?

Log in

No account? Create an account
wyradhe [entries|archive|friends|userinfo]
wyradhe

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Ловкость рук и достаточное мошенство в "Смерти пионерки" Багрицкого + "первобытное мышление" [Jan. 16th, 2014|06:11 pm]
wyradhe
Ловкость рук и достаточное мошенство в "Смерти пионерки" Багрицкого + "первобытное мышление"

Об этом наверняка уже писали многие и здесь это тоже всплывало в комментариях - но это так характерно, что стоит отдельной выноски.

В "Смерти пионерки" ( текст на всякий случай, напр.: http://www.stihi-rus.ru/1/Bagrickiy/37.htm ) Багрицкий старается вгрузить в голову читателя классическую агиографическую ситуацию: к адепту (в данном случае пионерке) обращаются с искушением под угрозой смерти: "Отрекись от своего бога, помолись нашему богу, или умрешь; если же помолишься нашему богу, останешься жив!" - но адепт отказывается наотрез, свидетельствует лишний раз верность своему богу и умирает.

В "Смерти..." эту дилемму излагает мать: "Если не наденешь крестик, то непременно умрешь, а он наверняка поможет; я знаю, что если ты наденешь крестик, то тем самым изменишь своей вере, но уж сделай это, чтобы выжить". При этом мать ее искушает, как положено, не единожды (но и не три классических раза, а два: один раз - благами имеющейся семьи и единством с ней, матерью, другой раз - благами будущей семьи Вали с ее будущим мужем. Так сказать, сначала богатством, потом любовью. Первый раз: "- Валенька, Валюша! Тягостно в избе. Я крестильный крестик Принесла тебе. Все хозяйство брошено, Не поправишь враз, Грязь не по-хорошему В горницах у нас. Куры не закрыты, Свиньи без корыта; И мычит корова С голоду сердито. Не противься ж, Валенька, Он тебя не съест, Золоченый, маленький, Твой крестильный крест". Второй раз: " - Я ль не собирала Для тебя добро? Шелковые платья, Мех да серебро, Я ли не копила, Ночи не спала, Все коров доила, Птицу стерегла,- Чтоб было приданое, Крепкое, недраное, Чтоб фата к лицу - Как пойдешь к венцу! Не противься ж, Валенька! Он тебя не съест, Золоченый, маленький, Твой крестильный крест").

Но Валя отказывается, в последний раз свидетельствует свою веру ("В прозелень лужайки Капли как польют! Валя в синей майке Отдает салют. Тихо подымается, Призрачно-легка, над больничной койкой Детская рука. "Я всегда готова!" - Слышится окрест. На плетеный коврик Упадает крест") - и умирает.

Дело, однако, в том, что для самой Вали никакого выбора вида "жизнь на условиях акта ренегатства или смерть в верности своему Богу" нет. Героиня неверующая, т.е. совершенно не считает, что крестик ей поможет, так что ничего похожего на классический агиографический сюжет, которым хочет все это обернуть Багрицкий, в ее действиях нет - как не будет его, если умирающий от рака откажется от предложения подзарядиться энергией Кашпировского по телевизору и немедленно выздороветь таким путем. Точно так же и таргет-аудитория Багрицкого не может думать, что крестик мог бы спасти героиню. Ни в реальности этого стихотворения (где крестик, конечно, спасать не может), ни для Вали (которая так и думает), ни для таргет-читателя никакой дилеммы "похули своего Бога и останешься жить, а не то умрешь" - не существует, смерть грозит героине (и она это знает) совершенно независимо от наличия / отсутствия крестика. Обсуждаемая дилемма существует исключительно для матери.

Искусная подмена Багрицкого в том и состоит, чтобы на уровне эмоций читатель тем не менее ощутил _наличие_ этой дилеммы, а ответ девочки, соответственно, - как героический ответ в стиле "пусть умру, но от своей веры не отрекусь" (а вовсе не как "да отстань ты со своим никчемным фильтром Петрика, я и так на пороге смерти, а тут еще ты суешь мне какую-то лажу"), хотя сама героиня такого ответа вовсе не дает. Багрицкий создает - чистым нахрапом, ловкостью рук - некий микс из позиций девочки и матери, чтобы получить свой эффект, и отвлекает от этой ловкости рук внимание читателя тут же всаженной песней про Молодость.

