April 7th, 2015

Первая и вторая невесты Кутузова. 1760-е; 1777.

Первая и вторая невесты Кутузова. Конец 1760-х; 1775/1777-1778.

Первая невеста Кутузова - Ульяна Ивановна Александрович

Ты вотще во имя новой веры
Изрекла неслыханный обет!
Чтоб его принять,
В небесах, о мать,
В небесах такого бога нет!
(Гёте/Толстой)

Об этой истории известно из заметки в: Киевская старина. Т.XI (янв.-апр. 1885). Апрель 1885. С.782-783. Цитирую целиком:

"Когда М. И. Голенищев-Кутузов, будущий князь Смоленский, еще в маленьком чине стоял с полком в Пирятине, он познакомился с семьей Александровичей и стал часто бывать у них на их хуторе Великой Круче (ныне село). Ему приглянулась красивая Ульяна, взаимно его полюбившая, и он хотел на ней жениться; но возлюбленные ничего еще не говорили родителям, как вдруг Ульяна опасно заболевает. Все лечения ничего не помогали, и мать в отчаянии дала обет, что если дочь выздоровеет, то останется всю жизнь девственницей. Ульяна выздоровела, вместе с этим возросла взаимная любовь молодых людей. Когда мать объявила Ульяне, чему обязана она, по ее мнению, спасением от смерти, они было призадумались, но вскоре любовь превозмогла другие чувства, и они попросили благословения на брак. Мать отговаривала, боясь кары Божьей, но потом не препятствовала счастью любимой дочери. Уже был назначен день свадьбы, как вдруг невеста заболевает горячкой. Жених был в страшном отчаяньи и принял все меры к спасению несчастной невесты — она не умерла, но поразивший ее паралич сделал ее калекою навеки. Все видели в этом перст Провидения. Хотя Кутузов все настаивал на совершении брака [из чего видно, что все эти понятия про перст провидения, обеты Богу, спасение, посланное от Бога по таким молитвам и обетам, и бедствия за их нарушения, - все это он не признавал нисколько, на корню, иначе устрашился бы, что при новом ослушании, новой попытке жениться на ней Бог еще чем-нибудь поразит Ульяну], но несчастная Ульяна решительно не захотела «завязывать ему свет». Она стала постоянно молиться и сохранила к любимому человеку тихую святую привязанность и добрую память до последних дней своих (+ 1836 г.). Кутузов постоянно с ней переписывался; когда же Ульяна Ивановна умерла, то приказала положить ей в гроб под голову письма к ней Кутузова".

Ульяна Ивановна Александрович род. 1754, ум. 1836, 82 лет. Отец - Иван Ильич Александрович (1720-1790), мать - Ефросинья Григорьевна, урожд. Огранович (1716 или 1728 - 1816).
Кутузов в тех местах мог быть в 1764 и 1768-1769. В 1764 Ульяне было лет десять, так что эта история относится к 1768/1769, когда Кутузову было 23-24, а ей - 14-15. Настаивать на свадьбе с калекой, претерпевшей паралич, когда она сама на то возражает, - шаг не самый ординарный.

2. Про Екатерину Ильиничну Бибикову (5 ноября 1754 [ровесница Ульяны Александрович] — 23 июля 1824, Санкт-Петербург) и так все знают, поэтому ограничусь парными портретами, заказанными ими с Кутузовым друг для друга между апрелем и июнем 1777 г., в пору их помолвки (свадьба была 27.04.1778).



Здесь Кутузову 31 год, Бибиковой - 22. Глаз у Кутузова изображен не искошенным или почти не искошенным - возможно, его тогда и искосило не сильно. Кстати, после того как ему еще и правую щеку пробило при Аустерлице (в третий раз пулевое ранение в голову, при этом только щеку и повредило), на портретах его стали изображать только в профиль или в три четвертию

Надо иметь в виду, что по одной из художественных мод того времени, - которую здесь и применили, - лица искажали, пропорционально вытягивая в длину. Степень искажения видна, например,  из сравнения приведенного портрета Кутузова с миниатюрой из собрания Вкн. Ник. Мих-ча (Русские Портреты... I.193), изображающей Кутузова в относительной молодости (и тоже с неискошенным или почти неискошенным глазом; миниатюрист смело надел на молодого Кутузова мундир образца конца первого десятилетия 19 века).



(черты  лица на самом деле одно в одно, но на портрете 1777 оно очень вытянуто),


а также из сравнения портрета адмирала Ушакова и реконструкции его же головы по черепу:



О действительных пропорциях лица Екатерины Бибиковой можно судить по ее портрету Людвига Гуттенбрунна 1797 г., когда ей было 43 года. и миниатюре (I.194) из "Портретов...." Вкн. Ник. Мих-ча



В наши дни при помощи графических редакторов было бы легко преобразовать портреты 1777 года так, чтобы получившееся отвечало истинным пропорциям лиц; тем самым мы бы получили  вполне правдоподобные портреты Кутузова и Бибиковой в молодости.