?

Log in

No account? Create an account
wyradhe [entries|archive|friends|userinfo]
wyradhe

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Итак, возвращаясь к семейной легенде Брежневых в передаче Любы [Feb. 5th, 2014|05:05 pm]
wyradhe
Итак, возвращаясь к семейной легенде Брежневых в передаче Любы ( http://wyradhe.livejournal.com/338514.html ),

рассмотрим пошагово предание, излагаемое Л. Брежневой, отмечая его схождения и несхождения с реальностью.
При этом следует напомнить, что Люба Брежнева родилась в войну: с ее матерью в войну же познакомился ее отец, Яков Брежнев, и у них завязался роман (Яков Брежнев был при этом уже женат). Все рассказы о судьбе Брежневых в 1937 году Люба слышала, во-первых, в 50-х гг. от своей матери, которой историю о том, как Брежневы пережили 1937 год, рассказал Яков Брежнев, ее отец, в 1942-43; во-вторых - еще и в 60-х - 70-х гг. от своего отца (когда воссоединилась с ним) и своего дяди, самого Л.И. Тогда же она слышала от них об их обстоятельствах в коллективизацию и до нее. Никаких своих воспоминаний о Брежневых в 20-х - 30-х гг. ни у нее, ни у ее матери не было.

1. Л.Брежнева: Леонид Брежнев в деревне Брежнево ухаживал за дочкой своего односельчанина Толмачева Настей Толмачевой, но ее отдали замуж за другого. У нее были братья.

Реальность: действительно в Брежнево существовала такая семья, с Настей Толмачевой все было именно так, а брат ее жил в родной деревне в 70-х-80-х и там с ним разговаривал тогда М. Тимощенко (Тимощенко 2009, 1). Л.Брежнева писала свои воспоминания тогда, когда в сов. и постов. печати никаких упоминаний о Толмачевых в связи с Брежневым не было.

2. Л.Брежнева: в 1927 Брежнев был землеустроителем на Курщине и в этом качестве участвовал в коллективизации. Заезжал он - не по работе, а просто так - и в Брежнево. Тогда проходила кампания по полному раскулачиванию, реквизиции кулацкой собственности и депортации, под нее подпали Толмачевы, и Брежнев оказался свидетелем их выселения. Сначала он был сторонником коллективизации, но видя творящееся, в конце концов понял, что это разбой, сильно переоценил всю партию и Советскую власть и в конце 1927 уехал с Курщины на Урал.

Реальность. В 1927 г. Брежнев был землеустроителем на Курщине (лето-осень), работа эта была связана с наступлением на кулака и вообще с конфликтами с крестьянами (уточнение и изменение земельных границ всегда было этим чревато, а тут вдобавок и шло это самое наступление на кулака) - настолько, что Брежнев просил и получил для самозащиты браунинг, а потом вступил в конфликт с ОГПУ, которое пыталось у него браунинг отобрать. Никакого сплошного раскулачивания с реквизициями и выселением в 1927 г. не шло - это произошло в 1929/1930 и далее. Однако летом и осенью 1927 г. (в связи с кризисом хлебозаготовок и угрозой войны) имели место первые массовые репрессии на селе (прежде всего в черноземной зоне) - и против бывших помещиков и пр., и против кулаков и пр., как антисоветских элементов. В печати было и остается распространено представление, по которому Брежнев после окончания техникума в Курске в 1927 работал сначала на Курщине, потом в Белоруссии, под Оршей, и только оттуда уехал на Урал. Однако в листке учета кадров, заполненном самим Брежневым в 1942 (опубл. Хинштейном), значится, что в Белоруссии под Оршей он работал как практикант-студент в 1926 г., еще до окончания техникума, а по окончании его в 1927 работал на Курщине, а затем, с 1928 - на Урале. Изложение Любы (с Курщины прямо на Урал) в этом вопросе совпадает с реальностью, хотя сам момент отъезда (у нее - 1927) она называет смещенно: это работу на Курщине он прекратил, согласно своей записи в листке учета кадров, в 1927 г., а на Урал, по воспоминанию своей вдовы, уехал в марте 1928 (что опять же совпадает с тем, что по листку учета кадров он на Урале работает с 1928 г. На грани 1927/1928 имела место какая-то оперативная пауза в его работе): "В 1925 голу мы познакомились, а поженились только в 1928-м... ...Когда он уже получил назначение, говорит: "Давай поженимся". Я говорю: "Хорошо". Пошли в ЗАГС и расписались... Леня уехал в марте, а мы в июле учебу закончили и отправились к ним". На Урале он как землеустроитель участвовал в сплошной коллективизации. О коллективизации он действительно сначала был советского мнения, а потом - противоположного: партийному клерку В.Печеневу он говорил много лет спустя: "Да, во все мы тогда верили. И как было без веры... Придешь в крестьянский дом излишки хлеба забирать, сам видишь, у детей глаза от буряка слезятся, больше ведь есть нечего... И все же отбирали, что найдем из <запасов> продовольствия. Да, во все мы очень крепко верили, без этого жить и работать было нельзя" (В. Печенев публиковал этот пассаж несколько раз с 1990 г., в последний - в: Взлёт и падение Горбачева: глазами очевидца. М., 1996, с.49). Здесь явно передано, что _тогда_, в начале коллективизации говорящий "во все верил", но в какой-то момент после этого "тогда" разуверился и об этой вере и о содеянном сожалеет, причем в качестве впечатлений, подействовавших на это в первую очередь, Брежнев называет впечатления от изъятия имущества (точно то же у Любы: "Леонид разъезжал по селам, видел, как изымали из кулацкого и середняцкого хозяйства ухваты, столовые ложки, бабские юбки, как, нимало не смущаясь, приходили грабить своих соседей, обирали одежду, утварь, срывали одеяла со спящих детей. Видя своими глазами, как проходит кампания коллективизации, он мало-помалу начал понимать, что идет самый настоящий разбой»). В сент. 1930 Брежнев резко и навсегда пресекает свою работу в с/х - землеустроительной сфере и уезжает с Урала (см. ниже).

Схождений с реальностью, в том числе очень специфических и в печати тогда не отраженных, у Любы Брежневой в рассмотренном разделе очень много; расхождения не проводят никакой тенденции и полностью укладываются в стяжение событий в памяти воспоминателя (такое стяжение - вообще самое обычное явление для устной эпики): то, что реально произошло и в стране, и в душе Брежнева за 1927-1930 гг., уложено в один 1927 г. (год его работы на Курщине), на который у Любы Брежневой переехали и раскулачивание с изъятием имущества, и впечатления Брежнева от него - при этом на Курщине в 1927 тоже и репрессии против кулаков были, и выколачивание хлеба по хлебозаготовкам, и вовлечение Брежнева в достаточно конфликтные обстоятельства, чтобы он требовал браунинг.

