February 23rd, 2015

Хитрые вавилоняне. "Отшельник, но не святой"

Хитрые вавилоняне. "Отшельник, но не святой"

Обычно я не обращаюсь здесь к сюжетам, которыми занимался по специализации, но уж тут случай очень характерный.

Известно, что при своих "маккадунских" царях-Селевкидах (по-аккадски это писалось Ma-ak-ka-du-na-a-a, маккадунайа) вавилоняне, как и раньше, категорически царей не обожествляли. Хотя сами Селевкиды себя обожествляли. Вавилоняне имена своих царей-Селевкидов пишут не только без знака "бог", но и без их официальных прозвищ-титулований (Сотер, Каллиник и т.д.), проставляя только имя, титул "царь"-шарру и все ( Димитри шарру, см. ниже, и т.д.).

Между тем Аппиан сообщает (1. App. Syr. 47): селевкидский Деметрий I в 161 г. до н.э. «убил восставшего против него Тимарха; так как тот вообще жестоко управлял Вавилоном, то Деметрия по почину вавилонян стали называть Сотером» [Спасителем; Деметрий далее был известен как бог с этим титулом – Деметрий Теос Сотер]. Эпитет "Сотер" для Селевкида подразумевал обожествление, имел значение бог-спаситель, и в ином качестве присваивать его вавилоняне не могли - они прожили под Селевкидами уже полтораста лет и прекрасно понимали, какое значение несет такой эпитет. "Вавилонянами" же источник Аппиана мог называть только жителей вавилонской туземной городской общины или туземцев вавилонской сатрапии, а не, скажем, греко-македонскую колонию при Вавилоне.

Получается, что вавилоняне своих царей-Селевкидов принципиально не обожествляли - ан вот обожествили?? Сами, по своему почину, и просто за расправу с узурпатором Тимархом? Но в вавилонских текстах этот самый Деметрий уже после победы на Тимархом величается просто m Di-mit-ri LUGAL - "Димитри шарру" (Деметрий-царь), без всякого обожествления, как и следующие цари.

Есть и упоминание при Селевке III "ритуала царя Селевка и сынов/потомства его" (дуллу ша Силуку шарри у a.meš-шу). Сам Селевк III едва ли мог иметь тогда детей, так что дело скорее идет о Селевке I и всей династии Селевкидов, но дело даже не в этом: вавилоняне ритуалы, проводимые _ради_ царя, стремились нарочито обозначать, вставляя между самим словом, обозначающим обряд, и именем или титулом царя, какой-нибудь предлог или оборот, который четко показывал бы, что речь идет не о почитании самого царя, а о почитании богов во благо царя: "посвящения ана булти (ради жизни) царя имярек", "посвящения ана муххи булти (для-ради жизни) царя имярек", жертвоприношения "великим богам и! ана булти царя". Последний пример особенно ясно показывает, для чего делались эти вставки - чтобы никто не подумал, что жертвоприношения делают самому царю.
А тут речь идет не о ритуале (дуллу) _для_ Селевка и его дома (что передавалось бы оборотами ана, ана булти, ана муххи булти), а просто об особом "ритуале Селевка и его дома", - такое выражение подразумевает какой-то более высокий и особый по части "сверхъестественности" статус Селевка и его преемников в глазах вавилонян, чем просто статус царей, во благо которых проводится поклонение богу. Выражение "ритуал Селевка" не требует непременно считать, что жертвовали самому Селевку, но по построению выглядит так же, как если бы жертвовали ему самому, а вот если бы перед Селевком была стандартная вставка оборота типа "для", такой неопределенности не было бы. Почему же от нее, вопреки обычаю, отказались? Селевк ведь все равно не обожествлен - в этом самом месте, как и вообще применительно ко всем Селевкидам во всех текстах, его имя пишется без знака божественности.

Как это все понимать?
Существует совсем простое объяснение. Мы-то переводим и греческий термин теос, и аккадский термин илу одинаково словом "бог", и нам кажется поэтому, что речь идет об одном и том же. Но сами вавилоняне совершенно не должны были понимать дело так же: они вполне могли считать, что греко-македонская категория сверхъестественных существ-теосов в основном, конечно, называет тех же существ, что по-аккадски именуются илу, но не обязана совпадать со множеством илу полностью. Почти все культуры, в том числе аккадская и греческая, ранжируют сверхъестественных существ на разные группы (высшую - которую мы и называем "богами" по-русски - и более низких рангов), и проведение греками грани между теосами и прочими (менее высокоранговыми) носителями сверхъестественного духа не было обязано в глазах аккадцев проходить в точности там же, где аккадцы проводили грань между своими "богами"-илу и прочими (менее высокоранговыми) своими носителями сверхъестественного начала (демонами-лилу и т.д.).

Это, в свою очередь, открывало вавилонянам простые возможности адаптации к претензиям своих царей-македонян на обожествление (то есть на ранг теоса) без вступления в конфликт с собственным принципом не обожествлять царей (то есть с тем принципом, что црь не может относиться к разряду илу). Ведь эти цари себя считали кем? Теосами. Ну и прекрасно, значит, они и есть теосы, - но при этом не илу. Они относятся к той самой маргинальной зоне несовпадения категорий теосов и илу, применительно к которой эти термины несинонимичны, существа которой теосами являются, а илу - нет.

Поэтому можно совершенно спокойно присваивать Деметрию титул Сотер, подразумевающий, что он теос (после чего он и именуется вполне естественно Деметрий Теос (бог) Сотер), но знака божественности, который представлял бы его илу, при его имени по-прежнему не ставить. Поэтому можно употреблять выражение "ритуал Селевка и его потомства", ставящее Селевка на шкале существ по их соотношению с ритуалом выше просто царей, во благо которых почитают богов, и словесно фактически приравнивающее или приближающее его к получателям жертв - но богом-илу его при этом все равно не считать.