Проскочить это может только при синтетическом, смазанном, не раздумывающем восприятии, на которое, впрочем, значительная часть поэзии и рассчитана по природе.
И вот тут имеется некая штука: это значительная часть поэзии последних двух с небольшим тысяч лет на такое рассчитана. А вот поэзия III тыс. - VIII/VI вв. до н.э., включая ритуальныые тексты, как и первобытная поэзия, не таковы. Не говоря о том, что сами их произведения часто имеют "рациональный" - на наш вкус - вид и построены как трактат, притча с прозрачной логикой и легко разворачиваемым в трактат содержанием или документальный отчет, - они еще и во всех известных мне случаях совершенно спокойно проходят проверку любым анализом. Он не вскроет в них никаких подмен, провалов, фокусов, умолчаний и гэгов, он не вскроет в них даже никакой попытки внушить читателю в целостном/эмоциональном виде, художественными приемами, "порывом от души к душе", напором личной авторской эмоции что-то такое, чего данный текст (или стоящая за ним и всем известная система) не берется доказывать самым прозаическим безэмоциональным путем. В литературоведении это называется невыраженностью лирического начала и преобладанием эпического. "Стихи о неизвестном солдате" Мандельштама, как и книга Иова, призваны средствами эмоционального напора выразить и внести в читателя (и утвердить в самом авторе) как некую истину то, что их авторы в жизни бы не смогли и не взялись бы доказывать спокойно. В "Стихах о неизвестном солдате" выражена та идея, что большевистская людобойня и раестроительство ужасны по своим тяжким для людей, малых и уязвимых, сторонам, но прекрасны и благи все равно и представляют собой высшую ценность - хоть оно и небо крупных оптовых смертей, но это не то что людобойни прошлого, это новое, от него будет миру светло, и как бы ни ужасало нас по нашей уязвимости то, что это небо несет - а служить должно только ему, это варево надо есть без выбора, переступая самого себя и поедая собственную голову. Впечатление того, что все это именно так - достигается исключительно клокотанием и порывом (совершенно искренним, но не в том дело). Конечно, товарищ Жданов или товарищ Сталин без затруднения взялись бы доказывать самой спокойной квазирациональной прозой полную правоту и благотворность большевистского дела, но их-то понятие о благе сильно отличалось от мандельштамовского. А вот сам Мандельштам никак не смог бы доказывать спокойной прозой истинность того, что как истину мог прокричать в "полуобоморочном" поэтическом тексте.

Собственно говоря, все это неудивительно. Сторонники представлений об "эмоционально-ассоциативном", синтетическом, иррационализирующем мышлении первобытности и древности не учитывают не только огромного массива источников, но и одного бесспорного факта: люди первобытности (особенно охотничье-собирательского) просто по необходимости должны были несравненно чаще и сильнее пользоваться опытно-логическим мышлением, чем современный профессор ВШЭ или обычный рабочий на заводе. Профессору достаточно бубнить некоторые не им придуманные тексты, переставляя в них с небольшими вариациями слова, а также писать такие вариации, рабочий должен в одних и тех же стандартных ситуациях воспроизводить очень несложные действия - и они получат в виде заработной платы все, необходимое для выживания. Анализировать и соображать при этом необязательно. Профессору, конечно, надо для этого много знать, намного больше, чем рабочему - но вот соображать никакой необходимости нет. И профессор, и рабочий при этом могут быть отменными аналитиками, ответственно мыслящими - просто это для них роскошь, а не необходимость. Их выживание никак от этого не зависит. Журналисту не только соображать необязательно, но и знать почти ничего не надо ( http://bg.ru/education/merom_moskvy_do_luzhkova_byl_berezovskij_nastojasc-20868/ ) - он и без этого заработает.

