?

Log in

No account? Create an account
Был ли отдан германской верховной властью приказ об уничтожении красноармеек? - wyradhe — LiveJournal [entries|archive|friends|userinfo]
wyradhe

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Был ли отдан германской верховной властью приказ об уничтожении красноармеек? [Nov. 10th, 2013|02:35 am]
wyradhe
Был ли отдан германской верховной властью приказ об уничтожении красноармеек в 1941 г.?

На эту тему дошло очень немного фактов. Перечислю все, мне известные:

1.1-1.2. Показания Шарте и Шнайдера (ccылки и разбор см. в следующих постах). Два немецких солдата, в разное время оказавшихся в советском плену, независимо друг от друга сообщали, что накануне перехода советской границы в июне 1941 г. до них - т.е. до рядового состава - офицерами был устно доведен секретный приказ не считать красноармеек законными комбатантами и не направлять их в плен, а уничтожать. Этот приказ был изложен как часть инструкций о взятии /невзятии в плен тех или иных людей противника вообще. Показание В. Шарте: "За день до нашего выступления против Советского Союза офицеры нам заявили следующее: “Если вы в пути встретите русских комиссаров, которых можно узнать по советской звезде на рукаве, и русских женщин в форме, то их немедленно нужно расстреливать. Кто этого не сделает и не выполнит приказа, тот будет привлечен к ответственности и наказан"". Показание Бруно Шнайдера: перед отправкой его роты в Россию из района Брест-Литовска в конце июня 1941 г. командир обер-лейтенант Принц ознакомил солдат с секретным приказом не брать советских солдат в плен без необходимости, и "в любом случае [не отправлять в плен, а] расстреливать женщин, которые служат в Красной Армии".

Письменный приказ такого рода никогда не обнаруживался союзниками или историками.

2. В архивах был обнаружен приказ командования 4 армии (командующий Клюге, армия входила в группу армий "Центр") от 29.06.1941 по корпусам 4 армии, содержащий подробные разъяснения о том, как войскам 4 армии надлежит обращаться с людьми, находящимися в кольце окружения (в это время части 4 армии принимали участие в ликвидации большого котла с частями РККА, и этот вопрос встал как насущный): кого считать законным комбатантом, кого рассматривать как «вольного стрелка» (те. незаконного комбатанта, подлежащего после захвата уничтожению, а не отправлению в плен), как отличать гражданских от негражданских и т.д. В составе этих разъяснений отдельной строкой стоит фраза: Frauen in Uniform sind zu Erschiessen – «Женщины в военной форме подлежат расстрелу» (а не пленению) [приказ AOK 4, Ia, Armeebefehl Barbarossa Nr. 3, 29. 6. 1941, 2382/41 geh., BA-MA, RH 20-4/878; фотокопия соответствующей страницы приказа - http://vif2ne.ru/rkka/forum/files/Zhur/(110128100712)_Frau.jpg, о приказе в целом см. Hitlers Heerführer: Die deutschen Oberbefehlshaber im Krieg gegen die Sowjetunion 1941/42. München, 2006. S.365 f.]


Того же 29.06 получившие этот приказ из 4 армии штабы входившего в ее состав 7 корпуса и входившего в его состав 221 охранной (тыловой) дивизии отдали распоряжение подготовить и издать на следующий день (т.е. 30.06) соответствующий приказ по подразделениям своего корпуса и дивизии (см. Christian Hartmann. Wehrmacht im Ostkrieg. Front und militärisches Hinterland 1941/42. München, 2009. S.524. Anm.51).

3. 30.06 или 1.07 до уровня армий Восточного фронта (во всяком случае, в группе армий "Центр") была доведено предписание ОКХ (Верховного командования сухопутных сил) о том, что женщины-военнослужащие РККА в форме должны рассматриваться как военнопленные, а вооруженные женщины в гражданском - как "вольные стрелки" (подлежащие уничтожению). Это предписание отвечало нормальным законам войны и известно по выявленным изложениям и цитированиям его в передающих его приказах нижестоящих подразделений (см. ниже и Hitlers Heerführer... S.365-367). Датировка движения предписания явствует из того, что 4 армия 29.06 отдала своим частям противоположное указание о женщинах в форме, а 1.07 (см. ниже) уже отправила в войска контр-приказ, составленный на основании названного предписания ОКХ. В 4 армии это предписание ОКХ, таким образом, получили из группы армий "Центр" 30.06 или в самом начале 1.07.

4.1-4.3. В архивах были выявлены следующие примеры распространения этого предписания ОКХ. Получив его, командование 4 армии отправило 1.07 своим частям соответствующее распоряжение рассматривать женщин в форме как военнопленных, добавив, что "ошибочное прежнее приказание [т.е. приказание от 29.06] отменяется" [приказ AOK 4, Ia, 2612/41 geh., 1.7.1941, BA-MA RH 20-2/1433, с цитированием обсуждаемого предписания ОКХ, см. Hitlers Heerführer... S.365 f.; приказ по 24-му танковому корпусу от 4 армии от 1.07, BA-MA RH 24-24/128, см. Hartmann. Wermacht im Ostkrieg... S. 524. Anm. 53].

