wyradhe (wyradhe) wrote,
wyradhe
wyradhe

Category:

Ursus Maritimus Tyrannus Simmonsi ("The Terror")

Ursus Maritimus Tyrannus Simmonsi ("The Terror")

Восхищает меня Симмонс - самым неожиданным образом после гигакосмооперного Гипериона, который, казалось бы, должен был бы похоронить всякую надежду. Но в "Терроре" он превзошел все мыслимые ограничения, расставив ловушку читателю, в которую тот и попадается.

Рецепт ловушки. Берем плейстоценового белого медведя ursus maritimus tyrannus, предка нынешних белых медведей. Кость случайного - единственного найденного (найденного в районе Лондона, кстати!) - ископаемого представителя этого вида примерно на 15 процентов больше соответствующей кости самого большого из известных белых медведей (а рекорд белого медведя - 1,5 м в холке, 3,4 м длины от носа до хвоста и почти 3,6 м в высоту, стоя на задних лапах); это значит, что среднего крупного самца белого медведя (2,5 м длины от носа до хвоста) лондонский тираннус превосходил в полтора раза. Поскольку нет никаких оснований думать, что лондонский тираннус был именно рекордным, а не средним для тираннусов, остается считать, что тираннус был зверем истинно страхолюдным - от 170 до 200-220 см в холке, а стоя на задних лапах - от 4 до 5 с половиной метров в высоту.

В реальности тираннусы измельчали, и их измельчавшие потомки (в чьем генезисе принимали участие и другие подвиды ранних белых медведей) - это и есть современные белые медведи; параллельно измельчанию у них, за счет адаптации к водной среде, удлиннились шеи и морды; морды еще и подтреуголились и стали обтекаемее и грацильнее. Случилось это измельчание по случаю немалого сокращения мясных ресурсов питания этих медведей; с вымиранием мегафауны им остались почти исключительно тюлени (рыба для них далеко не главный ресурс питания).


Однако допустим, что мы не хотим измельчания всех тираннусов, а хотим в романе вывести какого-то тираннуса уцелевшего до наших дней во всем своем величии. Поскольку в своем величии уцелеть он мог только при сохранении прежего объема ресурсов питания, а мясные ресурсы уменьшились, остается считать, что тираннусы, "не желающие мельчать" , должны были бы компенсироваться либо рыбой, - то есть вести еще более водный образ жизни, чем нынешние белые медведи, - либо ДРУГИМИ (мелкими, обычными) белыми медведями, для чего опять же потребовалось бы тираннусам вести более водный образ жизни и атаковать белых медведей предпочтительно внезапными ударами из водного проема вверх (когда обычные белые медведи подстерегают тюленя, чтобы нанести ему такой же удар от края льда вниз); при этом переходе к "еще более водному" образу жизни, чем у обычных белых медведей, у тираннусов, соответственно, еще больше удлинились бы шеи и головы, и головы стали бы еще более подтреугольными, чем у нынешних белых медведей. Получился бы зверь 4,5-5,5 метровой высоты (14-17 футов) при стойке на задних лапах, при этом более грациозный, длинношеий и грацильно-обтекаемоголовый по пропорциям, чем белый медведь.

Охотится белый медведь из засады: он сливается с местностью благодаря цвету шкуры, а затем наносит внезапный удар. Нашего выжившего тираннуса с белой шкурой будет трудно разглядеть на белом фоне в поземке, в сумерках, при плохой видимости и т.д. - тут только его глаза будут выделяться как черные кружочки на белом фоне; но в ясную погоду при определенном падении теней, или на фоне существенно иного цвета силуэт его будет виден. Ср. цитату: "Несмотря на то, что шерсть белого медведя кажется белой, на самом деле его шерстинки прозрачные. Медведи кажутся белыми из-за отражения видимого света на границах вещества разной плотности (подобно снегу или пене)" (!).

Да - в Арктике у таких огромных зверей кормовые территории тоже могут быть огромными - в сотни километров. Один из нынешних, обычных белых медведей имел территорию, в 45 раз превосходящую по площади национальный парк, где жили 400 черных медведей. Белый медведь может пройти 1000 км, отыскивая свободную территорию, а сама она будет в поперечнике до нескольких сот км. Иными словами, если вы где-то встретите тираннуса, то можете рассчитывать на то, что в радиусе нескольких сот км он будет _единственным_ тираннусом (исключая время спаривания, но тут они перед вами не засветятся).

