August 15th, 2015

Макаров и его превосходительство. Сериал. 11. Мемуары. 1.

Макаров и его превосходительство. Сериал. 11. Мемуары. 1.

Итак, переходим к самой сводной републикации мемуаров Макарова о Май-Маевском.

(предыдущие серии с http://wyradhe.livejournal.com/416362.html и до http://wyradhe.livejournal.com/418935.html . Оглавление предыд. серий: 0. Введение. 1. 1. Павел Макаров попадает на белую службу. 2. "С палкой ходит бронепоезд, а пройти не может": братья Макаровы никак не могут найти контакты с большевистскими организациями. (Лето 1919 - декабрь 1919). 3. "Наконец, нашли!" И спалились. (Декабрь 1919 - февраль 1920). 4. Борьба за мемуары. От "Адъютанта генерала Май-Маевского" (1927-1929) до "В двух схватках"(1957) через арест в тридцать седьмом. 5. От издания к изданию: большие и небольшие перемены. 6. Апогей. "Партизаны Таврии" (1960). 7. Видишь ли, Юра... Черный человек Георгий Северский. 8. Степень достоверности воспоминаний Макарова. 9-10. Генерал Май-Маевский - в изображении Макарова и вообще).

Принципы настоящей сводной републикации мемуаров Макарова.

В связи со всем сказанным мы считаем нужным представить републикацию мемуаров Макарова (от начала до расставания Макарова с Май-Маевским и бегства его из тюрьмы с приложением еще нескольких фрагментов, в том числе всех, касающихся Май-Маевского) в сводном, частично комментированном виде, с учетом всех имеющихся изводов этих мемуаров.

Эта републикация осуществляется нами следующим образом:
Collapse )

квадратными скобками без индекса иногда выделяются те фрагменты текста первого издания, к которым приводятся параллельные варианты из последующих изданий.
Текст, не заключенный в квадратные скобки, во всех случаях принадлежит первому изданию.
Нередкие ошибки Макарова в написании имен и названий не исправляются, но сопровождаются указанием правильного написания в двойных квадратных скобках.

Все примечания, отмеченные знаком / /, внесены в текст нами.

***



Павел Васильевич Макаров.

АДЪЮТАНТ ГЕНЕРАЛА МАЙ-МАЕВСКОГО.


ОТ АВТОРА. Всякого рода перепечатки к заимствованиям из этой книги (для пьес, сценариев и т. д.) без особого нa то разрешения автора воспрещается.

ПРЕДИСЛОВИЕ /1/
Павел Васильевич Макаров родился в крестьянской семье в городе Скопине, Рязанской губ. Вследствие безземелья, отец его вынужден был заниматься ремеслом сапожника; впоследствии служил на Сызрано-Вяземской ж. д. кондуктором. Уже в раннем детстве Макаров потерял отца, потерпевшего при крушении поезда. Восьми лет Павел Васильевич был отдан в мальчики в бакалейную лавку.
Через некоторое время, благодаря содействию бывшего матроса Гацукова, только что отбывшего за революционную деятельность 3 года дисциплинарного батальона, Павел Васильевич устроился в гор. Балашове мальчиком в кровельно-малярной мастерской. 3а кусок хлеба мальчик Макаров лазил по крышам больших зданий и по куполу Покровского монастыря при поселке "Япония", подавая ведра c краской.

Жизненный перелом начался c того времени, когда брат Владимир Васильевич Макаров вызвал его в Севастополь. Там Павел Васильевич стал помогать брату в переплетной Гладуна переплетать книги. Скоро работы не стало в переплетной, и Макаров переехал в Симферополь, где долгое время не мог найти никакой работы: мешала неграмотность, едва читал по складам. B конце концов, удалось стать газетчиком по продаже "Южного Слова". Под бляхой № 22 начал свою деятельность газетчика т. Макаров в самый разгар империалистической войны. Но долго торговать не пришлось. Через несколько месяцев газетчику № 22 была оказана честь: за ним приехала крытая карета c жандармами; арестовали и повезли к военному цензору, полковнику фон-Плато. Тот начал разговор c удара по физиономии. Газетчику № 22 инкриминировалось распространение среди солдат 32-го и 34-го запасных пехотных полков непропущенных цензурою телеграмм o положении на фронте.

Так начался жизненный путь и так произошло первое столкновение т. Макарова со старым режимом в лице жандармского полковника. Частый путь многих наших революционных товарищей. Но особенность пути т. Макарова в том, что он, сын крестьянина-сапожника, мальчик-маляр и газетчик № 22, сделал совершенно необычайную карьеру: капитан и личный адъютант генерала Май-Маевского, командующего всеми белыми армиями, подходившими к самому сердцу Советской России и остановленными только гигантскими усилиями всего рабочего класса.