3 Танковая группа (группа армий "Центр") передала на основании того же предписания ОКХ соответствующий приказ брать женщин-красноармеек в форме в плен своим частям 6.07, 17-я армия (группа армий "Юг") - 8.07.1941 года [приказ Pz.Gr.Kdo 3, Ic, 760/41 geh., 6/7/1941, NA, T 313/254 (2); приказ AOK 17, Ic/AO, 8.7.1941, BA-MA RH 20-17/276, см. Hitlers Heerführer... S. 366. Anm.33] . Недельный сдвиг дат сравнительно с 4 армией Клюге говорит о том, что командование 3 Танковой группы и командование группы армий "Юг" или 17 армии примерно на неделю промедлило с передачей этого распоряжения ОКХ в войска по его получении, а 4 армия передала немедленно.


5.1-5.2. 17.07.1941 ОКВ (верховное командование вооруженных сил, номинально старшее по отношению к ОКХ, реально параллельное) отправило на Восточный фронт директиву об отношении к пленным, чья преамбула гласила, что "вермахт должен срочно освободиться от всех тех элементов среди военнопленных, которые признаны движущими силами большевизма". 25.07.1941 ген. Мюллер из ОКХ направил от имени ОКХ на Восточный фронт директиву об ужесточении отношения к противнику при решении вопросов о направлении его людей в плен и обращении с ними в плену. Директива была составлена нарочито в неопределенных выражениях и не содержала конкретных требований о том, чтобы кого-либо из захваченных людей неприятеля уничтожали, не отправляя в плен, но во многих частях была де-факто истолкована как рекомендация или разрешение расстреливать захваченных по усмотрению.

Как бы то ни было, командование 167 пехотного полка отдало приказ уничтожать красноармеек в июле 1941, командование 75 пехотной дивизии – в октябре 1941 [Christian Gerlach. Kalkulierte Morde - Die deutsche Wirtschafts- und Vernichtungspolitik in Weißrußland 1941-1944. Hamburg, 1999. S. 778].

6. 10.10.1941 Рейхенау отдал свой знаменитый приказ по 6 армии, где требовалось ужесточить отношение к противнику и, в частности, осуждалось то, что "все еще продолжают брать [и направлять] в плен коварных, жестоких партизан и аномальных (entartete) женщин". Это место приказа фактически подразумевало, несомненно, женщин-красноармеек (поскольку партизанки и так подпадали под названную ранее рубрику "партизан"; entartete - "выродки, аномальные, извращенные, из своего ряда вон выходящие самым негативным образом" - подразумевает, что они занялись недолжным для женского пола по самим-де законам природы делом - вооруженной борьбой), но не называло, однако, их прямо (поскольку прямой приказ об их истреблении противоречил бы предписанию ОКХ, которое в группу армий "Юг", включавшую 6-ю армию, пришло незадолго до 8.07, см. выше). Фактически это место приказа было равносильно настоятельной рекомендации уничтожать женщин-красноармеек, не отправляя их в плен.

7. В рапортах 221-й охранной дивизии наверх (дивизия входила в группу армий "Центр" и получила в начале июля приказ рассматривать женщин-красноармеек в форме как подлежащих взятию и направлению в плен, см. выше) за 1941 значатся следующие случаи расстрелов или задержания женщин: 29.07.1941 - 2 женщины-«комиссара» задержаны, 17.09 1 "Flintenweib" ("женщина с ружьем" - вооруженная женщина, выступающая против войск, термин мог применяться и к женщинам в форме, и к женщинам без таковой; однако в рапортах 221 дивизии красноармейки как таковые именуются Rotarmistinnen, см. ниже) расстреляна, 1.10 - 11 гражданских женщин и 2 красноармейки (Rotarmistinnen) задержаны, 2.10 - 2 "флинтенвайб" расстреляны, 14.10 - 1 гражданская расстреляна, 28.10 - 1 "флинтенвайб" расстреляна, 4.11 - 2 гражданские расстреляны, 7.11 - 1 женщина-"комиссар" расстреляна, 8.11 - 1 еврейка расстреляна за содействие партизанам, 13.11 - 2 женщины-партизанки расстреляны [Hartmann. Wermacht im Ostkrieg... S.524. Anm.52]. Из этого списка видно, что в рапортах 221 дивизия изображала свои действия по отношению к женщинам как следующие приказу брать женщин в плен и вообще соблюдающие в их отношении традиционные законы войны (исключая выполнение приказа о комиссарах 7.11*): "красноармейки" как таковые лишь задержаны, расстрелам подвергаются некие отличаемые от них терминологически женщины-"флинтенвайб" и другие женщины, виновные в каких-то названных или подразумеваемых деяниях. Действительность могла сильно расходиться с такими рапортами и номинальным значением их выражений*.

