June 1st, 2015

Клюге и военные и государственные преступления в Польше.

Клюге и военные и государственные преступления в Польше.

Как известно, организованное уничтожение гражданских, не обвиняемых в каких-либо личных антигерманских действиях, Германия начала уже в Польше, с самого начала польской войны. Некоторые (известно это о весьма немногих: Лееб, Бласковиц, Мит, Кюхлер, Клюге) старшие офицеры были этим возмущены, еще более немногие из этих немногих выразили свою позицию не только в частных разговорах. Письменные рапорты на cамый верх подавал в резкой форме и многократно Бласковиц (за что попал в сильную опалу к Гитлеру). Несколько человек высказывали протесты в своей военной среде, Фридрих Мит за это был переведен на другую должность (когда Гитлер узнал о его высказываниях). О Клюге известно, что протестов Гитлеру он не подавал, но делал представления на этот счет другим командующим (в том числе на Западном фронте) и обсуждал с ними, что можно в связи с этим предпринять, призывая их к каким-то совместным действиям (безрезультатно), а также сам предпринимал какое-то вмешательство в нескольких случаях, чтобы пресечь уничтожение поляков и евреев. Идея лишить евреев Польши равноправия и устроить им резервацию или гетто также вызвала у него возмущение. На все эти темы существуют как минимум три свидетельства:

- в неопубликованных воспоминаниях (сейчас - в BA-MA) Вейхс пишет, что Клюге в 1939/40 сообщил ему "с глубочайшим негодованием известия, доходящие до него о делах в Польше: насильственное выселение [местного населения] в Варте-Гау, расстрелы этнических поляков и евреев, план основать резервацию для евреев при Люблине. Клюге справедливо был того мнения, что бесчестные формы ведения военной политики должны будут привести к плохому концу" ("in tiefster Empörung [сообщил] Nachrichten, die ihm aus Polen zugegangen waren: gewaltsame Umsiedlung im Warthe-Gau, Erschießungen von nationalen Polen und Juden, beabsichtigte Bildung eines Juden-Reservats in Lublin. Kluge war mit Recht der Auffassung, dass eine unfaire Form der Kriegspolitik zu einem üblen Ende führen müsse". Цит. по: Johannes Hürter. Hitlers Heerführer. Die deutschen Oberbefehlshaber im Krieg gegen die Sowjetunion 1941/42. S. 185).