Поэтому надо заключить, что и история о том, как Брежнев видел репрессию в адрес Толмачевых, либо отвечает в общем реальности (Брежнев мог видеть и какие-то репрессии, которым Толмачевы могли подвергнуться в кампанию 1927 г., - только это не было раскулачиванием, - и приехать навещать родных в какой-то момент кампании 1929/1930 г. [он же не обязан был сидеть на Урале безвыездно без отпуска] и оказаться свидетелем именно раскулачивания и вывоза Толмачевых; а последнее не мешало бы кому-то из них остаться в родном Брежнево или вернуться туда впоследствии), либо, в крайнем случае было придумано самим Брежневым как романтический компонент истории о том, как он сменил взгляд на коллективизацию (подобная беллетризация с использованием любовных клише - тоже самое стандартное явление устной эпики, в том числе советской, со всеми ее балладами о любящих или родных, по роковому стечению событий оказывающихся по разные стороны баррикады - вплоть до прокуроров, узнающих в подсудимых собственных дочерей, сыновей или возлюбленных) - но, во всяком случае, эта история не была придумана Любой, которая просто излагает ее в рамках того самого стяжения событий, о котором говорилось выше.

3. Л.Брежнева: Брежнев стал кандидатом в члены ВКПб, но после 1927 сл.л сильно (хотя и не до конца) разочаровался в партии - прежде всего из-за коллективизации - и поэтому уклонялся какое-то время от вступления в нее. От его советских убеждений в эти времена оставалось только то, что "в партии есть и хорошие люди". Когда же его в итоге принимали в партию, он очень боялся, что провалится на собеседовании - ему задавали неудобные вопросы, и он не знал, примут ли его в итоге.

Реальность. Весной 1930 Брежнев занял пост замначальника Уральского окружного земельного управления в Свердловске и работал так до конца лета. На грани лета/осени произошел сильнейший срыв, связанный с каким-то противостоянием и явной сильной опасностью, угрожавшей Брежневу: он буквально бежит с Урала, бросая свой пост и всю землеустроительную и успешную до сих пор 7-летнюю карьеру и пойдя на поразительный дауншифтинг: в сент. 1930 с поста замначокружного землеуправления уходит, уезжает с Урала и поступает рядовым студентом в московский институт машиностроения им. Калинина. Там ему было негде даже разместить семью, и помыкавшись с осени до весны, он выхлопотал в родном Каменском готовность его принять в вечерний Каменский металлургический институт, в 1931 уехал в Каменское и поступил туда, а покольку институт был вечерним - должен был параллельно работать и пошел кочегаром-слесарем на Днепровский металлургический завод в Каменском. По глухой передаче слухов уральскими собеседниками Роя Медведева, в Свердловске он попал в какую-то историю в связи с коллективизацией и вызвал гнев начальства (сами собеседники Медведева эту историю передавали уже с тем наполнением, что Брежнев слишком круто вел коллективизацию, и этим-то и навлек на себя гонение, но это наполнение - явный примысел ад хок: землеустроитель не мог вести круто коллективизацию, а за чрезмерную жестокость к коллективизируемым можно было вылететь в начале 1930, но никак не осенью); в самом Свердловске-Екатеринбурге по сей день ходят устные "городские легенды" о том, что Брежнева в Свердловске исключили из партии, а в другом, еще более фольклоризованном варианте этих легенд - что в Свердловске его трижды исключали из партии, но все три раза восстановили. Свои свердловские неприятности он запомнил настолько, что категорически избегал останавливаться в Свердловске потом (что известно из воспоминаний железнодорожников). Кандидатом в члены ВКПБ он стал на Урале в октябре 1929 г., и Рой Медведев писал в своей биографии Брежнева, что ему полагался 6-месячный кандидатский стаж, но он почему-то был принят в партию лишь в Каменском 24 октября 1931, с промедлением больше чем в год. Затем это было повторено в историографии, и я это тоже писал. На деле, однако (как указал мне, с приведением исчерпывающего документа, semen_serpent_2, см. комменты), Брежневу полагался как служащему 2-х-летний срок кандстажа - и его учетная карточка кандидата, почему-то не взятая им с собой из Свердловска, а оставшаяся там ( http://www.oblgazeta.ru/media/newspaperpdf/pages/2012-11-10_og_462-463_9.pdf ), прямо указывает, что кандидатом он вступил на 2-х-летний срок кандидатства как служащий. Задержки, таким образом, не было - кандстаж истекал в октябре 1931, тогда он в ВКПБ и вступил. Почему, однако, его учетная карточка кандидата осталась в Свердловске? Свидетельство ли это быстроты бегства, или по тогдашним правилам она и должна была остаться в архиве той организации, где он вступал кандидатом, а ему на руки выдавали копию? Как бы то ни было, ту же ошибку, что Медведев и пр., могли делать и собеседники Брежнева, так что вопрос ему о задержке со вступлением в партию вполне правдоподобен. (Во время войны в ВКПб часто принимали досрочно, до истечения кандидатского стажа, как отличившихся, но я не знаю, практиковалось ли такое в годы коренного перелома).
Как известно независимо, к 1960-м Брежнев полностью отказался от советской и марксистской веры; как видно из его реплики 1952 года ("Молодец, он имеет идею", http://wyradhe.livejournal.com/224202.html ), из крестин со Щелоковым в 1946 г. и из того, что в 1939 он категорически отбрыкивался и отбрыкался от поста секретаря по идеологии, потому что - как он сказал много позже Яковлеву - ненавидел "эту тряхомудию" и "бесконечную болтовню" (это про идеологию-то и идеологическое воспитание) - этот отказ произошел на протяжении 30-х.

Схождения и взаимная дополнительность между сообщениями Любы и реальностью опять же бросаются в глаза (наблюдаемых расхождений в этом блоке уже нет). В частности, неудобные вопросы на приеме в партию ему действительно задавать были должны, учитывая его явное и непонятное убегание с Урала.
LinkReply

Comments:
[User Picture]From: haliplea
2014-02-05 05:39 pm (UTC)
партийному клерку В.Печеневу он говорил много лет спустя: "Да, во все мы тогда верили. И как было без веры... Придешь в крестьянский дом излишки хлеба забирать, сам видишь, у детей глаза от буряка слезятся, больше ведь есть нечего... И все же отбирали, что найдем из <запасов> продовольствия. Да, во все мы очень крепко верили, без этого жить и работать было нельзя".

