wyradhe (wyradhe) wrote,
wyradhe
wyradhe

Categories:

Интересные задачи картографирования идеократических репрессий

Интересные задачи картографирования идеократических репрессий

Самоочевидно, что, скажем, запрет отрицать Холокост и запрет уничижать пророка Мухаммеда - это одинаково идеократические ограничения свобод во имя той или иной догматической религии, не отделенной (по факту того, что за отрицание ее догмы репрессируют) от государства. Просто некоторые общества с такими правилами еще и врут, что они уважают свободу слова и не ограничивают ее ради какой-либо религиии и идеологии, а некоторые правдиво признают, что ограничивают и считают, что так и надо. Большие французские начальники неоднократно заявляли, что они полностью за свободу слова, просто свобода слова - не для такого безнравственного и недопустимого явления, как отрицание Холокоста. В точности по такой системе (только в еще меньшей степени) свободу слова обожали и в рейхе, и в СССР, и в Северной Корее.

Можно было бы предложить такие рабочие критерии для отличия обществ с репрессиями "за богохульства и ереси" от обществ с их отсутствием. Для начала оговорим, что высказывание может быть определенно площадным по форме оскорблением, неосновательной диффамацией или клеветой в адрес живущих персон и их ближайших родных (в том числе групповой - "все дравиды - алкаши и воры"; насколько приравнивать к этому фразы вида "дравиды - алкаши и воры" без "все" - дело конвенции, в то время как высказывание "слишком многие дравиды" и т.д. неосновательной дифф. или клеветой быть не может заведомо), разглашением государственной или приватной тайны, призывом к совершению противозаконного дела, мошенническим введением в заблуждение и т.д. Ограничение таких высказываний к идеократическим репрессиям отношения само по себе не имеет (хотя может использоваться в их духе).

Ниже пойдет речь о высказываниях, не подпадающих под эти категории. В обществе, действительно свободном от идеократического/религиозного репрессивного подавления свободы слова, будут действовать, в частности, такие правила:

- всякий безнаказанно волен заявлять, что истинно/ложно любое высказывание о фактах [если это не подпадает под категории, упомянутые выше: клевету и пр.] (Холокост был/не было; Фоменко прав / неправ; Бог создал мир в шесть дней/ Бога нет и т.д.)

- всякий безнаказанно волен заявлять, что такие-то были сколь угодно хороши / плохи в таких-то своих деяниях и в целом [если это не подпадает под категории, упомянутые выше: клевету и пр.] - то есть можно "восхвалять злых и зло и очернять добрых и добро" по усмотрению.

К этому следует добавить еще один рабочий критерий: любое изображение или сочинение, не подпадающее под вышеупомянутые категории [клевету и пр.] и не созданное преступным путем (с нарушением авторских прав, совершением преступления против личности - например, вовлечением несовершеннолетнего в такую-то сексуальную активность, разглашением тайн частной жизни и пр.), тем более оперирующее только вымышленными лицами и ситуациями, не будет криминализовываться независимо от тематики и месседжа (возможности его публичного распространения могут регулироваться, но хранение, создание, просмотр, частное распространения будут вне преследований в принципе). Если изображение с нацистской или любой иной символикой или рисунок с самыми реалистическими несовершеннолетними эмбрионами, предающимися графически изображенному свальному греху под штандартами со свастиками на горе трупов жертв Холокоста и Голодомора с подписью "Вот и молодцы!" окажется криминализованным, то ни о какой свободе от идеократических репрессий говорить не придется. Все разговоры о том, что такая криминализация нужна для вящей борьбы с таким-то реальным злом и тем оправданна, стоят совершенно одинаково, ведутся ли они в СССР 1937 года на предмет кулацкой идеологии поэм Заболоцкого или в Новой Зеландии на предмет рисованного "чайльдпорн" хоть с эльфами, хоть с кем, - совершенно независимо от того, насколько что из всего этого дисгастинг и револьтинг (кстати, у слова revolting появился адекватный перевод на русский - "выбешивающий". Только почему-то по-русски в это слово вкладывают меньше пафоса).

Можно было бы говорить только о разной степени и широте этих репрессий, а также о том, что такие-то общества честно признают, что проводят идеократические репрессии и говорят, что так и надо, а другие (вроде многих европейских или РФ и иных постсоветских, или Турции) потешным образом заявляют, что они свободу слова такими репрессиями не ограничивают, хотя на самом деле вполне официально это делают.

Интересно было бы составить сводку таких обществ и соответствующих законов с нанесением на карту и составить такие карты для разных лет на протяжении последнего века с небольшим. С шагом, скажем, в десятилетие.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 88 comments