January 30th, 2019

Параллельно-историческая народная песня

Параллельно-историческая народная песня

Народная русская песня из параллельной истории на сюжет об имевшей место в нашей, реально-непараллельной истории просветительной поездке кайзера Йозефа к зятю в 1777 году ( https://wyradhe.livejournal.com/399395.html ). Сюжет мог в параллельной истории стать доступен русским солдатам при их совместных действиях с австрийцами по изгнанию турок из Европы в начале 1790-х гг.

Цесарь едет к французскому царю

Ой то не тёмна грозна туча
в синем море залегла,
пишет, пишет князь-цесарин
ко французскому царю.
«Ох разумной ты молоденькой
хрестьянский государь,
вот семь лет, как за тебя я
выдал Марьюшку-сестру,
раскрасавицу-девóчку,
Марью Лодеревну.
Вот семь лет ко мне, ко мне она не пишет,
каково у ней житьё.
Ты пришли, пришли известье,
да накажи ей мне писать».
Ждет-дожидает князь-цесарин,
что отпишется ему,
да не пришло, не пришло к нему ответа
от французского царя,
а вдруг тайком, тайком приходит
письмо от Марьюшки-сестры:
«Пишет, пишет тебе, братец,
твоя несчастная сестра.
Что семь лет я не писала,
то от горького стыда.
Твой-то зятик, царь французский,
со мной по честну не живет.
На кроваточке тесовой
не ложится спать со мной.
Честно жить со мной не хочет,
отговаривается.
Семь-то лет я, повенчавшись,
в женах девкою живу,
На людей-то с горя глазоньки
поднять я не могу,
меня в лицо, в лицо французские дворяна
неродихою зовут.
Милый братец Осип Лодеревич,
ты сызвек мне за отца,
заступися за меня ты,
свою рóдную сестру!»
Как прочел всё князь-цесарин,
царским сердцем осерчал.
царским сердцем осерчал,
ехать к зятю порешил.
Тотчас шлет своей рукою
ко французскому царю:
«Ай же, зять ты мой любимый,
жди меня на Покрова:
поклонюсь тебе я в пояс
за добро всё за твое».
Царь французский загорделся,
всем губерниям писал:
«Князь-цесарин сам собою
ко мне едет на поклон».
Вот приехал князь-цесарин
да во французскую версаль.
Во французской-от версали
зятя скоро отыскал.
«Ай поедем, зять любимый,
в чисто поле погулять
в чисто поле погулять,
черна соболя стрелять».
Царь французский, он охоту
больше царства полюбил,
сразу сам-от с шурином поехал,
никого с собой не взял.
Князь-цесарин в чистом поле
зятя за ворот схватил,
«Отвечай, зятек любезный,
как ты жил с моей сестрой.
За одно, одно обманно слово
сразу голову сниму,
а расскажешь все по правде,
я с разбором подойду».
Царь французский перетрясся,
все сказал ему как есть:
«Я, да я на Марьюшке женился,
только с нею не живал».
Князь-цесарин, он тогда с разбором
принялся его учить:
справа, слева - своеручно,
вострой сабелькой – плашмя.
«Ах ты скважина, ты бестолочь,
пустая голова!
Да как же ты, как поруху ты такую
причинил своей жене?
Раскрасавице-жене, Марье Лодеревне?
Каб не то, что ты привенчан
дорогой моей сестре,
я б твою пустую голову
да сабелькой смахнул,
от такой, как ты, докуки
твое царство свободил,
чтоб достался трон твой, трон твой царский
Провенецкому комту́.
Да тому ли да Савёлушке,
разумной голове!
Будешь прежние обидушки
да Марьюшке чинить,
я говорить-то вдругорядь не буду,
живота тебя лишу.
Невдомек, как дело делать –
спросишь батька своего,
коли батько твой не жив,
хоть у кобеля учись!»
Царь французский перетрясся,
да пополз в свою версаль.
А не прошло, не прошло тому и года,
родился ему дофин.