September 24th, 2015

猫愤怒 мао фэнну ( кит. "кисо негодуэ"): Виктория Чжан об истории с Хадсоном

猫愤怒 мао фэнну (кит. "кисо негодуэ"): Виктория Чжан об истории с Хадсоном

К предыдущему. Спасибо за наводку cat_mucius!

Шимек, не будучи осведомлен о высокой миссии дам, по-своему расценил такое поведение и после их ухода сказал своим товарищам: — Ну и нахальные же эти шлюхи. Хоть бы мордой вышла, а то ведь цапля цаплей. Страшна как смертный грех, и этакая старая карга еще заигрывает с солдатами!...

Есть в США Виктория Чжан, американская китаянка, родившаяся в Чикаго в 1970 г. Отрыв от корней и скреп оказал на нее просто страшное влияние (а может, просто родилась такой неудачненькой): она стала истинным поэтом кричащих социальных, гендерных, расовых и пр. такого рода проблем, стихи она пишет на эти темы - бочковатости ребер и брудастости уму непостижимой. Масса литнаград - и "профессор поэзии" в Чепменском университете (то еще заведение - частный университет, аффилиированный с двумя духовноскрепными шарашконторами сектами или как там это политкорректно называть - The Christian Church - Disciples of Christ и The United Church of Christ, первой из них он и был основан. Является Collapse )

Стихи у Чжан богатые. Например, "Воробьи", про кампанию Мао по истреблению воробьев:

Sparrows.

I want to pull one down, look into its eye.
There would be a village,

thatch, megaphone, and the tops of fists.
Stub of sun.

Villagers with pots and pans that banged.
We still live in an italicized world.

Those trees by the ocean, the slanted ones,
imply hands and knees.

Воробьи.

Я хочу сшибить одного, заглянуть ему в глаз.
Там была бы [отражена] деревня,

солома, мегафон, сжатые кулаки.
Огрызок солнца.

Жители, бьющие в кастрюли и сковородки.
Мы по-прежнему живем в закурсивленном мире.

Эти деревья на берегу океана, согбенные,
напоминают руки и колени.

***

Я надеюсь, все поняли глубину переживания автором трагедии обреченного индивидуально-живого, травимого и уничтожаемого косной тоталитарной толпой, впрочем, тоже состоящей из экзистенциально обреченных индивидов, - так сказать, трагедии рукотворного ада среди ада природного? Если кто не понял с первого раза, то вот "Семь стадий геноцида":

Seven Stages of Genocide.

I am teal. You look seemingly bull.
Even the moon is looking for partialities —
it shines blue on a field,
but soaks a hummingbird in snow.

I am a Jew in my mother's nightgown.
You are a Gypsy who has a paper route.
and there are red-skinned locusts everywhere
that wait to rise.

A soldier called us a herd of ignorant sheep.
Then shear away our whispers,
make us feel your draft.

I have the snow's coolness.
Neighbors covered with hard black hairs
prick me and we do not trust each other.
They are the same as me.
Like footprints in snow, they hide
the color of the enemy.

The death lists are up.
Next to me stands the neighbor
I hate and his rabid dog that foams and foams. The barbed
wire around us forces me to catch
his breath that smells like goose.
When they tire, they bury my neighbor from the neck down
and let the German shepherds at him.
How his fists must have tried to clench.

Near the covered ditches,
only an ocean keeps confessing starfish to shore.

Я чирок. Ты похожа скорее на быка.
Даже луна стремится проявлять неравный подход -
она отбрасывает синий отсвет на поле,
но переливается птицей-колибри в снегу.

Я еврейка в ночной рубашке моей матери. [собственно, можно и "еврей", но тут будет, возможно, слишком много minorities-ного даже для Виктории Чжан]
Ты цыганка, разносившая газеты [можно и "цыган", но вообще-то женщин и мужчин там держали отдельно].
и повсюду краснокожие акации [а может, не акации, а краснокожая саранча, черт его знает]
ждущие своего часа. Collapse )

Списки смерти растут.
Рядом со мной стоит сосед,
которого я ненавижу, и его бешеная собака, что пенится и пенится слюной [вот дела, з/к в концлагере собаку страшную держит!].
Колючая проволока вокруг нас заставляет меня ловить
его дыхание, которое пахнет гусем.
Когда им надоедает, они закапывают моего соседа в землю по шею
и спускают немецких овчарок на него.
Как, наверное, пытались сжиматься его кулаки.

Рядом с присыпанными рвами
только океан продолжает исповедовать берегу морскую звезду.

***

Из этого стихотворения можно вынести, что того парня со злой собакой возненавидела не только героиня, но и охранники. Мораль: не надо брать с собой злую собаку в лагерь смерти - протянешь подольше.