А вот команда первобытных охотников, выходящая на добычу оленей, должна соображать очень хорошо, и никакой конвейерной стандартизации или возможности добыть оленя путем бубнения по книгам ей не обламывается. Она должна учитывать огромное количество опытных данных - подмечать их, анализировать, со-ображать, делать выводы и оценивать их сравнительную вероятность. Иначе она ничего не добудет - а это вопрос не социального рейтинга, это вопрос физической жизни и смерти. Так что аналитиками им приходилось быть независимо от их склонностей - синтетическое мышление может позволить себе только общество, куда более продвинутое технологически (или по какой-то случайности севшее на ресурсы, достающиеся почти без умственного труда).

Интересно, что теории "эмоциально-ассоциативного мышления первобытности" появляются у ученых Европы 20 века. Европейцы предыдущих веков, самым плотным образом контактировавшие с первобытными племенами, ничего такого за ними не замечали. Боюсь, что сторонники означенных теорий просто перенесли на первобытных людей то, что все сильнее заявляло о себе в их собственной среде и в их собственных странах - смазанность мышления и безмыслие в ключевых пунктах.
LinkReply

Comments:
Page 1 of 2
<<[1] [2] >>
[User Picture]From: hoddion
2014-01-16 02:40 pm (UTC)
Были лирики и в древности: Алкей, Сапфо, да и Гильгамеш не такой уж рационалист. А первобытная поэзия - это какая? Записанная этнографами в 19-20 вв.?
(Reply) (Thread)
From: wyradhe
2014-01-16 02:54 pm (UTC)
Я говорю не о рационализме или эмоциональности героев. Лирика же, разумеется, есть в любое время (любовные песни есть в любом первобытном обществе). Я о другом. Эпос о Гильгамеше - это притчеобразная история с совершенно прозрачным для читателя дидактическим содержанием. Оно могло бы быть изложено в небольшом трактате, и сам Эпос не пытается загрузить в аудиторию способами целостно-художественного воздействия ничего такого, что не могло бы быть доведено аудитории в виде рассуждения, причем рассуждения эти аудитории тоже были известны. Вот "Война и мир" не таковы: конечно, поучения о том, что лучший выбор - это "роевое начало", могли бы быть выражены и прямо. Но вот ни малейшей убедительности для 999 читателей из 1000 они бы в таком виде не имели и, вернее всего, вызвали бы их отторжение; а вот слитые с художественным образом симпатичной Наташи Ростовой, в не анализируемом, а целостно усваиваемом виде, те же вещи вполне могут быть ощущены читателем как некая правда. Нам так привычно, что литература работает именно таким методом, что мы забываем, что до определенного времени она таким методом НЕ работала.

Лирика Алкея и Сапфо или первобытные любовные песни - это просто выражения определенных чувств; те же чувства могли бы быть констатированы самым прозаическим образом на общепринятом языке.

Первобытная поэзия - да, записанная этнографами и путешественниками в последние века.
(Reply) (Parent) (Thread) (Expand)
From: polakow
2014-01-16 02:50 pm (UTC)
Возможно, у меня была нестандартная реакция, но
маму Вали я жалел как любящую, несчастную и глупую женщину.
(Reply) (Thread)
From: wyradhe
2014-01-16 02:59 pm (UTC)
Так это вполне нормальная реакция; сам Багрицкий тоже совершенно не хотел сделать из матери Вали насильника, принуждающего к ренегатству угрозой смерти. Этот агиографический образ он, в свою очередь, расчленяет: угроза смерти существует совершенно независимо от матери Вали, мать вали только умоляет ее спастись от этой угрозы ренегатством. Багрицкому важно именно Валю представить как традиционного мученика за веру, а совсем не ее мать как традиционного мучителя этого мученика. Роль мучителя передана главным образом болезни. Матери оставлено только само предложение "отрекись от своей веры и выживи", и мотивация у него тут другая - это не ультиматум мучителя.
(Reply) (Parent) (Thread) (Expand)
[User Picture]From: p_govorun
2014-01-16 02:57 pm (UTC)
А вот команда первобытных охотников, выходящая на добычу оленей, должна соображать очень хорошо

Такая команда должна соображать на уровне стаи волков, и этого вполне достаточно.

