wyradhe (wyradhe) wrote,
wyradhe
wyradhe

Categories:

Процедурная справедливость и всякое такое

Процедурная справедливость и всякое такое

Товарищ Сатаров, старинный ельцинский дружинник, давно еще выступил в Новой Газете со статьей в поддержку движухи ( http://www.novayagazeta.ru/politics/50466.html ), где нашел замечательные слова, позволяющие в простой форме излагать сложные вещи.

Он там говорит: "Блаженный Августин писал: «Что такое государство без справедливости, как не шайка разбойников?!» Он знал, о чем говорил, ибо был свидетелем распада Римской империи. Не знаю, знаком ли он был с учением Аристотеля, который различал несколько видов справедливости. Сейчас, в частности, можно говорить о распределительной справедливости — мечте левых. Есть процедурная справедливость, которая должна блюстись в судах или на выборах. Именно дефицит (а точнее — отсутствие) последней вывел москвичей на улицы".

Это удивительно точно. Удивительно точно и то, с какой великолепной снисходительностью т. Сатаров говорит о "распределительной" справедливости - ну, носятся с ней левые, это по их части... Сейчас дело иное, у порядочных людей о процедурной голова болит!

Замечательный шаблон, нащупанный Сатаровым, действительно позволяет просто описать ситуацию. Да, имеется эта самая "процедурная справедливость" - та, которая должна блюстись в судах и на выборах. Вообще говоря, при скверных и нелюдских законах проку в ней тем меньше, чем законы сквернее. К примеру, какая процедурная справедливость может помочь против 282-й статьи или Нюрнбергских расовых законов, когда они и прописаны ровно так, что исполняй их честно, паскудная пакость и получится - они для того и прописаны?

Какие б еще первоочередные справедливости указать вослед Аристотелю, окромя процедурной, столь волнующей добрых москвичей? Напрашиваются следующие ответы.

2. Та самая справедливость, которая не позволила бы существовать Нюрнбергским законам и 282 статье, не позволила бы карать кулака в 1930 году за то, что он нанимал батраков в 1929, когда та же самая власть это разрешала, не позволила бы отменять презумпцию невиновности по делам о секс-харассменте или педофилии, не позволила бы судам использовать безответственные экспертные мнения жрецов, не позволила бы подавать в суд за разговоры о процентах таких и сяких этносов во власти или преступности, не позволила бы остракировать за неполиткорректность и т.д. Понятия не имею, как ее называют - такую справедливость. Предполагаю, что это просто справедливость как таковая, без прилагательных. Сюда же едет справедливость обороны граждан от посягательств на них, включая преступные призывы и диффамацию-клевету в их адрес.

3. Та справедливость, которая не позволила бы отнимать у женщин право на аборт, не позволила бы вводить статьи против некошерных для данного воителя духа сексуальных ориентаций, не позволила бы вводить нравственные цензуры а-ля Совпис, не позволила бы гражданам вякать в судах с обвинениями в оскорблении их национальных, религиозных и прочих чувств, не позволила бы карать за сами по себе убеждения / религии, хоть бы и самые изуверские, и т.д. Так сказать, справедливость границ, справедливость "а это не твое дело": справедливость, охраняющая то, где кончается желание одного товарища, чтобы белсвет был устроен так, как ему приятно, и где начинается вотчина другого товарища, в которой он волен делать, думать и говорить что захочет, хоть бы первый товарищ лопнул от этого со злости - и хоть бы это "что захочет" действительно было морально нехорошо и социально вредно. Любое общество силою закона ограничивает возможности граждан поступать морально нехорошо и социально вредно. Обществу, которое захотело бы вообще воспретить им это силою закона, - место в земле.

4. Та самая "распределительная" справедливость. Выражающаяся прежде всего в сохранении и приумножении гарантированных государством возможностей бесплатного образования и здравоохранения, правовой защите труда, пристойных пенсиях и минимумах зарплаты; в наших условиях - еще и в дирижистском ограничении тарифов на транспортные и энергетические услуги. Нет необходимости говорить о том, что у нас творится с этой справедливостью.

5. Если угодно, справедливость жалования. Государство не должно платить собственным работникам такие зарплаты, какие оно сейчас платит огромному количеству народа - офицерам, учителям, врачам, библиотекаршам.