А это откуда цитата? Простите, если я что-то пропустила. Но ведь это не из воспоминаний Любы, насколько я понимаю.
(Reply) (Thread)
From: wyradhe
2014-02-05 06:19 pm (UTC)
Это из самого Печенева: В.А. Печенев. Взлёт и падение Горбачева: глазами очевидца. М., 1996. С. 49 (до того он этот же пассаж публиковал в Огоньке за 1990 и книге о Горбачеве 1991 г.).

Печенев пишет: как-то Брежнев, выйдя "из какого-то заторможенно-угрюмого состояния, в коем он чаще всего пребывал в течение тех трех недель, когда он ежедневно «работал» с группой подготовки Отчетного доклада ЦК КПСС съезду (в которой впервые оказался и я [Печенев]), вдруг разговорился, и надолго. Делился он в основном воспоминаниями о конце 20 — начале 30-х годов. Причем, что поразило меня, рассказывал очень конкретно, приводил многие детали, даты, имена и фамилии. И вот что он, в частности, сказал (передаю, быть может, не дословно, но за суть мысли ручаюсь): "Да, во все мы тогда верили. И как было без веры... Придешь в крестьянский дом излишки хлеба забирать, сам видишь, у детей глаза от буряка слезятся, больше ведь есть нечего... И все же отбирали, что найдем из продовольствия. Да, во все мы очень крепко верили, без этого жить и работать было нельзя..." И, вспомнив этот рассказ, я [Печенев] вновь загрустил, подумав: "До каких пор мы, коммунисты, клявшиеся вроде бы не на Библии, а на науке, будем собственной верой оправдывать собственные ошибки, глупости, а то и преступления?" "
(Reply) (Parent) (Thread) (Expand)
[User Picture]From: semen_serpent_2
2014-02-05 11:09 pm (UTC)
<Кандидатом в члены ВКПБ он стал на Урале в 1929 г., и при стандартном шестимесячном сроке для его происхождения должен был стать членом партии к середине 1930. Но приняли его в Каменском 24 октября 1931, с промедлением больше чем в год>

Ранее Вы также упоминаете шестимесячный срок. Это не так. По действовавшему тогда уставу ВКП(б) (текст http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/vkpb1926.htm) кандидаты в партию делились на три категории: "1) рабочие и красноармейцы из рабочих и крестьян, 2) крестьяне (кроме красноармейцев), кустари, не эксплуатирующие чужого труда, и 3) прочие (служащие и т.д.)". Первая категория делилась ещё и на группы: "В первую группу первой категории входят промышленные рабочие, занятые непрерывно наемным физическим трудом. Во вторую группу первой категории входят непромышленные рабочие, красноармейцы из рабочих и крестьян и батраки". Для этих (фактически четырёх) групп устанавливались разные условия приёма в партию, в частности, и кандидатский стаж был разный: "для первой категории не менее 6 месяцев; для второй категории не менее 1 года, и для третьей категории не менее 2 лет".
Землеустроитель Л.И.Брежнев был служащим, следовательно, вступал в партию по третьей категории и кандидатский стаж у него должен был занять два года - до осени 1931 года. Приняли его в кандидаты 9 октября 1929 года, поэтому стать членом партии он мог не ранее 9 октября 1931 года. Так что со сроками вступления у Леонида Ильича всё в порядке. Но это не значит, что в данной истории истории всё ясно.
Если верить "Комсомольской правде" (полезный, кстати, материал, не знаю, учтён ли Вами http://www.kp.ru/daily/23501/39256/), уезжая из Свердловска, Л.И.Брежнев не снялся с партийного учёта. При постановке на партийный учёт в Москве это не должно было создать особой проблемы: дескать, когда ехал, ещё не был уверен, что примут в институт, а теперь, раз приняли, то надо учиться, не ехать же обратно за листком бумаги. Пожурили бы молодого человека за разгильдяйство, да и всё.
Вернувшись в Каменское, Брежнев стал рабочим и студентом одновременно, что создавало вилку: по какой категории он должен был вступать в партийные ряды - первой или третьей? Условия приёма были разными не только по срокам: "лица первой группы 1-й категории представляют две рекомендации членов партии с одногодичным партстажем; лица второй группы первой категории – две рекомендации членов партии с двухгодичным партстажем; лица второй категории – три рекомендации членов партии с 2-годичным партстажем; лица третьей категории – 5 рекомендаций членов партии с пятилетним партстажем". Комсомолец Брежнев одну рекомендацию обязан был получить от комитета комсомола, и при приёме по первой категории она засчитывалась как рекомендация члена партии, а вот третьей категории - фиг. Известно, что одну рекомендацию Брежневу дал секретарь Бисертского горкома ВКП(б) Иван Непутин (опять же полезный материал http://www.mk.ru/politics/russia/article/2012/03/04/678103-za-kogo-progolosovali-220-neputinyih.html). С рекомендациями при вступлении у Брежнева обязаны были возникнуть проблемы. По уставу ВКП(б), "проверка рекомендаций предшествует приему и лежит на местном партийном комитете". Но как в Каменском проверять рекомендации, данные в Бисерти? Обычно рекомендатели просто присутствовали на партсобрании или заседании партийного комитета и устно поясняли - да, я знаю этого человека и рекомендую его в члены партии большевиков; могло быть, что кто-то отсутствовал, но чтобы сразу все рекомендатели были за две тыщи вёрст - случай особый, и как быть, устав ВКП(б) подсказать не может. Думается, Л.И.Брежневу проще было воспользоваться статусом рабочего и найти нового рекомендателя на заводе, чем подтверждать пять рекомендаций из Бисерти.

(Кстати, возможно, что в Институт сельскохозяйственного машиностроения Л.И.Брежнев поступал не совсем случайно - Бисертский завод как раз в 1930 году был преобразован в ремонтно-механический, специализирующийся на сельхозтехнике; ныне - "Уралсельмаш").

