March 4th, 2016

Мыслильня

Мыслильня

В опубликованных посмертно записках Давида Самойлова (рекомендую всем, кто интересуется характером и степенью повреждения умов в СССР - нет, не повреждения, а выработки особого, альтернативного типа "мышления", которое вполне эффективно решало - и сейчас решает - стоящие перед ним задачи, просто эти задачи существенно отличаются от номинально провозглашаемых при этом, традиционных задач мышления. Что и производит на одних - впечатление тупоумия, которого тут на самом деле нет, на других - впечатление чего-то австралопитекского, на третьих - впечатление формы мозговой деятельности негуманоидов)

- стоит следующий очень яркий именно в упомянутом аспекте пассаж. Трактует он о евреях.

"В России дореволюционной эта нация впервые за две тысячи лет обрела некое территориальное единство - черту оседлости. И оказалось, что в черте начала загнивать. Черта была не хуже других границ, не хуже, например, наших нынешних твердых границ. Но евреи, лет триста имея границу, ничего существенного не создали: ни литературы, ни музыки, ни живописи, ни философии. Ничего. Где-то внутри этой нации есть потребность перейти границы. И когда это невозможно, она загнивает, обращается в быт и деторождение - в сохранение рода для грядущих времен. Это, может, и неосознанно, но это так"

Можно, конечно, просто ограничиться констатацией того, что это дикая, бредовая чушь и вся вместе, и в каждой детали, и в каждом подходе. Юлия Латынина - и та пишет менее дико, и новейшая теория одного национального демократа о цыганах (они как народ были созданы для контроля и шпионажа на местности, а их самоназвание "рома" означает "ромеи" и было внедрено им в порядке злой насмешки над настоящими ромеями - "Романией / державой ромеев" - Византией) не более контрфактична.

Однако ограничившись этим, мы еще ничего не поймем в природе "идейного обмена" советского и постсоветского общества на территории России.

Давид Самойлов числился человеком вовсе не глупым, числился он мыслителем, интеллектуалом, и как следует из текста его записок, ощущал себя таковым и сам (в желании таком, естественно, ничего плохого нет), поскольку громадная их часть посвящена рассуждениям на общие политико-историософские темы. Из двух тогдашних (и сохранившихся и посейчас, дав новые побеги) "идейных лагерей" - т.н. "либералов" (новомироидного типа) и "руситов" (сам Самойлов их называл космополитами и почвенниками) его считал своим первый лагерь и супостатным второй - на самом деле это было не очень верно (обратное было бы еще более неверным), но в "руситы" он не годился совсем уже по пятому пункту, а в "либералы" годился по нему же. Существенно тут то, что во враждебном ему лагере его вовсе не считали дураком. Укоризны в его адрес носили совершенно иной характер (см. напр. Ст. Куняева - http://loveread.ec/read_book.php?id=51210&p=26 и пред. и след. стр.), а так он у руситов числился зломудрым, у новомиролибералов - просто мудрым. Это и неудивительно, поскольку сами руситы были мудры ровно в той же степени. С обычной же точки зрения в деятельности Самойлова примеров обычных, досоветских глупости и невежества тоже не видно.

Тем не менее записки его состоят из рассуждений вроде приведенного мной, еще более эпико-фейличных, чем его же известное стихотворение "Бандитка". Как мне кажется, именно такие рассуждения помогают понять природу господствующей в здешней образованной среде чумы, - при условии, что читатель не просто скажет о них "что за чушь", а еще и выделит конкретные составляющие части этой чуши и вскроет то, как она могла попасть в рассуждение, какими целями она могла быть вызвана и какими механизмами - пропущена.

Чему последуют посильные для меня пункты.