wyradhe (wyradhe) wrote,
wyradhe
wyradhe

Фетишизм - вообще интересное явление. А уж если фетиш - "международное право"...

Фетишизм - вообще интересное явление. А уж если фетиш - "международное право"...

Я полагаю, что вот этот автор, сам не зная того, открыл замечательный путь к успокоению сердец всех тех, в ком сердца потрясаются именно самим "нарушением международного права", усматриваемым ими в присоединении Крыма.
Автор пишет: http://andrew-pj.livejournal.com/28493.html - "несмотря на то, что на данный момент Российская Федерация заключила Договор с Республикой Крым о вхождении в состав Российской Федерации, официально и юридически Крым является территорией Украины по следующим основаниям: ... ... ...".

Это совершенно правильный и душеутолительный подход, только надо расширить это "несмотря на". Несмотря на то, что Крым по всем фактическим признакам войдет в состав России, а Владивосток в нее уже входит, официально и юридически Крым является территорией Украины (или улусом Золотой Орды), а Владивосток - территорией Бохая, Цзинь, Китая или Дальневосточной Республики по следующим (тем же самым + примерно тем же самым, что указаны выше по ссылке) основаниям: ... ... ...

И все довольны. Пусть себе в мире видимостей, мире явлений Крым будет территорией РФ. Это всего лишь майя. В мире сущностей, мире истины, мире того, что можно непротиворечиво непротивомеждународноправно помыслить, Крым был, есть и будет территорией государства Украина. Одно другому совершенно не мешает, а грубые люди РФ даже и не посягают на мир истинных сущностей, ибо не могут даже и дорасти до восприятия его возвышенного уровня. Германия в ВМВ победила - в духе (/ в том, что "духом" называл Геббельс); ведь это же гораздо важнее, чем плоская победа в мире физических кажимостей, на которые благородный муж и не посмотрит. Крым принадлежал, принадлежит и будет принадлежать государству Украина - в международном праве (/ в том, чтО граждане, которые в последнее время так носятся с этим термином, называют "международным правом"). О чем же печалиться и грустить? Конечно, можно сказать, что в мире физических кажимостей что-то по части Крыма не соответствует положению дел в светлом плане международного права. Но если придавать такое безмерное значение означенному светлому плану и такое малое - делам мира физических кажимостей (*), то какая разница, что вообще происходит в последнем?

(* в каковом низком мире весьма важно, чтО там было в 1991, чего кто хочет в Крыму, и т.п. - что совершенно не важно в высоком мире международного права, где, напротив, очень важно, чтО было признано конторкой под названием ООН или форейн оффисами разных государств, а что нет, и т.д.).

***
УПДАТЕ.

Выше отмечалось, что кому-кому, а не украинским сецессионерам 1991 года, отделившим Украину от Союза по нарушающей конституцию Союза сецессии и прихватившим явочным порядком при этом Крым, _упрекать_ кого-то за нынешнюю сецессию Крыма против конституции Украины. Они имели бы основания с этим _воевать_, быть к этому шагу враждебны, но не возмущаться. Воевать сил нет или нет расчета? Значит, ни воевать, ни возмущаться, просто питать враждебные чувства - если хочется. Если между данными двумя сецессиями и обнаруживается вообще объективная разница, то разве что в пользу второй: применительно к Крыму первая проходила против воли большинства крымчан, вторая удовлетворяла этой воле (а других районов Украины и не затрагивает); первая не была контр-сецессией против предыдущей сецессии, нарушавшей чьи-то права, вторая была. Но бог с ней с этой разницей - можно ограничиться самым грубым разрешением, при котором эти сецессии попадут в одну графу.

Оказывается, однако, что часть граждан Украины и РФ полагает, что между той сецессией и этой есть великая оценочная разница - но как раз в пользу первой. И эта великая, всё определяющая разница заключается в том, что первая сецессия была узаконена "международным правом", а вторая - нет. Богатая идея, значит, заключается в том, что независимость и границы Украины-1991 были признаны международным правом, а нынешнее крымское действо его нарушает и им не признано. И разница эта должна определять оценки означенных сецессий - какой стыдиться, а какой не стыдиться, какой возмущаться, а какой нет.