Вы считаете, что волки способны к аналитическому мышлению?
(Reply) (Thread)
From: wyradhe
2014-01-16 03:04 pm (UTC)
Никоим образом. Никаких охотничьих инстинктов, которые руководили бы этими охотниками, нет; они охотятся не на определенную природой их предкам дичь, не определенными природой их предкам способами (а совершенно новыми сравнительно с историей их вида орудиями труда и приемами); как все это делать - они обучают друг друга посредством вербальной коммуникации. Никаких инстинктов групповой охоты у человекообразных приматов нет вообще.

Вот когда миллион лет назад их предки лягушек в рот тянули - это да, аналогично стае волков.

Аналогичным образом ультразвуковая эхолокация осуществляется летучими мышами без всякого аналитического мышления. А вот людям для того, чтобы изобрести и применять ультразвуковую эхолокацию, понадобилась наука.
(Reply) (Parent) (Thread) (Expand)
[User Picture]From: telemont
2014-01-16 02:57 pm (UTC)
А вот команда первобытных охотников, выходящая на добычу оленей, должна соображать очень хорошо, и никакой конвейерной стандартизации или возможности добыть оленя путем бубнения по книгам ей не обламывается. Она должна учитывать огромное количество опытных данных - подмечать их, анализировать, со-ображать, делать выводы и оценивать их сравнительную вероятность. Иначе она ничего не добудет - а это вопрос не социального рейтинга, это вопрос физической жизни и смерти. Так что аналитиками им приходилось быть независимо от их склонностей

Да вряд ли. С коллективной охотой прекрасно справляются все стайные хищники*. Там гораздо больше нужны наблюдательность, реакция, умение подкрадываться и прочая физиология; мышлению, выходящему за пределы простейших умозаключений** типа "если олень повернулся в твою сторону, замри", и делать-то особо нечего.

Упс, меня опередили :)))

*) Первобытные охотники справлялись, видимо, лучше, но не принципиально лучше.

**) То есть, по сути, навыков, закрепленных обучением.

Edited at 2014-01-16 02:58 pm (UTC)
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: serega133
2014-01-16 02:59 pm (UTC)
Но стихотворение гениальное.
(Reply) (Thread)
From: wyradhe
2014-01-16 03:04 pm (UTC)
С этим и спора нет.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: b_graf
2014-01-16 03:06 pm (UTC)
Не знаю, ИМХО странная интерпретация, мне в детстве смысл стишка казался: "и после смерти остаться с товарищами" (посмотрел, проверил - вроде и сейчас так по тексту читается). Искушение крестом - это предложение отсталой матери-обывательницы, с курями и свиньями, предать товарищей (они там в середине названы - "пионеры Кунцева" и т.д.).
(Reply) (Thread)
From: wyradhe
2014-01-16 03:41 pm (UTC)
После смерти материалист нигде остаться не может. Вот до самой смерти не отрекаться от - это да. Предательство товарищей - да, но поскольку само товарищество строится вокруг веры (крестиком она предала бы именно товарищество-в-вере), то тут как раз точно так же, как с мучениками: если бы такой-то отрекся от Христа, а не стал бы мучеником, то он этим предал бы в том смысле, о котором вы говорите, других христиан.
(Reply) (Parent) (Thread) (Expand)
[User Picture]From: abax
2014-01-16 03:07 pm (UTC)
Мне кажется, что в данном случае радикально ошибаетесь Вы. Логическая дилемма выбора поступка - как Вы ее излагаете - основывается на двух предпосылках:

1) Вера либо неверие _предшествуют_ ситуации выбора, заданы чисто интеллектуальными соображениями, на которые - в идеале - желания и страхи героя никак повлиять не могут.
2) Эта вера либо неверие тождественны полной уверенности в бытии либо небытии Бога и загробной жизни.

