October 20th, 2015

Цари Ханаана-2 + дедушка Крылов кратко излагает вавилонский Диалог господина и раба.

Цари Ханаана-2 +  дедушка Крылов кратко излагает вавилонский Диалог господина и раба.


I. Еще плакетки из слоновой кости из Мегиддо (конец XIV - нач. XII вв. до н.э.). Museum of Oriental Institute in Chicago. Gordon Loud. The  Meggido Ivories (OIP 52). 1939, Pl. 32-33. На этих плакетках все поголовно с бритыми бородами - а на плакетке из предыдущего поста бородачи. Похоже на влияние хеттской моды? Для ряда изделий этого комплекса действительно характерно хеттское влияние, отмеченное в OIP 52, p.10, где авторы убедительно связывают его с возможным влиянием хеттов в Ханаане в период от побед Суппилулиумы над египтянами до Сети I (т.е. в промежуток ок. 1340-1300 до н.э.). Я в свое время привел аргументы в пользу хеттской верховной власти в этот промежуток над территориями Палестины на основании разбора письменных источников. Упоминания в кн. Бытия неких хеттов как распорядителей Палестины в пору Авраама и Исаака (та же вторая пол. XIV в.), что вовсе не вяжется со скромным видом, в котором их там рисуют (это по контексту местная ханаанская сила) восходит к глухим воспоминаниям о том же периоде - только никто уже не помнил, что эти распорядители представляли силу с дальнего Севера. - Возвращаемся к самим плакеткам.

1. Виден кропотливый труд специалистов, работавших с этой плакеткой и восстановивших по следам исходный вид.

Pl 32 000.jpg
Колесничие опять изображены по-богатырски - по одному (а кони - парами). Колесничие в шлемах-черепниках, в нательной рубахе,  от которой видны только рукава, и подпоясанной верхней длиннополой рубахе. Противники-пехотинцы на этот раз другие ханаанеи, а не кочевники, и классом чуть повыше: тоже в шлемах-черепниках вдобавок к килтам (усиленная легкая пехота по месопотамской шкале), - но все равно даже без защитных перевязей и рубах. Пояса - по моде под египетским влиянием, со свисающим концом.

2.  Колесничие - точно такие же, как на предыдущей. Пехота штурмовая, как в шлемах-черепниках, так и простоволосая (простоволосая - как на плакетке из прошлого поста), в килтах, без перевязей и рубах. Пояса тоже со свисающими концами.

Pl 33 megiddo-chariots-1000-images.png
Pl 33.jpg

3. Пир правителя. Сравни с пиром правителя из предыдущего поста - тут правитель запросто  выпивает с вельможами, сидя на таком же кресле, как они, а не на троне. Головные уборы - шапки-черепники, на правителе - нечто вроде шлема-черепника с украшениями. Одежды - разного покроя, но в основном то же, что и раньше: нижняя рубаха, от которой видны только рукава (кроме второго слева, у которого виден как раз низ этой рубахи)  , и долгополая одежда сверху  - либо тоже типа халата либо рубахи, либо "псевдосари".
Pl 32 Depiction of a drinking ruler on an ivory object from Megiddo (after Loud 1939, pl. 32, 160).jpg

4. А это на пир правителя несут птицу. Одеты в рубаху длиннополую либо в королкую с килтом, тоже все в шапочках-черепниках. Интересно, что пехотинцы с голым торсом, а эти - в рубахах.