*Так, 29.07 две женщины-"комиссара" по рапорту были лишь "задержаны" (festgenommen), 7.11 женщина-"комиссар" была "расстреляна". Вывод из номинального смысла этих выражений - что 29.07 соответствующие чины 221 дивизии не стали исполнять применительно к этим женщинам-комиссарам знаменитый приказ о комиссарах (требовавший комиссаров уничтожать, а не направлять в плен), а 7.11 другой чин той же дивизии этот приказ по отношению к другой женщине-комиссару исполнил. На деле могло быть и так. Но могло быть и так, что 29.07 за "задержанием" следовало уничтожение, и рапорт просто оговаривал лишь первое, и могло быть так, что женщины эти (особенно во втором случае, когда женщина-"комиссар" была расстреляна) "комиссарами" были заявлены совершенно условно, чтобы мотивировать принятые против них миры. По такого рода рапортам можно судить как правило лишь о том, что и как такие-то чины части считали нужным изображать в рапортах (яркий пример разрыва рапортов командующему группы армий Центр и реальности - http://wyradhe.livejournal.com/324598.html?thread=9915638#t9915638 + http://wyradhe.livejournal.com/324598.html?thread=9915894#t9915894 ; командующий, впрочем, реальность должен был достаточно адекватно, хотя бы в общем виде, представлять и так).


8. 6 марта 1944 ОКВ передало всем, кого это касалось, приказ рассматривать пленных красноармеек как правило как "неблагонадежные (unzuverlässig) элементы" среди пленных и передавать их в этом качестве в СД и полицию безопасности (что означало бы обычно - передавать на истребление) [Gerlach. Kalkulierte Morde... S.778]. Эта директива фактически аннулировала (без полной категоричности) распоряжение ОКХ от конца июня 1941 (поскольку де-факто обрекала неопределенное большинство плененных красноармеек на передачу в распоряжение служб РСХА как неблагонадежных), однако ее некатегоричность, а также уклонение многих адресатов этой рекомендации от действий согласно ей, привели к тому, что множество красноармеек остались в немецком плену до освобождения в 1945 г.
Ничего, кроме повелительной инициативы Гитлера, не могло стоять за этой директивой ОКВ, и едва ли кто-то, кроме Йодля, отвечает как за нее саму, так и за ее некатегоричность.

***

Все сказанное предварительно позволяет две реконструкции хода событий:

- 1) предписания уничтожать (а не направлять в плен) женщин-военнослужащих РККА сверху войскам не отдавали; противоположные показания Шарте и Шнайдера на этот счет ложны. Приказ командования 4 армии (Клюге) от 29.06 был самочинным; директива ОКХ в конце июня специально разъясняла, что женщины в форме подлежат пленению, что отменило действие приказа Клюге и других возможных подобных приказов.

- 2) в мае или июне сверху войскам было отдано предписание уничтожать сдавшихся или захваченных женщин-военнослужащих РККА, не направляя их в плен. Это приказание довели (те, кто вообще довел) до рядового состава накануне 22.06; показания Шарте и Шнайдера на этот счет истинны. Однако в конце июня этот приказ, как слишком одиозный, был отменен и заменен на противоположный директивой ОКХ.

В дальнейшем мы будем выяснять, какая из этих реконструкций вероятнее, однако сразу надо оговорить следующие два момента. 1. Германские войска нападали на СССР, руководясь в обращении с противником не неким вакуумом, в котором одиноко плавали "Приказ о комиссарах" и "Приказ о подсудности" на Востоке, а общими имевшимися у них правилами, из которых эти и другие специальные приказы делали те или иные исключения (или вводили к ним дополнения). Было ли специальное распоряжение по женщинам-красноармейкам, или его не было - никакой неопределенности в отношении женщин-красноармеек в форме у войск не могло быть в любом из этих случаев. Если никакого специального распоряжения о красноармейках в форме не было, то они просто подпадали бы автоматически под имевшиеся правила об обращении с вражескими военнослужащими в форме вообще, и задаваться какими-то дополнительными вопросами на их счет у войск было бы не больше оснований, чем задаваться вопросом о том, что делать с любыми другими вражескими военнослужащими в форме, о которых не было специальных распоряжений. Если же специальное распоряжение о красноармейках было, то им войскам и надлежало руководствоваться.
2. Если для большинства рядового и офицерского состава вермахта наличие в рядах противника женщин в униформе могло быть открытием, то для высших инстанций вермахта, где по указаниям Гитлера и создавались распоряжения об обращении с противником, ничего нового или неожиданного в наличии красноармеек быть не могло. Его никто не скрывал и не мог скрывать, и осведомление о нем в высших инстанциях вермахта, несомненно, и до 1939 имелось, и в течение советско-германского союза 1939-1941 прошло в полном объеме.