Edited at 2014-02-05 11:11 pm (UTC)
(Reply) (Thread)
From: wyradhe
2014-02-06 12:12 am (UTC)
Огромное спасибо! Писал это Рой Медведев: "В 1929 году, когда Брежнева на Урале приняли кандидатом в члены партии, кандидатский стаж для выходцев из рядов рабочего класса был всего 6 месяцев" (Личность и эпоха, 1991. С. 25). Я это утверждение по уставу с тех пор и не проверял. Медведев исходит из того (что и выражает там же), что все эти термины в уставе - "рабочий" и пр. - смешивают соцпроисхождение и соцположение, а не исходят только из должности на текущий момент. Брежнев был сын рабочего и начал трудовой стаж как рабочий + с 1924 являлся членом профсоюза Всес. союза рабочих металл. промышленности. Из всего этого, как видно, Медведев заключает, что он и прошел бы по 1-й категории, - он как раз и говорит о 6-месячном сроке, после чего и говорит о задержке у Брежнева. Так ли это? Если Медведев тут ошибся и все определял и по уставу, и де-факто текущий статус, а Брежнев был на тот момент служащий, то история с задержкой снимается. С другой стороны, Люба Брежнева слышала разговор о том, почему Брежнев вступил в партию так поздно - едва ли могла иметься в виду не задержка между кандидатством и членством, а сам возраст вступления, ведь ему и в 1931-м-то было 25 - разве это поздно? В личном листке по учету кадров 1942 у Брежнева соцпроисхождение указано - "рабочий", основная профессия (занятие) к моменту вступления в партию - "землеустроитель" (т.е. под вступлением в партию он тут понимает вступление в кандидаты), там же указано, что с 1924 он состоял членом профсоюза ВСРМП - Всесоюзный союз рабочих металлургической промышленности. Но при этом для 1942 соц. положение указано, естественно, "служащий". В самом уставе не говорится прямо, означают ли слова "рабочий" и пр. соцпроисхождение или соцположение, хотя по упоминанию красноармейцев можно понять, что составители устава имели в виду именно второе. Но понимали ли это ясно и на местах и насколько строго соблюдали? Или Медведев просто допустил ошибку, а независимо от него ошиблись и те, кто в упоминаемом Любой частном разговоре спрашивали Брежнева о задержке?
(Reply) (Parent) (Thread) (Expand)
From: nedovolny
2014-02-06 05:39 am (UTC)
Отталкиваясь от своего принципа "все подвергай сомнению", попробую набросать ряд возражений-замечаний.
1. Так ли перспективна была в начале 30-х карьера землеустроителя? В советское время, особенно после коллективизации, значение и профессии, и земельных отделов стремительно падало. Они были где-то на уровне нотариусов. Выбиться наверх, пройти в верхушку землемеру было также трудно и почти невозможно как и врачу. Много ли было первых секретарей обкомов, например, из медиков? Я не знаю ни одного. Возможно, что Брежнев, как умный человек, думающий на будущее, видел отсутствие перспектив. И, напротив, связывал их с инженерным образованием.Я не думаю, что он особенно обольщался быстрым номенклатурным взлетом по ЗЕМЕЛЬНОЙ линии. Тут роль сыграли объективные обстоятельства, от него не зависящие. Он же видел себя, как кажется, именно общественником, не как узкий специалист, а как человек работающий с людьми, как лидер. И с этой т.зр. перспективнее было совершить дауншифтинг и перейти из молодого начальника в провинции в студенты СТОЛИЧНОГО вуза. Проиграв временно в статусе, at short run, выигрываешь at long run. Why not? (Тоже самое касается перехода из директоров техникума в инженеры - тут надо посмотреть, например, на оплату труда)
2. Побег из Москвы в Каменское. Тут, мне кажется, вообще нет загадки. Не рассчитал сил, думал потянет материально, а оказалось нет. Ну или обманули - обещали, скажем, помочь с жильем, стипендию повышенную, подработки, но не выполнили обещаний. Студенческая жизнь начала 30-х была очень тяжела - см.дневники студентов того времени. А Брежнев, все-таки уже был женат и имел ребенка.
3. "должен был параллельно работать и пошел кочегаром-слесарем" - я думаю, будь институт и не вечерний - он бы все равно пошел параллельно работать.
4.Возможен и вариант "бегства" с Урала. Но обязательно ли по политическим причинам? Вот если кто-то через 80 лет будет изучать мою биографию, то он увидит что в молодом возрасте у меня значится кратковременное пребывание на высоком посту:)И он сделает вывод, что я ушел оттуда, будучи несогласен с политическими аспектами работы:) А на самом деле причины были сугубо психологические - личностный конфликт, не вписывался в заведенные порядки. Разве у Брежнева не мог случится конфликт на личной почве с кем-нибудь на Урале? Или, например, неподходящий для ребенка суровый климат. Тут, на самом деле, вариантов может быть миллион. И вряд ли теперь это возможно узнать.
5. Не впадаете ли вы соблазнительный грех приписывания Брежневу с самого начала неких позитивных взглядов и устремлений, и, соответственно, деконструкции его биографии под этим углом зрения? На мой взгляд, ПОЛИТИЧЕСКИ Брежнев не отличался ничем особенным от сотен тысяч активистов своего поколения. Если посмотреть на поколение 37-го года, то все его коллеги по обкомам прошли примерно такой же жизненный путь. Если он и выделялся среди них - то именно свойствами личности - обаятельный, рассудительный, не "бюрократ", прирожденный лидер, человек, не нацеленный на зло.
А политически - стоило умереть Сталину, как и без Брежнева власть сразу обратилась к человеку. И Берия и Маленков инициировали широкие и важные реформы, направленные на благо сограждан. Маленков в этом смысле очень недооценен, мне он сегодня представляется весьма положительным героем.
Думать же, что Брежнев отпихивался, например, от должности секретаря по пропаганде, имея некую сознательную позицию, мне кажется не убедительным. Где поручали там и работал. Предложили перейти с зав отделом обкома на секретаря по пропаганде - перешел с удовольствием ибо повышение. ЦК ввел должность секретаря по оборонной промышленности - пошел туда. Сказали заниматься пропагандистской, комиссарской работой в армии - занимался ей пять лет. Вернули на нее в 53 - вернулся. Послали через год на целину - отправился. А работа "Калининым" в 1960-64 гг. разве не тряхомудие? Тряхомудие.
(Reply) (Thread)
From: nedovolny
2014-02-06 05:39 am (UTC)
Это не значит, что он любил пропаганду и агитацию, но это значит, что выбрав стезю партработника, активиста, общественника, он принимал все условия, с этим связанные. Т.е. его "позитивность" шла не от какой-то продуманной политической позиции, которой у него не было, а от здравого смысла и личной порядочности. Т.е. для окружавших его партийцев, "Леня Брежнев" был нормальным надежным мужиком, на которого можно положиться, который не самодур, который умеет во всем разбираться, и потому заслуживает всяческой поддержки и продвижения.
(Reply) (Parent) (Thread)
From: wyradhe
2014-02-06 11:35 am (UTC)
Окружающим он и в жизни не проговорился бы (пока не вошел в полную силу), что считает советскую идеологию тряхомудией. Политическо-доктринальной позиции в смысле "измов" у него не было, и я ему такой не приписываю. Но у него было (с некоторого момента) совершенно четкое и осознанное систематическое мировоззрение, определявшее по своей логике оценки каждого из политических вопросов - многочисленные и складывающиеся в единую систему проявления этого я перечислял в 2012. "Просто лично порядочный" (каким был - или, по крайней мере, рисует себя в своих мемуарах и вспоминается другими) Кунаев, или хоть Черненко, - не будет выражать те мысли, что Марксу надо было бы покаяться перед трудящимися за марксизм, а баптисты "имеют идею" всяко получше, чем коммунисты, а в СССР нет никакого бесклассового общества, а есть гос.иерархия и гос.церковь, как и в старой России они были, а свободу и частную собственность нельзя давать потому, что преступность полезет и перережут друг друга, а не потому, что это некошерная эксплуатация человека человеком и предательство революции. "Просто лично порядочный" без политико-идеологической позиции либо вообще ничего обо всем таком думать не будет, - не нашего ума дело, - либо будет думать, что начальству/папе с мамой/газетам/ обществу и государству/святому Ленину виднее, и будет нерассуждающим на этот счет адептом действующей госрелигии - умеренным адептом. А что "истом" он никаким определенным не был - так такое как раз свидетельствует либо о том, что у человека вообще нет никаких систематических убеждений (но этот вариант отпадает, см. выше), либо есть, только самостоятельные, а не взятые пакетом от каких-то полудураков. Все без исключения "измы" 19-20 века - "это какой-то позор"; среди них есть, конечно, бОльшее или меньшее зло, а некоторые содержат существенно больше блага, чем зла, но нет ни одного, под которым (без ухищрений и модификаций) можно было бы подписаться, иначе как следуя пакетному мышлению, конформизму, лености мысли и стадному инстинкту: "Ну вот тут уже все мы разделились, есть социализм, есть праволиберализм, есть леволиберализм, есть еще такие, такие, сякие измы, все давно сложилось - а тебе ничего не нравится, ты с этими не согласен в этом, а с теми в том, ты чо, самый умный, чо ли? Уже тусы сложились давно, а ты сам по себе, что ли, хочешь?"
Да не надо быть самым умным или сильно умным, чтобы в каждом из этих пакетов наблюдать там и сям очевидную дрянь и/или глупость. Достаточно просто мозгов не пропивать и не стремиться ради эмоционального комфорта непременно завести себе референтную группу и с ней быть заедино. С чего этим измам-то обязательно быть особенно умными или человеческими? Их создавали далеко не лучшие, люди, а подхватывали и тиражировали не ради их мудрости и человечности, а в той мере, в какой они были приятны тем или иным социальным группам, отвечая их интересам и страстям. У измов на системную осмысленность и порядочность не больше причин, чем у разных толков догматических религий. Если появится системно разумный и человеческий изм, без зияющих провалов и пакостей, в него тут или там вшитых - вот этому действительно надо будет удивляться. Изм у Брежнева был в юности и молодости, в зрелости не было никакого. Но неверно считать, что отсутствие изма есть отсутствие отрефлексированных, осознанных системных убеждений, распространяющихся и на общественно-политические материи. Слава тебе господи, тысячи лет люди жили с такими убеждениями, но без измов. Измы - явление последних 200 лет, нечто подобное им - догматические религиозные доктрины, их ветви-ереси и государственные идеологии (вроде конфуцианства) - это все тоже не так уж давно существует на свете. Современная хозяйка обычно не печет сама пироги по отработанному ей рецепту, а покупает в магазине готовый, спущенный ей кем-то; современный образованный человек обычно не думает головой сам, а загружает в себя пакетную готовую программу "убеждений", предлагаемых ему "в магазине" - одну из давно выложенных на прилавок, а именно ту, что в наибольшей степени созвучна его фобиям, комплексам, симпатиям, антипатиям и любимым позам.