Pl 33 r.jpg

II. Дедушка Крылов кратко излагает вавилонский Диалог господина и раба

Крыловское "Послание о пользе страстей" ( http://rvb.ru/18vek/krylov/01text/vol3/03versus/285.htm ) было написано в промежутке от 1795 до конца 1790-х, опубликовано автором в 1808. Из тех текстов, где Крылов после 1793 г. выражал прямо свои взгляды, это единственный, который он опубликовал при жизни. В 1807 он представлял в цензуру к печати еще и историко-политическую шутотрагедию Трумф, но цензура предсказуемо запретила, - ее нельзя было напечатать до Александра II, при коем она вышла в 1871. В "Послании о пользе страстей"  Крылов ниспровергает ту руссоистскую систему, которой сам был верным и яростным адептом до 1795 г. Силу этого перелома можно оценить, сравнив это Послание с другим сильнейшим произведением того же Крылова и всей допушкинской русской поэзии - одой "Уединение", написанной зимой 1794/95 или в 1795 ( http://rvb.ru/18vek/krylov/01text/vol3/03versus/279.htm ). В ту пору, развивая идеи "Уединения", Крылов, великий охотник проверять построения опытом ("Трудно было быть беспритворнее оригиналом, как был Крылов, ибо все пробы он на себе делал"; как-то в старости он сожалел, что судьба провела его мимо опытных естественных наук, которые его всегда влекли),  поставил в самом деле опыт жизни естественным человеком по Руссо, живя у своего товарища по "партии за наследника", гвардейского офицера Татищева. Об этом опыте потом Татищев многим рассказывал со смехом, а сам Крылов поминает в "Письме о пользе желаний" ( http://rvb.ru/18vek/krylov/01text/vol3/03versus/284.htm , стк.60-130), где сначала излагает иронически то, что сам же недавно писал в "Уединении", а потом отвергает это - и, в частности, рассказывает все о том же опыте жизни "естественной", опуская, однако ж, ряд подробностей.

В "Послании о пользе страстей", между прочим, сказано:

...Пусть мудрецы, нахмуря смуры брови,
Журят весь мир, кладут посты на всех,
Бранят вино...
Они страстей не знают всей цены;
Они вещам дать силы не умеют;
хотя твердят, что вещи все равны...
По их словам, полезен ум один;
Против него все вещи в мире низки...
...Но что в уме на свете без страстей?—
Природа здесь для нас, ее гостей,
В садах своих стол пышный, вкусный ставит,
Для нас в земле сребро и злато плавит,
А мудрость нам, нахмуря бровь, поет,
Что здесь во всем для наших душ отрава,
Что наши все лишь в том здесь только права,
Чтоб нам на всё смотреть разинув рот.
...Поверь, мой друг, весь этот мудрый шум
Между людей с досады сделал ум.
И если б мы ему дались на волю,
Терпели бы с зверями равну долю
;
Не смели бы возвесть на небо взор,
Питались бы кореньями сырыми,
Ходили бы нагими и босыми
И жили бы внутри глубоких нор.

И т.д.

Итак, ум с досады пытается отвратить людей от утоления желаний, уверяя их, что все едино - что вещи все равны; если его в этом послушаться, так и удовольствий от жизни не получишь, так что слушаться его тут не надо. Однако и отказываться от ума не нужно - нужно только, чтобы он знал свое подчиненное место, а глупцом тоже не проживешь:

Чтоб заключить в коротких мне словах,
Вот что, мой друг, скажу я о страстях:
Они ведут: науки к совершенству,
Глупца ко злу, философа к блаженству.

Все изложенное - шаг в шаг содержание знаменитого вавилонского Диалога господина и раба (и то, что ум "с досады" отвращает человека от утоления желаний, и то, что он это делает через лозунг "а, все едино, вещи все равны", и то, что его слушаться тут не надо, и то, что без ума все равно не проживешь, надо только не давать ему базового целеопределения), который стало возможно адекватно понять лишь после того, как В.В. Емельянов заметил и показал, что это вовсе не диалог умного раба и глупого самодура-господина а-ля Эзоп и Ксанф, а аллегорический диалог внутри человека - диалог его желающего Я и его разума. Подробности см. в: http://wirade.ru/cgi-bin/wirade/YaBB.pl?board=bibl;action=display;num=1093268601 , в существенно расширенном виде - печатно: А.А. Немировский. «Не дай мне Бог сойти с ума»: Ещё раз о вавилонском «Диалоге господина и раба» // Scripta Antiqua. II. М.: «Собрание». 2012, 209-237 , а сам Диалог - http://www.wirade.ru/babylon/babylon_library_1_mesopotamia.html

Между Крыловым и Диалогом прошло всего-то три тысячи лет.