wyradhe (wyradhe) wrote,
wyradhe
wyradhe

Categories:

Фальсификация... продолжение-1.

Фальсификация... продолжение-1.



« Макаров Киевской губ. Погромы 20 августа и 6 сентября.
[I]. Показание О. Ш. Крупиевского.
М. Макаров находится в 50 верстах от Киева по Киево-Житомирскому шоссе. Еврейских семей — приблизительно 900, христианских — приблизительно 2 тыс.
Наше местечко пережило за нынешнее лето 3-4 погрома. Еврейское население, терроризованное непрекращающимися налетами разных банд, разбежалось в разные стороны, оставляя на произвол судьбы все свое добро и имущество. Из несколько тысячного населения осталось к средине августа каких-нибудь 60—70 еврейских душ.
Последние два погрома произошли в двадцатых числах августа и сентября.
За некоторое время до августовского погрома в местечко вошел 3-й Интернациональный полк. 20 августа советский отряд и местные власти начали эвакуироваться. По их уходу в тот же день ворвались банды из окрестных крестьян под предводительством Соколовского, Мордылевича и Матвиенко (все местные крестьяне из ближайших сел). Пришедшие бандиты тотчас же приступили к своей обычной работе: они подожгли лавки, разграбили уцелевшее от предыдущих погромов еврейское имущество и убили 30 чел. Банда буйствовала 3-4 дня, после чего бандиты ушли. Местечко осталось в течение каких-нибудь 10 дней без власти до прихода добрармейской части 6 сентября.
Как только стало известно, что добровольцы приближаются к местечку, была избрана еврейская депутация для встречи войск с хлебом-солью и свитком Торы.
Пришедшие войска убили всю депутацию, вошли в местечко и убили еше [несколько] человек и разгромили все еврейские квартиры.
В Макарове не осталось почти никого из еврейского населения. По слухам, подожжено местечко.
'
[II]
Погром 15 (2) августа 1919 г. Показание Хаима Фримгода.
Еврейского населения — 5 тыс. чел., а христианского населения — 2500 чел.
В октябре 1918 г. при наступлении петлюровцев разгромили одну лавку. С изгнанием Гетмана Макаров попал под власть сотника Богатевича, который своими частыми реквизициями и поборами тяжелым бременем лежал на еврейском населении. В обшем ему удалось забрать до 300 тыс. руб. В июне месяце, в воскресенье, в 6 часов утра, в Макарове появился народный учитель с. Фастов Матвеенко во главе 18 босых подростков, вооруженных винтовками, с 2 пулеметами, которые были установлены в центре местечка. Раздалась стрельба, продолжавшаяся около часу. Евреи попрятались в погреба, на чердаки. Бандиты немедленно приступили к разгрому лавок на Базарной площади. К ним присоединились местные макаровские крестьяне. Затем они, рассыпавшись, стали обходить квартиры, вымогать деньги, отбирать одежду и разные ценные веши. Вместе с Матвеенко руководил погромом и сын священника с. Наливайковки — Радюка.
Когда стрельба утихла, евреи отправились к Матвеенко и вступили с ним в переговоры. Он потребовал 50 тыс. руб., которые должны быть внесены через два часа. Через несколько дней он вернулся опять, но с более многочислен¬ной, прекрасно вооруженной бандой, увеличенной за счет окрестных крестьян, привлеченных легкостью добычи. Опять грабежи, издевательства, насилия. Их пагубное влияние распространилось далеко вокруг Макарова. В окрестных деревнях этой бандой был убит 21 еврей. Их заставы караулили по житомирскому шоссе, где они останавливали прохожих и проезжих, грабили и убивали. Их налеты продолжались в течение 5 недель, до средины июля. Последний налет Матвеенко был ознаменован взятием заложников — евреев. Он заявил, что на ст. Бородянка был арестован его брат, а в д. Забояни — священник и заведующий гимназией. Взамен арестованных Матвеенко взял заложниками 6 евреев, которые были им уведены в штаб его, в с. Забоянь. Заложников держали 2 недели. За освобождение потребовали 100 тыс. руб., но им удалось бежать из д. Забояни. Это бегство было актом отчаяния со стороны заложников, ибо они предназначались к уводу в м. Брусилов, где в те дни происходила резня евреев.
1 августа н.с. местные макаровские крестьяне вооружили винтовками свою молодежь в количестве 50 чел. во главе с Михаилом Дубышиным, решили больше бандитов извне не допускать, а самим разрешить еврейский вопрос в Макарове в духе своих предшественников. Они предъявили требование о вручении им 50 тыс. руб., 20 пудов сахара, 5 пудов соли, 20 пар сапог, и одновременно с сим они арестовали в виде заложников 8 евреев, которых посадили на замок в помещение волостного правления и никого к ним не впускали. Но реализации требования мешало неожиданное вступление в Макаров большевистской части. Крестьяне разбежались, и заложники спаслись бегством через окна.
Большевики ушли из Макарова 10 августа, а за ними, опасаясь остаться в местечке, потянулось по направлению-на Киев до 4 тыс. евреев, оставив на произвол судьбы все свое имущество. Осталось человек 200 стариков и старух.
15 августа, в пятницу, в Макаров вступили банды Мордалевича, Матвеенко, которые в тот же день убили 20 евреев, ограбили квартиры, магазины и сожгли 20 лавок.
В понедельник 18 августа вступили в Макаров добровольцы. Им навстречу вышли евреи с хлебом-солью, но этот подарок был отвергнут.
Немедленно было приступлено к избиению евреев, стаскивали сапоги, платье и тут же передавали местным крестьянам. Евреев отдельными группами ловили на улицах и в домах и расстреливали. В этот день было расстреляно около 50 чел. пожилых мужчин. В следующие дни продолжалось убийство евреев по 5-6 чел. в день, по мере нахождения последних. Бежать из местечка не было возможности: пропусков не давали и, кроме того, существовал риск быть убитым по дороге. Трупы убитых евреев валялись неубранными на улицах, собаки и свиньи грызли им головы. Крестьяне потом зарывали их в общие могилы по 20-25 трупов. Около 80 свитков Торы были уничтожены. В прошлый поне¬дельник, 15/2 сентября, в местной богадельне были убиты содержавшиеся там 8 евреев. В общем было убито около 100 чел., разграблено все имущество, а остальные превратились в беженцев, влачаших жалкое существование.
Хаим Фримгод.

