July 23rd, 2015

Мурзилы им. "измены командующих Николаю II"

Мурзилы им. "измены командующих Николаю II"
в связи с его отречением и падением монархии.

В последние 15 лет про эту самую измену приходится читать так часто, что невольно хочется, не говоря ничего нового, конечно, просто раз и навсегда самому себе сделать сводку на эту тему. Конечно, идея про измену не нова, первым с ней выступил сам император. По воспоминанию Воейкова, император ему потом сказал, объясняя отречение: "Что мне оставалось делать, когда все мне изменили? Первый Николаша" - т.е. вкн Ник. Ник-ч, главнокоманд. Кавк. фронтом; ср. знаменитую дневниковую запись Николая "кругом измена, и трусость, и обман".

Однако мнение такое у него могло возникнуть лишь в ходе какого-то непомерно расширительного толкования понятия измены. Поскольку ряд событий с 27.02 (падение власти Империи в столице) по 3.03 (конец монархии = отказ Михаила от власти и передача ее им Временному правительству) общеизвестен и не содержит ничего похожего. Приведу синопсис, известный, конечно, историкам, но очень мало кому, кроме них:

27.02: рабочее и солдатское восстание, поднятое сетью подпольных социалистических и союзных им организаций столицы, доходит до апогея, восстает 70 тыс. солдат, более половины столичного гарнизона, при непротивлении остальной части гарнизона, параличе правительства и полиции; указанная сеть утром выдвигает Временный исполнительный комитет Совета рабочих депутатов, вечером - постоянный, вечером же учреждает под эгидой этого комитета Петросовет ("выборы" в него провели в течение того же 27.02), исп. комитет и Петросовет отныне руководят революцией. Это с громадным отрывом самая мощная власть в городе и одна из самых мощных - в стране. В столице она располагает к вечеру 27.02 примерно 70-ю тысячами солдат гарнизона и десятком тысяч боевиков и функционеров. От правительственных сил в столице осталась тень.

Вечером того же 27.02 Collapse )
В тот же день отрекшийся император записал в дневнике: "Оказывается, Миша отрекся. Его манифест кончается четыреххвосткой для выборов через 6 месяцев Учредительного Собрания. Бог знает, кто надоумил его подписать такую гадость!"

И в самом деле, монархия кончилась именно этим отречением, а не отречением Николая.

Всё.

Спрашивается, куда в этот ряд можно было бы всадить измену военачальников, мятеж военачальников, или хотя бы просто неповиновение военачальников, или хотя бы попытки давить на императора силой или угрозами, или хотя бы их попытки приблизить отмену монархии? Император столкнулся с тем, что военачальники настойчиво ходатайствовали перед ним о том, чтобы он отрекся в пользу другого лица (т.е. речь шла не об отмене монархии, а о смене правящего монарха по его же решению монархом новым), а один из этих военачальников делал это даже в не очень почтительной форме (Рузский) - и все. С каких пор такие вещи - измена и прочие жупелы? Даже в самом широком, т.е. формальном понимании долга подданного он обязан повиноваться императору и не посягать на императора, но совершенно не обязан воздерживаться от сколь угодно настойчивых просьб к императору отречься от престола. Сверх того, настояния эти обратили к императору на фоне разразившегося в столице военно-социалистического мятежа, об угрозе которого и необходимости что-то делать для уменьшения этой угрозы императора предупреждали многажды отовсюду, - на что он только отмахивался (и в итоге самолично подпалил фитиль, 22 февраля оставив Голицыну подписанный им бланк акта роспуска Государственной думы - даже и тут свалил решение на Голицына, который 26 февраля и привел его в исполнение), а когда восстание началось, руководить ничем даже не пытался, а только ждал, что его выручат верные, да вдобавок выкинул свой железнодорожный "побег" из Ставки в Царское.