Процитирую еще одно замечание об обычных белых медведях: "Ученые считают, что белые медведи близки по интеллекту к обезьянам. Без хороших умственных способностей была бы невозможна охота и выживание в полярных условиях" +

Шаг первый закончен. Заставляем часть тираннусов выжить в их традиционном размере и доводим их до настоящего времени. С интеллектом, как у обезьяны, удлинненной шеей, более водным образом жизни, чем у обычных белых медведей, с рыбо- и/или медведеедением, с 15 футами высоты на задних лапах и бело-прозрачной шерстью, которая его на белом фоне делает почти невидимым. По штуке на каждые несколько сот км или еще реже (для поддержания популяции нужно - сколько бы вы думали? - от 30 особей. Всего-то).

Делаем второй шаг в совершенно другом направлении. Допустим, имеется род эскимосских шаманов - наследственных телепатов. Телепатия в романе - это, конечно, уже не совсем критический реализм, но и никакая не "мистика". Допустим, далее, эскимосы восприняли нашего реликтового тираннуса как ужасную креатуру эскимосской подводной богини (и вестимо: тираннус же у нас связан с водой еще больше, чем белые медведи), демонического голема, и желают с ним связаться, чтобы упасти от него эскимосов. Для этого они и приспособили шаманов-телепатов - чтобы воздействовать на тираннусов и "договариваться" с ними. Понятно, что при этом с исключительной вероятностью произойдет следующее: при попытках вступать в контакт с тираннусом эти шаманы-телепаты будут автоматически транслировать телепатически свои _ожидания_ относительно поведения тираннуса (сами того не зная), а тираннус будет своим высоким "обезьяньим" интеллектом ловить эти телепатемы и не исключено, что они просто сработают в его мозгу как команды. В итоге он будет ограниченно делать именно то, на что надеются и чего ждут от него шаманы, только шаманы будут полагать, что тираннус действует по своей собственной инициативе, и своими действиями подтверждает или обсулавливает их, шаманов, представления о себе; а на самом деле, наоборот, это их предпочтения обуславливают, благодаря своей телепатической трансляции, поведение тираннуса при контактах с ними. Если шаманы-телепаты будут ожидать, что они должны заключать с тираннусом некий Завет, в скрепление которого отдавать тираннусу на выгрызание часть тела - то он и будет исполнять эти ожидания, после чего все, включая самих шаманов, перепутают причину и следствие и будут думать, что инициатива тут была как раз за тираннусом, а люди просто поняли ЕГО намерения.

Сама идея Завета с жертвой частью тела не совсем эскимосская, это да. Ну пусть в эскимосском случае этой частью тела будет, гм, язык. А зачем бы такой Завет, с жертвой языком? А, ясно: тираннус (по представлениям шаманов) ревнивый бог, ему надо, чтобы те, кто общается с ним (телепатически), больше уж не общались ни с кем (никак). Поэтому тираннус отгрызает своим жрецам-адептам из клана шаманов-телепатов языки. Идея ревнивого Бога, требующего, чтоб если с ним, то уж больше ни с кем, приехала оттуда же, откуда и сам Завет с жертвой; то и другое Симмонс и впаял своим телепатам-шаманам из эскимосов, причем при первом введении этой детали как бы ненароком в косвенном обороте припомнил именно иудаизм.

На выходе имеем: шаманы-телепаты, _полагая, что этого от них хочет великий демон тираннус_, вызывают его телепатически на контакт, - и тираннус выходит. После чего в рамках этого контакта делает то, чего от него ждут (=телепатически ему внушают): отгрызает при инициации шаманов им языки, преломляет с ними свою добычу (делится с ними мясом), принимает поклонение и мясную добычу от самих шаманов и даже смешивает по эскимосскому ритуалу свое дыхание ртом ко рту с их дыханием. Шаманы думают, что он всего этого хочет сам, а на самом деле именно эти мысли шаманов (плюс осознание того, что ему эти шаманы подносят мясо) его и заставляют все это делать, что является для шаманов исчерпывающим доказательством того, что он этого и хочет и они его желания понимают правильно - и машинка вертится. Возникает некий симбиоз тираннусов и его жрецов-телепатов.