(Reply) (Parent) (Thread)
From: wyradhe
2014-02-06 11:51 am (UTC)
"1. Так ли перспективна была в начале 30-х карьера землеустроителя?"

Он был областного уровня землеустроитель и районный депутат. Это уже готовая платформа для дальнейшего роста и по учрежденческой, и по советско-руководящей линии. Зампредгорисполкома, конечно, намного лучшая платформа, но им он стал просто благодаря репрессиям, сметавшим старых и поднимавшим внезапно новых (которым без репрессий ничего такого не светило бы) - это признают все. Директор вечернего техникума в райцентре - это точно не лучшая платформа для роста, чем его позиция 1930 года, а ведь уходил Брежнев в 1930 вовсе не в директора вечернего техникума, а в рядовые студенты (в 1931 - в рядовые студенты и слесаря), желая получить высшее образование. Но высшее образование он со своей номенклатурной землеустроительной платформы обл. уровня мог получить намного проще, тут ему и реально учиться не пришлось бы, и ел-пил бы сытно (в то время как в рядовым студентом заведомо было - и оказалось - намного тяжелее).
Какое высшее образование он хотел получить? Инженерное (в Москве - сельхозмашиностроительное, в Каменском - металлургическое). Но молодой инженер-коммунист - это никак не платформа для какого-то такого взлета. Взлетел он (невысоко и не в номенклатуру) в Каменском в 1932, но в Каменское-то он поехал не сразу, а сначала он поехал студентом в сельхозмаш в Москве, и в Каменское перебрался поневоле, от безвыходности. Но В Москве ему парторгом курса или института стать не светило бы никак, это в Каменском он был своим уроженцем, "своим" на заводе, рабочим и сыном старого рабочего на том же заводе, а в Москве он был чужим никем и звать никак. Следовательно, переезжая именно в Москву, он думал не об общественной карьере (иначе он сразу направился бы в Каменское, а не схехал туда с горем поневоле), а о технически-профессиональной: инженер, выученный в Москве - это давало шансы на бОльший хлеб с маслом, чем провинциальный, но именно на профессиональный хлеб с маслом.
Предыдущие 8 лет его жизни также показывают, что он не в общественно-партийно-политической области видел свое будущее. Он вступил в комсомол в 17 лет, его стихи печатали в газетах, он вел на деревне безбожную пропаганду, выпускал сатирические листки, участвовал в комсомольском театре. Вполне мог бы попробовать продвигаться по комсомольской линии: не так уж много было комсомольцев из рабочих, имеющих его образовательный ценз, обаяние и подвешенный язык. Но нет: он просто учится в землеустроительном техникуме и потом работает землеустроителем, без малейших попыток общественно-политической активности.
В самом Каменском он тоже не по этой стезе пошел. Да, был парторг института - но конвертировал-то он это в директорство техникума. Парторг института - это заведомо временное положение, оно кончается с окончанием института. А дальше можно продолжать либо по партийно-общественной, либо по профессиональной части, и все твои успехи в институте, включая парторгство, будут конвертированы либо в одно, либо в другое. Брежнев продолжил именно по професс. части - остался директором рабфака, потом техникума. Это не тот пост, который служит трамплином для общественно-политической карьеры. И в самом деле, его общественно-политическая карьера началась с назначения его зампредгорисполкома (из инженера, бывшего дир. техникума), но это было чудесным случаем, связанным именно с хаосом и ротацией 1937-го.