- в своем дневнике Федор фон Бок сообщает, что 5 января 1940 Клюге поставил перед ним, Рейхенау и Вейхсом вопрос об этих делах: "Клюге ставит на обсуждение ситуацию на Востоке, о которой, конечно, он слышал и сам. Здесь, на Западном фронте, стала известна записка Командующего Ост [Бласковица] главнокомандующему армией [Браухичу], которая содержит описания ситуации на Востоке, от которых волосы встают дыбом. Были отмечены ужасающие сцены посягательств полицейских органов и т.д. против [компетенции, которая должна была бы оставаться у] вермахта, причем, по-видимому, не удалось привлечь виновных к ответственности. Я говорю Клюге, что я хотел бы попробовать разобраться в том, что описано в записке, и последовало ли что-либо в ответ на нее. Впрочем, я стою на следующей позиции, которую я четко выразил перед [этими] военачальниками: "Если возмутительные посягательства любых организаций против [компетенции, которая должна была бы быть у] вермахта - правда, то это не освобождает соответствующих офицеров и службы вермахта от вины. Я, например, не буду терпеть в моей сфере командования офицера, который проглотил, оставив безнаказанными, оскорбления вермахта или своей персоны. И от их начальников я ожидаю, что они будут широко покрывать и поддерживать любых подчиненных в защите чести и репутации вермахта!" (Дневник Бока: Klaus Gerbet (Hrsg.): Generalfeldmarschall Fedor von Bock. Zwischen Pflicht und Verweigerung – Das Kriegstagebuch. Herbig, München 1995. S. 86-87. Оригинал: Kluge bringt die Verhältnisse im Osten zur Sprache, von denen natürlich auch er gehört hat. Hier, an der Westfront, ist eine Vortragsnotiz des Oberbefehlshabers Ost [Blaskowitz] für den Oberbefehlshaber des Heeres [Brauchitsch] bekannt geworden, die haarsträubende Schilderungen der Verhältnisse im Osten enthält. Wüste Übergriffe von Polizei- usw. Organen gegen die Wehrmacht werden erwähnt, ohne daß es anscheinend gelungen ist, die Verantwortlichen zur Rechenschaft zu ziehen. Ich sage Kluge zu, daß ich versuchen würde, zu klären, was an dem Bericht sei und ob etwas darauf erfolgt ist. Im übrigen stelle ich mich auf folgenden Standpunkt, den ich den Armeeführern gegenüber klar zum Ausdruck bringe: »Sind die unverschämten Übergriffe irgendwelcher Organisationen der Wehrmacht gegenüber wirklich wahr, so sind die davon betroffenen Offiziere und Wehrmachtdienststellen nicht von Schuld freizusprechen. Ich jedenfalls werde keinen Offizier in meinem Befehlsbereich dulden, der Beleidigungen der Wehrmacht oder seiner Person ungeahndet einsteckt! Und von den Vorgesetzten erwarte ich, daß sie jeden Untergebenen in der Wahrung der Ehre und des Ansehens der Wehrmacht weitgehend decken und unterstützen!«).

- в дневнике адъютанта Гитлера Г.Энгеля за 23 мая 1941 года значится, что в этот день Клюге просил его передать непосредственно фюреру его, Клюге, просьбу урезать приказ о комиссарах и полномочия СД и пр. в будущей войне на Востоке, а также его, Клюге, отрицательное мнение о соответствующих делах в Польше, и поспособствовать по возможности тому, чтобы фюрер на это все согласился. Энгель просто передал. Цитирую: "23 мая 1941 года. Визит генерал-фельдмаршала фон Клюге. Клюге более или менее согласен с планом. Русские передвигались и сосредотачивались близ границы. Многочисленные взлетные полосы устраиваются в непосредственной близости к границе. Клюге просил меня добиться, чтобы фюрер изменил опасный приказ о комиссарах и особенно подчинил подразделения СД в большей степени контролю вермахта. Очень плохие вещи творились в Польше, и в нескольких случаях он лично должен был вмешаться - например, в Модлине и Люблине. Считает политическую тактику в Польше крайне неудачной. Самым худшим была неопределенность относительно мер полиции и СС. Вечером я все это сообщил, в этих самых выражениях, фюреру" (Gerhard Engel. At the heart of the Reich: the secret diary of Hitler's army adjutant. Greenhill, 2005. P.113. К сути описанной здесь ситуации см.: http://wyradhe.livejournal.com/402681.html?thread=13633529#t13633529 ).

Из последнего сообщения выясняется, что Клюге еще и самолично, помимо вышестоящих командных инстанций и обращений к ним, ходил просить Гитлера (через его адъютанта) сократить приказ о комиссарах и прочие такие вещи, еще и приводя при этом как пример негодных действий то, что творилось в Польше, и сообщая, что он сам, Клюге, в Польше это "то" пытался пресекать. Этот шаг крайне нехарактерен для Клюге, вообще-то не предпринимавшего заведомо бессмысленных действий в очевидный ущерб себе. Как видно, уж очень его корчило от этих приказов и своего будущего участия в такой войне, если он пошел на этот практически совершенно бесполезный жест, лишь демонстрирующий понапрасну Гитлеру его, Клюге, крайне отрицательное отношение к гитлеровским методам. До недавнего времени считалось, что самому Гитлеру никто возражений по этим вопросам не высказывал. Оказалось, высказал - Клюге.