Кроме этих двух показаний, должно было существовать еще какое-то третье, о делегации из 17 человек и «чучелах», поскольку у Штифа в 1922 и далее история о них уже присутствует (у Штифа относительно Макарова только она и присутствует), однако ни в показание Крупиевского, ни в показании Фримгода речи об этих деталях нет.

Сами сообщения Крупиевского и Фримгода – часть «Сводки сообщений Отдела помощи погромленным при РОКК [Росс. об-ве Кр. Креста] на Украине о погромах в Киевской и Черниговской губ. в августе-сентябре 1919 г. различными регулярными воинскими частями, атаманческими отрядами и бандами»; Сводка эта публикуется Миляковой по копии, хранящейся в ГАРФ. Сама Сводка охватывает погромы, имевшие место в Белой Церкви, Макарове, Борзне, Тальном и Ракитно от июля до 6/19 сентября 1919 года, но это не значит, что она была и составлена в сентябре, а не много позже. В самом деле, все даты во всех свидетельских показаниях в «Сводке» выдержаны либо просто по новому стилю, либо по обоим стилям сразу с приоритетом нового (дата пишется через дробь, причем первой идет дата по новому стилю). Это показывает, что вся Сводка компилировалась (и часть показаний отбиралась) уже под Советской властью, после занятия красными Белой Церкви и пр., т.е. не ранее зимы/весны 1920 года. Однако оба наши показания были отобраны ранее. Для Фримгода 2/15 сентября – это «прошлый понедельник», следовательно, он свое показание давал между 5/17 и 15/28 сент. включительно; для Крупиевского лето 1919 – это «нынешнее лето», следовательно, его показание дано не позднее исхода 1919 года. Даны они, как видно из нового стиля, на красной территории, что неудивительно: Макарово большую часть времени и находилось на этой территории (его лишь ненадолго занимали добровольческие разъезды), а области чуть к северу от него из-под красной власти и не выходили. По линии Красного Креста, который эти показания и получил, последние могли и через линию фронта попасть в распоряжение Киевской Редколлегии еще в 1919 году, а могли достаться Штифу и его коллегам и позже, в 1920. Во всяком случае, в полном вмде этими материалами оперировал уже Гусев-Оренбургский в «Багровой книге» 1922 г.