Кстати, в партию он и в 1929 не очень рвался. Трудно себе представить, что он не имел возможности параллельно своему землеустроительству пристроиться - более или менее условно и временно - на любой местный завод рабочим. Ограничений на совместительство ему бы никто не ставил. Сразу стал бы по соцположению рабочим, кандстаж получил бы 6 мес., а не 2 года. Но он этого не сделал.

Таким образом, он на всех этапах 1923-1937 весьма устойчиво хотел идти именно по проф. линии, а не по партийно-общественной. А переезд его с Урала в студенты сельхозмаш института в Москве был именно началом сначала, резким сбросом, не имеющим перспективы опережающего дальнейшего роста по партийной или номенклатурной части.

(Reply) (Parent) (Thread)
From: nedovolny
2014-02-06 01:21 pm (UTC)
"Предыдущие 8 лет его жизни также показывают, что он не в общественно-партийно-политической области видел свое будущее. Он вступил в комсомол в 17 лет, его стихи печатали в газетах, он вел на деревне безбожную пропаганду, выпускал сатирические листки, участвовал в комсомольском театре. Вполне мог бы попробовать продвигаться по комсомольской линии: не так уж много было комсомольцев из рабочих, имеющих его образовательный ценз, обаяние и подвешенный язык. Но нет: он просто учится в землеустроительном техникуме и потом работает землеустроителем, без малейших попыток общественно-политической активности."
- вы не забывайте, что тогда, в отличие от нашего времени, в комсомол вступали единицы! и 17 лет (точнее, в 16) - это нормально, поскольку тогда не было как при позднем совке обязательного загона всех в комсомол в 14 лет. Вступление в комсомол в 1923 г. - шаг радикальный, означавший принципиальный разрыв "со старым миром", в том числе обострявшим отношения с консервативной религиозной семьей, с родителями, равно как участие в антирелигиозной пропаганде и в "Синей блузе". Я думаю, что конечно, Брежнев мечтал именно о лидерских позициях. Но тогда, в 20-е, напомню, устоявшихся карьерных дорог в партию или в комсомол не было. Они сложились после 30-х. Плюс - огромный тогда авторитет и престиж образования, особенно, высшего. Поэтому мне кажется все логичным - землеустроительный техникум, после - металлургический институт. А комсомольцу-общественнику поступить в институт (техникум) было проще. Многие, как я понимаю, в 20-е годы шли в активисты именно чтоб потом попасть в ВУЗ. Вот, например, упомянутый мною ранее Аристов
- После демобилизации, с декабря 1926 г. на низовой партийной работе в г. Астрахани: секретарь объединённой ячейки ВКП(б) электростанции и «Гортрамвая», затем — инструктор, зав. орготделом райкома ВКП(б), зав. агитационно-пропагандистским отделом райкома, и. о. секретаря райкома ВКП(б).
С сентября 1928 г. Аристов — студент металлургического факультета Ленинградского политехнического института. На факультете помимо учёбы работал редактором газеты и секретарём ячейки ВКП(б).С марта 1932 г. А. Б. Аристов работал на Ленинградском центральном чугуно-литейном заводе «Центролит» плавильным мастером, старшим мастером, начальником лаборатории, зам. технического директора завода. В связи с резким ухудшением состояния здоровья на почве переутомления в начале 1934 г. сосредоточился на научно-преподавательской работе в ЛМИ. С октября 1935 г. в Уральском индустриальном институте (г. Свердловск) на кафедре литейного дела металлургического факультета ассистент, с мая 1939 г. доцент. В 1937 г. Аристову были предъявлены обвинения в том, что он не поставил в известность партийную организацию о судимости тестя (отца жены), приговорённого к лишению свободы за неумышленное потопление баранов при их транспортировке по Волге. Это и другие обвинения тогда чуть не стоили ему партбилета. Одновременно в феврале 1938 — декабре 1939 гг. возглавлял Уральский дом техники. В апреле 1939 г. в Уральском индустриальном институте защитил диссертацию на соискание учёной степени кандидата технических наук по теме: «Получение малоуглеродистого чугуна из вагранки». В мае 1939 г. решением Высшей аттестационной комиссии утверждён в учёном звании доцента. В декабре того же года первый секретарь Свердловского обкома ВКП(б) В. М. Андрианов перевёл А. Б. Аристова на руководящую партийную работу в обком партии — заведующим промышленным отделом обкома ВКП(б) (Андрианов предпочитал черпать кадры для руководящей партийной работы из преподавательского состава местных технических вузов). В обкоме Аристову за короткий срок удалось проявить неординарные организаторские способности, постичь особенности промышленного производства области, завоевать авторитет среди местного партаппарата и хозяйственных руководителей. Как результат — быстрое продвижение по партноменклатурной лестнице. В августе 1940 г. он был утверждён третьим секретарём Свердловского обкома ВКП(б), в марте 1941 г. — секретарём по чёрной металлургии, в феврале 1942 г. — вновь третьим секретарём, но уже в марте того же года — вторым секретарём обкома.
(Reply) (Parent) (Thread) (Expand)
From: wyradhe
2014-02-06 12:05 pm (UTC)

У этого есть и одно внешнее подтверждение. Мы, сейчас, можем не понимать внятно, что и как котировалось в 1930-х. Но вот люди самой середины - второй половины 20 века в самом Свердловске не сомневались и передавали, что уехать в 1930 он мог только, спасаясь от неприятностей. Одно из двух: либо это правда (тогда и вопроса нет), либо это домысел - но домыслить-то такое можно было только по наведению от уверенности в том, что Леонид Ильич именно на большой дауншифтинг пошел, по той логике, что ежели человек идет на такой дауншифтинг, то уж не от хорошей жизни, а потому что ему пятки жгло или его просто погнали.

"2. Побег из Москвы в Каменское. Тут, мне кажется, вообще нет загадки."

Так загадки я в этом и не вижу. Это и был не побег, а перевод, и причины его вполне нормально объяснила Виктория, и Вы их назвали тоже. То, что он в личном листке по учету кадров и в официальных биографиях вообще опускал свое пребывание в Москве, связано, вероятно, с тем, что он хотел в бумагах свой отъезд с Урала реальный (в Москву) заменить на придуманный (сращу в Каменское), потому что реальный был для него чем-то неприятным.