Имеется ли в виду при этом разница физическая, или разница силовая по понятиям-и-кулаку-за-ними-стоящему, или разница моральная?

Если физическая, то рекомендую такой эксперимент: взять всю кипу бумажек ООН и пр., относящуюся к вопросам конфликта права людей на мятеж и на отделение с правом страны на терр. целостность, а также к вопросам вмешательства одной страны в дела, происходящие на международно признанной территории другой - взять как изложение принципов, так и бумажки о тех или иных прецедентах (а они имели место в любую сторону). Положить ее на пол. Сплясать вокруг нее с ритуальными песнопениями: "Международное право, международное право! Изреки истину, яви суд! Истинно ли по тебе признаны были отложение и границы Украины? Истинно ли по тебе РФ присоединила Крым? Ежели не истинно, то расточи мордорские полчища вежливых орков и старшого их Гоблина, и иных твоих обидчиков покарай, а правду восставь на место, где ранее торжествовало преступление!"

И посмотреть, что получится. Если ничего не получится, то вопрос о физической разнице между нарушением и ненарушением межд. права можно будет считать закрытым.

Если имеется в виду разница силовая по понятиям и кулаку, то тут будем посмотреть (хотя, ИМХО, и так все ясно). Но даже если окажется, что "Паниковского, нарушителя конвенций" в нашем лице могучий Запад умоет в юшке и заставит все вернуть и с плачем долго обещать, что больше мы без ООН и ОБСЕ нинини (по-моему, это совершенно из жизни сказок, но шутки ради допустим), - то это ровно ничего не скажет на тему о том, как надо стыдиться или возмущаться по части той или иной сецессии.

А если имеется в виду разница моральная - то международное признание/ непризнание означает только то, что каких-то чиновники каких-то держав и созданных ими международных учреждений по своему произволу, диктуемому сложной совокупностью каких-то принципов (есть и это), каких-то "воровских и пацанских понятий", каких-то реально-политических расчетов, выгод, амбиций и капризов, и, наконец, конформизма по отношению к физической силе и свершившемуся факту - постановили прицепить к чему-то ярлычок "одобрено, годно по толкуемому нами межд. праву" или "не одобрено, не годно по толкуемому нами межд. праву". Ярлычки эти цепляются по системе "что дышло", с прогибами в любую сторону и потоками произвольных толкований в стиле "здесь видим, здесь не видим, здесь рыбу заворачиваем". Державы, криком кричащие в пользу этих ярлычков, когда это по ним (причем добиваются они этого правдами и неправдами), кладут на них, если им это сильно надо, с прибором, если ярлычок получить не выходит. Чем сильнее державы, тем проще его получить.

ПРАКТИЧЕСКУЮ ценность вся эта система, безусловно, имеет: если бы ее вообще выкинули на помойку, кабака и кровопролитий было бы на круг по белу свету больше. Именно поэтому ее на помойку и не выкидывают.

