще и, правда, с усами - но Грибоедов обсуждал сам с Чаадаевым, что в Персии будет носить усы): http://aws-cf.imdoc.fr/prod/photos/6/9/0/7307690/13812165/img-13812165518.jpg?v=5 ).
- 5 шаабана (29 января) собрание мулл передало шахскому сыну, военному губернатору Тегерана, что "если русский министр не согласится выдать Мирзу-Якуба и двух женщин [Аллах Яр-хана], то народ вырвет их из посольского дома силой". Губернатор ответил, что ничего не может поделать. В тот же день муллы передали по всему Тегерану, что на следующий день будет дело с посольством: пусть народ готовится, соберется к мечетям и выполнит, что ему сказано.
- 6 шаабана (30 января) - две последовательные атаки на посольство двух разных толп-волн: одна убила Мирзу-Якуба и забрала женщин Аллах Яр-хана, другая подошла через некоторый перерыв (уже с участием множества примкнувших к ней солдат) и уничтожила сам состав посольства.
- В течение 2 - 5 шаабана шах трижды, с нарастающей определенностью, предупреждал Грибоедова об опасности-де атаки толпы, подстрекаемой муллами, заявляя, что выдача Мирзы-Якуба (и, с какого-то момента, женщин Аллах яр-хана) - единственное средство предотвратить беду, ибо силы шаха-де с этим не справятся. В ночь на 6 шаабана - утром 6 шаабана к Грибоедову ушло и пришло четвертое предупреждение от шаха - на этот раз о том, что нападение будет самого 6-го и что только выдача Мирзы-Якуба и женщин спасет дело. Грибоедов неизменно отказывался их выдать.

***

В изложенном совершенно четко видно две линии: 1) шаха, который хотел во что бы то ни стало вернуть Мирзу-Якуба, и до начала шаабана хотел его получить путем дипломатического нажима, а после - решил воспользоваться активностью мулл и подготовкой народного восстания, запугивая всем этим Грибоедова и рассчитывая, что либо тот выдаст Мирзу-Якуба, либо восставшие последнего убьют. Что восставшие убьют и Грибоедова - это в планы шаха не входило, и действительно, первая волна атакующих убила Мирзу-Якуба, забрала женщин и удалиласт восвояси.
2) Аллах Яр-хана, который погубил Грибоедова, подсунув ему пресловутых женщин (народ распаляли в основном ими, а не Мирзой), и, несомненно, вместе с муллами готовил восстание; он же стоит за второй волной, убившей Грибоедова и посольских.

Открытыми остаются лишь два вопроса: 1) действовал ли Аллах Яр-хан сам - или в сговоре с англичанами; 2) обращение Мирзы-Якуба к Грибоедову за убежищем, сорвавшее отъезд посольства и вызвавшее конфликт между шахом и Грибоедовым, на фоне которого и подключился со своими женщинами Аллах Яр-хан, - было ли это обращение сделано Мирзой-Якубом под воздействием того же Аллах Яр-хана? Или под воздействием англичан независимо от Аллах Яр-хана? Или Аллах Яр-хан сговорился об этом маневре с англичанами? Ясно одно: Мирза-Якуб пошел к Грибоедову вследствие какого-то воздействия тех, кто был заинтересован в срыве отъезда посольства и создании конфликта между шахом и Грибоедовым, - а не потому, что его и вправду вдруг в последний момент перед отъездом посольства потянуло на родину и в русское подданство.

Весь персонал английского посольства и все это время, и предыдущие месяцы был в Тебризе. Связаться с Тебризом и получить от него инструкции за 21-30 января в Тегеране не могли. Стало быть, англичане если хоть как-то участвовали, - то сговорившись с тегеранскими своими союзниками заранее.

Перехват же писем Грибоедова из Тегерана в Тифлис и Петербург, каковой перехват будто бы осуществлялся в Тебризе ( = англичанами? Письма, адресованные Грибоедовым из Тегерана в сам Тебриз, прекрасно доходили), - на самом деле вообще не имел места. Грибоедов из Тегерана просто и не писал ничего ни в Тифлис Паскевичу, ни в СПб министерству ( http://wyradhe.livejournal.com/316269.html )

Таким образом, никаких конкретных зацепок, указывающих на участие англичан, во всей этой истории нет. Остается - оконч. след.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 31 comments