3. "должен был параллельно работать и пошел кочегаром-слесарем" - я думаю, будь институт и не вечерний - он бы все равно пошел параллельно работать.

Виктория в воспоминаниях прямо говорит, что работать он пошел именно потому, что институт был вечерний: "А в сентябре он с товарищами решил поступать в институт. Поехали в Москву, в Институт сельскохозяйственного машиностроения. Поступили. А мне куда же деваться?! Где жить? На что жить? Я Галю оставила своей маме в Белгороде. Но все равно, видим, в Москве не прожить. Тогда Леня написал в Днепродзержинск: можно ли устроить перевод в местный институт? Там жили его родители, они бы нам помогли с жильем, да и вообще во всем. Разрешение на перевод получили и в 1931 году приехали в Днепродзержинск. У Лени нет работы, а факультет вечерний, надо обязательно работать на заводе. И он поступает в теплосиловой цех кочегаром. Работали там в три смены. Получалось так: когда утром идет на работу, то вечером в институт, а если вечером работает, утром учится".

Кроме того, в Москве он поступил именно на дневное обучение, и работать параллельно не пытался.

(Reply) (Parent) (Thread)
From: wyradhe
2014-02-06 12:23 pm (UTC)
Вот, кстати, пример. Некто А.П.Зеленин, крестьянин из Перми. По анкетам в 1919 служил в армии Колчака, под Соввластью кончил землемерные курсы, в 1921-24 землемер уездного земотдела, в 1924 вышиблен с работы, год крестьянствовал, 1925-1931 землеустроитель, растет до горотдела Перми, сент.1931-янв.1933 — студент Пермского государственного университета (т.е. вышибли на сессии), затем землеустроитель района и городков в области (т.е. очень неуспешно показал себя в 33-м - из института выкинули, из горотдела облцентра выкинули в область), затем предрайисполкома, - и опять выкинули в землеустроители и начальники сельхозотдела городков и районов (http://www.permgani.ru/leaders/index.php?id=2626).

Очень неудачливый человек, да еще со службой у Колчака в анкете. Но тем не менее и высшее образование из землемеров в облцентре стал получать (но не потянул), и до предрайисполкома все равно дослужился (но не потянул и тут). Как видно, из землеустроителей можно было идти по пути начальства и высшего образования даже такому персонажу.
(Reply) (Parent) (Thread)
From: nedovolny
2014-02-06 01:04 pm (UTC)
Ну, пример явно неудачный:) Только к 42 годам человек в условиях военного времени - т.е. явной нехватки кадров, становится предрайисполкома в медвежьем углу- одном из самых глухих районов области, и то - только до окончания войны. Т.е. тут вывод - из чистых землемеров пробиться в высокое начальство было почти невозможно. Я не знаю ни одного персека, который бы на землеустроительстве поднялся высоко, чтоб потом перейти на солидную партийную работу. Вот Брежнев - "спрыгнул" в неполных 24 года с межевания, и потому поднялся:) Кстати, при нем (60-80е) земельное дело было вообще в загоне и земельных отделов и управлений (как в 20-40-е)вообще не существовало! земельные инспекции были всунуты в управления сельского хозяйства, где влачили жалкое существование.
(Reply) (Parent) (Thread) (Expand)
From: wyradhe
2014-02-06 12:57 pm (UTC)
"бегства" с Урала. Но обязательно ли по политическим причинам? "

Я как раз и не считаю, что он был по собств. политическим причинам. Брежнев в душе к тому времени осуждал коллективизацию, но был не самоубийцей, чтобы это высказывать - и все следующие годы прекрасно справлялся с тем, чтобы это не высказывать. Возможно, что он тяготился своей причастностью к колхозн. землеустроению и на уровне своего окружного поста - этап, когда его могли привлекать к конфиск.имущества, как раз миновал, урезки земель крестьян осуществляли низовые землеустроители - и не своей волей, а по спущенным сверху нормам, Брежневу, конечно, и это могло бы не нравиться, но когда он сам это мог делать, будучи низовым землеустроителем, он никуда с Урала не бежал, и еще "во все верил" (или почти во все; повторюсь, что его переоценка коллективизации, стянутая в рассказе Любы на 1927, но и по Любе занявшая достаточное время, реально занимала прежде всего 1929-1930, так как согласно самой же Любе была связана именно со сплошной коллективизацией и изъятием имущества - и Печеневу он говорил, что при начале кампаний этого изъятия и какое-то время по ее ходу он "во все верил"). А в 1930 он уже мог только фиксировать и направлять работы низовых землеустроителей. И тяготило это его или нет - но его с Урала выкинуло, а не сам ушел по угрызениям совести.

Из-за чего выкинуло? Ответа внятного никакого быть не может. Подспорья в гипотетическом ответе таковы:

- по рассказам уральцев Рою Медвелеву, это было связано с его действиями в коллективизацию, навлекшими на него гнев начальства. Собеседники Медведева толковали это так, что он был слишком жесток в коллективизацию, и за это его и выгнали. Но к осени 1930 гневаться на него могли только за мягкость, а не за жесткость (это же не начало года с "Головокружением от успехов").

- Брежнев неоднократно впоследствии попадал под гнев или недовольство начальства или угрозу такового за то, что отступал от должной линии ради заботы о материальном благе и удобстве людей. В 1937 он чуть не сгорел на том, что потратил самочинно ресурсы на надстройку этажа, т.е. благоустройство техникума, чтобы не так тесно было, в ноябре 1937 на пленуме все колготится, что надо больше строить для людей (в речи во время коллективтизации подход тот же: он начинает про борьбу с кулаками, отпускает про это пару общих фраз и сворачивает на то, что надо оказывать гораздо больше материальной помощи крестьянам), в войну про него написали в характеристике, что он подходит к слишком многим вопросам как хозяйственник, а не политработник (т.е. чересчур заботится о матобеспечении и облегчении жизни солдат, в ущерб работе по их воспитанию и по их мобилизации на лишения и подвиги), и эта характеристика очень тормозила его рост в чинах и награждения ему; в Молдавии, согласно преданию, имело место следующее: "Предшественник Брежнева на этом посту был снят за срыв в течение трех лет плана хлебозаготовок в республике. Заняв должность, Леонид Ильич оказался перед трудной задачей: необходимо было выполнить явно завышенный план. Но как? Изъять у крестьян весь хлеб "под метелку"? Брежнев решил поступить иначе. Едва оказавшись в Молдавии, он доложил Сталину о перевыполнении плана. Перевыполнение было,разумеется, "бумажным". Так Брежнев стал одним из создателей метода приписок, против которого велась постоянная борьба в печати в 70-е гг." (Энциклопедия для детей. История России и её ближайших соседей/ Сост. С. Т. Исмаилова. Т.3, с 599-600, тж. СМИ и рефераты).