***

Продолжение следует.
LinkReply

Comments:
[User Picture]From: semonsemenich
2013-11-10 05:21 am (UTC)
Сканирование интернета даёт понять, что с октября 1940-го в самом Вермахте были женщины в военной форме.
1 октября 1940 г. была создана Женская вспомогательная служба связи (Nachrichtenhelferinnen). Как они обеспечивались униформой, не вполне понятно. Как-то "частично". Тем не менее, минимум за пол-года до обсуждаемых приказов рядовые немцы могли встречать соотечественниц в военном одеянии.

Edited at 2013-11-10 05:36 am (UTC)
(Reply) (Thread)
From: wyradhe
2013-11-10 10:14 am (UTC)
Их форма была установленной, но не была военной формой, и они не носили военных знаков различия (у них были свои). Они, далее, в боевых действиях не участвовали и не считались военнослужащими - они были гражданскими вольнонаемными служащими при вермахте (тогда - с исхода 1941 по закону на это можно было мобилизовывать, а с 1944 считались они военнослужащими). Участницами боевых действий женщины не должны были становиться все равно (например, знаменитая Райч пилотом-инструктором люфтваффе была с 1937, в западную кампанию летала на фронт, - но в воздушных боях не участвовала, и военнослужащим не считалась все равно, хотя и получила воинскую награду. Ее всячески пропагандировали и о ней, естественно, все в вермахте знали, но она не выступала как боевой пилот). Ситуация опять же стала меняться на исходе войны. В СССР было иначе, и Бок 23.06.1941 записывал в дневнике: "Русские упорно сопротивляются. Замечено, что в боях часто принимают участие женщины. Согласно показаниям военнопленных, политические комиссары стимулируют солдат к сопротивлению рассказами о том, что мы убиваем всех пленных! Тут и там русские офицеры стреляются, чтобы избежать плена".

Кроме того, - и главное, - если общий приказ по женщинам был, то исходил он от Гитлера - а такие приказы Гитлера никакой симметрии не соблюдали. Гитлер велел истреблять комиссаров и политруководителей в рядах войск, но совершенно не считал преступным использование такого рода функционеров им самим)).

Подробности о женщинах при герм. армии - http://lib.rus.ec/b/214238/read

Edited at 2013-11-10 10:15 am (UTC)
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: semonsemenich
2013-11-10 10:29 am (UTC)
Я написал только в подтверждение Ваших же слов, что женщины в Красной Армии для немцев не были как гром среди ясного неба (22 июня 1941)
(Reply) (Parent) (Thread) (Expand)
[User Picture]From: rubidium85
2013-11-10 08:32 am (UTC)
Странно все это. Клюге не был самым ретивым нацистом и душегубом, как, например, Рейхенау, а наоборот очень осторожным полководцем.
Более вероятно, что приказ достаточно категоричный с самого верха был, но попал только в 4 армию. Если он был от верховных правителей, то довольно было и устного приказа.

Edited at 2013-11-10 08:33 am (UTC)
(Reply) (Thread)
From: wyradhe
2013-11-10 09:50 am (UTC)
Клюге был как раз - что составляло большое исключение - последовательным противником преступных приказов - выступал (в том числе письменно, и соотв. документы сохранились) против приказа о комиссарах, против приказа об особой подсудности на востоке, против не отвечающего законам войны обращения с советскими пленными, против расправ с евреями и цыганами по этническому признаку без вины с их стороны, против уничтожения ни в чем не повинных лиц в качестве заложников или в порядке репрессалий в ответ на какие-то акции партизан. Нацистом он и вовсе не был, он относился к нацизму отрицательно, и в заговоре против Гитлера был с 1938.

Приказ с самого верха, как я буду доказывать ниже разными аргументами, именно что был, и попал далеко не только в 4 армию, а на весь Остфронт (кроме каких-то частей, где его могли задерживать - как задержали у самого Клюге). Он действительно мог быть устным.