§ 5. Из двух наших показаний одно – Хаима Фримгода, составлено в самом Макарово или рядом с ним в сентябре 1919; как видно из его сообщения, он все время с лета был либо в Макарово, либо рядом: убийство евреев в местной богадельне 2/15 сент. для него – убийство «в прошлый понедельник». Что же до Крупиевского, то он в какой-то момент бежал из Макарово и именно о "добровольческом" погроме рассказывал, как видно из его же собственных слов, «по слухам» (свой рассказ об этом погроме он заключает фразой «по слухам, подожжено местечко», причем этому непосредственно предшествует описание входа добровольцев в Макарово).

Общую последовательность событий они рисуют одинаково:
(1) сначала в Макарово стоит красноармейская интернациональная часть;
(2) потом она уходит, тут же приходят местные бандиты Матвеенко и некоторое время громят, потом уходят;
(3) через некоторое время налетают какие-то люди, именующиеся "добровольцами" и громят, начав с того, что они прогнали (по Фримгоду) или истребили (по Крушевскому) вышедшую их встречать заранее избранную для этой встречи делегацию евреев, причем Фримгод указывает, что они много дней – почти месяц - оставались в Макарове и резали. В частности, они, по Фримгоду, истребили нескольких евреев в богадельне четыре недели спустя после своего вступления в Макаров.

Но вот ДАТЫ всех этих событий Фримгод и Крупиевский дают по-разному. Фримгод дает каждому событию дату ПО НОВОМУ СТИЛЮ (обычно только ее, в двух случаях – двойную с постановкой числа нового стиля перед числом старого: «погром 15 (2) августа» в заголовке его показания и «15/2 сентября» в конце его), и заявляет, что красная часть ушла [28 июля] /10 августа, местные банды налетели 2/15 августа, "добровольцы" налетели [5]/18 августа “в понедельник» (18 августа по н.с. в 1919 действительно было понедельником) и стояли далее много дней, убив, в частности, евреев в богадельне 2/15 сентября. Сам Фримгод писал все это не позднее 20-х чисел сентября по н.с. / середины 10-х чисел сентября по ст. с.
По Крупиевскому же, красные ушли из местечка "20 августа", местные банды налетели в тот же день, "20 августа" и громили 3-4 дня, затем было около 10 дней безвластия, и "6 сентября" налетели "добровольцы" и учинили резню, после чего, "по слухам" местечко было подожжено.
По какому стилю датирует эти события Крупиевский? Если допустить, что по старому, то получится полная несообразность: окажется, что он смещает уход красной части и погром Матвеенко на ТРИ НЕДЕЛИ (и частично на другой месяц) по сравнению с Фримгодом (у того эти события имеют место 28 июля и 2 августа по старому стилю, у Крупиевского, если предположить за ним старый стиль – 20 августа по старому стилю), а первое появление «добровольцев» в Макарово датирует моментом на МЕСЯЦ более поздним, чем Фримгод (у Фримгода – 5 августа по старому стилю, у Крупиевского, если признавать за ним старый стиль – 6 сентября по старому стилю), и чуть ли не более поздним, чем сам момент, когда Фримгод по горячим следам писал свое показание о приходе «добровольцев» как о событии месячной давности (он его писал не позднее 15 сент. по с.с., а «добровольцы»по Крупиевскому, если признавать за ним старый стиль, явились 6 сент. по с.с.).
Таким образом, ясно, что Крупиевский употребляет новый стиль; тогда несообразности устраняются, и несовпадения между Крупиевским и Фримгодом полностью укладываются в ожидаемые масштабы несовпадений между сообщением постфактум, частично составленным «по слухам» (Крупиевский) и сообщением очевидца по горячим следам (Фримгод): погром Матвеенко Фримгод датирует 15 августа по н.с., Крупиевский – практически так же, 20 августа по н.с.; при этом, однако, по сгущенному воспоминанию Крупиевского красные ушли в тот же день, непосредственно накануне погрома, а более точный Фримгод помнит, что не в тот же, а за 5 дней до этого.
Особенно большой разнобой между ними и по абсолютной, и по относительной хронологии событий падает именно на «добровольческий» погром. По Фримгоду, «добровольцы» пришли 18 августа по н.с., через три дня после набега Матвеенко, и терроризировали местечко около месяца (последняя упомянутая их акция – убийство евреев в богадельне 15 сент. по н.с.), убивая по нескольку евреев в день. По Крупиевскому, «добровольцы» пришли через две недели после набега Матвеенко, 6 сент. по н.с., и в результате местечко было разгромлено и подожжено. При этом 6 сент. по н.с. падает на период того же «добровольческого» погрома у Фримгода (18 авг. – после 15 сент. по н.с.), но не начинает его (как у Крупиевского), а приходится на его середину.
Какое из этих описаний предпочесть? Ответ очевиден: именно о «добровольческом» погроме Крушевский писал «по слухам», а Фримгод – по горячим следам на месте, и даты, а частично и факты, приводимые Крупиевским в разночтении с Фримгодом, не выдерживают критики. Если бы 6 сентября по н.с. в Макарове после долгого покоя НАЧАЛСЯ массовый «добровольческий» погром (как дело рисует Крупиевский), то Фримгод, писавший не позднее 20-х чисел сентября по н.с., уж никак не забыл бы про это и не отнес бы начало этого самого погрома на месяц ранее, и не сократил бы передышку между ним и предыдущим погромом Матвеенко до 3-х дней (так у Фримгода) вместо двух недель (как у Крупиевского). Ясно, что дело было наоборот: это Крупиевский, писавший о рассматриваемом погроме «по слухам», удлиннил интервал между ним и предыдущим и перенес в результате начало «добровольческого» погрома на тот момент (6 сент. по н.с.), когда на деле он действительно шел, но давно уже шел.
Ср. еще одно очевидное разночтение между Крупиевским и Фримгодом: согласно Крупиевскому, еще до набега Матвеенко в Макарове осталось не более 60-70 евреев, да матвеенковцы убили 30 – осталось, значит, к приходу «добровольцев» не более 30-40 человек; а Фримгод, пишущий по горячим следам, говорит, что ко времени набега Матвееенко в Макарове было 200 евреев, что матвеенковцы убили 20 человек, что «добровольцы» только в первый день убили в Макарове 50 стариков-евреев, потом убивали день за днем по 5-6 человек в день, всего убили около 100 чел., а остальные евреи Макарова разбежались от «добровольцев» и превратились в беженцев. Итак, по Крупиевскому к моменту набега Матвеенко в Макарове было 60-70 евреев, по Фримгоду – 200, а к моменту прихода «добровольцев» по Крупиевскому в Макарове было не более 30-40 евреев, а по Фримгоду – более 150, из которых около 50 убили в первый же день. Показания эти несовместимы, и предпочесть надо, разумеется, показание Фримгода, учитывая то, в какой тесной временной и событийной связи с происшествием он писал (в то время как Крупиевский – «по слухам»). Это дает понять, с какого именно момента Крупиевский оторвался от событий в Макарове: как минимум, с середины августа по н.с., со времени накануне матвеенковского погрома (когда, по Крупиевскому, в местечке осталось 60-70 евреев вместо фактических 200). Можно думать, что Крупиевский из опасения погрома ушел из Макарова вместе с советским отрядом (Фримгод и пишет, что всдед за этим отрядом ушло из местечка 4 тыс. евреев, - почти все еврейское население Макарова - страшась погромов), и обо всем последующем писал по тем самым «слухам» (в самом деле, уже о набеге Матвеенко и интервале между ним и добровольческим Крупиевский рассказывает вещи, несовместимые с рассказом Фримгода). Поэтому он, покинув город, слишком низко оценил количество оставшихся в нем евреев (занизив его втрое): ведь знать его он, уйдя из города, не мог.
Таким образом, мы должны полностью руководиться хронологией и данными Фримгода.

§ 6. Итак, те, кого все наши источники описывают как "добровольцев", вступили в Макарово 18 августа н.с. и стояли там до середины сентября н.с., терроризируя местное еврейское население. Но 18 августа н.с. 1919 года белые были в сотнях верст от Макарова!
Более того, Макарово лежало к западу от фронта 12 армии против Драгомирова, и наведываться туда могли только набегом добровольческие разведки и разъезды, ненадолго занимая Макарово. Это и в самом деле случалось (по сообщениям штаба Драгомирова) в сентябре ст.с. (то есть после середины сентября по н.с.). Но это несовместимо с картиной, риуемой Фримгодом: «добровольцы» стоят в Макарове месяц, его день за днем спорадически громя...
Иными словами, та часть, что, назвавшись "добровольцами" или «белыми», в конце августа - первой половине сентября терроризировала Макарово, к белым никакого отношения не имеет. Назвалась она так, очевидно, либо для устрашения, либо это и в самом деле была какая-то банда (только не местная), именовавшаяся _добровольческим_ отрядом - собственно, почему и нет, мало ли какие добровольческие формирования мог набирать какой атаман или предводитель, - либо, наконец, это какая-то красная часть назвалась белой (прием, действительно применявшийся красной стороной в Гражданскую войну в том числе по приказу Ленина: назвавшись белыми, терроризировать местное население)!

§ 7. Такова фактическая сторона дела. Но гораздо интереснее то, что сделали из этой информации Штиф – Гергель – Шехтман и Ко., видевшие оба показания (и третье, о депутации в 17 человек). Здесь необходимо отметить два момента:

(а) Они, видя оба показания, прекрасно знали, что они несовместимы друг с другом; в частности, Фримгод, более достоверный, пишет сразу после событий только о том, что у делегатов не взяли хлеба-соли, а Крупиевский, пишущий по слухам и с искажениями, пишет, что делегатов "почти всех" еще и изрубили.
(б) Штиф и Ко, сами находясь осенью 1919 в Киеве, прекрасно знали, когда именно белые могли появиться в Макарове, и прекрасно знали, что ни 18 августа по н.с., ни 18 августа по ст.с. они добраться туда еще не могли.

Что же они делают? Они:
1) используют ОБА показания фрагментами, ни словом не давая понять об их несовместимости, причем отбирают фрагменты наиболее жуткие от обоих показаний: историю делегацию излагают по Крупиевскому (делегацию истребили), а не по Фримгоду (делегацию прогнали), общее количество убитых дают по Фримгоду (100 человек), а не по Крупиевскому (который говорит, что в середине августа в Макарове и оставалось всего-то 60-70 евреев, из которых матвеенковцы убили 30 человек, так что на долю добровольцев осталось не более 40 человек), историю с богадельней приводят по Фримгоду (Крупиевский ее не упоминает);
2) говорят, что погром устроила добровольческая _разведка_ (они же знают, что Макарово добровольцы не занимали прочно, что оно лежало на красной территории, и это было бы бессмысленно скрывать) - и, соответственно, излагая исторю с богадельней по Фримгоду, ОПУСКАЮТ и то указание Фримгода, что она имела место почти через месяц после истребления депутации, и то изложение Фримгода, что весь этот месяц погромщики стояли в Макарове и громили его, - поскольку разведкой такие погромщики быть не могут;
3) однозначно утверждают, что погром устроили части ВСЮР, хотя прекрасно знают, что 18 августа по н.с. (и даже по ст.с.) эти части еще не могли появиться в Макарове; при этом они, называя дату 18 августа, не упоминают, что это 18 августа ПО НОВОМУ СТИЛЮ, - поскольку то, что 18 августа по н.с. белые были еще в сотнях верст от Макарова, знает любой мало-мальски осведомленный о Гражданской войне человек.
4) у Гусева-Оренбургского еще и появляются ДВА погрома в Макарове – 18 августа и 6 сентября – хотя на самом деле это несовместимые датировки ОДНОГО И ТОГО ЖЕ «добровольческого» погрома в двух наших сообщениях (18 августа у Фримгода, 6 сентября у Крупиевского).

Таким образом, имеет место сознательная фальсификация, позволившая Гергелю – Шехтману и Ко «повесить» на ВСЮР еще 100 лишних убитых при погроме (именно во 100 убитых оценен этот погром в итоговой сводке по погромам Добрармии Гергеля – Шехтмана: Шехтман. Указ. соч. С. 382).

Продолжение следует.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments