October 29th, 2015

Нетипичный революционный социалист Лопатин + будни правосудия

Нетипичный Лопатин. (Личный знакомый Маркса, переводчик "Капитала" на русский, 20 лет Шлиссельбурга после длительного стажа революционной борьбы). При этом:

- в "Народную волю" до 1884 не входил, поскольку а) был категорическим противником революционного террора (по сути - вообще силовых peacebreaking методов); б) очень уважал лично Александра II - против режима которого боролся, - как за реформы, так и за храбрость, о которой и через 30 лет отзывался с восхищением, поминая, с каким мужеством император выдерживал охоту на него и как не прогибался ни в какую сторону под ее влиянием. Впрочем, этот фактор не давал ему входить в Нар. волю только до весны 1881, а он и после того не вошел.

- а в 1884 вошел - чтобы активно принять участие в организации убийства Судейкина, коего обрек на это за - тут самое интересное и не очень афишируемое самим Лопатиным - недопустимые методы в борьбе с революционерами. Не за борьбу, а вот за это. Недопустимость методов состояла в следующем: а) Судейкин активно пользовался полицейской провокацией, подводя тем самым под монастырь тех, кто без него в революционную деятельность, может, и не полез бы; б) Судейкин соблазнял Дегаева тем, что он-де, Судейкин, ведет тайно игру и против самого царя и правительства и намерен вместе Дегаевым наносить удары в обе стороны, в том числе террористические (сулил, что пошлет Дегаева убить графа Толстого, великого князя Владимира и еще нескольких человек, чтобы вызвать этим панику и на этом забрать побольше влияния).
Никакой мести за разгром "Народной воли" в 1881 при этом Лопатин никому готовить не пытался. То есть, называя вещи своими именами, он вступил в "Народную волю", чтобы убрать из стана врагов такого врага, который работал особо грязными методами, втягивал сам людей в революцию, собирался нарочно расшатывать ситуацию и тайно готовить теракты против своей же стороны и общего мира. А гоняй Судейкин революционеров просто, перевербовывая их, шпигуя их агентами, в общем, принося им максимальный вред всеми такими методами, но не провоцируя людей на приход в революцию и углубление революционной деятельности и не готовя двойной игры против представляемой им же стороны государства, - Лопатин не нашел бы, из-за чего его трогать. Вероятно, убийство Судейкина было единственным в истории революций убийством по таким мотивам.

- О программе забрать всю землю у помещиков, да еще без выкупа, в пользу крестьян, отзывался
кратко и ярко: "Нам нужна земельная реформа, а не земельный грабеж" (он был за неполную передачу крестьянам земли за выкуп).

- О студенческих забастовках отзывался не менее ярко: "Совершенно не понимаю такого способа борьбы - не учиться".

- Отсидев за убийство Судейкина 20 лет и выйдя (собственно, сидел бы и дальше, но вышел по амнистии 1905 года), отзывался о социал-демократах и социалистах-революционерах еще более ярко, придумав для них обобщенное именование "эс-дуры". (то есть "с-д" - эсдеки + "с-р" - эсеры - дает "с-д+р" - эсдуры).

- Ну и за компанию отзывался в 1917 с полным антагонизмом о лозунге "мир без аннексий и контрибуций", хотя был противником военной экспансии. Говорил, что такой лозунг уничтожает всякое оправдание войны.

- Стоял в том же 1917 за двухпалатную систему, чтоб не было перебора с народовластием,а само углубление революции клял на чем свет стоит.

Все на свете бывает...

***

Будни гоминид: оказывается, прокуратура наезжает на библиотеки за хранение и предоставление ими читателю литературы, внесенной в список "экстремистской", а суды прокуратуру в том поддерживают - хотя законодательство прямо говорит, что на библиотечное хранение и выдача никакая цензура не распространяется, прокуратура и суд руководятся своей оригинальной трактовкой другого закона - об экстремизме, где запрещено массовое распространение заведомо экстремистских материалов и хранение их для массового распространения, - но в эрэфском законодательстве не определено, среди много чего другого, и то, что есть массовое распространение, а что есть не массовое. Интересные коллизии на этот счет и способы адаптации к ним обсуждают сами библиотеки:
http://www.rodb-v.ru/adults/librarians/publication_of_routines/childhood/issue_15/the_work_of_libraries/

Интересно, что при Советской власти были спецхраны. Нынешнее начальство спецхраны не ввело - стесняется пока, хотя такой его избирательной стеснительности можно только удивляться, - и потому в случаях, когда прокуратура возбуждается по вышеназванному поводу, она требует соотв. издания просто из библиотеки выкинуть, - а не хранить, пусть даже в спецхране. Это еще один пример повышения брудастости и бочковатости ребер сравнительно с Советским периодом (а селективность таких наездов, вместо единообразного централизованного и всеобщего распоряжения - тоже характерна для нынешнего времени).