Очевидно, что эти посылки не выполняются для героини стихотворения Багрицкого - более того, боюсь, что ни для кого в полном объеме не выполняются.

С чисто рациональной точки зрения, полной уверенности в подобного рода вещах вообще быть не может, потому любую _бесплатную_ возможность сохранения жизни следует использовать: а вдруг повезет? почему бы и не подзарядиться хоть и от Кашпировского, если это _ничего не стоит_ ? (Вопрос реально стоит, во-первых, о беззатратности такого рода опции, во-вторых, хотим ли мы действовать исключительно рационально в подобном ключе, строго оптимизируя вероятность выживания).

Более того, логически разрешить указанные вопросы невозможно, и поэтому - но и не только поэтому - воля и желания человека значат для его ответа уж никак не меньше (а, как правило, много больше), нежели его интеллектуальные выкладки. Именно экстремальная ситуация проверяет и подталкивает экзистенциальный выбор - и да, требуется реальное мужество для того, чтобы сделать его трезво и осознанно перед лицом смерти.

Впрочем, героиня стихотворения Багрицкого - ребенок, о системе сложившихся интеллектуальных убеждений в данном случае, видимо, речь вообще не идет. Она выбирает не веру, а референтную группу, за красных или за белых (очень конкретных). Готовность заплатить жизнью за свой выбор в подобной ситуации - не более и не менее ценна, нежели готовность умереть за любой другой символ. А выбор этот абсолютно реален - психологически она выбирает именно жить ли с белыми или умереть с красными, хотя бы логически это и было более или менее абсурдно.

Edited at 2014-01-16 03:18 pm (UTC)
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: abax
2014-01-16 03:27 pm (UTC)
PS я лично усматриваю в этих стихах подмену - но на уровне самой идеологии, попытки придать трансцендентную значимость ценностям в рамках метафизической системы, таковую априори отрицающей. Однако мне кажется, простите за холивар, что вавилонская идеология разделяет ту же проблему, пусть и в менее острой форме.
(Reply) (Parent) (Thread) (Expand)
[User Picture]From: p_govorun
2014-01-16 03:29 pm (UTC)
Выше abax хорошо написал.

А я ещё хочу сказать, что неверие бывает разное. И в тридцатые годы очень много было "неверия-отрицания", по типу "Бог есть, но мы его отрицаем". И вот такой человек действительно может "проявить слабость" и отступить от своего неверия.
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: gcugreyarea
2014-01-16 03:56 pm (UTC)
Про первобытных охортников с аналитическим мышлением выше уже высказались, повторяться не буду.
Отмечу только, что правополушарное, синтетическое мышление (отвечающее среди прочего за распознавание образов) на охоте куда как важнее. И что если бы охота воспринималась как логическая задача, а не мистический ритуал - не возникло бы столько посвящённых ей обрядов и суеверий.

