October 6th, 2015

"Собери Феогнида"-1. Загадочная греческая тяжелая кавалерия.

"Собери Феогнида"-1. Загадочная греческая тяжелая кавалерия.

Преамбула ко многим картинкам...
Простые вопросы "про солдатиков" погружают в массу специальных проблем. Допустим, захотели мы себе представить, как, собственно, мог выглядеть Феогнид на войне - воевал он в 560-х гг. до н.э. на родине и позже на чужбине, как следует из стихов - конником (что ему и подобало по его благородному социальному положению). Надо полагать, конником тяжеловооруженным.
И вот тут начинается вечный вопрос специалистов по античной военной истории: чем занималась вообще греческая тяжелая конница VII-VI/V вв. до н.э. Изображений таких кавалеристов на вазах - в том числе спешивающихся для боя - видимо-невидимо. Есть и статуэтки. Вопросом считается, был ли вообще всерьез востребован тяжелый кавалерист, бьющийся с коня, или он просто подъезжал к месту боя, спешивался и дальше сражался пешим. Дело в том, что греческие тяжелые конники VII-VI вв. (как и более позднего времени) не имели ни стремян, ни седла (разве что на чепраке сидели), ни конского доспеха. Держались они на коне, лишь сжимая его бока коленями и держась за поводья. Луков у них не было, главным предметом вооружения было копье. В общем, ожидалось бы, что такой конник будет таранить пехотный строй. Представим себе теперь, что такой кавалерист, выставив копье, налетел на коне и поразил им пехотинца, стоящего на месте. Масса пехотинца с доспехом - килограммов 80-90 совершенно спокойно (*). Налететь на него копьем, выставив копье впереди лошади, со скоростью км в 30 в час - это все равно, что просто сидеть на стоящей лошади, держась коленями, а лично в тебя влетел мешок весом в те самые 80-90 кг со скоростью те самые 30 км/ч. Много ли шансов, что тебя при этом не снесет им за хвост лошади, а ты на ней удержишься, сжимая ее коленями и держа поводья (лошадь не железная, если тут вцепиться в поводья, - это все равно, что с соответствующей силой дернуть ее за нижнюю челюсть, вырывая ее или вминая ее ей же в шею)? Этой проблемы можно было бы избежать, если бы лошадь и острие копье налетали на супостата одновременно - в таком случае лошадь и ты сам, сидящий на ней, получили бы один и тот же отбрасывающий импульс, и ты с лошади, следовательно, снесен бы не был. То есть копье должно быть достаточно коротким - и в самом деле, у кавалеристов Греции копья короткие. Но если вражеского пехотинца собирались сметать одинаково копьем и конем (или прежде всего конем), то, казалось бы, естественно было бы ожидать защиты груди и шеи коня - а их в Греции VII-V вв. нет. Если конный латник просто спешивался и дрался пехотинцем, то все эти проблемы снимаются, но как видно из текстов и изображений, помимо таких латников, были и конные латники-копейщики, дерущиеся с коня. Держать конников только для престижа или только для схваток с другими конниками не имело бы смысла.

Можно думать в итоге, что кавалерист все же двигался наскоком против пехоты, так, чтобы удар копья не опережал удар копыт и торса лошади. Расчет при этом был на то, что пехотинец (80-90 кг. веса с доспехом) дрогнет и отступит перед лицом несущегося на него кавалериста (500-600 кг. с конем) (**), а не будет твердо решаться разменивать себя на коня, не отступая, а нанося удар коню копьем; а если и нет, то не попадет коню в грудь или горло копьем так, чтобы тот пал; а если и попадет - то конь его все равно сметет, а у всадника есть шанс соскочить и уцелеть. При атаковании сомкнутого многорядного строя фалангитов македонского типа с длинными копьями это не поможет (им отступать намного труднее, чем упереть в землю и выставить копья), но такой развитой фаланги в Греции описываемого времени и не было. Примерно так же тяжелая кавалерия атаковала пехоту в наполеоновское время, но тогда у пехоты было огромное преимущество перед античной в возможности сделать несколько залпов по атакующей кавалерии до соприкосновения - и все равно, если пехота не стояла в плотных каре, шансов у нее было мало (зато если стояла, и стойко - то кавалерия о нее разбивалась).


(*) Средний рост греков-мужчин в X-VIII в. до н.э. - 162 см, гречанок - 153 см., израильтян-мужчин того же времени - 150-155 см., Ziony Zevit. The Religions of Ancient Israel: A Synthesis of Parallactic Approaches. 2001, 279. В Микенской Греции были чуть повыше: рядовые жители - мужчины в среднем 166-167 см., женщины в среднем 152-154, иногда и 157 см, знать - мужчины в среднем 171 см., женщины в среднем 160 см., Mirko Grmek, Diseases in the ancient Greek world, 1989, 110. В V в. стали мужчины в среднем - 162-165 см., женщины - 153-156 см. Средний гоплит без доспехов весил 60-65 кг - Schwartz Adam. Large Weapons, Small Greeks : The Practical Limitations of Hoplite Weapons and Equipment // Men of Bronze: Hoplite Warfare in Ancient Greece. 2013, 166 f. Полная паноплия гоплита тянула на 20-25, на пределе до 30 кг, Schwartz, Reinstating the Hoplite, 2009, 96.