Тем не менее нельзя априори исключать, что приказа такого не было, а приказ от 29.06 Клюге отдал по своей инициативе самочинно: хотя в свете его отношения к прочим преступным приказам это было бы очень странно, нельзя на сто процентов заранее исключать, что вот он-де считал употребление женщин на войне - хоть бы и в форме - таким же запретным по законам войны приемом, как засылка в тыл протвника переодетых в гражданское военнослужащих-мужчин. В последнем случае тот факт, что их послали по приказу, никак не избавляет их от того, что они подлежат не пленению, а уничтожению. Аналогичный подход мог бы быть кем-то применен к вражеским женщинам-военнослужащим. Допустим, некий генерал считает, в силу гендерного шовинизма (чего это еще эти фурии суются добровольно / их суют по мобилизации не в свое дело? война - мужское дело, мы не должны иметь на войне дело еще и с бабами!), сентиментальности или просто не рассуждая, по системе "да это еще что за безобразие и противоприродное дело?", что ставить против солдат его стороны женщин как военнослужащих - такое же неприемлемое нарушение обычаев войны, как использование военнослужащих, переодетых в гражданское, что женщины при этом выступают как столь же "неконвенционное оружие". Тогда он мог бы отдать приказ об уничтожении таких женщин, хоть бы они были мобилизованными, точно так же как уничтожению подлежат вражеские в/с, посланные против тебя в гражданском, хоть бы и по приказу своей стороны. При этом он мог бы по-прежнему резко не одобрять казни комиссаров и т.д., т.е. казни тех в/с врага, чье наличие не нарушало по его понятиям нормальных законов войны (и которые, соответственно, по тем же законам подлежали пленению). _Априори_ и стопроцентно исключать такое сочетание для Клюге было бы неосторожно, поэтому я буду рассматривать оба варианта.

Edited at 2013-11-10 09:53 am (UTC)
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: labas
2013-11-10 11:03 am (UTC)
Я бы обязательно учитывал и пропагандистскую составляющую.
В немецких газетах в июле 1941 особо подчеркивалось, что это _не_обычная_война, что красноармейцы будут воевать самыми неконвенциональными методами, к примеру, переодеваясь в гражданское или прикидываясь мертвыми, а потом стреляя в спину. В том числе там было про Flintenweiber. Логический вывод из этого в статье, конечно, не делался, предоставлялось, так сказать, сделать читателю.
Возможно, у меня даже какие-то вырезки есть под рукой, надо посмотреть.
(Reply) (Thread)
From: wyradhe
2013-11-10 01:22 pm (UTC)
Совершенно верно, спасибо!
Ниже я еще буду писать о том, что части получали представление о том, что можно и нужно делать, далеко не только по каналам официальных приказов через вышестоящие штабы, а сами приказы составлялись нередко по системе "не дурак, сам поймешь".

Например, 11 июня ген. Мюллер из ОКХ от имени высшего командования провел инструктаж членам военных трибуналов и начальникам войсковых разведок Остфронта, и там сообщил, что на войне с СССР следует вернуться к "прежнему военному праву" от нынешнего, что "носителей враждебной идеологии" надлежит "не сохранять, а уничтожать", что " на практике правосознание и прочее должно следовать за военной необходимостью". Далее не следовало никаких таких конкретных распоряжений, которые выходили бы за пределы приказа о комиссарах и приказа о подсудности на востоке, но слушавшие его не были ни глухими, ни идиотами, и с ними не на завалинке беседовали, а инструктировали от имени высшего командования. Уйти они могли только с осознанием того, что командование рекомендует и разрешает убивать просто как "носителей больш. идеологии" и вообще кого угодно, если это считается военно-полезным, и ПОМИМО всех письменных или переданных по иерархии ступенька за ступенькой приказов. И, естественно, они по желанию ознакомили с этим прочих чинов своих частей, которых это касалось.

16.06.1941 ОКВ издает директиву по обращению с сов. военнопленными в весьма неопределенных выражениях, где нет ни единого прямого слова о том, что можно кого угодно из захваченных в плен расстреливать по усмотрению, но никакого другого смысла для войск реально она иметь не могла: по совокупности сказано, что с пленными надо обращаться сурово и действовать "решительно и энергично" при любом признаке неповиновения, и обеспечивать решительными действиями "полное устранение активного и пассивного сопротивления". (А Мюллер 11.06 довел, что применять казни можно и по подозрению). Иными словами, любой чин имел бы полную возможность заявить, что он пристрелил пленного потому, что увидел признаки его намерения уклоняться от должного исполнения его распоряжения (= пассивно сопротивляться) - и подпал бы под разрешение приказа от 16.06.

25.07 идет новая директива о суровом отношении к пленных, и опять нет ничего строго определенного, но почему-то войска улавливают из нее, что тут тебе еще более решительно дают понять, что можно все, и ничего тебе за это не должно быть.

То же относится к памяткам и газетам. "Гитлер не дурак, свой гешефт знает!" - и они озаботились тем, чтобы до войск доводить желания высшего командования не только четкими письменными приказами, спускающимися по всем ступенькам иерархии, но и распоряжениями через головы инстанций помимо всей этой лестницы (как инструктаж Мюллера от 11.06), и не только четкими разъяснениями, а еще и обиняками и неопределенно-общими выражениями (как во всех примерах выше).