Возвращаясь к Багрицкому. Тут ведь пропущен ключевой пункт - поэма ни разу не притча. Это - посвящение, описывающее реальный случай с реальной умирающей девочкой. А в этом ракурсе всё смотрится совершенно иначе.
(Reply) (Thread)
From: wyradhe
2014-01-16 04:30 pm (UTC)
Почти любая_ деятельность требует и синтетического, и аналитического мышления. Речь идет о степени, в которой требуется второе. Вот всякие соображения типа "след тут такой, ветер сякой, сломанная веточка тут - значит, добыча прошла... " - это как раз анализ. Охотникам первобытности такой анализ нужен, тиграм - нет (они просто тупо бороздят территорию, пока на запах или шум не нападут, и никаких следов не подмечают), фрезеровщику - тоже нет. Вот если бы деталь на конвейере "вела себя" столь же дифференцированно, как зверь на охоте, а чтобы получить инструмент, нужно было бы подмечать и учитывать столько же переменных, сколько нужно, чтобы зверя выследить (а реально получение инструмента сравнимо разве что с получением соли из стационарной кормушки оленем), то была бы та же степень.
(Reply) (Parent) (Thread) (Expand)
[User Picture]From: tin_tina
2014-01-16 04:56 pm (UTC)
Возможно, образ мышления Вали похож на логику современных свидетелей Иеговы? Не верю, что переливание крови мне поможет, но независимо от этого лучше умру, чем осквернюсь.
(Reply) (Thread)
From: wyradhe
2014-01-16 08:20 pm (UTC)
Это возможно, но о Св. Иег. мы это знаем независимо - вот про это "независимо лучше умру". А если бы мы о них знали только то, что они отвергают то, что им по их мнению и не помогло бы - то и применительно к ним о мученичестве не заходила бы речь. Просто о них и независимо известно, на что они идут во имя верности идее.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: nell_2
2014-01-16 05:48 pm (UTC)
Мне кажется, вы вчитываете Багрицкому то, чего там нет. Мотив отстаивания своих атеистических убеждений перед лицом смерти самодостаточен и героичен сам по себе. Есть даже поговорка о том, что на войне нет атеистов. А Валя проявляет в этом вопросе твердость и стойкость и на искушение поверить не поддается.
(Reply) (Thread)
From: wyradhe
2014-01-16 06:36 pm (UTC)
От кого отстаивания, перед лицом какой угрозы или давления отстаивания? Мать ее умоляет, она эту мольбу отбрасывает. Того мотива, что она нежно любит мать, и ей страшно тяжело поэтому в такой момент не исполнять такую ее просьбу (ведь та верит, что это поможет) и надрывать ей этим сердце, но она на это идет ради своих убеждений - Багрицкий не выражает вообще.


Да и вообще отстаивание убеждений тут ни при чем: атеистические убеждения никак не мешают надеть крестик, чтоб мать не переживала. На что уже успел обратить внимание читатель, с которым мы вообще - антагонисты, но вот с тем, что убеждения тут ни при чем - спорить не приходится: http://farnabazsatrap.livejournal.com/101880.html
(Reply) (Parent) (Thread) (Expand)
From: nedovolny
2014-01-16 05:52 pm (UTC)

Much ado about nothing

Много шума ни о чем. Стихотворение бездарное из серии та-та-та та-та-та. Наподобие разбиравшегося здесь же светловского про Жанну Д'Арк. Что до извлекаемой вами морали, то никаких глубин и второго дна я не вижу. Валина мать никоим образом не намекает на выживание дочери (два раза перечитал). Ее просьбу о кресте - можно трактовать как угодно. Я понимаю так: "пусть все будет по-человечески, по-божески - умри как умирали твои предки, с крестом, ну а если вдруг он поможет обрести здоровье - то и вовсе замечательно". Т.е. для матери Вали важна ОБРЯДОВАЯ сторона. Никаких тут метафизических и телеологических сделок не заключается. Для Багрицкого важно обосрать именно такое "бытовое" христианство, цепляние за крестик, за молитву, за поклоны в церкви, за внешние признаки принадлежности к православной религии. Как раз в ту пору шло очередное наступление на трансцендентный Абсолют, на авраамического бога. Взрывали Храм Христа Спасителя и т.д. Властям было важно доказать, что никакого бога нет, а все - одна лишь химия, говоря словами героя Зощенко. Но также было важно уничтожить и такие плацдармики врага как обрядовое христианство. Так что Багрицкий отрабатывал политический заказ на злобу дня - не более того. Стихотворение-агитка. Пусть и бойко написанное.
(Reply) (Thread)
From: nedovolny
2014-01-16 05:59 pm (UTC)