Но моральной ценности сам тот факт, что какой-то международный чиновник или мининдел какой-то страны в каждом отдельном случае что-то признал отвечающим "межд. праву", а что-то нет - не имеет никакой. Это было бы так, даже если бы межд. право представляло собой ясный стройный свод правил. А оно представляет собой (*) кучу взаимоисключающих положений с принципиально "дышловым" разрешением конфликтов между этими положениями. Сепаратисты Южного Судана воевали-воевали, наконец, Судан - в том числе под давлением Запада - плюнул и признал их независимость. После чего Южный Судан был признан как нез. гос. по межд. праву - поскольку Судан ее сам признал. Но с тем же успехом по произволу межд. инстанций можно было бы и до того признать Южный Судан, заявляя, что это, мол, он осуществил право на мятеж / самоопределение без согласия того гос-ва, от которого отделяются [бумажки по межд. праву считают это в общем виде недопустимым, но оставляют место исключениям, таким и стало Косово] - но и после признания Южного Судана самим Суданом можно было бы Южный Судан не признавать, считая, что это преступная банда какая-то, а вовсе не государство. Спрашивается, неужели качество реально существующего сообщества Южного Судана и его действий поменялось от того, признала ли его или не признала власть в Хартуме - у которой это признание было исторгнуто в любом случае силой, - или от того, что нечто на этот счет постановили какие-то международные чиновники (вдобавок общеизвестные прогибом своих решений во все стороны по причинам сугубо реал-политическим или по капризу и пристрастиям)? И как мерить это качество, даже если бы они хотели его мерить беспристрастно? И какой авторитет имела бы мерильная шкала, даже если бы ее можно было бы придумать и они бы ее придумали?

Так что если кто скажет: "Ежели все начнут так делать, как сейчас РФ, не обращая внимания на последствия, то к чему же мы придем? К ужасужасу и войнамвойнам по всему миру" - то это на первый взгляд могло бы иметь смысл. Существование системы международного права со всем его дышлоподобием и дырами в нем и акциями мимо него - лучше его несуществования-вообще. Но только каждая отдельная акция мимо него и не подводит его к уничтожению. И все это не имеет никакого отношения к оценке данного действия РФ - на такие слова РФ могла бы только ответить: "Во-первых, мы никакой войны не устроили и как раз принимали во внимание последствия - мир не рухнул и не стал на шаг ближе к обрушению, мировой войне или всеобщему хаосу, чем был до того; во-вторых, мы не хлопотчики за всю мировую безопасность и не обязаны считать непонижение ее потенциально-среднего уровня своим непременным приоритетом во всех случаях - как и никто не обязан; да никто на практике так и не считает, нема дурных)".

А уж если кто скажет: "Караул! Рф нарушила международное право, что и само по себе плохоплохо, и определяет великую разницу между нынешней крымской и тогдашней украинской сецессией - ибо та получила международное признание, в отличие от этой", -
то отвечать надо: а не нарушила ли РФ сейчас (да и Украина тогда) заодно своей акцией предписания Талмуда, устав ВЛКСМ и дух договора Рамсеса II c Хаттусилисом III? Если нарушила, не медлите, а прямо пишите в "Спортлото".

(*) не говоря о том, что "межд. право" само по себе вообще не должно иметь принципиального авторитета ни для одной страны, поскольку представляет собой плод разумных - добровольных и вынужденных - межгосударственных сделок и не обеспечено тем, чем обеспечено внутреннее законодательство общества - соответствующими взаимными обязательствами между исполнителями законов, причем эти обязательства гарантируются их единой властью, а они сами образуют суверенное сообщество, но каждый из них - НЕсуверенен; без всего этого и внутреннее законодательство не имело бы никакого нравственно-обязывающего авторитета [да и с ними он ограничен и относителен - вовсе не всякое нарушение писаного закона непременно образует нарушение права, и вовсе не всякое нарушение права должно непременно вызывать осуждение - согласно самому же праву и этике почти любой страны]. Мнение, изрекаемое от имени страны учреждениями страны о том, что право, а что криво, имеет авторитет для ее сочленов постольку, поскольку они держат общий котёл, платят в него все вместе налоги, держат совместную оборону и т.д., и вот эти обязательства взаимопомощи и ненападения "своих" и создают то поле, в котором правила, которые они как сообщество выписывают себе как отдельным лицам, получают известный этический авторитет. А правила международные сами по себе имеют его ровно столько же, сколько сообщение: "Вы знаете, а вот господа Пупкин, Обама, Сидоров и Рабинович нашли то-то правильным, а сё-то неправильным". Ну и что? См. тж. ветку http://wyradhe.livejournal.com/347440.html?thread=11220784#t11220784
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 92 comments