Однажды он подвергся наезду и за моральное разложение (история с Айзоном, http://www.wirade.ru/cgi-bin/wirade/YaBB.pl?board=babl;action=display;num=1062657418#3 , см. слово Айзон). Но за гулянку так пострадать на Урале в 1930 - это что-то странное очень. Да и не имеет она (как и какая-нибудь личная ссора, чего за Бр. тоже не водилось при его осторожности и желании нравиться) отношения к коллективизации, а по преданию свердловчан, им были недовольным именно за нечто, проявленное им в коллективизации.

По совокупности вероятным мне представляется (конечно, без всякой уверенности), что Л.И. давал кому-то послабления, не отрезая всего того, что надо бы, или содействовал перерасходу средств на матпомощь крестьянам (на что он все упирал в своей сохранившейся речи времен коллективизации), и на этом погорел.

(Reply) (Parent) (Thread)
From: wyradhe
2014-02-06 01:37 pm (UTC)
"5. Не впадаете ли вы соблазнительный грех приписывания Брежневу с самого начала неких позитивных взглядов и устремлений, и, соответственно, деконструкции его биографии под этим углом зрения?"

Нет - я же вовсе не считаю, что он уехал с Урала из-за угрызений совести (в этом случае, кстати, он прекрасно мог бы конвертироваться в рабочие и студенты-вечерники, не имеющие отношения к коллект., и на самом Урале - с его=то металлургией и машиностроением, в первые пятилетки! Как раз то, что он пустился получать инженерно=техническое образование не на самом Урале, где у него был вроде такой хороший старт, а поехал для этого сначала в Москву, и лишь потом, поневоле, в Каменское, показывает, что ему очень надо было убраться именно с Урала - а не то что от коллективизации. Т.е. что это было именно бегство от грозы, что и традиция свердловских слухов на этот счет подтверждает).

Как раз все говорит о том, что в начале коллективизации он еще был правоверным (и Люба, и реплика Печеневу).

"Думать же, что Брежнев отпихивался, например, от должности секретаря по пропаганде, имея некую сознательную позицию, мне кажется не убедительным. Где поручали там и работал".

Так он как раз отбрыкивался от тех работ, которых почему-либо хотел избежать. Другое дело, что не всегда мог отбрыкаться. Когда в 1937 в горисполком звали - отпихивался, и тут понятно, почему - боялся. Но тут он не отбрыкался. А когда в секретари по идеологии ставили - то отбрыкивался и в данном случае в итоге, через полтора года, отбрыкался (что он отбрыкивался и в итоге отбрыкался, а не просто его поставили сначала туда, а потом сюда без его отбрыкивания от первого и стараний о втором - это все по его словам Яковлеву, а не по каким-то независимым данным; но что он это измыслил, по обстоятельствам разговора с Яковлевым невероятно. И сам Яковлев - кстати, ультраправоверный начальник по идеологии наружно и сознательный антисоветчик с послевоенных лет внутренне - именно и оценил реплику Брежнева как проявление того, что к комм. идеологии он относился именно так, как сказал). Его поставили секретарем по пропаганде в февр. 1939 года, через полтора года он перешел на должность секр. по обороне. Яковлеву он сказал, что очень не хотел работать на этой должности и с трудом добился перехода с нее; что он это для Яковлева придумал, повторюсь, невероятно. Яковлеву он тогда же и назвал причину того, что он не хотел и отбрыкался в итоге: ненавижу эту тряхомудию и бесконечную болтовню. Сам Яковлев это понял (и так и пишет) как проявление отношения к комм. идеологии и неверия в нее Брежнева - в самом деле, понять это иначе и невозможно. Каким манером можно было бы назвать даже и саму работу по идеологическому воспитанию населения тряхомудией, не относясь так к самой идеологии? Может верующий христианин, даже совершенно не фанатичный, или хотя бы агностик, искренне-позитивно относящийся к христ. церкви и религии, назвать тряхомудией воспитание людей церковью в христианском законе? Полагать, что и это он придумал для Яковлева, а сам относился к комм. идеологии иначе, тоже невероятно (ср. и прочие его реплики).

То, что человек работал на таких=то должностях, никак не значит, что он непременно хотел там работать или работал с удовольствием, или не рвался оттуда по самым разным причинам. Брежнев и в Главпуре весной 1953 работал, куда его с треском выперли в опалу на понижение, хотя ясно, что эта работа была для него огромным неудовольствием независимо ни от какой идеологии - просто по положению и обстоятельствам. Касательно своей работы сек. по пропаганде он сказал Яковлеву как раз то, что работать им не хотел, добивался и в конце концов смог добиться другого, и причину этого нехотения назвал - сомневаться в том, что он при этом говорил правду, а не выдумал это нарочно, не приходится, он же не эпатажник был в духе Достоевского, который, чтобы поглумиться над некоторыми людьми, рассказывал им, что он-де растлил малолетнюю..

(Reply) (Parent) (Thread)
From: wyradhe
2014-02-06 01:40 pm (UTC)
"Сказали заниматься пропагандистской, комиссарской работой в армии - занимался ей пять лет."

Он в этом деле ценил не проп. работу - согласно характеристике на него (и другим материалам), он там хотел заниматься прежде всего улучшением быта и облегчением жизни личного состава. По мнению начальства - в ущерб даже комиссарству как таковому, в котором он согласно характеристике не дотягивал. "Черновой работы чурается.... Многие вопросы решает как хозяйственник, а не как политработник". Черновая работа - это сосем не влезание в подробности быта и обеспечения солдат, этим как Брежнев, как известно по источникам, как раз занимался. Это нагоняи и распекания, выяснения, кто как плохо себя ведет, взыскания за это, неотступное дохождение до людей в воспитании их в дисциплине...

И это не совсем "ему сказали". Его же не призвали и не должны были призывать. Он настоятельно потребовал, чтобы его послали на фронт. Его послали. Партработника его уровня, не имеющего военного образования, никем, кроме политотдельца, на фронт поставить не могли.

"А работа "Калининым" в 1960-64 гг. разве не тряхомудие? Тряхомудие. "

Это-то как раз уж реальная и очень большая работа и власть просто по членству в Пб и близости к главному. Никак не идеологическая работа жрецом госрелигии.

За вопросы и возражения я как раз очень благодарен, потому что отвечая на них, можно многое уточнить, скорректировать и просто собрать доп. соображения и наблюдения.
(Reply) (Parent) (Thread) (Expand)