wyradhe (wyradhe) wrote,
wyradhe
wyradhe

Categories:

Да и нет не говорите - 2 (продолжение).

Да и нет не говорите - 2 (продолжение)

Констатация Б. В середине XVIII в. подданные европейских государств жили по старинке: кроме случаев взятия занятого мятежниками населенного пункта, подданный должен был репрессироваться или терять жизнь или свободу от рук агента власти только за определенную прописанную законом вину - или, в чрезвычайных случаях, за вину, в законе прямо не прописанную, но тоже персональную и объявленную виной по наведению от фиксированных норм. Судебно-административная система большинства стран уполномачивала судей, наместников и государя производить такое наведение. Например, кодекс Марии-Терезии прямо говорил, что суд уполномочен определять деяния, прямо не обозначенные в кодексе как преступления, по наведению от того, что там преступлениями значится. Лишь в последующие времена эта система была откорректирована до полного выполнения принципа "нет наказания без нарушения нормы, прописанной в законе" - и то неизбежным реликтом старой пограничной размытости этого принципа осталась размытость такой вины как "нарушение общественного порядка".

На фоне этой системы могли появляться самые уродливые злоупотребления. Так, абсолютный государь не мог быть формально поправлен, что бы он ни счел виной и за что бы они ни вынес приговор - хотя само право выносить приговоры помимо обозначенных в законе норм, которым государь был наделен, было именно правом что-то считать виной по наведению от имеющихся норм справедливости и закона, а не по капризу (этим, по представлениям Европы, власть европейского государя отличалась от азиатского деспота). Однако не было институтов, которые имели бы право указать, что вот тут и тут он этим полномочием злоупотребил. А во Франции XVIII в. это свое полномочие внесудебно карать король попросту передоверял любому, кому хотел, посредством знаменитых леттр де каше, которыми пользовался и сам, и другим давал (причем сажали по этим леттр десятками тысяч).

Тем не менее вся система права базировалась на представлении о персональной ответственности за выявленные _поступки_, нарушающие зафиксированную или явно подразумеваемую конкретную норму, - и о безнаказанности, причитающейся тому, за кем таких поступков не сыскано.

Нацистская, большевистская и т.п. системы поражают воображение тех, кому они вообще его поражают, именно принципиальным отходом от этой системы, заменой "репрессии за что" на "репрессию для чего" - репрессивной работой по площадям, против целых категорий и групп населения, за которыми в целом усматривалась социальная нежелательность или повышенная нелояльность, без приписывания данному репрессируемому какого-то поступка, нарушившего какую-то норму (слабоумные, помещики, буржуазия, евреи, цыгане, кулаки, депортируемые народы, жители недосдавших хлеб "чернодосочных" колхозов, жители городов и деревень, в которых кто-то был незаконными комбатантами или связан с ними, или рядом с которыми / на территории которых произошла враждебная вылазка незаконных комбатантов). Именно это и обеспечило нацистскому режиму его характеристики - не производи он подобного, много ли осталось бы от его преступлений?

Между тем в общественном сознании Европы и Америки (а равно и постсоветского пространства) как-то не принято вспоминать, а откуда, собственно, эта проруха - репрессии против нежелательных или повышенно нелояльных элементов, а не против лиц, нарушивших такие-то запреты - пошла. Поскольку пошла эта проруха вовсе не от нацистской и прочей такой реакции, а намного раньше - от передовых революционных сил. Первый большой пример этой прорухи, еще довольно ограниченный (все же XVIII век) - якобинский "закон о подозрительных", по которому впредь до заключения мира помещению в тюрьму и под домашний арест подлежали... да кто только не подлежал, см. текст https://fr.wikisource.org/wiki/D%C3%A9cret_du_17_septembre_1793_relatif_aux_gens_suspects (фр.), http://jakobin1793.livejournal.com/71268.html (русс.). По оценкам Жака Годшо, на 25-миллионную страну около полумиллиона человек было по этому закону брошено в тюрьмы, еще триста тысяч попали под домашний арест (вымерли из них в тюрьмах единицы десятков тысяч, казнили из них 15-20 тыс.). Массово казнили заложников, а огульные истребления населения шли в порядке репрессалий за мятежи уже после взятия соответствующих центров и установления в них твердой власти (Лион, Тулон... да много где).

Следующий яркий известный мне пример такого подхода - это публичные печатные призывы Маркса с Энгельсом к массовому террору и массовому людоистреблению вплоть до практически полного уничтожения в адрес ряда славянских этносов Центральной и Юго-Восточной Европы ( http://wyradhe.livejournal.com/110028.html ). Что, сильно на них за это осерчала тогда и серчает сейчас передовая публика?

Примечательно, кстати, то, что якобинцев за их упражнения _во времена самих якобинцев_ числило преступными разбойными безумцами большинство самих же французских революционеров, даже довольно радикальных, не говоря о нереволюционных передовых людях того времени. Закон о подозрительных и террор с громом и проклятиями отменил не Наполеон и не Людовик XVIII - их отменила коалиция умеренных якобинцев же и иных революционеров, и даже некоторых активных участников самого террора. И числились они позорным пятном на истории революционной Франции большинством _тогдашних_ передовых людей.
А вот через 100 лет якобинцы Террора у передовых людей нового типа сходили за высший расцвет революции, позорными бандитами не считались, и даже такой вменяемый в остальном и совершенно не революционаристский деятель, как Клемансо, сохранял к ним большой пиетет. Хотя подражание их методам для своего времени счел бы преступлением.