И что поразительнее всего: блестящий адъютант генерала Май-Маевского через некоторое время становится командиром 3-го Повстанческого Симферопольского полка и помощником командующего Повстанческой армией, дезорганизовавшей тыл "верховного правителя" барона Врангеля. Вся эта сказочная перемена произошла в течение всего нескольких лет... Collapse )

Май-Маевский уже готовится отдыхать в Москве, Дени­кин мечтает о своей «трехлетней диктатуре», Врангель собирается благополучно в Москве разрешать аграрный вопрос под «звон колоколов Ивана Великого».

Не сбылись золотые мечты. Не седые стены Кремля, а седые стены Константинополя увидела «русская Вандея».

Чем же объяснить разгром, поражения контр-революции? Ответ на этот вопрос как нельзя лучше дает книга т. Ма­карова, в простых, но ярких красках рисующая нравы, быт, настроение и чаяния добровольческой армии и ее вождей и их методы разрешения социальных проблем.

Книга Макарова воскрешает в памяти эпоху граждан­ской войны со всей ее беспощадностью и героизмом.

Молодому читателю, не прошедшему через горнило гра­жданской войны, книга дает прекрасный материал для за­калки, для идеологического оформления.

ОТ РЕДАКЦИИ

Основные факты, сообщаемые в книге т. Макарова, проверены Истпартом ОК ВКП (б) Крыма и рядом партий­ных работников, работавших в крымском подполье.

Макаров и его превосходительство. Сериал. 12. Мемуары. 2.

[Макаров и его превосходительство. Сериал. 12. Мемуары. 2. Продолжение сводной републикации мемуаров Макарова. Начало в предыдущем посте]



ИЗ ОРГАНИЗАТОРА КРАСНОЙ АРМИИ В АДЪЮТАНТЫ БЕЛОГО КОМАНДАРМА

{3 B 1918 году, в апреле, меня, организатора Красной армии пpи областном ревштабе Севастополя, командировали в район Евпатории, Перекоп и Федоровку. Мoей задачей было организовывaть Красную армию на местах и втягивать в ее ряды красногвардейские отряды. Отрядов было много, и каждый из них жил на свой образец"; контрибуция в их быту играла первые роли... 3}//Collapse )

[3 B городе Бердянске мне, вновь испеченному "дроздовцу", привелось встретиться c т. Цаккером /11/.
Трудно объяснить /12/ удивление т. Цаккера, еще так недавно знавшего меня как товарища по формированию Красной армии, a теперь увидевшего во мне врага-белогвардейца в форме офицера-дроздовцаx /13/.
Выслушав историю и цель моего пpевращения в "дроздовца", т. Цаккер заразился той же идеей и высказал мне свое намерение вступить в отряд Дроздовского, выдав себя за поручика /14/.
Зная характер т. Цаккера, a в особенности его незнакомство со специфическими особенностями офицерской среды, я отсоветовал ему вступать на этот рискованный путь, грозивший неминуемым провaлом. Цаккер согласился, на прощание я ему сказал:
- Мое пребывание у Дроздовского храни в тайне /15/. Обо мне услышишь. Мы еще увидимся...
Так мы c ним вторично распрощались. 3]

*** *** ***

ПРИМЕЧАНИЯ

/6/ Утром 3/16 апреля 1918 г., см. ниже.Collapse )

/15/ Еще одна подозрительная деталь. Почему тов. Цаккер должен был хранить в тайне тот факт, что Макаров поступил к дроздовцам? Наоборот, коль скоро Макаров, как он утверждает здесь, изложил Цаккеру "идею" внедриться в ряды дроздовцев, то он должен был быть заинтересован в том, чтобы Цаккер как можно скорее передал это своим. По-видимому, Макаров внес в текст эту просьбу держать в тайне факт и цель его поступления к дроздовцам для того, чтобы как-то согласовать свой нынешний рассказ о признании Цаккеру в Бердянске с тем, что, как сам же Макаров утверждал начиная с первого издания - "свои" в Севастополе, включая его брата, об этом факте долгое время ничего не знали, а о цели так и не узнали до самого момента встречи братьев Макаровых летом 1919 года. Получалось, что Цаккер, который через Бердянск возвращался именно в Крым, так и не передал крымским товарищам никаких сведений о Макарове; чтобы объяснить это, Макаров и сообщает, что сам просил Цаккера держать это в тайне. Мы вновь убеждаемся, что бердянская встреча с Цаккером придумана задним числом и поэтому, вписывая ее в реальный ход событий, Макаров испытывал немалые трудности и впадал то во внутренние противоречия (в комментируемом и предыдущем случаях), то в противоречия с фактами (в случае с "формой дроздовца").

