May 22nd, 2015

У победы много отцов, поражение - сирота. Неизвестная война на востоке

У победы много отцов, поражение - сирота. Неизвестная война на востоке

Лет десять назад я захотел узнать, а какие, собственно, рубежи занимали австрийские и русские силы на турецком фронте в конце декабря 1789 - начале января 1790, т.е. накануне смерти Йозефа II (20 февраля). Не в стиле "австрийцы взяли Белград и Бухарест, а Суворов одержал победу при Рымнике", а подробнее. Обнаружилось, что это для неспециалиста по теме (а специалист по этой теме в мире в последние лет тридцать ровно один - Мэтью Майер; а за предыдущие сто лет занимался ей еще, правда, не особенно углубляясь, Оскар Кристе) задача довольно трудоемкая: единственая подробная русская история войны 1787-1791 гг. (с большим отрывом самая подробная) - это труд А.Н.Петрова, изданный в 1880 г., сколько-нибудь подробный обзор австрийского участия в войне содержится лишь в паре австро-венгерских работ конца XIX - начала XX вв., но и в них не описаны внятно рубежи выхода австрийских войск в Боснии, Сербии и Валахии, и их пришлось извлекать (за отсутствием времени и возможности читать прямиком архивные австрийские военные документы 18 века) из местных сербских изданий XIX - XX вв., известной французской газеты "Монитёр" за 1789-1790 гг. и специальной карты, изданной в 1790 г. в Германии для обозначения занятых союзниками османских территорий. Сводной специальной истории войны 1787-1791 гг., где австрийское и русское участие были бы рассмотрены в комплексе, нет вовсе.

Из сказанного видно, что эта война не избалована историками. Доходит до курьезов. Пример первый. КрупнейшийCollapse )

А между тем размах и результаты этой войны к моменту смерти Йозефа не могут не поражать, см. карту. К 1790 г. Австрийская монархия (22 млн. чел. населения), вступившая в эту войну в помощь атакованной Турцией (35 млн. чел. населения) России (29 млн. чел. населения), имела около 500 тысяч человек в вооруженных силах, из них против Турции - до 200 тыс.; Россия - около 400 тыс. солдат, из них против Турции - до 100 тыс. (то, что Австрия, вступившая в помощь России, несла большее военное и экономическое напряжение, чем сама Россия, объяснялось географическими причинами - австрийская граница с турками была намного протяженнее, чем русская, центральные австрийские области лежали неизмеримо ближе к турецкой границе, чем русские, а Россия с 1788 отбивалась еще и от Швеции). Часть сил Австрии и России была отвлечена (в том числе просто выведена с турецкого фронта) для обороны против возможного удара Пруссии. Сама Турция имела к 1790 г. 350-400 тыс. человек в вооруженных силах. Австрия за время этой войны призвала в армию почти 300 тыс. человек вдобавок к тем 300 тыс., что в ее армии имелись в середине 1780-х гг. Россия за время этой войны призвала более 400 тысяч человек вдобавок к тем примерно 350 тыс., что в ее вооруженных силах имелись в середине 1780-х гг. Учитывая численность их населения, это было тяжелейшее военное напряжение.

Но и успехи были достигнуты небывалые. Действительно, атака Турции застала Россию врасплох, не была готова и Австрия (Турция и атаковала для того, чтобы успеть, пока они не подготовятся напасть на нее сами), и с осени 1787 до лета 1789 война почти топталась на месте - союзники продвинулись лишь в Молдову. Но за это время австро-русские силы перемололи основные силы турок, и осенью 1789 г. произошел взрыв союзных успехов: была занята вся Молдова, вся Валахия, северная Сербия (подробно линию фронта см в приложении в конце поста, под катом). В середине октября при известии о взятии Белграда и иных победах в Вене был трехдневный взрыв празднований и энтузиазма народа, равный которому за всю историю Австрии при Лотарингско-Габсбургской ветви случился лишь еще один раз за все время до ее падения в 1918 - после победы при Лейпциге в 1813.

Оставалось, собственно, взять некоторые из оставшихся еще у турок дунайских крепостей (прежде всего Журжу и Браилов), после чего идти прямо на Балканы и за Балканы, на османскую столицу. Разбрасываться союзники не хотели, собираясь концентрировать удар от линии Оршова - Браилов (то есть от валашского отрезка  Дуная) на юго-восток, в направлении Константинополя. Если бы союзники не были вынуждены отвлечь очень большие силы против возможного наступления Пруссии и ее союзников, то в 1790 они и могли бы это предпринять с полной гарантией успеха и без чрезмерных усилий. В реальной обстановке общие планы были те же, но дело становилось рискованным и трудным, а цели ставились более ограниченными: занять Варну и выйти к Балканскому хребту, а там - уж как получится.