Не будучи специалистом по новой истории Европы, я не могу точно перечислить, когда и какие именно правые / охранительные / традиционно-государственные силы усвоили эту передовую методу от левых (левые-то многие от нее никак отказываться не хотели, заложников в Гражданскую войну открыто и программно казнили и большевики, и социалистическое антибольшевисткое правительство Комуча, см. напр. http://wyradhe.livejournal.com/206275.html?thread=4853443#t4853443, а вот режимы Колчака и Деникина - нет). Во всяком случае, в 1914 году Германия в Бельгии уже массово убивала гражданских в порядке репрессалий - в отместку за вылазки других гражданских.
Заложников казнила Австро-Венгрия в ПМВ; Ставка вкн Николая Николаевича - Янушкевича в 1914 предписала казнить заложников и русской армии, но армия стихийно просаботировала этот приказ: из многих сотен взятых заложников казнены были единицы, - а в 1915 новое командование в лице имп. Николая - Алексеева эту систему отменило вовсе.

Изничтожение нежелательных категорий населения независимо от виновности в каких-то преступлениях было очень дорого ряду великих прогрессистов первой половины XX в., например, Шоу и Уэллсу. Уэллс писал (1902, Anticipations of...), что в новом разумном мире будут "милосердно предаваться смерти слабые, глупые и бессмысленные", "согласно новой этике жизнь будет привилегией и ответственностью", "для множества презренных и глупых существ, управляемых страхом, беспомощных и бесполезных, ... слабых, уродливых, неэффективных, порожденцев несдержанных вожделений, и умножающихся в числе по явной несдержанности и тупости, у мужей Новой Республики мало будет жалости и того меньше благожелательности... Мужи Новой Республики не будут стесняться ни смотреть в лицо смерти, ни убивать... у них будет идеал, ради которого оправданно будет убивать... Всякое такое убиение будет производиться [безболезненно] опиатом... Эта эвтаназия слабых и чувственных (weak and sensual) возможна. Принципы, которые будут одушевлять руководящие слои нового времени, сделают ее дозволенной, и у меня мало или вовсе нет сомнений, что в будущем ее будут планировать и осуществлять... А как в Новой Республике обойдутся с низшими расами?... Кто бы ни мог включиться в ее эффективное гражданство, ему будет позволено включиться - белому, черному, краснокожему или смуглому; эффективность - вот что будет критерием. А остальные, эти стада черных, смуглых, грязно-белых и желтых, которые не удовлетворят этим новым нуждам эффективности? ...Им придется исчезнуть... их удел - вымереть и исчезнуть".

Шоу, предисловие к "На скалах" (On the Rocks): "...То мнение, что лицо должно быть гарантировано от физического уничтожения [со стороны государства], пока это лицо не совершает умышленного убийства, мятежа против власти, похищения детей и т.п. - это мнение не только неоправданно ограничивает социальную ответственность и поощряет множество нетерпимых отклонений в поведении, лежащих за пределами этих [определенных юридических] норм, но еще и отвлекает от действительного оправдания казни, которое всегда заключается в том, что данное лицо непоправимо не вписывается в жизнь общества (incorrigible social incompatibility), и ни в чем другом. Единственная страна, которая все же пробудилась для этого расширения социальной ответственности - это [большевистская] Россия... Никакой, даже расширенный уголовный кодекс, с его списком конкретных вин и конкретных наказаний, не смог бы послужить обеспечением ни для таких /необходимых/ казней, ни для растущей необходимости как-либо распорядиться людьми, которые не хотели или не могли встроиться в новый порядок вещей, признав его новую мораль... Было бы просто в старомодном стиле указать определенные вины и определенные наказания... но самый разработанный кодекс такого рода все равно оставил бы необозначенными сотни способов, которым лица, вредные для коммунизма, могли бы обойти его... Вот почему русским пришлось ввести Инквизицию или Звездную Палату, которая сначала называлась ЧК, а теперь ГПУ (ОГПУ) - чтобы заниматься и этими вопросами и ликвидировать лиц, не отвечающих удовлетворительно их требованиям. Гарантией от злоупотребления этой властью миловать и казнить по усмотрению здесь было то, что ЧК не было заинтересовано в ликвидации кого-либо, пока он может быть сделан общественно полезным". И т.д. и т.п.

Кто-нибудь слышал, чтобы этих людей в Европе постигла диффамация после этих хоралов? Может, с ними фабианцы раззнакомились?

Нацистская Германия и большевистский СССР были просто великими корифеями всего этого подхода, в то время как какой-нибудь Антонеску в Румынии - подающим надежды подмастерьем, а шведско-норвежские евгенические стерилизаторы-социалисты - так, бледными тенями.

После всего этого кто-нибудь в самом деле полагает, что передовая и наполовину левая по своим номинальным идейным корням Европа так честно и признает, на каком именно дереве расцвела нацистская ветвь казней без вины для-ради дела?

(Да - дерево это, естественно, не какое-то "левое вообще". Какой-то общей "левой" ответственности за этот новый тон так же не может быть, как общей ответственности этнических немцев мира за нацизм. Одни левые этот новый тон одобряли сами или прощали и списывали тем, кто им нравился и кто им был близок по другим параметрам, - тем один счет. А другие левые (их было много меньше, но на обсуждаемый вопрос это не влияет) вышеуказанных первых левых держали за разбойников и друзей разбойников - тем другой счет. То же относится и к правым. Но дело в том, что в святцах и в моде у современной Европы имеются безразборно и те, и другие левые, и левых первого образца среди них много. Маркс, Уэллс и Шоу отнюдь не числятся в современном европейском мэйнстриме пакостными адептами вурдалачества, в отличие от их нацистских коррелятов. Соответственно, то, на каком дереве выросла нацистская практика, о которой шла речь, будет упорно обходиться молчанием).
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 86 comments