Все это сообразил и сам Макаров, поскольку в издании 1960 г. он, наоборот просит Цаккера передать в Севастополе партийцам (в том числе брату Макарова), что-де он, Макаров, попал к дроздовцам и желает, чтобы они нашли способ этот факт использовать.

Макаров и его превосходительство. Сериал. 13. Мемуары. 3.

[Макаров и его превосходительство. Сериал. 13. Мемуары. 3. Продолжение сводной републикации мемуаров Макарова. Начало в предыдущих постах]


Дроздовский отряд, выйдя из Румынии, именовался "авангардом офицерского корпуса генерала Щербачева". Я не знал, как отнестись к этому утверждению, пока мы не дошли до станицы Мечетинской. Здесь дроздовцев встpетил генерал Алексеев, стоявший вместе c Деникиным во главе жалких остатков от "Ледяного похода" корниловцев /16/.
- Я думал, что мы одни отрезаны от всегo мира, - сказал ген. Алексеев в приветственном слове. - Но нет! Где-то далеко, в глухой Румынии, сохранилась от большой армии горсть храбрых русских людей. B них бьется такое же горячее сердце за великую единую Русь.
Конечно, целый корпус генерал не назвал бы "горстью". Позже, по всем действиям дроздовцев, сделалось понятным, что офицерский корпус [60 генерала Щербачева 60] существует лишь в воображении белых генералов /17/ - для поощрения и устрашения жителей /18/. [60 Сам Щербачев в это время возился с чемоданами, чтобы отбыть в Париж в качестве представителя деникинского "правительства" 60 /19/].
Бежать было бы не так уж трудно, но во мне созрело решение - проникнуть в штаб дроздовцев и связаться c подпольной большевистской организацией. Я удачно симулиpовал болезненное состояние - результат тяжкой контузии и ранения (я, действительно, был контужен /20/). K счастью, мне былo знакомо шифровальное дело, и полковник Дроздовский прикомандировал меня штабным офицером в шифровально-вербовочный отдел /21/ // [57 Туркул, воспылавший ко мне симпатиями, выполнил слово: я был представлен полковнику Дроздовскому. После недолгих разговоров тот направил меня в шифровально-вербовочный отдел штаба, - благо я знал шифровальное дело. Так я стал белым штабистом /22/. 57]

Штаб стоял в Ставрополе /23/. Сюда пpибыл и генерал Май-Маевский, [60 о котором до его появления в штабе мы уже много слышали 60]. {57 Он прославился редкой храбростью еще в империалистическую войну. Генштабист по образованию 57}, Май-Маевский командовал первым гвардейским корпусом, был награжден Анной, Владимиром, Станиславом I степени, имел золотое оружие и георгиевские кресты 3-ьей и 4-ой степени [57 за храбрость /24/ 57]. {57 В керенщину, под Тарнополем, Май-Маевский первым вышел из окопов навстречу вpaгу, увлекая за собой солдат. За это генерал получил солдатского Георгия c веточкой /25/. Убежденный монархист, Май-Маевский был тверд, не любил заниматься интригами 57} /26/. В добровольческую армию вступил на Кубани. Предполагалось, что, по взятии Мoсквы добровольцами, Май-Маевский получит пост военного и морского министра.
[60 Он был высокий, толстый, с несколько выдающимся вперед животом, но движения его отличались легкостью. На мясистом лице выделялся выдвинутый вперед подбородок, на верхней губе разросся пучок русых усов, над усами навис крупный нос, а выше светлели голубые глаза, прикрытые пенсне 60 /27/].
Kогда полковник Дроздовский выбыл из строя из-за ранения, Деникин назначил Май-Маевского врид начдива.
Дроздовцы встретили нового начальника враждебно. Май-Маевский не участвовал в "Ледяном походе", не сражaлся в рядах Дроздовского /28/.
- Генерал прибыл на готовое и хочет окопаться! - ворчали офицеры. B штабе, не стесняясь, высказывались: - Уж лучше бы назначили Витковского (участника дроздовских походов).
{57 Даже солдатский Георгий трактовался как подлизывание к солдатским массам и вызывал насмешки 57}.
Я решил использовать настроение офицеров для моих личных целей. Collapse )

Макаров приводит в своих воспоминаниях несколько эпизодов, рисующих взаимные трения и антагонизм между Врангелем и Май-Маевским; эти сведения хорошо перекликаются с тем независимо известным фактом, что при решении вопроса о занятии им должности "Командармдобра" Врангель поддерживал иную кандидатуру.

/34/ Это наивное восклицание снято уже во 2-м издании и далее.