6. Антиразбойная, она же реституционная / "анти-ариезационная" / антиколлективтизационная справедливость. Не позволяет отбирать у собственника то, что ему принадлежит, (в том числе и пользуясь его слабоумием) и передавать соседу Яшке - без крайней необходимости (наподобие той, по которой совершаются реквизиции на войне). В нашей ситуации эта справедливость требует категорического разворота "большой приватизации" 90-х в отношении сырьевой промышленности (т.е. ее ренационализации), а также ликвидации фактически откупного принципа в отношении энергетики и ряда транспортных сфер. Все сие принадлежало гражданам в целом и было у них отнято и передано в частную собственность / пользование под тем предлогом, что оттого все это заработает ишо эффективнее и даст гражданам еще больше. Это было вранье, ничего такого не произошло и произойти не могло, дело это было столь же недобросовестное, мошенническое и людоразорительное, как коллективизация или ариезация - и, следственно, судьба его должна быть той же. Т. Прохоров с Ходорковским пускали слезки в том стиле, что оно, конечно, не совсем хорошо вышло, но ведь по закону же - так как же его таперича взад? Я даже не буду останавливаться на том, что за то "по закону", с каким т. Ходорковский получал свои владения в 90-х, сидеть ему причитается много-много лет. Я напомню более простой факт: вот ариезация в нацистской Германии, она действительно происходила строго по закону. Но что-то это не придало ей большей неприкосновенности... Да и коллективизация сугубо по закону происходила.

7. "Антисоветская", если угодно, справедливость - она же историческая. Это касается не только и не столько того, что всякие улицы Ленина и станции Войковские - это кромешное издевательство над страной. Вреда от них самих нет, они просто показывают степень недоброкачественности населения - доброкачественное поснимало бы все это с той же быстротой, с какой в Люксембурге в 1945 поубирали всякие Гитлерштрассе . Историческая справедливость касается совершенно других вещей. Советское государство совершенно сознательно считало своим злейшим врагом человека, ведущего собственное хозяйство. Оно превратило население в огромную массу забитых работников, полностью зависящих от барина-работодателя, в каких-то птушников в закрытом интернате - и вся психология населения изменилась соответствующим образом. Почти все разрухи в головах восходят именно к этому (взять, к примеру, пресловутую "борьбу с привилегиями" в конце 80-х. Редко где найдешь такой злостный идиотизм, - но ведь в бригадах воспаленные конфликты из-за того, кому паечка досталась на двадцать граммов больше - дело совершенно обычное, причем будь это советская армия или взвод в Галлиполи). И вот это историческое наследие не только не исчезло после революции 1989-1993, оно только укрепилось. Товарищи из "гражданского общества" видят в креативных хозяевах спа-салонов и в Ходорковских нечто новое, противоположное этому - ничуть не бывало, напротив: лагерный монопольный ларечник из вольняшек, покровительствуемый комендантом и приватизнувший часть лагерных запасов, никак не меняет природу лагеря, а только усугубляет ее - как и креативный массажист при этом ларечнике, даром что он получает от ларечника паечку на товарно-денежных условиях. Преодоление этой пагубы не имеет ничего общего с чаяниями наших правых "либералов", потому что они-то как раз горой стоят за усугубленную совдепскую систему для основной массы населения (бесправная масса пролетариев перед лицом монополистов-работодателей, да еще при превышении предложения рук над спросом), и только при паразитирующей на этой массе и отнятых у нее сырьевых богатствах элите имеется сектор, работающий на конкурентных началах.
Вторая составляющая этой, так сказать, антисоветской исторической справедливости - это преодоление последствий "ленинской национальной политики", то есть возвращение государству национального русского-и-российского характера вместо советско-нынешнего (что не имеет никакого отношения ни к покушениям на гражданское равноправие, ни к покушениям на принцип отделения церкви от государства - речь идет о вещах, существующих на совершенно ином уровне, чем права и свободы граждан и секулярный характер государства); формирование национального самосознания русских (сейчас не существующего практически вовсе, а у маргинальных групп псевдосуществующего в форме фундаменталистских, либо и вовсе уродливых и изуверских советских или нацизоидных пародий на него - чтобы это самое национальное самосознание увидеть, надо лезть в материалы белого движения, с тех пор его и слуху не было); попытки законными и справедливыми мерами, без нарушения прав граждан, хоть как-то поправить тот ущерб, который был нанесен большевистской ликвидацией всех национальных элит Российской империи, что русской, что нерусских, и преодолеть дикие дисбалансы, которые были вызваны тем, какой молот большевики обрушили именно на русские культурные слои; поворот на путь ликвидации национальных политических автономий с титульными нациями и вообще прекращение той государственной "интернационалистической / многонациональной" политики в этнической сфере, которую мы и наши предки имеем счастье наблюдать с 1918 года и от духа и сути которой ни единому приличному человеку ни единого этноса не припало ничего, кроме пагубы.

8. "Антимафиозная" справедливость. Когда мы имеем дело по всей стране в разных комбинациях с цапками, с уралмашевскими и прочими срастающимися с большой собственностью и с властями мафиями, с криминальным "бизнесованием" администраторов, группировками "оборотней в погонах", драками Козловых со Слуцкерами, залоговыми аукционами тт. Ходорковских, Ройзманами, этническими мафиями и такими явлениями, как кидание массы "уважаемых людей" данной этнической общины на отмазывание и защиту любого упыря, который имел счастье принадлежать именно к этой этнической общине - то есть, в общем, с неслыханным уровнем организованной и групповой преступности, в том числе среди самих функционеров госаппарата - то было бы совершенно бессмысленным, нарочитым инфантилизмом а-ля Явлинский прикидываться, что дело может быть поправлено процедурной справедливостью, то есть что суды каким-то чудом все это поставят на место. Что-то сделать тут возможно только дополняя процедурную справедливость совершенно иными мерами.

