wyradhe (wyradhe) wrote,
wyradhe
wyradhe

Category:

Был совершенно неправ

Был совершенно неправ

Что и хочу оговорить в связ с упоминаниями Платонова в этом ЖЖ. Я знал (собственно, все знают), что в 20-23 года Андрей Платонов был до белого пламени каленым, адамантовой крепости большевистским эсэсманом. В статье "Коммунизм и сердце человека (В порядке дискуссии)" //. Свободный пахарь. Задонск, 1922. 6 янв. (интересные статьи печатала советская цензура при нэпе) Платонов писал:

"Больше года тому назад в одной статье я говорил, что... коммунизм можно создать только.. одною холодною тяжелою беспощадностью, расчетливостью, тяжкою рабочей рукою, дробящей вражеские черепа. Нельзя переделать землю, нельзя родить нового человека, нельзя притти к коммунизму вместе с буржуазной ордой. Для осуществления коммунизма необходимо полное, поголовное истребление живой базы капитализма – буржуазии, как суммы живых личностей. Скажут – это крайность, кровожадность, слепое бешенство, а не путь к коммунизму. Нет – честный вывод точного анализа переходной эпохи и истории капитализма и пролетариата. Сердце, чувство всегда мешали человеку познать жизнь. Мы никогда правильно не понимали земли. Голова наша еще слишком слаба, не может вполне познать всего тяжелого процесса движения вещей, всей беспощадности, всего коловорота, взрывов материи, текущей к своей цели... Свирепости, жестокости, жертве всем ради единой цели мы должны научиться. Всякое мягкосердие, небесность чувств, прощение мы должны из себя выжечь. Ибо мы имеем дело с неведомой, неимоверной по жестокости и неумолимости, действительностью, ее хотим изменить, а не свое головное понятие. Если мы хотим коммунизма, то значит нужно истребить буржуазию; истребить не идеалистически, а телесно, и не прощать ее, если бы она даже умоляла о прощении и сдавалась группами. Она все равно, невольно, нам враг – хочет она этого или не хочет... Буржуазию легче и разумнее уничтожить, чем переделать, она, при всем желании, не может ни помочь нашей работе в перестройке человечества, ни понять ее, а только будет мешать.
Контр-революция будет без конца, если мы не будем вести борьбы при помощи одного чистого – точного математического сознания – без сердца, без чувств, без прощения – с курсом на истребление базы капитала – живой его ткани – человеческой личности, буржуа.
Новый мир построит новый человек, а не отремонтированный, не заплатанный старый... Природа не знает компромиссов. Не должны знать и мы: победа революции есть поголовное истребление буржуазии.Только класс способный на великую ненависть, на великое зло, на преступление перед прошлым, только такой класс способен победить и способен к счастью и добру. Великие бушующие силы зла, работы и борьбы стоит только поворотить немного, и она станет светом и счастьем... Пролетарий не должен бояться стать убийцей и преступником и должен обрести в себе силу к этому. Без зла и преступления ни к чему в мире не дойдешь и умножишь зло, если сам не решишься сделать зло разом за всех и этим кончить его".

(текст см. напр. http://www.pereplet.ru/podiem/n10-07/Platonov.shtml )

Однако по "Чевенгуру", "Котловану", "Фро" и пр. нескольким текстам - и не занимаясь при этом биографией Платонова, а также не читав никогда его корпус целиком, - я думал, что он пережил полный переворот в 20-х и осознанно и тяжело возненавидел то, чем был сам и чему поклонялся - отчего и остался таким выжженным, каким показывает себя в таких текстах. В частности, я эту оценку высказывал в разговоре о "Фро" в этом ЖЖ ( http://wyradhe.livejournal.com/495088.html ), считая, что Платонов там на стороне Фро и считает человеческое начало связанным с ней, а нечеловеческое - с ее мужем.

Во всем этом я был совершенно неправ. Исчерпывающие материалы на эту тему (данные воспоминаний, записных книжек и пр.) содержатся в биографии Платонова, написанной и опубликованной ныне Варламовым, а также в предсмертной пьесе Платонова "Ноев ковчег", которая написана была вовсе не для вида (= для публикации) и не в порядке сюрреалистического издевательства над окружающим миром. В частности, к индивидуалистически-человеческому в той же Фро, да во многом и к ней самой, в набросках для себя (в записных книжках) Платонов относится с достаточным отвращением - сглаженном лишь в опубликованном беловике. Так до смерти он и остался hostisом generis humāni, анабаптистом и альморавидом.
Писательская его сила тем самым оказалась еще основательнее. Ненависть своими текстами он, оказывается, пробуждал не к тому, что сам ненавидел, а к тому, чему сам так и был предан до самой смерти.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 86 comments