wyradhe (wyradhe) wrote,
wyradhe
wyradhe

Categories:

Легенда, сочиненная Л.И. о роде Брежневых, и разные историзмы сознания

Легенда, сочиненная Л.И. о роде Брежневых, и разные историзмы сознания

Люба Брежнева
(побочная дочь Якова Ильича, младшего брата Брежнева, ныне в США, с недавнего времени детская писательница - http://lubabrezhnev.com/ , http://www.amazon.com/Luba-Brezhnev/e/B001HD0V0S) в первом, англоязычном издании своих воспоминаний (Luba Brezhnev. The World I Left Behind: Pieces of a Past. Random House, 1995; русский вариант - с рядом дополнений и опущений сравнительно с первым, но без противоречий с ним: Любовь Брежнева. Племянница генсека. Центрполиграф, 1999. Англоязычный вариант под прежним названием, но с измененным подзаголовком - The World I Left Behind: The autobiography of Leonid Brezhnev's niece - переиздан ей в 2012 в Luba Brezhnev Publishing. Не знаю, есть ли в нем отличия от издания 1995 года)

- Люба Брежнева запомнила, что существовала некая "семейная легенда Брежневых", по которой они - потомки некоего воина/воинов князя Игоря Святославича, участников его похода в 1185 г.; потомки этого воина/воинов защищали Курщину от литовцев и татар, и от них произошла, в частности, и та семья Брежневых, к которой относился сам Леонид Ильич ("According to Brezhnev family legend, their ancestors were among those who fought with Igor and in later centuries helped defend Kursk from the Tatars and Lithuanians" - The World I Left Behind, 1995, p.23). Люба даже пишет (явно со слов Брежневых), что куряне - "гордые своим происхождением потомки воинства, собранного Игорем Святославичем, князем Новгород-Северским..." (там же). Брежневы были именно курянами.

Нет никакого сомнения, что Люба все это не придумала (придумывай она такие эпизоды, ее мемуары выглядели бы совершенно не так, как они выглядят и в английском, и в русском варианте; подробнее об этом я буду писать позже). Нет также никаких сомнений, что всю эту т.н. "семейную легенду" сочинил в юности Леонид Ильич лично, и ему же принадлежит cам романтический образ курян - потомков воинов Игоря, гордящихся этим происхождением. Ни предкам Л.И. (которые об Игоре Святославиче и знать не могли), ни 99+ процентам жителей Курщины начала 20 века не пришло бы в голову соотносить себя с Игорем Святославичем и его воинством. Между тем Леонид Ильич был гимназистом-отличником, в гимназии учившимся, за неимением у его семьи возможности платить за это, на имперскую стипендию (выражавшуюся в том, что ему ничего не платили, но и не брали с него платы. Поступление на это место требовало и немалых стартовых знаний, без которых сына рабочего никто гос.стипендиатом в гимназию не взял бы [конкурс для таких поступающих был тогда в Каменской гимназии 15 человек на место; я, как и все мои однокурсники, поступал в МГУ при конкурсе 12 на место вообще, ок. 20 для школьников, и отлично понимаю, что это за счастье], и отличной успеваемости при учебе, без которой стипендию бы с Л.И. сняли, и, соответственно, из гимназии его выставили бы). В гимназии (классическая гимназия города Каменское) Л.И. отучился с 9 лет до 15 лет: полноценных два учебных года - 1915/1916 и 1916/1917, еще два относительно полноценных года (1917/1918 и 1918/1919) и, уже в основном по преобразовании этой гимназии в "трудовую школу", еще два года (1919/1920 и 1920/1921; в декабре 1919 в этот район вошли - теперь уже окончательно - красные). С третьего класса тогдашней гимназии полагалась латынь, и ее Леонид Ильич поучить успел (к 60-м помнил только одну латинскую фразу: "путо фратерем дормире" - полагаю, что брат спит, - врезавшуюся ему в память большой тогдашней для него актуальностью, поскольку латынь он не раз зубрил по ночам, пока младший брат, к такому образованию семьей не предназначавшийся, спокойно спал рядом [Племянница генсека, с.370]).

"Слово о полку Игореве" в гимназиях изучалось на все лады (ср. http://feb-web.ru/feb/slovenc/es/es2/es2-2521.htm ). Леонид Ильич его явно и читал - поскольку в противном случае ему не могло бы прийти в голову соотнесение _курян_ с Новгород-Северским князем. В самом же "Слове" о воинах кн. Всеволода (брата Игоря) с Курщины как раз сказано, и сказано самым похвальным образом (" А мои куряне - -дружина бывалая: под трубами повиты, под шлемами взлелеяны, с острия копья вскормлены; пути свои ведают, овраги знают, луки у них натянуты, колчаны отворены, сабли наострены; сами скачут, как серые волки в поле, себе ища чести, а князю славы"), причем никакие другие рати так не восхваляются.

Равным образом из всех Брежневых только гимназист Леонид мог знать, что Курщина когда-то могла быть связана с борьбой против литовцев (напомню, что по "легенде", сообщенной Любе Брежневой, Брежневы происходят от воинов Игоря Святолавича через воинов-курян, отбивавшихся от татар и литовцев). Да и 90+ процентам жителей Курщины что 1900, что 2000 года в голову бы не вошло, что их малая родина могла бы когда-либо отбиваться от Литвы - где имение, где вода...