Re: Much ado about nothing

Что до приданного, скотины, фаты и проч - то речь не идет о том, что Валя, если возьмет крестик, выздоровеет и будет этим всем пользоваться и наслаждаться. Речь идет о том, что мать всю жизнь старалась для Вали, копила, делала "все как у людей", и просит, чтобы и в этот решающий час тоже все было как у людей и по-людски. Т.е. крест у Вали означал бы оправдание жизненной стратегии и жизненного подвига ее матери, придания смысла ее всем предшествующим действиям. Как у Достоевского: "если Бога нет, то какой же я после этого капитан"? Такие вещи надо понимать - а не дано, значит не дано:)

Edited at 2014-01-16 05:59 pm (UTC)
(Reply) (Parent) (Thread) (Expand)
[User Picture]From: scholar_vit
2014-01-16 06:50 pm (UTC)
Гхм. Мне кажется, что Вы неверно понимаете Багрицкого. Его стихотворение написано не с точки зрения атеиста, а с точки зрения богоборца. "Бог есть, и мы его отвергаем". Поэтому крестик имеет магическое действие.

Точно так же, если человеку предлагают подзарядиться энергией Кашпировского, а он полагает, что (1) Кашпировский действительно заряжает энергией, и (2) эта энергия имеет дьявольскую природу, то он, человек, вполне разумно отвергнет такое предложение с возмущением.

Тот факт, что позиция Багрицкого расходилась с официальной (последняя была атеистической, а не богоборческой), неудивителен: как известно, в любой религии официальная вера сильно отличается от народной веры - к советской религии это тоже относится.
(Reply) (Thread)
From: wyradhe
2014-01-16 08:12 pm (UTC)
Это очень любопытная гипотеза, но : действительно идейная пионерка так думать не могла, что Вы и отметили; сам Багрицкий точно не думал так, поскольку был именно неверующим ни во что, а не богоборцем. Вообще я практически не встречал сов. примеров, где Бога признавали бы реальной, но невсемогущей и злой силой - т.е. демоном, который в самом деле может оказать помощь, но у которого ее недопустимо принимать. Как при Эхнатоне смотрели официально на египетских богов, а некоторые христиане - на языческих. Если бы Багр. имел в виду именно это, то получилось бы, что он предлагает в качестве примера геройской советской пионерской ортодоксии то, что и ортодоксией этой совершенно не является (а является ересью), и самому ему чуждо, и встречается даже как ересь редко.
(Reply) (Parent) (Thread) (Expand)
[User Picture]From: ikarevitch
2014-01-16 09:06 pm (UTC)
зачем у вас такое оформление?? одна четвёртая информации, всё остальное синее поле.
(Reply) (Thread)
From: wyradhe
2014-01-16 09:08 pm (UTC)
Понятия не имею, мне такая форма в других ЖЖ больше нравится - прокручивать информацию колонкой это не мешает.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: orcotherapist
2014-01-16 09:55 pm (UTC)
У него есть ещё про «вшами съеденные косы», он, видимо, переживал разрыв с семьёй и традицией; так что тут акцентируется раздражающий вой матери, зудение такое комариное и тупое занудство. И напротив - свежесть, воздух, пионерка уходит вдаль.
(Reply) (Thread)
From: wyradhe
2014-01-16 10:10 pm (UTC)
Да, очень похоже! Но там не совсем занудство, там все эпитеты к матери - сочувствующие, мать там изображена как носительница материнской любви - и все. Но вот то, что у нее над ухом жужжит в духоте, а она отмахивается м уходит в свежесть и гром - это да.

Автор на самом деле нарисовал еще и вполне апокалиптическую картину. Черное грозовое небо, надвигающиеся тучи, под ним с воющими трубами пионеры стягиваются отовсюду на вечерний сбор, тут еще и ливень и гром, навстречу ливню и грому в небо взвивается базовое знамя, бешенство ветров и все такое.

Вот когда она уже умерла, на следующее утро - полная благодать. А в больничных окнах Синее тепло, От большого солнца В комнате светло. Кончиной героини еще и куплена тишь и благодать, пришедшая на смену буре и борьбе.

Редкое все-таки было существо.
(Reply) (Parent) (Thread) (Expand)
Page 1 of 2
<<[1] [2] >>