Edited at 2013-11-10 01:27 pm (UTC)
(Reply) (Parent) (Thread)
From: wyradhe
2013-11-10 12:37 pm (UTC)
(**) Наиболее яркий случай соотношения рапортов и действительности. Из интервью фон Безелагера (участника военного заговора против Гитлера и адъютанта при Клюге как командующем группы армий "Центр"), данного в гимназии Мариенберга (февраль 2006, http://www.gymnasiummarienberg.de/2006/zeitzeuge/vortrag/deckblatt.htm ). Речь идет о событиях мая или июня 1942 г.


"...Зимой 1941 я был тяжело ранен под Москвой. Поскольку в мае 1942 я еще не был «годен к использованию на фронте», но уже кое-как хромал, я был назначен личным адъютантом генерал-фельдмаршала фон Клюге, тогдашнего командующего группой армий «Центр»… Состоя на службе у Клюге, я однажды получил рапорт [Бах-Зелевски] из этой [промежуточной] зоны, где для нас представляли особую важность взрывы путей и мостов партизанами. Последним пунктом в рапорте стояло: «5 цыган подвергнуто особому обращению». Так как я не мог взять в толк, что имеется в виду под оборотом «подвергнуть особому обращению», в конце своего доклада фельдмаршалу я сказал: «Последним пунктом в рапорте стоит, что 5 цыган подвергнуто особому обращению. Но я не знаю, как понять это выражение». Клюге тоже его не знал. Он ответил: «Это дело мы должны прояснить! В ближайшее время я буду говорить с Бах-Зелевски, и тогда я его об этом спрошу. Пожалуйста, напомните мне об этом вопросе».

Через несколько дней обергруппенфюрер СС фон дем Бах-Зелевски действительно прибыл, и при окончании его доклада я напомнил Клюге об этом вопросе, и Клюге его спросил: «А скажите-ка, что в точности означает в Вашем рапорте оборот «подверглись особому обращению»? Вы там подвергли особому обращению пятерых цыган». Бах-Зелевски ответил: «Мы их расстреляли». «Каким образом расстреляли? По постановлению военного трибунала?» «Нет, нет, - ответил Бах-Зелевски, - всех евреев и цыган, которых мы можем добыть, мы расстреливаем». Клюге и я буквально ужаснулись (erschraken), и Клюге сказал: «Как это расстреливаете? Если вы просто так расстреливаете, вы только плодите партизан! Это просто невероятное дело! Вы что, действительно расстреливаете их без приговора военного трибунала? Как Вы до этого докатились?!» Тут между Клюге и Бах-Зелевски начался весьма бурный спор, в котором Клюге сослался также и на то, что такие мероприятия противоречат Гаагской конвенции. Этот спор закончился заявлением Бах-Зелевски: «Цыгане и евреи – все они тоже враги Рейха!» - и тут он уставился прямо в глаза Клюге и продолжил: «Все враги Рейха будут нами расстреляны!» Это была прямая угроза. На этом он откланялся.

Клюге с яростью (wutend, «придя в неистовство») обратился с рапортом об этом положении дел в ОКХ, и настаивал на том, чтобы были приняты самые решительные меры, так как в противном случае мы сами будем воспитывать партизан у себя в тылу. Аргументировать тем, что это преступное беззаконие, было совершенно бессмысленно. Но единственным реальным последствием всего этого было то, что мы больше не получали никаких рапортов от Бах-Зелевски. Я, однако, был уверен, что убийства продолжались".

***
(Reply) (Thread)
From: wyradhe
2013-11-10 12:37 pm (UTC)
Бах-Зелевски возглавлял силы РСХА на территории рейхскомиссариатов и тыловых районов группы армий "Центр" (появлялись его люди и в прифронтовой полосе). В рейхскомиссариатах он командовал сам, на территории тыловых районов взаимодействовал с начальником охранных сил тыловых районов группы армий Центр ген. Шенкендорфом. По прямому смыслу приказа об особой подсудности на Востоке (от 13 мая 1941) никто сверху вниз не мог бы запрещать нижестоящим командирам применять по их усмотрению групповые репрессии против мирного населения (реально Бах-Зелевски их, напротив, предписывал и поощрял), взятие и казни заложников еще до войны с СССР значилось в утвержденных приемах вермахта, а приказом ОКВ от 16.09.1941 предписывалось казнить - будь то из заранее взятых заложников или просто в порядке репрессалий - по 50-100 человек за каждого немца, убитого не законными комбатантами противника. С евреями и цыганами СССР стали расправляться с лета 1941. А Бах-Зелевски решил потыкать палочкой Клюге с рапортом, упоминающим "особое обращение", только в мае или июне 1942 г., да еще на примере 5 цыган, и только - и больше рапортов в адрес Клюге (на эту тему, конечно) не представлял (хотя устно ему и заявил, что это массовая практика, и так и надо). Вне всякого сомнения, Клюге имел представление о таких вещах и до этого разговора с Бах-Зелевски, но ранее ему не кололи этим глаза в его номинальной зоне верховной ответственности.
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: semen_serpent_2
2013-11-10 07:30 pm (UTC)
Если бы женщин-военнослужащих брали в плен, то они оказывались бы в лагерях для пленных или создавались бы женские лагеря военнопленных. Но ни того, ни другого не было. О том, что немцы женщин в плен не берут, сами женщины знали (см. Алексиевич "У войны не женское лицо"). Трудно представить себе, что на огромном фронте от моря до моря повсеместно происходил один и тот же эксцесс исполнителей.
(Reply) (Thread)
From: wyradhe
2013-11-10 08:05 pm (UTC)
Общий приказ с самого верха женщин-красноармеек уничтожать, с моей точки зрения, как раз имел место, и именно это я буду доказывать дальше. Но массовые расправы с красноармейками на протяжении войны этого как раз не доказывают, потому что они-то (с начала июля 1941) шли во всяком случае после прямо противоположной директивы ОКХ рассматривать красноармеек как военнопленных. То есть как бы в нарушение этой директивы (почему "как бы" - см. ниже). Тем самым они не доказывают существование более ранней противоположной директивы.