При этом историческое сознание у Леонида Ильича было еще в юности развито настолько, что в своем стихотворении "На смерть Воровского!" (1923) 17-летний Брежнев рассматривает смерть Воровского (в полном, хотя, конечно, неосознаваемом противоречии с большевистской концепцией) как очередную скорбную страницу непрерывной многовековой великой российской истории ("А утром в отеле под фирмой «Астория» посол наш убит был убийцы рукой, и в книге великой российской истории жертвой прибавилось больше одной!"), причем историю эту рассматривает приблизительно аналогично Тютчеву ("Эти бедные... благословляя"): история эта полна непрерывных жертв и вместе с тем устремления к устройству справедливого и честного человеческого житья, до которого нет дела надменной и богатой Европе. Ну, впоследствии он изменил свои мнения на эту тему. Кстати, знаменитый многотекстописец т. Буровский недавно воспроизвел указанное стихотворение именно в предложенном мной чтении, хоть и без ссылок [в " Да здравствует «Застой»!]). Фантазии и романтизма у Брежнева тоже хватало: в 15 лет он сбежал из дома освобождать Индию (Майсурян, Другой Брежнев, с.15 - во всяком случае, так Брежнев рассказывал Громыке; если это и сочиненная им байка о себе, то, значит, фантазии и романтизма у него хватало на то, чтобы и на старости лет о себе такое говорить).

Так что неудивительно, что, столкнувшись с курянами в "Слове о полку", Леонид Ильич немедленно представил себя потомком воинов Игоря, условно принял эту картину для себя, рассказал все это и брату, так что Любе Брежневой они это передавали уже как свою "семейную легенду".

****

Другой стихотворец и носитель исторического сознания, Д.Быков, тоже выступил недавно со своими традиционными представлениями о   непрерывности отечественной истории, в стихотворении в прозе под заглавием "Русский тормоз" ( http://www.novayagazeta.ru/columns/61882.html ) - здесь опять сиволапый русский тормоз своей сиволапостью и стадностью противостоит прогрессу. ("Дураки обожают собираться в стаю" - это, конечно, чистая правда, но ведь к "Апрелю в защиту перестройки" - т.е. к стае самого автора этой строки - означенная строка относится в полную меру, хотя глупостью тут не ограничились и подлости тоже хватило):

Не думаю, что у Владимира Путина есть сознательно сформулированная задача провинциализировать и оглупить Россию, хотя все его действия укладываются в эту схему; скорей тут включился тайный инстинкт самосохранения страны. Страна в ее прежнем виде — с архаичной политической системой, бессилием власти на местах, пирамидальной структурой управления, прослойкой ворующей бюрократии и т. д., — в современном мире существовать не может, а развиваться боится, ибо такое развитие чревато слишком радикальными переменами. Возможно, в процессе этого развития изменились бы структура власти, способ управления территориями, образование, медицина, занятость, — но это была бы уже другая Россия, не та, которая воспроизводилась тут семь веков.

Да, о том, как именно изменятся в процессе чаемого развития образование, медицина и занятость, можно судить (помимо высказываний автора  о "русском крестовом походе XX века за справедливостью и братством, вдохновлявшемся великими идеалами и скомпрометированном людской тупостью и злобой", имеющем "войти в историю как великий прорыв", о Ш.С.Окуджаве и А.С. Налбандян как праведных восхитительных крестоносцах этого похода, о том,  как надо бы выбирать Прохорова, и т.д.) по иному его стихотворению в прозе, давнему:

Пожар есть единственный стимул, под действием которого Россия приходит в себя; это единственное состояние, из которого она выходит обновленной. И не случайно именно с распутинского «Пожара» началось обновление, на которое возлагалось столько надежд; и что ни говори — а много лишнего и мерзкого в этом пожаре действительно сгорело. А что много хорошего тоже — так ведь на пожарах иначе не бывает. Огонь не особо разбирается. Хорошо бы заранее… но, как написал недавно Юрий Афанасьев, есть болезни, которые исчезают только вместе с больным. Очень дурно, что Россия умеет обновляться только по рецепту Феникса. Но что ж поделать, если управляют ею, как правило, довольно ужасные сущности, которых иначе просто не выгонишь? Тут уж только выжигать. А что сгорит? Многое сгорит. Вера во власть и ее всесилие; вера в стабильность и ее благотворность; патернализм; отождествление патриотизма с лояльностью; уверенность в благотворности запретов. Может статься, кто-то даже додумается наконец, что «деревня» — понятие безнадежно анахроническое, что деревни сохранились в наше время разве что в Африке, и то не везде, что советская попытка заменить деревни колхозами была хоть и кровава, и чрезвычайно груба, а все-таки неизбежна; что жить так, как живет сегодня русская деревня, попросту нельзя, и пора менять ее на иную форму устроения сельского быта, как давно произошло во всем прочем мире… И уж что безусловно сгорит — так это уверенность в том, что можно протянуть в таком полусонном состоянии еще десять, двенадцать, пятнадцать лет… И если все это будет понято — а оно, кажется, понимается почти всеми, и трезвомыслие распространяется по России, как лесной пожар, — Феникс в очередной раз вылетит из огня. Жаль, что такой ценой. Но давайте наконец иметь дело с той страной, которая есть.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 51 comments