?

Log in

No account? Create an account
wyradhe [entries|archive|friends|userinfo]
wyradhe

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Келлер, Мюллер (не тот), Гейдрих [Dec. 9th, 2013|03:23 pm]
wyradhe
Келлер, Мюллер (не тот), Гейдрих

История, достаточно характеризующая ситуацию.

Время действия: конец 1939. Действующие лица:

Канарис, глава военной разведки (абвера), и его подчиненный Остер. Остер непосредственно входит в группу Бека - Гёрделера, добивающуюся свержения Гитлера, и считает себя подчиненным Бека по линии этой деятельности. Канарис обо всем этом знает и всей этой группе по мере сил помогает.

Небе, глава крипо (криминальной полиции), подчиненной Гиммлеру. По своим причинам (до сих пор не вполне ясным) работает на вышеуказанную группу и оповещает Остера и Канариса о том, что ему удается узнать о деятельности Гиммлера - Гейдриха.

Адвокат Мюллер, имеющий обширные связи в Ватикане, антинацист. Прознав об этом, Остер и Канарис пригласили его стать официально агентом абвера, а реально работать, под прикрытием этого положения, чем-то вроде посланца Канариса и группы Бека в Ватикане, а также выходить через Ватикан на Англию. Мюллер согласился.

Адвокат Этшейт, антинацист, знакомец Мюллера и Канариса, который и сообщил в свое время Канарису, что Мюллер антинацист. В курсе заговора, примыкает к нему. Иногда Канарис дает Этшейту поручения по оппозиционной части.

Бенедектинский монах Келлер, работающий агентом абвера и параллельно агентом СД - Службы безопасности (подчиненной Гейдриху). Вполне лоялен нацизму, о заговоре ничего знает.

Бездействующее лицо: генерал Рейхенау. Офицер с гангстерскими наклонностями, барон-разбойник, карьерист без лояльности к каким бы то ни было ограничениям, кроме личных эстетических. В личные эстетические ограничения у него входило то, например, что если со стороны гражданского населения неконвенционных вылазок против армии нет, то трогать его, - уж увы или не увы - нельзя. В гангстерские склонности - желание резать мирное население похлеще, если оно повод, по его понятиям, подает (то есть если гражданские учиняют неконвенционные вылазки - то тут уж покатаемся-поваляемся, мясо гражданского населения поевши. Точно так же рассуждали некоторые немецкие командующие в Бельгии в 1914 году). Соответственно, он протестовал против расправ с евреями в Польше в 1939, а в СССР в 1941 показателен противоположный инцидент: в конце августа спецподразделение, действовавшее при 6й армии Рейхенау, расстреляло всех взрослых евреев в Белой Церкви, а детей пока отделили, но тоже собирались расстрелять. Немецкие военные священники при этом спецподразделении обратились к командованию стоящей тут 295-й дивизии, чтобы то воспрепятствовало хотя бы расстрелу детей. Командование 295-й вмешалось и наложило вето до решения вышестоящего командования - то есть Рейхенау. Со своей стороны Гросскурт из командования 295-й направил Рейхенау рапорт, в котором писал, что расстрелы, подобные белоцерковскому, ничем не лучше зверств НКВД, и что с такими убийствами необходимо кончать. Рейхенау объявил свое решение: детей расстрелять, все подобные раз начатые акции доводить до конца, не щадя никакой части группы, которую начали расстреливать, акции продолжать и впредь, с НКВД тут нет ничего общего, а Гросскурту не следовало бы писать такой рапорт. На национал-социалистскую расовую доктрину, как и на все прочие национал-социалистские доктрины, Рейхенау в душе было наплевать (на рубеже 1932/33 он обратился к нескольким генералам с предложением арестовать и свергнуть Гинденбурга, чтобы заблокировать возможность прихода Гитлера к власти, в первые годы нацизма демонстративно приходил на собрания общества евреев-ветеранов ПМВ [существовало в Германии до ноября 1939]), просто ему нравилась крайняя жестокость, а заодно он хотел понравиться Гитлеру. С той же целью в 1930-е он представлял себя таким пламенным нацистом, что это (в сочетании с откровенной готовностью ставить на любую лошадь, лишь бы пробиться повыше, и не стесняться при этом практически никакими ограничениями) раз и навсегда вызвало к нему отвращение у множества генералов, и когда осенью 1939 г. он выступил перед Гитлером с протестом против зверств в Польше, в армии многие решили, что это Рейхенау держит нос по ветру в ожидании свержения Гитлера и перекрашивается на ходу. Гитлер в его пламенный нацизм поначалу поверил и в начале 1938 хотел было назначить Рейхенау главкомом сухопутных сил вместо Фрича, но тут уж даже Кейтель воспротестовал, все хором заявили, что генералы не примут Рейхенау как беспринципного дикаря, гребущего под себя, и это назначение не состоялось. А потом уже и Гитлер понял Рейхенау получше, и в конце ноября 1939, как и в декабре 1941 категорически сам отклонил его кандидатуру в те же главкомы сухопутных сил на смену Браухичу, сказав в 1941, что Рейхенау слишком склонен к политическим играм и охотой за влиянием и властью, а "кот не может не ловить мышей". Осенью 1939 Рейхенау настолько опасался военной катастрофы и падения режима в случае попытки атаковать Запад, особенно через нейтральные Бельгию и Голландию, что несколько раз резко пытался отговорить Гитлера от этой атаки (которую Гитлер сначала назначал именно на осень 1939), а когда это не вышло, - то попросту вступил в контакт с Гёрделером (об оппозиционности коего нацизму и связях с заграницей знал), спросил его: "Что мы можем сделать, чтобы предотвратить это безумие?" - и предложил передать информацию о намерении Гитлера атаковать через Бельгию и Голландию западным державам, - пусть-де они обнаружат, что им такие намерения известны, и начнется укрепление обороны Бельгии и Голландии; тогда, видя это, и Гитлер, убедившись, что внезапности не получится, оставит поневоле свои планы. Гёрделер и его люди действительно обеспечили передачу этой информации на Запад. А Гитлер отказался в том же ноябре из-за вышеупомянутых возражений Рейхенау от идеи заменять им Браухича.