В плену женщин в итоге как раз и оказалось немало - они и в лагерях оказывались, и специальные лагеря для них формировались (в Белоруссии, например, был организован спецлагерь для женщин-военнопленных - Gerlach, Kalkulierte Morde, 1999, S.778, прим.26; да и директива 44 года рекомендовала прежде всего провести чистку от них лагерей), и многие 45-го дождались. Но и расправлялись с ними тоже массово, не отправляя в плен (это и знали у нас), причем после директивы ОКХ от конца июня БРАТЬ их в плен (эта-то директива была точно) - ничуть не меньше, чем до нее. Во всяком случае, разницы никто не заметил, и знание женщин о том, что в плен их скорее всего не отправят, а уничтожат (или сначала изнасилуют, а потом уничтожат), формировалось как раз после противоположной директивы, - не в первую же неделю июня оно сформировалось на всю войну.

Объяснение тут в том, что распоряжения ОКВ и того же ОКХ де-факто давали войскам широчайшие возможности уничтожать любых захваченных и сдавшихся советских военнослужащих, не отправляя их в плен, вопреки каким бы то ни было директивам ОКХ или в изъятие из них и не нести за это никакой ответственности. Соответственно, войска действовали по своему усмотрению. И точно так же, как до директивы ОКХ брать красноармеек в плен КТО-ТО их в плен брал все равно, - так же и после этой директивы их массово в плен не отправляли, а уничтожали.
(Reply) (Parent) (Thread)
From: nedovolny
2013-11-10 07:49 pm (UTC)
Противно читать какой же дурачок был Гитлер; я поражаюсь, что он до 45-го года смог продержаться. Распустил генералов, за ними не следил, не контролировал. Они с 38-го плели против него нескончаемые заговоры, в них было вовлечено тысячи людей - и никто никого не выдавал! Потом война с Советским Союзом - и опять, буду-не буду выполнять приказ о комиссарах, расстреливать-не расстреливать пленных женщин, требование подтвердить приказ, сомнения и т.п. Да у Сталина бы такие генералы и пяти минут не просуществовали!
Тема Гитлер и его генералы - это театр абсурда. Особенно хорош знаменитый случай, когда фюрер велел уволить в 42-м генерала Хёпнера, а тот судился с ним - и выиграл суд, получив пенсию и право ношения формы. После этого говорить всерьез о диктатуре как-то смешно. Или когда адмирал Редер категорически потребовал от фюрера уволить его собственного (фюрера) адъютанта, и Гитлер был вынужден его уволить несмотря на все свои возражения:) При Сталине тысячи офицеров были казнены ни за что, просто ради профилактики и запугивания остальных - и никто и пальцем не пошевелил, а если кто чего жене под одеялом высказывал как генерал Гордов, это сразу становилось известным через подслушивающую аппаратуру.
А тут какое-то бесконечное разведение нюней - а можно ли то, а можно ли это? Это я буду, это я не буду. Все эти Клюге ничего кроме омерзения не вызывают.
(Reply) (Thread)
From: wyradhe
2013-11-10 08:35 pm (UTC)
Число лиц, втянутых в военные и герделеровские заговоры или осведомленных о них, не превышало пары дюжин в 1938-1939, а единиц тысяч человек достигло лишь с начала 1944 года - ну так это неудивительно, поскольку когда фюрер явно ведет всех в могилку, многие начнут дергаться. То же самое было бы и в СССР, но разница была в том, что устранение Сталина в 1941 лишь приблизило бы и увеличило крах СССР, а устранение Гитлера в 1944 могло бы лишь ослабить и уменьшить крах Германии. Соответственно, советских военных и гражданских функционеров жажда спастись (или желание спасти государство) гнала бы как раз сплотиться вокруг Сталина, а вот немецких с 1942-1943 она гнала бы не сплачиваться вокруг Гитлера, а устранять его.