Шаг третий - запустить в угодья тираннуса, обосновавшегося при острове Кинг Уильям, полярную экспедицию сэра Джона Франклина (1845-1848). И одновременно резко ухудшить на два года ситуацию с пищевыми ресурсами - мол, в округе почти исчезли разом и тюлени, и птицы, и пр. И лед стал таким толстым (и держится два года), что и тираннус под воду полезет только в крайнем случае (лед толщиной более 4 метров!).
Тираннус, и без того недовольный пришельцами, теперь толкаем голодом к тому, чтобы на них охотиться. Он и начинает на них охотиться.

К той же экспедиции сэра Джона меж тем прибилась эскимосская жрица-телепатка из клана жрецов тираннуса, тайно контактирующая с этим самым Кинг-Уильямсским тираннусом параллельно тому, как он добывает и кушает разных моряков. Не исключено, впрочем, что ее телепатические контакты с тираннусом тоже как-то его ориентируют относительно экспедиции.

ВОТ В ЭТОТ МОМЕНТ ПОДПУСТИТЬ К ДЕЛУ ЧИТАТЕЛЯ, причем ничего ему не говорить ни о тираннусах, ни и механизме контактов с ними, а показывать читателю ситуацию только такой, какой ее видят английские моряки.

Шаг четвертый - живописать реакцию простых честных английских моряков на действия тираннуса. Они его склонны считать не зверем, а демоном из глубин в облике зверя. Почему? А вот почему:

- Он слишком умный длля зверя (вестимо - и у обычных белых медведей интеллект ранга обезьяньего, а тираннус может быть немного поумнее);

- Он при атаке появляется как бы из ниоткуда, а потом так же растворяется. Только иногда жертвы успевают заметить черные кружочки глаз (вестимо - любой тюлень сказал бы то же самое об обычном белом медведе, если бы умел говорить). Когда он напал при одном моряке на другого (в сильнейший туман), то первый моряк вообще не понял , что произошло - просто вдруг какие-то части тела его товарища перестали быть видны (естественно: дело было в тумане, и тираннус, облапивший товарища, не выделялся ясно на фоне тумана), а потом от товарища остались рожки да ножки.
Потом, через год, при солнце силуэт нашего зверя ясно видят, но это уже ничего не меняет: команда убеждена в том, что это призрак, который материализуется, когда хочет, и уходит в какие-то иные измерения, когда не хочет.

- Пахнет у него из пасти не так, как у белого медведя! А именно, мясом переваривающимся! А у белых медведей, которых экспедиция подстреливала - пахло рыбой!
Тут вообще замечательный трюк автора. Дело в том, что белые медведи как раз питаются в основном НЕ рыбой (она на периферии их кормовых ресурсов). Они питаются в основном тюленями. И из пасти у них и должно пахнуть мясом, а не рыбой.
Но в описываемое в романе время тюлени и прочая дичь из-за толщины ледяного покрова из этих мест ушли вообще. На десятки миль вокруг тюленей практически нет - им-то не пробить снизу четырехметровый и более лед! Следовательно, бедные белые медведи (обычные) должны были либо уйти, либо перейти преимущественно на рыбу. Вот от них и пахнет рыбой. Ведь наши моряки - не специалисты по белым медведям, они знакомы только с теми белыми медведями, которые им попадались в месте их зимовок.
А тираннус может охотиться на САМИХ белых медведей, да и добывать остатних тюленей (и моржей) ему легче. Плюс он матросов подъедает. Поэтому от него и пахнет мясом, а не рыбой - как и должно пахнуть от уважающего себя белого медведя (любого) в благоприятных условиях).