Я хотел бы подчеркнуть, что все изложенное - непартийно. Если не брать гротескного значения, которое приобрели слова "левые", "правые", "националисты" и пр. в совдепский и постсовдепский периоды - то в наших условиях никакой вменяемый правый не будет возражать против ренационализации сырья (напротив, как правый, он должен быть особенно на страже прав собственности - и вовсе не только частной собственности, но и собственности групп, ассоциаций, кооперативов, а между тем приватизнутая нефть, газ, алюминий и пр. находились именно в собственности корпорации граждан страны), никакой вменяемый левый не будет против целенаправленного развития сектора "мелкой буржуазии" и сектора платных услуг в дополнение к бесплатным, чтобы уйти от советской и постсоветской модели "толпа пролов перед лицом могучего начальства" и т.д.

Не все эти справедливости одинаково реализуемы здесь и сейчас в равной степени (например, ренационализацию разумнее проводить такими методами, какими объективно в этом направлении двигался в цикле 2003-2010 Путин, а не простым декретом). Но невозможность для Франции вернуть Эльзас и Лотарингию после 1871 никак не мешала тому, чтобы постоянно держать в уме и официально признавать, что от этого возвращения не отрекутся и о нем не забудут. "Помни об Афинах".

И вот сдается мне, что ежели кто из всех вышеприведенных справедливостей ратует за одни, плюя на другие - то надо не спасибо ему говорить за то, что он хоть на какие-то не забил, а писать его сразу в малопечатное. Это, собственно, и определяет мое отношение к движухе - тамошний народ очень близко к сердцу принимает процедурную справедливость, но, как правило, индифферентно относится ко многим сторонам справедливости 2 (интересно, какие ответы дали бы люди движухи на вопрос о том, терпима ли 282-я статья?) и уж вовсе в гробу видел справедливости 4-6 (и даже 7-8, хотя эти номинально могли бы прийтись им больше по вкусу). Иные из них ставят себе в похвалу то, что они уж до того милые, что хоть НЕВРАЖДЕБНЫ справедливостям 4-6. Иные из них, напротив, считают, что наше государство еще имеет недопустимо высокий уровень этих справедливостей, и надо его резко сбросить. При этом заметно, что разногласие это совершенно не мешает взаимному уважению между ними, как не мешало взаимному уважению и приязни декабристов то, что одни из них хотели освобождать крестьян без земли (то есть попросту устроить им голодомор и превращение в белых рабов в еще большей степени, чем они таковыми были при крепостничестве), а другие - с землей. Мораль отсюда только та, что непечатен весь этот лагерь. Вот, к примеру, если бы выяснилось, что есть в 1944 такая-то настроенная против Гитлера тусовка, и тусовка это такая, что в ней половина участников и бОльшая часть вожаков считает необходимым вернуть Германии законность, не зависящую от воли фюрера, отменить автократический закон 1942 года и внесудебные репрессии для граждан рейха, вернуть многопартийность и рейхстаг, но в то же время оставить в силе расовую, евгеническую и оккупационную политику; еще часть считает, что последние три политики надо еще и резко ужесточить, а то Гитлер недопустимо медленно и половинчато всем этим занимается; а еще часть участников тусовки считает, что политику бы надо и там изменить, но это не мешает ей с приязнью и уважением относиться к предыдущим двум частям - то вся эта тусовка заслуживала бы только одного отношения: всякий раз, как кого-то из нее разбомбит Харрис (*), мир делается чуточку чище. Это не мешало бы, конечно, ее использовать как расходный материал в борьбе против Гитлера - если есть такая возможность и если от этого будет польза.

(*) Исключая тех, кто в эту тусовку и пошел, чтобы ее использовать как расходный материал в борьбе против Гитлера, цену ей знает и относится к этим взаимно-уважающим друг друга деятелям соответственно.

Движуха выдвинула двух спикеров для переговоров с кровавой гэбней. Салонного большевизана из работников гнезда лебедевского ( http://www.novayagazeta.ru/politics/49265.html ) и пустое место в своей профессии, но зато такого ультраправого цивилизатора народа, которому и Ходорковский левоват-с (Акунин мягко, но настойчиво рихтовал страстотерпца в этом отношении, собеседуя с ним). Кроме этих двух законченных совков, других лиц у гражданского общества не нашлось. Но деяния Господа через франков бывают, деяния Господа через генсеков нестандартной политической ориентации бывают, деяния Господа через Советскую армию тоже случаются - а вот деяний Господа через постсоветских совков не будет.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 57 comments