***

Действие.

1. В конце 1939 адвокат Этшейт послан с небольшим поручением по оппозиционной части Канарисом в Швейцарию.
Там он случайно встречается с монахом Келлером, которого немного знает, и его озаряет идея завербовать его в ряды оппозиции. В процессе вербовки Этшейт выкладывает Келлеру, что-де в Германии имеется заговор генералов Гальдера (начгенштаба), Бека и Хаммерштейна (отставники), который вот-вот свергнет Гитлера, что он сам, Этшейт, в Швейцарии с заданием-де по этой части от Гальдера, а адвокат Мюллер от тех же заговорщиков работает в Ватикане. На самом деле Гальдер и точно возглавлял в октябре-ноябре такой заговор, но 5 ноября до смерти перепугался Гитлера (который, ничего определенно не имея в виду, сказал, что вырвет дух непокорства из высших офицеров), раз навсегда из заговора вышел, усердно работая отныне на Гитлера, а заговорщикам дал полный отбой - на чем заговор фактически развалился. У Этшейта хватило ума не говорить, что на самом деле послал его Канарис, и вообще ничего не говорить об абвере.

2. После чего Келлер отправляет немедленно донесения обо всем сказанном Этшейтом по обеим линиям своего подчинения - то есть в абвер и в СД. Параллельно он стал разнюхивать в Риме о Мюллере, что Мюллеру стало известно и сильно его встревожило. Мюллер срочно устремился на родину, в абвер, сообщать о происходящем.

Между тем о докладе Келлера, поступившем в СД, стало известно Небе. Небе всполошился и на некоторое время задержал продвижение доклада Келлера, но ненадолго - доклад имел такой резонанс, что Келлера вызвал на аудиенцию сам Гейдрих, выслушал все подробности и очень заинтересовался. Небе поспешил известить о такой прорухе только что вернувшегося Мюллера.

3. В итоге Канарис и Остер в абвере получили сначала доклад Келлера о его встрече с Этшейтом, потом к ним явился Мюллер с сообщением, что Келлер вынюхивал о нем что-то в Риме, потом Небе передал Мюллеру, а Мюллер - им, что Келлер с тем же докладом был лично у Гейдриха.

Тогда Канарис для начала велел вызвать Келлера в абвер и по линии его подчиненности абверу расспросить его и о самом деле с Этшейтом, и о том, как он, Келлер, взаимодействовал по этому поводу с СД и Гейдрихом. Келлер, ничего не подозревая, отчитался обо всем и упомянул, в частности, что в беседе с ним Гейдрих сказал, что арест Мюллера теперь - дело нескольких дней.

4. Тогда Канарис вызвал Мюллера и велел ему написать докладную записку о том, что-де он, Мюллер, в качестве агента абвера в Ватикане выяснил там, что в Германии недавно планировался военный переворот против Гитлера, и в числе главенствующих были Фрич (погибший уже в польской кампании) и Рейхенау. Бека Канарис велел не упоминать. Мюллер изумился и сказал, что Рейхенау никогда никем в связи ни с какими заговорами не упоминался. Канарис велел делать, как сказано.

Мюллер докладную написал. Тогда Канарис понесся с ней прямо к Гитлеру и объявил самым всполошенным образом, что только что получил донесение от особо надежного агента абвера в Ватикане: против фюрера в армии заговор! Гитлер начал читать записку, чем дальше, тем меньше веря ей (на то она и была так составлена), а когда дошел до имени Рейхенау, швырнул бумагу на стол и сказал: "Полная чушь". Гитлер отлично знал, что генералитет не переносит Рейхенау и ни за что не будет создавать заговор под его началом, да и Рейхенау, по его мнению, так связал себя с национал-социализмом, что никакого заговора строить бы не стал. Кроме того, Гитлеру, несомненно, доставляло удовольствие поучить Канариса уму-разуму в ответ на то, как тот всполошенно стал махать крыльями (на это Канарис тоже рассчитывал). А что из-за границы будут рады снабжать немецких агентов якобы важной информацией, а на самом деле дезинформацией на такую тему, чтобы сеять раскол в германских верхах - в этом Гитлер тоже не сомневался.

Канарис тут же отправился к Гейдриху (с которым поддерживал вообще довольно близкое знакомство), сообщил ему все это и с тревогой сказал: "Вы только представьте себе! Я показал фюреру крайне важное донесение моего самого надежного агента в Ватикане Йозефа Мюллера о планах военного переворота. Фюрер прочитал это донесение, а потом швырнул его на стол со словами: «Полная чушь!»"

6. Гейдрих поулыбался, а когда Канарис отбыл, немедленно отменил арест Мюллера и прекратил раскопки по этой части - ему вовсе не хотелось высунуться перед фюрером с этим делом ВТОРЫМ после Канариса, да еще съесть при этом такого же дурака, как съел Канарис. Фюрер сказал, что это чушь - значит, будет чушь. (Да еще Канарис успел всем разъяснить, что Мюллер его лучший агент в Ватикане, и озвучил это перед самим Гейдрихом - чтобы Гейдрих мог оценить силу его, Канариса, позиции в этом вопросе. Не подкопаешься, мол, Мюллер встречается в Риме и т.д. со всякими людьми как мой агент, и фюреру про это уже сказано. Гейдрих и оценил).

На чем история и кончилась.
LinkReply

Comments:
[User Picture]From: semen_serpent_2
2013-12-09 12:41 pm (UTC)

Офф

Вы обнаружили у Катаева шарж на Н.С.Хрущёва. Но он не единственный советский вождь, контрабандой спортретированный автором.
"Кладбище в Скулянах", в 1856 году подпоручик Бачей (дед Катаева) с малярией лежит в госпитале в Гори:
"Жажда, томившая его, являлась в виде узкого грузинского кувшина на плече горийской девушки в чадре, поднимающейся по гористой улице мимо миндальных и ореховых деревьев, мимо кустарника барбариса с чугунно-синими, багровыми листьями, мимо плетеных заборов с висящими на них связками кукурузных початков и стручков красного перца…
Затем этот глиняный кувшин, покрытый потом, оказывался на столе посередине сакли, рядом со стеклянной кружкой, в то время как невдалеке в духане слышалось как бы церковное пение низких мужских голосов, гортанных и печальных, а невыносимая жажда продолжалась бесконечно, и не было силы встать, подойти к холодному кувшину и напиться.

А затем раздавался скрип сухих деревянных ступенек, слышались чьи-то тяжелые, бесконечно длящиеся шаги, и в саклю входил как бы из непомерно далекого будущего человек в странной одежде, с головой, повязанной аджарским башлыком.
Тягостно и вместе с тем вкрадчиво-мягко ступая чувяками, он подходил к столу, долго рассматривал обстановку сакли: восточный ковер на деревянном ложе, скатерть на столе, сундук, покрытый тканой материей, помятый тульский самовар в углу на комоде рядом с круглым качающимся зеркальцем в траурночерной раме…
Наконец его взгляд останавливался на кувшине с холодной водой.
Его глаза светились неполным светом, как ущербный, умирающий месяц.

Он наливал из кувшина воду в стеклянную кружку, и струя воды зловеще краснела, превращаясь в вино. Как бы совершая некий таинственный ужасный обряд прощания со своим прошлым, человек не торопясь пил из кружки, и пока он пил, вино превращалось в кровь, и человек вытирал серповидные, мокрые от крови усы рукавом своей странной тужурки.