1___2.png

Но в любом случае это были невиданные успехи, сулившие еще большее. Заодно они сулили общую войну, потому чтоCollapse )

Почему же эта война так малоизвестна? Вероятно, потому, что в ней не оказалось настоящих победителей. Планы всех сторон оказались расстроены, а главный фактический выигрыш получили те, кто саму войну все-таки проиграл - турки.

Сама война вышла так:  отбив атаку ТурцииCollapse )

Турки, которым действительно нечего было терять, ударили на Россию в 1787 г., надеясь при победе вернуть Крым и все понесенные ими на русском фронте утраты XVIII в.  Австрия, исполняя союзнические обязательства, вступила в 1788 г. в войну с Турцией на стороне России. Густав Шведский по наущениям Пруссии и Англии и ради собственных целей, решив, что обстановка подходит для реванша за шведские поражения XVIII в., в том же 1788 сам напал на Россию (и заявлял далее о поддержке Турции и ее претензий). Датско-Норвежское королевство, исполняя свои союзные обязательства, стало воевать со Швецией на стороне России, но угрозами Англии и Пруссии быстро было принуждено к перемирию, а в 1789 новые угрозы Пруссии заставили его объявить себя нейтральным. В 1788-1789 Пруссия вытеснила русское влияние из Польши к началу 1790 г.  подчинила Польшу своей ориентации. На весну 1790 ожидалось вступление Пруссии и Польши в войну против России и Австрии на стороне Турции (и в поддержку Швеции).

Пруссия при этом вела по отношению к туркам, шведам и полякам двойную игру.Collapse )протекторат, а вынуждена была просто поделить ее с Россией и Австрией.

Реальным победителем в войне 1787-1791 гг., как ни парадоксально это звучит, оказалась Турция. Мечтания ее, конечно, не исполнились. Но в результате своей превентивной войны, при всех понесенных ею поражениях, она - благодаря Англии, Пруссии и смерти Йозефа - ценой небольших уступок (Очаков с территорией до Днестра, Старая Оршова и клок земли в Боснии в бассейне Уны) навсегда сорвала весь русско-австрийский проект по выбрасыванию ее из Европы и закрепила свое господство над Валахией и Молдовой на - как выяснилось - почти 90 лет. А вопрос о ее возможном выбрасывании из Европы в следующий раз встал (и тут уж разрешился, но не в пользу России) только в начале XX в.

Австрийцам успехи в этой войне было неудобно вспоминать уже потому, что они сами отказались от этих успехов - а точнее, потому что это были успехи Йозефа, от которых отказался Леопольд. Для поддержания принятой  правительственными кругами Австрии после смерти Йозефа картины "безрассудный Йозеф втравил Монархию в великие потрясения, в том числе в неудачную войну в пользу России, слава богу, мы с ней развязались" (и Леопольд, и Франц II боялись и не любили Йозефа ) признание истинного значения русско-австрийских побед было бы крайне нежелательно. Поэтому о них очень основательно забыли.

В России эту войну вспоминать любили только пресловутые екатерининцы времен Очаковских и покоренья Крыма. Россия вела тяжелейшую войну и почти ничего  в итоге не добилась из-за выхода из нее Австрии - это не располагало особенно поминать ни эту войну, ни тем более успехи и роль в ней Австрии (реально очень важную - если и с помощью 300-тысячной австрийской силы, оттянувшей на себя в 1788 главные силы Турции, а в 1789 оттягивавшей также немалые ее силы, российская сторона до осени 1789 продвинулась очень мало, то можно себе представить, что происходило бы, если бы Австрия не пришла России на помощь!). Все, что ласкало в этой войне национальные чувства по части успехов - это не ее общий ход и исход, а победы Суворова. Они и сохранились в традиции, в то время как общее ощущение непобедности этой войны вылилось в итоге на счет Потемкина и австрийцев, и в XIX-XX вв. в России устоялось такое восприятие дела, при котором хороший Суворов одерживал славные победы вопреки плохому Потемкину и плохим австрийцам - причем тут, естественно, задним числом через десятки лет никто не различал Йозефа и Леопольда (Суворов-то как раз настолько различал, что писал о смерти Йозефа: "Проливаю слезы паче о незаплатимом Союзнике! Леопольд был скупой гражданин [буржуа] по прежнему [тосканскому] престолу...", а в 1799 кричал, едучи по Вене: "Виват Йозеф!", и на шиканье русского посла о том, что Йозеф уже девять лет как покойник, а правит второй его преемник, племянник его Франц - Суворов ему всякий раз отвечал: "Помилуй Бог, не помню!" - и продолжал кричать венцам: "Виват Йозеф!").

Так эта война и осталась сиротой.


ПРИЛОЖЕНИЕ. ПОЛОЖЕНИЕ СТОРОН В НАЧ. ЯНВАРЯ 1790 г.Collapse )