"Да у Сталина бы такие генералы и пяти минут не просуществовали!"

Не просуществовали бы, - с этим никто не спорит. Сталинские генералы, правда, имели (в среднем) намного более низкий собственно военный КПД - то есть при равенстве сил проигрывали (в среднем) с треском.

Заговор в вермахте и тылу продержался так долго, однако, даже не потому, что Гитлер так церемонился с вермахтом, а по той причине, что Гиммлер, знавший об этом заговоре с 43-го года, тихо прикрывал его до самого 1944.

Гитлер и свое ближайшее окружение контролировал несравненно меньше, чем Сталин - свое, и армию. Это не мешало тому, что у него была диктатура, просто диктатуры бывают разные - и диктатура, возникшая из мирно-добровольного приглашения и включения диктатора в старое гос-во, сильно отличается от диктатуры, возникшей из террористического захвата диктаторами старого гос-ва. Монгольская власть над Русью сильно отличалась от власти Ивана III и Василия III, хотя и та, и другая были не ограничены ничем, и власть Василия III в Европе рассматривалась как один из примеров неограниченной восточной деспотии.

"А тут какое-то бесконечное разведение нюней - а можно ли то, а можно ли это?"

А вот тут не понял. Товарищу Сталину как раз возражать было без риска для жизни было можно, но умеренно и только по техническим моментам, Гитлеру можно было возражать без риска для жизни и по моментам принципиальным - только толку от этого никакого не было. Генералы могли фрондировать промеж себя без особого риска спалиться перед Гитлером, если фрондировали тихо и только с надежными людьми, но только никакое фрондирование не помогло бы им как-то изменить предписанное или разрешенное верхом поведение армии. Если бы Клюге или любой другой генерал вздумал отдать приказ по своим частям, например, НЕ расстреливать непричастных невинных лиц и заложников в порядке групповых репрессий, то командиры нижестоящие просто послали бы их с такими приказами как совершенно незаконными и не подлежащими выполнению - и так оно и было, и любой немецкий военный суд это подтвердил бы, так как приказы верховного командования а) разрешали им принимать решение о таких репрессалиях самостоятельно по усмотрению; б) прямо рекомендовали и требовали от них подобных репрессалий. Если бы на этом фоне командарм или комгруппармий приказал бы им НЕ применять этот прием, то этот приказ был бы таким же пустым и не подлежащим исполнению звуком, как, скажем, приказ не посылать в наряды рядовых с фамилиями, начинающимися на М, или не применять минометы по нечетным дням каждой второй недели месяца. Это шушукаться и конспирировать можно было, а вот отдавать приказы, нарушающие приказы вышестоящего командования и заведомо не подлежащие выполнению - это бы эффекта не имело никакого. ОБЩЕЕ корпоративное противодействие старших офицеров вермахта преступным приказам непосредственно перед лицом Гитлера еще могло бы иметь - с незначительными шансами - успех (ну, скажем, встали бы они хором на совещании 30 марта и объявили бы, что они категорически против таких приказов), но этого=-то не могло быть заведомо, поскольку процентов 50 генералов эти меры считали вполне приемлемыми и правильными, процентов почти 50 - неприятными или даже злодейскими, но никак их совести не касающимися, коль скоро эти приказы не ими самочинно придуманы, а отданы им сверху законными властями, и буквально единицы считали, что это нетерпимое дело, позорящее все государство и их самих, и что тут надо бы как-то саботировать или пытаться ослабить эти приказы.

Клюге как раз категорически не "все", а из этих самых единиц.
(Reply) (Parent) (Thread)
From: nedovolny
2013-11-11 05:15 am (UTC)
Тут надо помнить пословицу "снявши голову по волосам не плачут" и "назвался груздем - полезай в кузов". Клюге мне напоминает девиц нашей с вами студенческой молодости, которые разрешали, но добавляли: "только на полшишки, но не глубже" - и девственность сохраняли и парня не обижали. Если ты служишь Гитлеру, который с первых дней пребывания у власти нарушал все мыслимые правила приличий и законы, то служи до конца, и не строй из себя девственницу.

Edited at 2013-11-11 05:20 am (UTC)
(Reply) (Parent) (Thread) (Expand)
From: nedovolny
2013-11-11 05:25 am (UTC)
Что до "знания" Гиммлера о заговоре, в исторической литературе я такого не встречал. Если бы даже он знал, то об этом знали бы и Кальтенбруннер и Мюллер (он от них получал подобную информацию), а их вовлечь в заговор молчания против Гитлера было невозможно. По крайней мере, чревато.
(Reply) (Parent) (Thread) (Expand)