Прошу простить возможные погрешности в переводе - ведь здесь почти любое значение любого слова можно заменить другим его значением, а глубина смысла останется той же. Да, Океан рядом с присыпанными рвами - символический, ибо германские лагеря смерти рядом с морем не стояли. Почему дыхание соседа со злой собакой пахло гусем? Ну, в концлагере заключенные гусей не ели, так что это тоже символика, разве что его злая собака ему гусей добывала и приносила. Почему героиню вынуждает обонять это дыхание колючая проволока, что их, друг к другу этой проволокой лицо к лицу примотали? Да символика это, - проволока их загнала в тесный круг, такой тесный, что прям, можно сказать, такой, что дыхание соседа обоняешь. Почему еврейка в ночной рубашке своей матери? Своей не нашлось? Тоже, наверное, символика, преемственность поколений и какие-нибудь гендерно-семейные важнейшие проблемы обозначены (А может, все-таки это еврей-трансвестит с женской самоидентификацией, и именно поэтому он напялил ночную рубашку своей матери? Очень миноритизно и социально актуально... Вместо предоставления операции по перемене пола - концлагерь... Или все-таки это перебор даже для Чжан? А, вот! Стихотворение допускает двойное прочтение!) Почему цыганка - разносчица газет? Да просто редкая американская поэтесса-китаянка не знает, что главным занятием европейских цыган была разноска газет. Почему океан как исповедовал берегу морскую звезду, так и продолжает? А вы что, сами не понимаете?

***

И вот эта самая небылица в лицах с негодованием обрушилась на господина Хадсона и господина Алекси (см. прошлый пост) за всю эту историю со стишком. Именно потому, что цветным положены привилегии, а он, собака, незаконно на них посягнул - он-то белый. Это, говорит, расистская и мошенническая выходка. “If someone is fraudulently pretending they’re someone else to benefit from a system that traditionally benefits them, that is not ethical. I would have taken it out”, - сказала она в интервью. "Если кто-то мошеннически притворяется кем-то другим, чтобы получить благо от системы, которая традиционно благоприятствует этим другим, это неэтично. Я бы изъяла это стихотворение".

Обратим внимание, это создание признает и одобряет, что система отбора стихотворений в антологию лучшей поэзии "традиционно благоприятствует" по расовому признаку - не-белым. Это нормально и этично. Неэтично - когда белый жульнически притворяется цветным, чтобы уравняться с ним в этом благоприятствовании. "Ваши хаши стали наши. Как же ваши лезут в наши, чтобы кушать ваши хаши?!"

И далее: Collapse )

***
Нет, это не Хадсон на это вроде как намекает, это "смуглокожий" Шерман Алекси это без всяких намеков лишний раз сам ярко продемонстрировал. Вот нижеплинтусное качество виршей самой Чжан тут действительно не показатель, потому что такую же пролеткультовскую похабель от гуманистически (тм) -толерантизированного (тм) экзистенциализма мог бы нести и белый мужчина и тоже был бы одобрен. Ну разве что наград литературных получил бы меньше. Но, откровенно говоря, в такой литературной среде НЕ получать награды - это уже выигрыш.

Трибнийск. метод у Н.В. Лесючевского, Н.Г.Пальгунова, Г.М. Маленкова, И.И. Кобзева и К.А. Крылова

Трибнийский метод интерпретации у Н.В. Лесючевского, Н.Г.Пальгунова, Г.М. Маленкова, И.И. Кобзева и К.А. Крылова

1. А барин сразу домекнулся... (с)

2. "В королевстве Трибния... письма и бумаги передаются в руки специальных знатоков, больших искусников по части нахождения таинственного значения слов, слогов и букв. Так, например, они открыли, что: сидение на стульчаке означает тайное совещание; стая гусей – сенат; хромая собака – претендента; чума – постоянную армию; сарыч – первого министра; подагра – архиепископа; виселица – государственного секретаря; ночной горшок –комитет вельмож; решето – фрейлину; метла – революцию; мышеловка – государственную службу; бездонный колодезь – казначейство; помойная яма – двор; дурацкий колпак – фаворита; сломанный тростник – судебную палату; пустая бочка – генерала; гноящаяся рана – систему управления". Если этот метод оказывается недостаточным, они руководствуются двумя другими, более действительными, известными между учеными под именем акростихового и анаграмматического" (с) Свифт

Примеры реального применения метода в советской культуре (в т.ч. после распада СССР) в XX-XXI вв.

1. Заболоцкий - Лесючевский. Цитирую известное разъяснение Лесючевского, поданное им в органы НКВД: "...Заболоцкий декларировал отход от своих старых позиций, Collapse )

Применение этого ключа дало интереснейший результат:
http://krylov.livejournal.com/3462755.html

Первоооткрывателем всей этой линии является, впрочем, досоветский филолог начала - середины 19 века Велькер, прочитавший Феогнида исходя из той презумпции, что его "добрые" = аристократы, а "дурные" - незнатные. Получилось еще забористее.

P.S. Кстати, пользуясь счастливым методом К.А. Крылова, можно поправить Г.М. Маленкова и реинтерпретировать стишок Сельвинского. "Сама как русская природа душа народа моего: она пригреет и урода, как птицу, выходит его" - это имеются в виду вовсе не русский советский народ и Сталин, а "мой народ" - это как раз евреи (Сельвинский - еврей, так кто ж еще тогда "мой народ" в его стихах?), "урод" же - это как раз русский народ, и речь идет о благодеянии, которое-де оказали евреи с 1917 года русским, взявшись-де за них, чтобы хоть как-то окультурить-де их через большевизм. Полагаю, что такая интерпретация доставит К.А. Крылову гораздо больше удовольствия, чем маленковская, а между тем она ничем не хуже маленковской, да и его собственной применительно к Дементьеву.