Макаров и его превосходительство. Сериал. 14. Мемуары. 4

[Макаров и его превосходительство. Сериал. 14. Мемуары. 4. Продолжение сводной републикации мемуаров Макарова. Начало в предыдущих постах]


ОРГАНИЗАЦИОННЫЙ ВОПРОС УЛАЖЕН КАК НЕЛЬЗЯ ЛУЧШЕ

Адъютaнтская работа не представляла для меня ничего сложного. Я лишь боялся, что меня выдаст малогрaмотность.
Май-Маевский часто диктовал мне приказы и распоряжения. Иногда он брaл y меня из рук лист, качал головой и укоризненно восклицал:
- Капитан! Почему вы так безграмотно пишете?! Будьте же внимательнее!
Я довольно несвязно ссылался на тяжелую жизнь и контузию.Collapse )
Некоторые профеcсора любезно дарили мне свои научные произведения c надписью "от автора".
Да, аксельбанты адъютанта действовали магически. Подхалимничали не только перед "самим", но и перед адъютантом. 3].

*** ***

ПРИМЕЧАНИЯ

/35/ В издании 1957 г. эта фраза снята: в самом деле, ведь в версии 1957 г. Макаров с ней _уже_ связался, см. выше, прим. 22!

/36/ О ярко изображенном Макаровым приоритете должности над чином как о характерной примете Добрармии писал, в частности, ген. Штейфон: "О чинопочитании, этой серьезнейшей основе воинской дисциплины, можно говорить только с длительными и существенными оговорками. Чины в Добровольческой армии значения не имели. Доминировала должность" (Б. Штейфон. Кризис добровольчества [Белград, 1928] // БД. Добровольцы и партизаны. М., 1992. С. 332).

/37/ Корниловской частью, именовавшейся бригадой, осенью 1919 была Корниловская артиллерийская бригада. Ей командовал Л.М.Ерогин (в 1919 г. полковник, позднее генерал-майор).

/38/ Визит Бриггса в Харьков имел место в начале 20-х чисел ноября (н.с.) 1919 г.

Макаров и его превосходительство. Сериал. 15. Мемуары. 5.

[Макаров и его превосходительство. Сериал. 15. Мемуары. 5. Продолжение сводной републикации мемуаров Макарова. Начало в предыдущих постах]


БЕЛЫЕ ГЕНЕРАЛЫ

Штaб ген. Май-Маевского нaходился в сердце Донбас[с]а - в Юзовке. Генерал старался удержaть в своей власти угольный район и, не считая средств и жертв, выpывал c корнем, как он выражался, “пролетарский дух”. За малейшую симпатию к советской власти людей расстреливали и вешали. Контр-разведка раскинула густую сеть по всей территории, занятой Добрармией. Горнопромышленники, вернувшиеся к своим заводам и шахтам, c особенной кровожадностью издевались над рабочими. Под угрозой смертной казни, за ничтожные гроши их заставляли работать c утра до поздней ночи в шахтах, на заводах и на транспорте. Отказ работать рассматривался Май-Маевским как призыв к восстанию; участь таких несчастных решала пуля или петля. На кровавом фоне белогвардейщины вырисовывалась грузная, высокая фигура генерала Май-Маевского.
Он сидел в кабинете и смотрел из окна на горизонт, откуда доносился гул орудийной канонады.
- На пепле развалин строится новая единая, неделимая Россия, - убежденно сказал он, вставая c кресла, и долго разглядывал цветные флажки, расположенные кольцеобразно на оперативной карте. Затем отдал распоряжение своему штабу перейти на станцию Криничную /39/.
Май-Маевский поставил дело крепко: стоило ему нажать клавиши правления, как под мастерскую игру генерала плясали и правые и левые. Уезжая на ст. Криничную, генерал был спокоен за тыл. // [57 У Май-Маевского была крепкая рука. Он деpжaл в повиновении и “правых”, и левых фразеров. Подавлял террором малейшее революционноe движение 57].Collapse )
/47/ Сплошной вымысел. В действительности род Врангелей – скандинавского происхождения, ген. Врангель окончил академию Генштаба в 1910 г., в Первую мировую войну лично участвовал в конных фронтальных атаках на вражеские позиции.

/48/ Вновь ошибка: Врангель прибыл в Добрармию в сентябре 1918 по н.с., через полгода после смерти Корнилова.

/49/ Речь идет о назначении Врангеля 8/21.05.1919 командующим Кавказской армией, которую сначала, действительно, хотели назвать Кубанской.

/50/ Командующим Добровольческой армией.

/51/ В издании 1957 г. Макаров упраздняет это “мы” и специально отмежевывается в глазах читателя от кричащих “Ура!”: “ - Ура! - подхватили присутствующие. Я тоже громко крикнул “Ура!”, a про себя подумал: “Дайте срок, все будете висеть неделимо и едино”.