Он, ВОЗМОЖНО, не столько ест, сколько рвет на части добытых моряков (а возможно, что в основном и ест. Но если ест лишь частично, то вестимо: они ему могут не нравиться. Симмонс тут же и несколько раз ненавязчиво поминает, что вот и мясо белых медведей ЛЮДЯМ не нравится: есть едят, но только при необходимости, а самые лучшие части тела не едят вообще - сердце и мозг. А в другом месте боцман приговаривает, что люди Зверю невкусны. В конце книги Симмонс ненавязчиво помянет, что есть существа, предпочитающие мясо одних видов живых существ, а есть - предпочитающие мясо других видов; только он это различие проведет на примере людей из разных эскимосских кланов, а не медведей). Причем чем дальше развивается действие, тем больше выясняется, что Зверь именно что ест моряков, причем до косточек. Единственно, не съел он умершего непосредственно при его приближении злодея - конопатчика Корнелиуса Хики; но прямо перед этим он съел ряд товарищей Корнелиуса Хики и, весьма вероятно, есть уже не хотел, а конекретно труп Хики ему чем-то не понравился.

- Он разом и похож на белого медведя, и отличается от него в сторону гигантизма и некоей змеиношеести и земееголовости в формах шеи и головы (и вестимо: ровно так и должен выглядеть наш тираннус. Кстати, чудище у Симмонса около 15 футов высотой на задних лапах и свыше 6 футов в холке. Тираннус - очень крупный - чистой воды. Более того, один из участников экспедиции прямым текстом говорит, что считает Зверя реликтовым древнейшим белым медведем из предкового по отношению к современным виду, и прибавляет, что нынешние медведи - измельчавшие потомки этого предкового вида! Но никто этого участника не слышит, кроме собеседника, а тому нет до этого дела. И вестимо: тираннуса откроют только в Лондоне в 1960-х, и тогда же поймут упомянутую эволюцию белых медведей, с их измельчанием).

- Однажды он задрал двоих матросов, после чего подкинул к кораблю верхнюю половину одного и нижнюю - другого, причем они еще и оказались приставлены одна к другой. Напомним, однако, что на корабле имеется шаманка, с которой наш тираннус вообще делится своей добычей (это прописано подробно), так что доставить половины тел к кораблю он мог для нее. Да и она сама могла. Составить половины друг к дружке тоже мог и сам тираннус, и шаманка. Собственно, никто не видел, КТО приставлял друг к другу эти половины.

Всем этим, однако, читатель достаточно подготовлен к тому, чтобы считать Зверя демоном, а никаким не тираннусом. Тем более, что про демонов читатель знает, а про тираннуса - нет.

Шаг пятый. Ударная тяжелая эскимосская артиллерия.
А пусть-ка в команде будет свой стихийный телепат - капитан Крозье. И пусть его спасет - одного из всех - наша эксимосская шаманка-телепатка, почуяв в нем телепата. И "развяжет " его, установив с ним полноценный телепатический контакт. И призовет его войти в клан и инициироваться в служении Зверю. И расскажет ему весь миф о том, что этот Зверь - голем от подводной богини, и звать его Туунбак. И пойдут они инициировать капитана, и выйдет Зверь из моря, и вырвет зубами грешный капитанов язык, благо оба телепата именно этого от него и ждут всеми силами.

Вот это единственное, что, казалось бы, Симмонс не додумал. Это как же надо извернуться тираннусу, чтобы откусить человеу язык, учитывая сравнительные размеры человеческого рта и пасти тираннуса?! Но и тут Симмонс оставил указание: он неоднократно поминает, что при инициации человек предельно _высовывает_ язык навстречу тираннусу сам. Тот и отгрызает. Но при первом чтении романа эти упоминания вообще долго не привлекают внимания читателя..




Ну уж после этого пятого шага у читателя окончательно не останется сомнений, что и вправду оный зверь - демон-голем Туунбак. И роман, стало быть, реалистико-мистический, вроде романов Стивена Кинга.

А на самом деле читателя долго, кропотливо, тщательно покупали и купили. Потому что роман не мистический, он реалистически-научно-фантастический, с двумя любимыми игрушками классической НФ - телепатией и реликтовыми гигантами былых эпох, живыми ископаемыми. И нет там никаких подводных богинь и ледовых демонов в облике медведеобразном - там есть медведь и ГЕРОИ, считающие его демоном. Но изображено все это так, что читатель сам с ними солидаризируется - хотя и напрасно.

Класс!

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments