June 16th, 2015

Да и нет не говорите - 2 (продолжение).

Да и нет не говорите - 2 (продолжение)

Констатация Б. В середине XVIII в. подданные европейских государств жили по старинке: кроме случаев взятия занятого мятежниками населенного пункта, подданный должен был репрессироваться или терять жизнь или свободу от рук агента власти только за определенную прописанную законом вину - или, в чрезвычайных случаях, за вину, в законе прямо не прописанную, но тоже персональную и объявленную виной по наведению от фиксированных норм. Судебно-административная система большинства стран уполномачивала судей, наместников и государя производить такое наведение. Например, Collapse )

Тем не менее вся система права базировалась на представлении о персональной ответственности за выявленные _поступки_, нарушающие зафиксированную или явно подразумеваемую конкретную норму, - и о безнаказанности, причитающейся тому, за кем таких поступков не сыскано.

Нацистская, большевистская и т.п. системы поражают воображение тех, кому они вообще его поражают, именно принципиальным отходом от этой системы, заменой "репрессии за что" на "репрессию для чего" - репрессивной работой по площадям, против целых категорий и групп населения, за которыми в целом усматривалась социальная нежелательность или повышенная нелояльность, без приписывания данному репрессируемому какого-то поступка, нарушившего какую-то норму (слабоумные, помещики, буржуазия, евреи, цыгане, кулаки, депортируемые народы, жители недосдавших хлеб "чернодосочных" колхозов, жители городов и деревень, в которых кто-то был незаконными комбатантами или связан с ними, или рядом с которыми / на территории которых произошла враждебная вылазка незаконных комбатантов). Именно это и обеспечило нацистскому режиму его характеристики - не производи он подобного, много ли осталось бы от его преступлений?

Между тем в общественном сознании Европы и Америки (а равно и постсоветского пространства) как-то не принято вспоминать, а откуда, собственно, эта проруха - репрессии против нежелательных или повышенно нелояльных элементов, а не против лиц, нарушивших такие-то запреты - пошла. Поскольку пошла эта проруха вовсе не от нацистской и прочей такой реакции, а намного раньше - от передовых революционных сил. Collapse )

Кто-нибудь слышал, чтобы этих людей в Европе постигла диффамация после этих хоралов? Может, с ними фабианцы раззнакомились?

Нацистская Германия и большевистский СССР были просто великими корифеями всего этого подхода, в то время как какой-нибудь Антонеску в Румынии - подающим надежды подмастерьем, а шведско-норвежские евгенические стерилизаторы-социалисты - так, бледными тенями.

После всего этого кто-нибудь в самом деле полагает, что передовая и наполовину левая по своим номинальным идейным корням Европа так честно и признает, на каком именно дереве расцвела нацистская ветвь казней без вины для-ради дела?

(Да - дерево это, естественно, не какое-то "левое вообще". Какой-то общей "левой" ответственности за этот новый тон так же не может быть, как общей ответственности этнических немцев мира за нацизм. Одни левые этот новый тон одобряли сами или прощали и списывали тем, кто им нравился и кто им был близок по другим параметрам, - тем один счет. А другие левые (их было много меньше, но на обсуждаемый вопрос это не влияет) вышеуказанных первых левых держали за разбойников и друзей разбойников - тем другой счет. То же относится и к правым. Но дело в том, что в святцах и в моде у современной Европы имеются безразборно и те, и другие левые, и левых первого образца среди них много. Маркс, Уэллс и Шоу отнюдь не числятся в современном европейском мэйнстриме пакостными адептами вурдалачества, в отличие от их нацистских коррелятов. Соответственно, то, на каком дереве выросла нацистская практика, о которой шла речь, будет упорно обходиться молчанием).