(**) Кони на изображениях кавалеристов VI в. бывают и весьма рослые; это в V их рост снизился. Я проверил ряд изображений на вазах - соотношение роста коня в холке к росту всадника: 0,67, 0,72, 0,79, 0,86, 0,87, 0,88, 0,88, 0,91, и даже 1 и 1,02 - учитывая средний рост ок. 165 см, получаем, что эти кони бывали и 140-150, и даже до 170 см. в холке, - то есть 13,7 - 14,7 и даже до 16,7 ладоней. То есть 350-450 кг и даже до 500 кг весом.

r>>>Барским крестьянам<<< ВИЧ-носителям от их доброжелателей из IPPF поклон

Барским крестьянам ВИЧ-носителям от их доброжелателей из IPPF поклон

С 1952 г. имеется на свете неправительственная организация IPPF ( International Planned Parenthood Federation ), основанная двумя анархистками-радфеминистками-евгеничками - шведской (Оттесен-Йенсен) и американской (Зангер). О том, как эти матери-основательницы стояли за малоприятные варианты евгеники, добровольно-принудительную стерилизацию, а в случае Зангер и за принудительную стерилизацию и расизм, теперь в IPPF вспоминать не любят - эта компания сильно сменила интерфейс за истекшие 60 лет. Оная неправительственная организация активно сотрудничает с ЕС и ООН и крышуется их учреждениями. Окормили они и ВИЧ-инфицированных брошюрой о том, как им быть "Здоровыми, счастливыми и сексуально активными" ( www.ippf.org/system/files/healthy_happy_hot.pdf ). Основные авторы: Lia De Pauw и Alex McClelland, издатели Adam Garner и Tim Shand.

На стр. 8 этого сочинения авторы заявляют об ужасной неприемлемости законов разных стран, запрещающих ВИЧ-инфицированным заниматься сексом без предупреждения партнера о своей инфицированности, и учат инфицированного, что его святое право - свободно решать, говорить ли партнеру о своей инфицированности, и если говорить, то на какой стадии отношений, и ничем-де, кроме своего комфорта, он при этом руководиться не должен. Ударное место: Some countries have laws that say people living with HIV must tell their sexual partner(s) about their status before having sex, even if they use condoms or only engage in sexual activity with a low risk of giving HIV to someone else. These laws violate the rights of people living with HIV by forcing them to disclose or face the possibility of criminal charges. (В некоторых странах есть законы, по которым ВИЧ-инфицированные должны сообщать своим секс-партнерам о своей инфицированности до первого секса, даже если они используют презервативы или занимаются сексом в формах с низким риском заражения. Эти законы нарушают права ВИЧ-инфицированных, принуждая их раскрывать свое положение или оказываться под угрозой преследования по закону.
- [Этот топорный перевод не передает всю чарующую прелесть замены выражения "ВИЧ-инфицированный", которое в переводе есть, а в оригинале отсутствует, на то, чем оно заменено в оригинале - "Живущий с ВИЧ". "Живущий с ВИЧ, living with HIV " - это, конечно, политкорректнее и гуманитарнее, чем стандартное "HIV infected"]). С сожалением они прибавляют, что из-за мерзких, нарушающих все права законов, по которым человек несет уголовную ответственность за заражение другого СПИДом, если не предупредил его о своей инфицированности, лучшим способом самозащиты инфицированного от такого ужаса будет - там, где такие гадкие законы есть - все-таки признаться партнеру заранее (The best way to protect yourself is to share your status with your partner(s) before becoming intimate (including kissing, oral sex or full penetrative vaginal and anal sex). New laws criminalising the transmission and exposure of HIV to others are based on whether the person living with HIV has disclosed their HIV-positive status to their partner(s) or kept it hidden). Других причин, которые требовали бы признаться, авторы не знают, да и эта вовсе не требует, а лишь делает такое признание благоразумным способом оградить самого себя от преследования по этим гадким законам.

На с.13 авторы сообщают инфицированным, что их святое право заводить детей, ежели им то будет благоугодно, и призывают их делать это по первому, никакими соображениями не ограничиваемому желанию, предупреждая, конечно, что при этом есть 25-30-процентный риск, что и ребенок будет болен СПИДом, но это если не предпринимать специальных мер, а если их предпринимать, то риск существенно снижается. Насколько существенно - опущено. Тот аспект, что и избежав этого риска на момент рождения, ребенок будет этот риск иметь все время совместного проживания, и уже со стопроцентной гарантией лишится родителя в нежном возрасте, причем этот родитель последние свои годы проведет тяжелым инвалидом, вообще не представляется авторам сколько-нибудь значимым при обсуждении того, как легко и почему стоит на такое решаться, а потому и не оговаривается.

Авторы выражают также ту идею, что одиноким ВИЧ-инфицированным и однополым парам ВИЧ-инфицированных следовало бы предоставить право усыновлений, но не вдаются в подробности, ибо тоталитаризм современного общества на этом участке пока непреодолим. Так что идея эта выражена лишь в том, что в раздел о праве иметь детей включено примечание: "Your local family planning clinic can help you create a plan – whether it is for having children safely, preventing or terminating unplanned pregnancies, or figuring out how to start a family if you are single or in a same-sex relationship". Действительно, придумать, как же start a family (family здесь - именно семья с детьми) при таких обстоятельствах, без подразделения IPPF было бы трудно. (А так - может, они сподобятся приискать инфицированного ребенка, которому как раз такое усыновление было бы лучше хотя бы потому, что приемные старшие не будут бояться близко с ним контактировать. Но судя по всему остальному, такие аспекты авторов не занимают).

Мощная контора эта IPPF, в самый раз для сотрудничества с ООН и ЕС. Вот только у них, в силу узости тематики, пробел: ежели кто, скажем, будет готовить пироги, в каждую энную их часть положит стрихнин (или он там и так будет лежать, а данный кто это будет знать) и пригласит их отведать граждан, не предупреждая их об этом стрихнине - так злые люди его покарают, даже если никто не отравится. И не во всех случаях от него отвяжутся, если он даже и предупредит. Борьба с таким варварским подавлением прав угощающего не должна была бы игнорироваться IPPF только потому, что к размножению отношения не имеет! Если не они, то кто?