June 26th, 2015

"Вот тогда и дочитаете!"

"Вот тогда и дочитаете!"

"Выработка воззваний к немецкому народу и программных манифестов будущего правительства - любимая работа Гёрделера - казалась мне глупым занятием. На это хватило бы и 24 часов после совершения переворота" - Яльмар Шахт.

Шахт действительно был парубок моторный, поскольку начал работу по вовлечению высших военных в замысел свергать Гитлера военной силой еще в декабре 1935 года. Известному своей превеликой любовью к нацизму главнокомандующему Бломбергу Шахт тогда написал для начала прощупывающе-начальное письмо, где призывал его критически оценить крайности правления и занять позицию против них, ибо - писал Шахт - "экономические меры против евреев" и "законы касательно евреев" [иметься в виду в тот момент могли лишь Нюрнбергские расовые законы] мешают-де вооружениям. Вооружениям все это, конечно, совершенно не мешало и мешать не могло.
Он пытался в конце 1936 вступить в контакт с тем же Бломбергом и другими большими начальниками в Берлине, но те с ним отказались встречаться - боялись себя компрометировать. А к тем немногим местным военным начальникам, о которых к Шахту дошли слухи о их нелюбви к нацизму, попросту поехали в конце 1936 от Шахта эмиссары уговаривать их принципиально согласиться на военный путч и что-то по возможности сделать по подготовке такового. На первое место он ставил среди них как раз Клюге - в частности, потому, что тот был в дружеских отношениях с Фричем (командующим сухопутных сил), и через него Шахт надеялся попробовать подбить на все это Фрича.

С тех пор утекло много воды, и вот в 1942 один из заговорщиков, Донаньи, встречаясь с Шахтом, стал ему зачитывать прокламацию, которую предстояло огласить после убийства Гитлера. Прокламация начиналась со слов "Гитлер мертв!"

Как только Донаньи это произнес, Шахт прервал его, сказав: "Достаточно! Вот когда будет мертв, тогда и дочитаете!"