Если правителю его сановники выдвигают неугодные ему увещевания, да еще настаивают на них поперек его противоположного желания, - то что он должен делать? Это ни в какой степени не измена. Он может согласиться на эти настояния - но тогда уж только он сам за это и отвечает, он это сделал не по принуждению. А если он не хочет попадать в такое положение, то он должен сказать: "Так, почтенные, я вас выслушал, вами и вашими предложениями недоволен, со своей стороны вместо вот всего того, что вы тут насоветовали, приказываю вам следующее.... то-то, то-то, то-то... а если вы не беретесь справиться с исполнением моих приказов или вместо этого продолжаете меня отговаривать, то я вас снимаю с постов и назначаю вместо вас верных Иванова, Петрова и Сидорова, которые возьмутся за дело".
И вот если они окажут неповиновение, откажутся сдавать посты и пр. - вот только тогда он имеет право хоть как-то упрекать их в измене. Si non - non. Между тем ничего похожего император даже и не пытался высказать. Бог его знает, возможно, если бы попытался - то кто-то из них и в самом деле ответил бы неповиновением, насилием или угрозой насилия, - но только он и шанса им не дал что-то такое проявить. А так - даже самый страшный ноготопатель и рукойпостолупобиватель Рузский настолько не прибегал к силовому давлению или угрозам, что после суток перепалок с ним император при самом Рузском совершенно спокойно отказался от принятого в разговорах с ним решения отречься и заново поставил вопрос о том, что, может, обойтись и без отречения, в разговоре с Шульгиным и Гучковым - и только после их ответа сдался.

Харбинский поручик Филибер 1931 года

Харбинский поручик Филибер 1931 года

В 1931 в Харбинском изд-ве Любавина (издания журнала Зигзаги) вышла книжечка "Песенки настроений", по новой орфографии ( https://books.google.ru/books?id=gCkcAAAAIAAJ&q=%D0%A4%D0%B8%D0%BB%D0%B8%D0%B1%D0%B5%D1%80+%D0%B7%D1%83%D0%B0%D0%B2&dq=%D0%A4%D0%B8%D0%BB%D0%B8%D0%B1%D0%B5%D1%80+%D0%B7%D1%83%D0%B0%D0%B2&hl=ru&sa=X&ved=0CCIQ6AEwAWoVChMIoM26np3xxgIVoodyCh3rgw0M ).

На с. 12 там есть "Филибер" без указания автора текста, указан только автор музыки. Текст с искажениями - помещен, несомненно, в "народном" варианте, каким его пели по стране. Именно он воспроизведен в "Красной площади". Оценим синтаксис - "в ласках зноя смуглой красоты звенящих запястьями гетер". Ласкает в этом варианте зной красоты... А Филибер - не пой, забавляйся, а пей, забавляйся... Соответственно, у него пьяный угар.

Пей, забавляйся, поручик Филибер!
Здесь в Алжире, словно в снах:
Черные люди похожи на химер
В красных фесках и чалмах.
В дымной кофейне невольно загрустишь
Над письмом к далекой, к ней...
Сердце забьется и вспомнишь ты Париж
И напев страны своей-

В путь! В путь!
Кончен день забав:
В поход пора!
Целься в грудь
Маленький зуав,
кричи ура!
Много дней,
Веря в чудеса,
Сюзанна ждет:
У ней
Синие глаза
И нежный рот!

В ласках звенящих запястьями гетер
Зноя смуглой красоты
Скоро утопишь, дружище Филибер,
Все, что нежно любишь ты:
За поцелуй заплатишь ты вином
И от страсти побледнев,
Ты не услышишь, как где-то за окном
Прозвучит родной напев:
(ПРИПЕВ.)

Пьяный угар и манящий звук речей
Пронесутся вдаль, спеша...
Ласки Фатимы и блеск ее очей
И внезапный взмах ножа!
В дымной кофейне восход уныл и сер...
На полу в крови и нем
Больше не слышит бедняга Филибер,
Как звучит родной напев.
(ПРИПЕВ.)