May 26th, 2015

"У нас этот приказ не пропускался и не исполнялся!"

"У нас этот приказ не пропускался и не исполнялся!"

В связи с тем, что я читал по поводу приказа о комиссарах и вообще о таких приказах в вермахте, получается, что в источниках кристаллизовалось два совершенно разных, так сказать, мини-дискурса на тему об отторжениии какими-то старшими офицерами вермахта таких приказов (дело, конечно, этими мини-дискурсами не ограничивается).

Первый мини-дискурс: соответствующий старший офицер остался жив и сам о себе соообщает после войны, что приказ о комиссарах в подчиненных ему войсках не исполнялся потому, что он (или уже его вышестоящее начальство) этот приказ в соответствующие войска не пропустили, или потому, что он дал такую установку. Яркий пример - Гудериан:
"Другой приказ, также получивший печальную известность, так называемый "приказ о комиссарах" , вообще никогда не доводился до моей танковой группы. По всей вероятности, он был задержан в штабе группы армий "Центр". Таким образом, "приказ о комиссарах" тоже не применялся в моих войсках."
При этом ни один источник, никакие документы военного времени, дневниковые записи, показания свидетелей или воспоминания, не говорят об этом старшем офицере, чтобы он во время войны выражал хоть какое-то неприятие этого приказа.
При этом всплывают периодически рапорты той или иной из подчиненных ему частей о том, что они ликвидировали таких-то комиссаров (явно во исполнение этого самого приказа). С Гудерианом именно так: в рапорте одного из батальонов 18 тд 47 АК 2 ТГр этого самого Гудериана от 24.06.1941, отысканном юзером zhur_from_rkka , говорится как раз о ликвидации комиссара, попавшего в плен: http://vif2ne.ru/nvk/forum/files/Zhur/(121010190459)_00064.jpg . Один из солдат этой же 18 тд, Х.Марек,  показал в советском плену : "21 июня, за день до начала войны против России, мы от наших офицеров получили следующий приказ: «Комиссаров Красной Армии необходимо расстреливать на месте, ибо с ними нечего церемониться» (cм. напр,http://a href="http://0gnev.livejournal.com/228264.html ). При очень, очень большом желании можно было бы заявить, что показания пленного (в данном случае - тут же использованные в советской печати, а 13.02.1946 - советским обвинением на Нюрнбергском процессе) могут быть выдумкой, но рапорт из той же дивизии выдумкой уж никак не может быть.
При этом независимо известно, что приказ о комиссарах и подсудности на востоке доводили до частей и помимо прямой субординационной линии штабов (ОКХ-ОКВ - штаб группы армий - штаб армии и т.д.).
Так что...


Второй мини-дискурс. Соответствующий старший офицер сгинул еще во время войны. Сообщают о нем разрозненные источники - документация частей времен войны, свидетели и обвиняемые на позднейших процессах по военным преступлениям, дневники и неопубликованные воспоминания. Никакой выгоды придумывать что-то по части его отрицательного отношения к таким приказам у авторов этих источников или у их большинства нет: они ему даже не родственники и не друзья, а сам он на том свете.
И сообщают они о нем только то, что он этим приказом был очень недоволен, считал, что не следует его исполнять, и добивался по начальству того, чтобы этот приказ отменили. Но никто при этом не говорит, что он вообще так и не пропустил этот приказ в войска (из излагаемого ясно как раз обратное - если бы он его вообще не пропустил, то чего ради он стал бы добиваться по начальству его отмены? Из-за скорби по облику морале всего вермахта, что ли? Ведь это только могло бы привлечь внимание вышестоящего начальства к тому, как он сам-то выполняет пока этот приказ, и непропуск мгновенно выплыл бы на чистую воду, и приказ этот его и его войска так-таки заставили бы исполнять. Добиваться отмены приказа имело смысл только тому, кто понимает, что приказ этот в его войска ему передать все-таки придется, или в случае, если он туда уже передан)   или что он запретил своим подчиненным его выполнять. Максимум, что можно извлечь из источников - что он на какое-то время этот приказ _задерживал_.  Яркий пример: Клюге. О его борьбе против приказа о комиссарах сообщают самые разные источники (завершилась она тем, что в 1942 Гитлер, наконец, разрешил по настояниям Клюге его не применять), но не говорится, что он его так и не передал в войска. А. Никольский (за что еще раз ему спасибо) указал мне на пример выполнения этого приказа в 4 армии Клюге: http://vif2ne.ru/nvk/forum/files/Zhur/(150521181316)_87c616baf3c056f62e437d5f2ffc6c1a52d4c885.jpg , а из разбора дела об общем устном (?) приказе не брать в плен красноармеек выясняется, что Клюге этот приказ задержал дней на 10,  пока кто-то (скорее всего он же с Боком) добивался его отмены, но когда резко встал вопрос, что делать с красноармейками, по соответствующим частям его 4 армии была передана инструкция, отвечающая этому приказу (http://wyradhe.livejournal.com/324598.html , http://wyradhe.livejournal.com/324862.html , http://wyradhe.livejournal.com/324985.html
http://wyradhe.livejournal.com/325403.html , http://wyradhe.livejournal.com/325671.html , http://wyradhe.livejournal.com/325892.html) .

На сих примерах видно, где бывает сказка, а где правда. Аудитория Гудерианов могла бы и подумать: "вообще не пропустить" в одну из частей фронта общую, распространяемую на всю будущую войну, директиву главнокомандования, которой это самое главнокомандование придает великое принципиальное значение и ревностно желает, чтобы она дошла до всех и все ее выполняли, - насколько это вообще технически возможно, чтобы во всякое заявление, что я-де это самое и сделал, верить на слово? (Это еще достаточно возможно сделать с разовым приказом о конкретном случае, особенно если ты воюешь отдельно от всех, на отшибе, за тридевять земель, как Роммель).