December 11th, 2015

Цветногвардейцы: к словарю Пастернака

Цветногвардейцы: к словарю Пастернака

Сцена действия.
Как известно, на рубеже лета / осени 1919 г. Лия "Лиля" Брик в (первый? очередной?) раз выставила Маяковского из дома (тот переехал на Лубянский, где квартировал совместно с Романом Якобсоном) и отдалила, не давая ему пока, впрочем, полной отставки. Осенью у нее и того самого Якобсона сложился план переезда в Европу (а оттуда в США) в фиктивном браке друг с другом (естественно, без Осипа Брика), идея эта, однако, "случайно" (по формулировке Якобсона) расстроилась и сменилась иной: к концу 1919 Осип Брик поступил работать в ЧК, Лиля Брик, оставшись при нем, тоже стала как-то ангажирована этой организацией, на рубеже 1919/20 она дала Маяковскому полную отставку (но еще позже взяла обратно).

Действие. В октябре 1919, как раз на фазе планирования Якобсоном и Лилей Брик отъезда, Пастернак подарил Лиле Брик экземпляр "Сестры моей - жизни" с надписанием:

Пусть ритм безделицы октябрьской
послужит ритмом
полета из головотяпской
в страну, где Уитман.
И в час, как здесь заблещут каски
цветногвардейцев,
желаю вам зарей чикагской
зардеться.

Не обсуждая качества (Лиля Брик и на то не наработала; Уитмен был покойник уже четверть века), обращу внимание на каски цветногвардейцев. Что это такое? Аркадий Ваксберг дает комментарий несколько комический (Янгфельдт не комментирует вовсе): "«Цветногвардейцы» — это эвфемизм «красногвардейцев», ибо «белогвардейцы» не могут быть «цветными»: белое всегда белое, а не цветное. Именно предстоящий «блеск» их касок пугает и поэта, и ту, к которой обращены его строки".

Наверное, Ваксберг - один из последних авторов в стране, не знающих, что в "цветных белых" недостатка как раз не было: "цветные" (именные) части Добровольческой армии именовали цветными уже к началу 1919. Каски у них тоже имелись, особенно летом 1919 - и в Харькове пехота в касках появлялась, и в Царицыне. "Антантовские" коннотации касок (своих касок Россия не успела произвести, использовались французские "адрианки") очень хорошо подходили именно для описания южных белых. Красногвардейцы же с касками не ассоциировались. Главное, однако, в том, что осенью 1919 о красногвардейцах Пастернак никак не мог бы сказать, что им предстоит "здесь" (в Москве) заблистать касками в будущем времени, и желать Лиле Брик на тот час оказаться в Чикаго. "Красногвардейцы" всем, чем могли, к тому времени уже блистали в Москве почти два года.

Таким образом, речь в этих строках могла идти только о белых Юга, названных по "цветным" частям, - действительно, именно в октябре они наступали на Москву, имея на главном, московском направлении те самые "цветные части".

Таким образом, имеем:
- Пастернак осенью 1919 достаточно внимательно отслеживал ситуацию на фронтах (и знал что-то даже о внешнем виде и разговорных прозваниях сторон);
- в октябре 1919, на пике успехов Деникина (и Юденича; при стабилизации и контрнаступлении Колчака), был уверен, что ВСЮР достаточно скоро возьмут Москву;
- относился к этой перспективе (интонацию Ваксберг определил совершенно правильно) без всякой радости и желал Лиле Брик такое тягостное время и имеющую наступить с ним эпоху проводить в Чикаго или прочей Америке:).