Это видение длилось мучительно долго и заканчивалось тем, что человек с окровавленными усами бесшумно выходил из сакли и его глаз скупо светился, как ущербный месяц, а сухие деревянные ступени стонали под тягостно-мягкими неслышными шагами, в то время как в духане продолжалось церковное пение, и дедушка понимал, что это панихида по унтер-офицеру Гольбергу, растоптанному каблуками майора Войткевича"

Edited at 2013-12-09 08:54 pm (UTC)
(Reply) (Thread)
From: nedovolny
2013-12-09 08:22 pm (UTC)

показательная история!

А вот здесь Гитлер предстает полнейшим и беспомощным дураком, пародией на диктатора. То, что он не разгонял генералов - как мы решили тут, было правильно.
Но данная история - верх распада идейного, говоря словами Ленина (и таких историй можно рассказать сотни).
Главное, что мы видим на ее примере. Гитлер не наладил минимально приемлемой работы спецслужб.
Когда в государстве (диктаторском! Для Германии - нового типа!) начальник военной разведки и его замы - ведущие заговорщики и никто их не контролирует, не проверяет - это государственный маразм. Более того, Канарис затем и с англичанами контактировал предательски.Тоже самое - Небе. Его длительное двурушничество на посту начальника крипо, одного из рук-ей РСХА свидетельствует только об идиотизме Гитлера-Гиммлера, их вопиющем непрофессионализме, отсутствии политического чутья. Гитлер в отл. от Сталина вообще не интересовался работой спецслужб, не интересовался разведкой.
Расстреливать генералов превентивно, запугивать их было не нужно, или заменять на своих, - но проверять-то, но отслеживать кто чего говорит и делает - было нужно! Тем более в абвере, в РСХА.Ты диктатор или не диктатор? Известно, что число сотрудников гестапо было в несколько раз меньше чем число сотрудников Штази (на территории ГДР!!! где населения было в неск. раз меньше чем в Рейхе!) А уж по кол-ву сексотов Штази опережало гестапо в десятки раз. Если не путаю, то в Гамбурге все гестапо насчитывало человек пятнадцать! И работало гестапо в основном по доносам граждан, а не по донесениям сексотов и прослушке-наружке как ГБ или Штази.
Короче, Гитлер в известном смысле был пародией на диктатора, бумажным тигром. Заговор против него- это как заговор против Ивана Антоновича или Павла.

Edited at 2013-12-09 08:25 pm (UTC)
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: maks1777
2013-12-09 09:05 pm (UTC)

Re: показательная история!

мне кажется дело тут в разном опыте подполья\борьбы за власть. Один прошел многолетнюю борьбу с достаточно мощной охранительной системой империии и гражданскую войну, вто же время второй всего лишь разброд и шатание веймарской республики.
(Reply) (Parent) (Thread)
From: nedovolny
2013-12-09 09:27 pm (UTC)

Re: показательная история!

Отчасти да. Вы правы. Но! Гитлер кричал о красной угрозе? Он кричал об агентах ЧК-Коминтерна? Так что ж ты их не ловишь? Если пришел к власти под лозунгами борьбы со всемирным злом большевизма, что ж ты не изучаешь его методов, не пытаешься понять причину его достижений!? К чему этот непрофессионализм перед лицом стальной мощи и дьявольской хитрости ЧК ОГПУ НКВД? Ведь если мы посмотрим, то увидим, что чекисты и ГРУ делали гитлеровские спецслужбы как хотели и где хотели. Особенную тупость и неизобретательность, кстати, демонстрировал абвер Канариса. И лишь гестапо и СД кое-что могли противопоставить Советам - в отличие от традиционной военной разведки. А Гиммлер - вообще посмешище.Туповатый, ограниченный фанатик, его СС было что-то вроде ОСОВОАХИМа. А на разведку-контрразведку времени не оставалось. На его фоне Л.П.Берия был просто гений. Да и такие заурядности как Ежов, Ягода, Абакумов превосходили его на голову. Они были нацелены на конкретную работу, на результат, а он - на исполнение бредовых арийских фантазий.
Судьба двух единственных соображающих людей - Мюллера и Гейдриха показательна. Мюллер вплоть до своей кончины был на третьих ролях и никакого политического значения в окружении Гитлера не играл. А для Гейдриха фюрер не нашел ничего более умного как направить зам протектора в Чехию.

Edited at 2013-12-09 09:28 pm (UTC)
(Reply) (Parent) (Thread)